Scientific journal
Fundamental research
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,685

HIDDEN DETERMINANTS OF DEVELOPMENT OF INTERNATIONAL ECONOMIC RELATIONS IN THE SOCIAL – LABOR SPHERE

Smirnova N.A. 1 Demina S.A. 2
1 Moscow University for the Humanities
2 Moscow Technological Institute
This article analyzes the hidden determinants of international economic relations in social and labor sphere. The implementation of economic relations at the international level are presented in a hierarchy where the social and labor relations act as a system component of the public consciousness. The key aspects of the covert nature of international economic relations have been allocated financial, economic and historical aspects of the formation of the national economy. Taking into account economic and historical factors needed for the modernization of education, health and social security in all regions of the world. For example, country-specific author substantiates the necessity of the system taking into account these aspects as in the development of the basic documents for the development of the national security system of the Russian Federation and in the course of further reform of vocational education.
international economic relations
social and labor relations
the national economy
the modernization of vocational education
national security
1. Bulaeva S.V. Sistema mirovogo obrazovanii: sovremennye tendencii razvitija: monografija / S.V. Bulaeva, O.N. Isaeva. Rjazan, 2012. 128 р.
2. Vernadskij V.I. Trudy po istorii nauki v Rossii. M., 1988. рр. 65.
3. Dolin A.A., Popov G.V. KJeMPO tradicija voinskih iskusstv. M.: Nauka. Glavnaja redakcija vostochnoj literatury, 1990. 429 р.
4. Kaljuzhnyj V.G. Geopoliticheskoe protivoborstvo kak faktor formirovanija sovremennogo mirovogo porjadka: avtoref. dis. ... d-ra polit. nauk. M., 2012. 19 р.
5. Fukujama F. Silnoe gosudarstvo: Upravlenie i mirovoj porjadok v XXI veke / Frjensis Fukujama. M.: AST: AST Moskva: Hranitel, 2006. 220 р.
6. Hrustalev E.Ju., Rassadin V.N. Socialno-jekonomicheskaja ustojchivost i nacionalnaja bezopasnost // Nacionalnye interesy: prioritety i bezopasnost. 2010. no. 23. рр. 8–13.
7. Neklessa A.I. Pax Economicana: geojekonomicheskaja sistema miroustrojstva // Jekonomicheskaja nauka sovremennoj Rossii. 1999. no. 1 (5). рр. 71–88.

Совсем еще недавно в теории экономической мысли необходимость различия национальных рынков и мирового рынка обосновывалась тем, что мировой рынок всегда считался конкурентным. Сегодня уже не вызывает сомнений, что международные отношения не могут существовать в виде «свободного состояния». На мировые торговые и финансовые потоки существенное влияние оказывает деятельность как межгосударственных объединений, так и крупнейших транснациональных компаний.

Влияние этих глобальных сил на экономику различных государств мира стало настолько велико, что сегодня их деятельность из чисто финансового сектора неизбежно распространяется на все уровни государственного устройства. Как пишет современный экономист и геополитик А.И. Неклесса, «На планете, судя по всему, происходит не столько социально-экономическая конвергенция… сколько унификация определенных правил игры…» [7, с. 72]. Под действием международных экономических сил эти правила унифицируются не только в сфере имущественных отношений, но и в сфере социально-трудовых отношений.

Развитие экономических отношений на международном уровне можно выразить посредством следующей логической цепочки: расширение торговли между странами – специализация производства стран на определённых видах продукции – развитие международного рынка труда – международное разделение труда – унификация образовательных стандартов – усиление однородности экономической и общественной жизни на основе базовых для большинства стран моделей экономического развития. Таким образом, становится очевидным, что процесс развития международных экономических отношений имеет свои скрытые детерминанты, которые проявляются в сфере социально-трудовых отношений.

Способ организации мировой экономики, при котором предприятия разных стран специализируются на изготовлении определённых товаров и услуг, в конечном счете предъявляет новые требования к человеку как носителю новых знаний. Отсюда и новые требования к системе образования, системе социальной ориентации молодежи, а также предпринимательской этике и культуре поведения. Можно сказать, что деятельность международных конкурентов уже давно вышла за рамки чисто экономических отношений, она проникает и на поле информационно-образовательного пространства.

Так, например, компания Макдональдс, завоевывая национальный рынок ресторанного бизнеса, предлагает не только новый продукт, но и определенную философию в управлении кадрами – это так называемая философия McFamily, которая предусматривает специальную систему продвижения и поощрения кадров. При этом деятельность компании на национальном рынке предполагает и профессиональную подготовку кадров, позволяющих полноценно применять возможности бренда. Именно по этой причине Макдональдс сегодня имеет не только свои центры обучения, но и свой университет. Сейчас отделения данного университета открыты по всему миру: в Сан-Паулу и Мюнхене, Токио и Сиднее, Иллинойсе и Шанхае. Уже скоро университет Макдональдс откроет свои двери и в столице России. В университете глобализация стоит на первом месте. Об этом говорит тот факт, что в первом вузе гамбургера в городе Иллинойс преподавание ведется на 26 языках мира.

При этом развитие экономических отношений на международном уровне имеет не столь однозначные последствия для государств с различным уровнем экономического развития. Опыт многих европейских стран, таких как Греция, Италия, Испания, Румыния, а также опыт ряда стран Латинской Америки и Африки позволяет выделить основные аспекты, определяющие скрытый характер развития международных экономических отношений в социально-трудовой сфере. Прежде всего, социально-экономический аспект.

Как известно, уровень организации труда, социального обеспечения и качество образования напрямую зависят от уровня развития экономики страны [1, с. 4]. Это связано с тем, что названные области требуют определенных затрат, и учет экономических и финансовых факторов нужен для модернизации сфер образования, здравоохранения и социального страхования во всех регионах мира. Тем не менее неорганическая модернизация, происходящая сегодня, в том числе и в России, осуществляется преимущественно под влиянием чужих технологий и форм организации производства и общества. Основной механизм такой модернизации – имитационные процессы. Поэтому её итогом является не обязательно усвоение социальных достижений Запада, но совокупность внешних изменений общества, в той или иной степени адаптированных к индустриальному отечественному производству.

Современные реформы в сфере российского образования являются типичным примером деструктивной модернизации, продиктованной в данном случае необходимостью участия Российской Федерации в международном разделении труда. Таким образом, вступление России в Болонский процесс обусловлено скорее политическими интересами, а не внутренними потребностями самого образования.

По этой причине, думается, так тяжело сегодня проходит модернизация системы высшего образования. Особенно остро проблема модернизации стоит в системе подготовки научных кадров, так как переход на двухуровневую европейскую систему (бакалавр - магистр) фактически разрушает сложившуюся в России систему кандидатских и докторских диссертаций и соответствующих им научных степеней. При этом отсутствие внутренних финансовых резервов для подобной модернизации привело к ситуации, когда наше образование оказалось не готовым в полной мере соответствовать тем стандартам качества, которые предъявляет ЕС.

При всей внешней атрибутике Болонского процесса (переход на двухуровневую систему подготовки, внедрение системы кредитов и общеевропейского приложения к диплому) финансовый аспект проблемы остается не решенным – в нашей стране на образование тратится примерно в два раза меньше, чем в Европе. Для образовательной реформы это означает только одно – сходство с европейской системой оказывается исключительно внешним. При этом в погоне за этим внешним соответствием на второй план уходят реальные проблемы – низкое качество образовательных услуг, структурное несоответствие выпускаемых вузами специалистов потребностям рынка труда и другие проблемы.

Неготовым к образовательной реформе оказался и сам рынок труда. В настоящее время российский рынок труда не может предложить отдельным группам специалистов таких же условий занятости, как могут предложить некоторые страны ЕС. В результате введение общеевропейского приложения к диплому и сама унификация образовательных стандартов приводит к еще большему оттоку самых лучших кадров. В итоге – получаем эффект «дороги с односторонним движением», когда наши лучшие студенты и специалисты начинают учиться и работать за рубежом, а равнозначного притока – не получаем.

По сути, отечественное образование в настоящее время находится в стадии, не имеющего равных по своим масштабам и последствиям педагогического, научно-методического и организационного эксперимента. Итоги этого эксперимента в полной мере сможет оценить только подрастающее поколение. Но уже сегодня просматривается тревожная тенденция антироссийской нацеленности европейской политики в области образования: выступая сегодня одним из главных факторов модернизации отечественного образования, в долгосрочной перспективе эта политика способна обескровить национальную экономику, лишить её притока новых инновационно мыслящих творческих кадров. А ведь именно на это звено делается ставка в прогнозах стратегического развития страны как на ведущее в осуществлении прорыва России в социально-экономическом развитии.

Наряду с финансово-экономическим аспектом необходимо выделить еще и такой, как исторический характер развития экономических отношений. Ведь создание условий для устойчивого экономического роста при любых формах производства – это, прежде всего, процесс исторический. Так, для осуществления развитого капиталистического производства изначально потребовалось накопление богатств, необходимых для создания капиталистических предприятий. В Западной Европе этот процесс протекал три столетия – с конца XV века по XVIII век. В Советском Союзе попытки ускорить этот процесс привели к тому, что процесс накопления капитала был подменен процессом приватизации, осуществленным преимущественно нелегальным путем.

В результате такого форсирования естественного развития страны реформы либерализации экономики не только не оправдали ожиданий, но и привели экономику страны к худшему состоянию, чем она была бы без этих реформ. «Ни одна макроэкономическая система не может (dues ex machine), не разрушаясь мгновенно, перейти из фазы полной регламентации к так называемому рыночному регулированию. Или из фазы «военного коммунизма» – к новой экономической политике» [6, с. 9].

Представляется, что необходимость проведения исторического анализа актуальна в том числе и для реформирования образования. Как пишут в своей работе «Система мирового образовании: современные тенденции развития» С.В. Булаева и О.Н. Исаева, «трагедия национальной культуры колониальных стран заключалась не в том, что ее средневековая застойность была поколеблена, а затем разрушена, а в том, что за процессом разрушения не последовало процесса обновления и созидания. Многим странам были навязаны иностранные системы образования, без всякого учета национальных условий и потребностей» [1, с. 6].

Таким образом, особенности исторического развития государств трех континентов, географический аспект соответственно определили специфичность стоящей перед ними задачи в сфере образования: ликвидация неграмотности, создание и совершенствование национальных систем просвещения и др., тогда как уровень образования развитых стран ушел далеко вперед [там же].

Исторический аспект проблемы модернизации образования заключается в том, что в России, в отличие от Запада, развитие и становление образования связывается с реформами Советской власти, благодаря которым была поставлена задача ликвидации неграмотности в стране. Еще в 1918 году П.А. Сорокин ставит вопрос о необходимости развивать особый социалистический вид образования, который рассматривается как общественное благо и конструктивная часть нового образа жизни. В Европе образование же, напротив, всегда было платным, то есть элитным атрибутом. Начиная с VIII века (время первого заметного подъема образования Западной Европы), образование на Западе начинает складываться вместе с классическим феодальным обществом.

Сегодня введение системы платного образования по европейскому образцу на Востоке разрушает этические основы образования в этих странах. Например, в Китае на протяжении столетий этической основой всякого «школьного» образования служило учение Конфуция. Согласно конфуцианскому канону, среди «пяти связей» отношения старшего и младшего, то есть учителя и ученика, занимают важнейшее место. Поэтому долг «выпускника» школы перед наставником и старшими товарищами являлся пожизненным и неоплатным [3, с. 83].

Внедрение платного образования в Китае привело к тому, что никакие моральные обязательства более не связывают молодого человека со школой, которую он посещал, а потому не может быть и речи о возникновении какого-то «университетского братства». Как следствие – традиционный дух гармоничного самосовершенствования выветривается из сознания учеников, уступая место духу самоутверждения.

Образование научных школ в России – это тоже следствие особенностей культурно-исторического развития нашей страны. Эти особенности В.И. Вернадский характеризовал следующим образом: «В России начало научной работе было положено правительством Петра, исходившего из глубокого понимания государственной пользы. Но эта работа быстро нашла себе почву в общественном сознании и не прерывалась в те долгие десятилетия, когда иссякла государственная поддержка научного творчества. Она создавалась при этом интеллигенцией страны… создавалась их личным усилием, по личной инициативе или путем образуемых ими организаций…» [2, с. 65].

Научная школа в России – это особый исторический феномен, сопряженный с другими научно-социальными объединениями и структурами науки, такими как научная дисциплина, научное направление, организация (институт, лаборатория, сектор, кафедра) и др. Очевидно, что модернизация этих составляющих без учета исторической специфики приведет к утрате механизма трансляции культурных норм и ценностей (в данном случае научного сообщества) от старшего поколения к младшему.

Таким образом, скрытый характер развития международных экономических отношений в социально-трудовой сфере связан с тем, что западные технологии, изначально внедряемые исключительно на уровне имущественных отношений, неизбежно переходят на более фундаментальные уровни народного хозяйства. Следовательно, области реализации экономических отношений на международном уровне можно представить в виде определенной иерархии, где социально-трудовые отношения выступают как системная составляющая общественного сознания.

По мнению авторов, процесс международной интеграции происходит именно на уровне социально-трудовых отношений. Как показано в таблице, именно в сфере труда происходит усвоение новых (иных по отношению к данному обществу) компонентов личностного развития. Это обеспечивает возникновение новых структурных образований и новых функций ценностного восприятия мира. Например, можно говорить о формировании специальных нравственных требований для сотрудников вертикали социального обеспечения или служб налоговых инспекций, подразделений правоохранительных органов, а также коммерческих структур, которые используют в своей деятельности элементы современного бизнеса – работу на конечный результат и т.п.

Иерархия развития международных экономических отношений в социально-трудовой сфере

Уровень развития отношений

Характер воздействия

Последствия

Товарно-денежные отношения

Воздействие на стратегию, структуру и соперничество предприятий

Специализация стран на производстве определенных товаров и услуг

Социально-трудовые отношения

Предметная специализация – разделение труда внутри крупных сфер по отраслям и подотраслям

Международное разделение труда

Система профессионального образования

Унификация образовательных стандартов и документов об образовании

Замена исторически сложившейся системы образования. Утверждение компетентностного принципа, предполагающего индивидуальную подготовку студента в соответствии с запросами зарубежных работодателей

Профессионально-этический уровень

Воздействие через трудовое право, которое должно соответствовать демократическому правовому государству

Установление подсистемы моральных требований, соответствующих специфическим обязанностям, уровням управления или формам организации труда

Таким образом, процесс развития международных экономических отношений в социально-трудовой сфере может быть рассмотрен как процесс приобщения личности к ценностям того общества, которое выступает в качестве импортера экономических, а следовательно, социальных и образовательных технологий. Представляется, что этот факт, а также раскрытые выше аспекты развития международных экономических отношений в социально-трудовой сфере должны быть в полной мере учтены как при разработке базовых документов по развитию системы обеспечения национальной безопасности Российской Федерации, так и в процессе дальнейшего реформирования национального образования.