Scientific journal
Fundamental research
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,749

THE EVOLUSION OF AN CATEGORY «KNOWLEDGE» IN ECONOMICS AND MANAGEMENT

Vilgelm E.V. 1 Marabaeva L.В. 1
1 Ogarev Mordovia State University
The article examines the category of “knowledge”. The comparative characteristic and critical analysis of interpretations of the term “knowledge” was made in works of Russian, foreign economists and experts in a field of knowledge management. In the research we have emphasized the difference between such terms as “knowledge”, “information” and “data”. It was marked the role of knowledge on different stages of economic and management development. Results of our research show that a man and his personal knowledge were main objects in early periods of economic thought development. Marxist works have changed an understanding of social knowledge as an immediate productive force of the society. Today knowledge is not only a core value of any economic sector but also the main resource which provides a strong competitive advantage to business entities of different levels.
data
evolution
economic category
information
intellectual activity
knowledge
knowledge management
1. Bunina A.F. Upravlenie znanijami sovremennoj proizvodstvennoj organizacii : diss…. kand. jekon, nauk (Knowledge Management Of the Modern Industrial Organization). Pjatigorsk, 2010, p. 57.
2. Gavrilova T.A. Bazy znanij intellektualnyh sistem (Databases of intelligent systems ).Saint-Petersburg, Piter Publ., 2001, 384 p.
3. Dresvjannikov V. A. Upravlenie znanijami organizacii (Knowledge Management Of Corporation). Moscow, KNORUS Publ., 2010, 344 p.
4. Druker P. Zadachi menedzhmenta v 21 veke (Management Challenges for The 21ST Century) Аvailable at: http://business.polbu.ru/druker_xximanagement/ch35_iv.html (accessed 26 September 2015).
5. Inozemcev V.L. Raskolotaja civilizacija (Сloven Civilization). Nauchnoe izdanie. Moscow, Academy Publ.: Science, 1999, 724 p.
6. Kasavin I.T. Znanie (The Knowledge). Novaja filosofskaja jenciklopedija. Vol. 2. pр. 51.
7. Labockij V.V. Upravlenie znanijami: Tehnologii, metody i sredstva predstavlenija, izvlechenija i izmerenija znanij (Knowledge Management: the Technology, Methods And Means Of Presentation, Extraction And Measurement Of Knowledge).Mn.,BGJeU 2006, рp. 17.
8. Makarov V.L. Mikrojekonomika znanij (Microeconomics Of Knowledge). Otd. obshhestv. nauk RAN, Cent. jekon.-mat. in-t. Moscow, Economics Publ., 2007, pр. 45.
9. Milner B.Z. Upravlenie znanijami (Knowledge Management). Moscow, INFRA-M, Publ. 2003, 178 p.
10. Mahlup F. Proizvodstvo i rasprostranenie znanij v SShA (Production And Sharing Of the Knowledge in USA). Moscow, Progress Publ., 1966, 462 p.
11. Nikolaeva T.P. Osnovy informacionnoj jekonomiki (Basics of Information Economics). Saint-Petersburg, Piter Publ., 2001.
12. Upravlenie znanijami: uchebnoe posobie (Knowledge Management). Ulyanovsk, UlGTU Publ., 2005, 111 p.
13. Upravlenie znanijami: Hrestomatija (Knowledge Management: chrestomaty). Per. s angl. pod red. T.E. Andreevoj, T. Ju. Gutnikovoj; Vysshaja shkola menedzhmenta SPbGU. Saint-Petersburg: High School Of Management Publ., 2010, 514 p.
14. Hodzhson Dzh. Socialno-jekonomicheskie posledstvija progressa znanij i narastanija slozhnosti (Socio-economic Сonsequences of the Progress of Knowledge And the Increasing Complexity) – Voprosy jekonomiki, 2001, no. 8, pp. 32–45.

Знания и непрерывное обучение сегодня стали критическими компонентами успеха в производстве новых продуктов и услуг. Более того, они стали доминирующей компонентой в создании потребительской ценности, важным экономическим ресурсом. Поэтому, как и любой другой экономический ресурс, знание, с одной стороны, нуждается в полноценном управлении, и, с другой стороны, как экономическая категория, в осмыслении и понимании. Это делает актуальным данное исследование, касающееся становления и развития в экономике категории «знание». Методами исследования выступают системный, сравнительный и критический анализ трудов отечественных и зарубежных ученых. Результатом исследования является выявление роли и содержания категории «знание» на разных этапах развития экономики.

Категория «знание» всегда была интересна исследователям – представителям экономической науки. Они трактовали знания, прежде всего, в связи с процессом воспроизводства. Так, А. Смит впервые отметил роль знаний в некоторых видах деятельности в доктрине разделения труда, предположив, что в одних профессиях разделение труда сильнее, чем в других, некоторые требуют только узкоспециализированных умений, тогда как другим требуется более широкий или более общий набор умений. А К. Маркс рассматривал категорию «знание» в связи с воспроизводством основного капитала. Он считал, что «развитие основного капитала является показателем того, до какой степени общественное знание превращается в непосредственную производительную силу, и отсюда – показателем того, до какой степени условия самого общественного жизненного процесса подчинены контролю всеобщего интеллекта и преобразованы в соответствии с ним». В этом случае он придавал большое значение «всеобщему общественному знанию» как непосредственной производительной силе общества [1].

К. Менгер важнейшим фактором экономического прогресса считал знания об эффективном использовании факторов производства, ресурсов. А. Маршалл высказывал мысль о том, что «значительную часть капитала составляют знания и организация. Знания – это наш самый мощный двигатель производства» [12]. Он рассматривал знания как необходимый фактор осуществления предпринимательской деятельности, обеспечивающий ускорение изменений, «конструктивно созревающих в обществе», показал значение «технологических усовершенствований» и «новых изобретений» для расширения и повышения эффективности производства.

Позже Й. Шумпетер, Ф. Хайек и Г. Саймон также рассматривали знание в качестве необходимого условия и движущей силы экономического развития. С. Кузнец подчеркивал, что возрастание багажа полезных знаний и расширение сфер их применения составляют суть современного экономического роста. По определению академика В. Макарова «производство знаний является источником экономического роста» [8].

В середине 50-х гг. ХХ века П. Друкер определил знания как главный ресурс, отличающий бизнес и дающий ему решающие конкурентные преимущества [4]. Э. Тоффлер также считает, что знание обладает мощным созидательным потенциалом и с учетом наметившихся тенденций борьбы за обладание информацией вполне может заменить собой материальные ресурсы [1].

Одной из особенностей эволюции категории «знание» можно считать следующее обстоятельство: говоря о «знании», исследователи часто употребляют понятие «информация» (и его производные), которое в широком употреблении отождествляется со «знанием». Но на самом деле эти категории неоднозначны.

Попытки разграничить понятия «знание» и «информация» начались еще в 60-х годах XX века. В работе Стюарта приводится разделение категорий «данные», «информация» и «знание», которые представлены в следующей логической последовательности: исходные данные – информация (контекст, в котором использованы данные) – знание (выводы на основе данных и информации). Исходя из этого, основное отличие знания от информации – степень организованности и осмысленности первичных данных.

В современной учебной литературе также затрагивается это отличие: «Знания – это информация, на основании которой, путем логических рассуждений, могут быть получены определенные выводы. Знания – это проверенный практикой результат познания действительности, ее отражение в сознании человека» [12].

В определении Б.З. Мильнера мы находим подтверждение точки зрения Т. Стюарта: «Знания включают в информацию, но относят её к контексту суждения и понимания» [9].

Ф. Махлуп считает, что «информировать – значит передавать знание, которое может являться результатом информации. Информация производится с целью вложить знания в ум другого» [12].

«Знание, которое не используется, – устаревает. А то, которое обменивается и распространяется, – генерирует новое знание. Знание рассматривается как стратегический ресурс» – такое определение мы находим в книге В.В. Лабоцкого [7].

В работах М. Кастельса также отражается коммуникативный аспект: «Информация есть данные, которые были организованы и переданы» [12]. Той же точки зрения придерживается исследователь Т. Николаева: «Информация всегда связана с движением, имеет «транспортный» оттенок, то есть означает передачу знаний по сетям связи» [11].

Несколько другую интерпретацию этих категорий дает Дж. Ходжсон: «Между понятиями «знание» и «информация» нельзя ставить знак равенства. Доступность информации не означает широкого распространения знаний. Информация – совокупность данных, которые уже интерпретированы, которым удалось придать некий смысл. А знания – продукт использования информации. Знания неотделимы от социального или иного контекста. Применение и распространение знаний существенно зависит не только от технологии, но и от социальных институтов». Однако это определение в своей книге критикует В. Ефимов, считая, что это положение «доступность информации не означает широкого распространения знаний» показывает недостаточность только развития информационных телекоммуникационных технологий [14].

К. Вииг интерпретирует «знание» достаточно близко к Дж. Ходжсону: «Знания состоят из истин и представлений, точек зрения и концепций, суждений и предложений, методологий и ноу-хау. Мы накапливаем знания, организуем их, интегрируем и храним в течение долгого времени для того, чтобы применить их к конкретным ситуациям или проблемам. Информация состоит из фактов и данных, описывающих отдельную ситуацию или проблему. Мы последовательно применяем знания для интерпретации имеющейся информации по отдельной ситуации и для принятия решения о том, как к ней подходить» [12].

Таким образом, есть еще один аспект, на который исследователи обращают внимание при выявлении природы знания – его связь с человеком и его интеллектуальной деятельностью. Ранее этот аспект рассматривался исключительно в философии и психологии. Философская отечественная наука определяет знание как «проверенный практикой результат познания действительности, верное ее отражение в мышлении человека».

По мнению американского исследователя Т. Рокмора, «знание – это форма социальной и индивидуальной памяти, свернутая схема деятельности … знания характеризуют исторически конкретные формы человеческой деятельности, связанные с адаптацией, ориентацией, самореализацией во внешнем мире» [12].

Этот же аспект затрагивают Т. Андреева и Т. Гутникова, определяя знания как результат познания действительности, отраженный в сознании человека в виде представлений, понятий, суждений и теорий [13].

Т. Гаврилова, В. Хорошевский в работе «Базы знаний интеллектуальных систем» называют знания закономерностями предметной области (принципы, связи, законы), полученные в результате практической деятельности и профессионального опыта, позволяющие специалистам ставить и решать задачи в этой области [2].

Связь категории «знание» с конкретной личностью подчеркивается и в определении Августа-Вильгельма Шеера: «Корпоративные знания включают в себя ноу-хау относительно продуктов, технологий, рабочих процедур и правил, а также индивидуальные знания каждого конкретного работника» [12].

В этом контексте представляет научный интерес и определение Т. Дейвенпорта: «Знание представляет собой постоянно меняющееся сочетание структурированного опыта, ценностей, контекстуальных сведений и озарений и служит основой для оценки и усвоения нового опыта и информации. Оно возникает и используется в головах своих носителей» [9].

Заслуживает внимания определение категории «знание», данное В. Дресвянниковым: «Знания – это информация, которая была получена человеком или группой людей и переработана ими для последующего распространения» [3]. Оно сочетает в себе три выделенных выше аспекта: степень организованности информации, «транспортный» характер знания и связь с человеком.

В отечественных и зарубежных исследованиях встречается подход к определению категории «знание», рассматривающий знание как результат действий. В. Лабоцкий дает еще одно определение: «Знание – это результат интеллектуальных усилий, абсолютное использование информации с целью достижения определённого результата. Они могут быть извлечены или сформированы из информации только посредством логического вывода» [7].

Похожие определения мы находим в трудах исследователей отечественной философии: «Знания – это продукт общественно-трудовой и мыслительной деятельности людей, представляющий идеальное воспроизведение в языковой форме объективных, закономерных связей практически преобразуемого объективного мира». «Знания – это форма существования и систематизации результатов познавательной деятельности человека» [6].

Для системной классификации вышеизложенных трактовок понятия «знания» воспользуемся признаками, определенными Н.В. Казаковой: А – исследователи делают акцент на коммуникационный аспект знаний, на необходимость их передачи; Б – знание определяется по степени всегда организованности и интерпретации данных; В – отмечается связь знания с человеческим сознанием, интеллектуальной деятельностью и познанием; Г – подчеркивается связь знания с конкретным индивидом, личностью; Д – указывается неотделимость знания от социального, технологического и иного контекста [12]. Результаты классификации представлены в таблице.

Классификация определения «знание»

Авторы

А

Б

В

Г

Д

Ф. Махлуп (1962)

+

       

Российские философы (1990-е)

   

+

   

К. Вииг (1993)

 

+

+

   

Т. Стюарт (1997)

 

+

     

Т. Дейвенпорт (1998)

   

+

   

А.В. Шеер (1999)

     

+

 

П.В. Конюховский (2000)

   

+

   

М. Кастельс (2000)

+

+

     

Т. Рокмор (2000)

   

+

+

 

Дж. Ходжсон (2001)

 

+

   

+

Т. Николаева (2001)

+

       

Б.З. Мильнер (2003)

 

+

     

Т. Гаврилова, В. Хорошевский (2003)

   

+

   

В.В. Лабоцкий (2006)

+

 

+

   

В.А. Дресвянников (2010)

+

+

 

+

 

Т. Андреева, Т. Гутникова (2010)

   

+

+

 

Таким образом, самое «емкое» современное определение, исходя из вышеопределенных критериев, мы находим у В.А. Дресвянникова.

Итак, в современной экономике знание действительно становится главной движущей силой социально-экономического развития. В этом аспекте характерна точка зрения В. Иноземцева: «Наука и знания стали непосредственной силой, их носители – олицетворением высшей власти, существующей в обществе, а ценности связаны с образованностью и интеллектуальной деятельностью» [5]. Генерирование новых знаний обретает статус приоритетной стратегической деятельности, в ходе которой производится конкурентоспособный продукт. Все большая часть производства базируется не на материальных факторах, а на использовании знаний. Это можно объяснить тем, что у многих видов продукции большая часть стоимости создается на стадии не столько материального производства, сколько маркетинга, сбыта, НИОКР, а также в сфере обслуживания.

В этом аспекте складывается нестандартная ситуация использования нематериальных ресурсов, которая противоречит существующим экономическим подходам к сфере материального производства. Как отмечает В. Иноземцев, «столь же отчетливо наступление постиндустриальной эпохи проявляется в кризисе традиционных экономических концепций. Так как основным ресурсом постиндустриального хозяйства является знание, а его использование, в отличие от потребления материальных, не тождественно уничтожению блага и может осуществляться одновременно неограниченным числом хозяйствующих субъектов, применение ряда фундаментальных принципов экономической теории оказывается невозможным» [5].

Таким образом, анализ эволюции категории «знание» показывает, что на первых этапах развития экономической мысли объектом исследования был человек и его личностные знания. Предметом исследования являлось накопление знаний посредством обучения, их распространение и практическое их использование. Роль знаний как фактора производства со временем значительно возрастает, и уже в трудах Маркса можно наблюдать понимание общественного знания как непосредственной производительной силы общества. С середины XX столетия знание превращается в главную движущую силу социально-экономического развития, и объектом исследования становятся знания в системе производственных отношений, а предметом исследования – получение блага от использования знаний и его трансформация с интеллектуального в финансовый капитал. Сегодня знания являются не только главной ценностью любого сектора экономики, но и основным ресурсом, обеспечивающим прочное конкурентное преимущество хозяйствующим субъектам микро- и глобального уровня.