Scientific journal
Fundamental research
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,749

SOCIO-DEMOGRAPHIC PROFILE OF PERSONS RESIDING IN INSTITUTIONS OF SOCIAL PROTECTION

Dukhanina I.V. 1 Arkhipov I.V. 2
1 Moscow state medical dental University. A.I. Evdokimov of Ministry of health of the Russian Federation
2 Russian scientific-methodical center for gerontology
In this article, there is a speech about what the changes in recent years affecting the system of social and health services, strategically aimed at increasing the availability and quality of health care for all citizens and especially vulnerable groups of the population. To date, there is a need for unconventional approaches to the implementation of social protection of various population groups including persons living in institutions for social services is fixed. A comprehensive study of the socio-demographic profile of persons, who need of social services, in the aforementioned context is timely and relevant. The study suggests that socio-demographic characteristics of persons living in social service institutions of the stationary type, has the features associated with the duration of their stay in hospital, gender and age that should be considered in the development of measures on improvement of mechanism of sustainable development of social and health services for called contingents.
system of social and health services
mechanism of sustainable development
1. Volosnikova E.A. Sovershenstvovanie organizacionno-jekonomicheskogo mehanizma socialnoj zashhity naselenija: dis. … kand. jekonom. nauk: 08.00.05 (Jekonomika i upravlenie narodnym hozjajstvom (po otrasljam i sferam dejatelnosti v t.ch.: teorija upravlenija jekonomicheskimi sistemami; makrojekonomika; jekonomika, organizacija i upravlenie predprijatijami, otrasljami, kompleksami; upravlenie innovacijami; regionalnaja jekonomika; logistika; jekonomika truda; jekonomika narodonaselenija i demografija; jekonomika prirodopolzovanija; zemleustrojstvo i dr.). Ekaterinburg, 2004. 195 р. URL: Nauchnaja biblioteka dissertacij i avtoreferatov disserCat http://www.dissercat. com/content/sovershenstvovanie-organizatsionno-ekonomicheskogo-mekhanizma-sotsialnoi-zashchity-naseleniy#ixzz3fwixeCJI / Data dostupa 10.07.2015.
2. Doev K.K. Sistema socialnoj zashhity naselenija i metody ee sovershenstvovanija: dis. … kand. jekonom. nauk: 08.00.01 (Jekonomicheskaja teorija). Vladikavkaz, 2011. 218 р. URL: Nauchnaja biblioteka dissertacij i avtoreferatov disserCat http://www.dissercat.com/content/sistema-sotsialnoi-zashchity-naseleniya-i-metody-ee-sovershenstvovaniya#ixzz3fwozE6HF / Data dostupa 10.07.2015.
3. Kazibekova N.A. Teoretiko-metodologicheskie osnovy formirovanija i razvitija uslug socialnoj zashhity naselenija: dis. … d-ra jekonom. nauk: 08.00.05 (Jekonomika i upravlenie narodnym hozjajstvom (po otrasljam i sferam dejatelnosti)). Mahachkala, 2011. 323 р. URL: Nauchnaja biblioteka dissertacij i avtoreferatov disserCat http://www.dissercat.com/content/teoretiko-ietodologicheskie-osnovy-formirovaniya-i-razvitiya-uslug-sotsialnoi-zashchity-nase#ixzz3fwpjeH6P / Data dostupa 10.07.2015.
4. Lekcija / Jeksocmen.ru URL: http://ecsocman.hse.ru/data/263/694/1219 /2002_p96-111.pdf / Data dostupa 10.07.2015.
5. Makarova E.O. Gosudarstvennoe regulirovanie investicionnoj dejatelnosti v sfere uslug socialnoj zashhity naselenija: dis. … kand. jekonom. nauk: 08.00.05 (Jekonomika i upravlenie narodnym hozjajstvom). Kazan, 2013. 180 р. URL: Nauchnaja biblioteka dissertacij i avtoreferatov disserCat http://www.dissercat.com/content/gosudarstvennoe-regulirovanie-investitsionnoi-deyatelnosti-v-sfere-uslug-sotsialnoi-zashchit#ixzz3fwlnKCke / Data dostupa 10.07.2015.
6. Morozova E.A. Socialnaja zashhita naselenija: sistemnyj podhod k analizu i upravleniju: dis. … d-ra jekonom. nauk: 08.00.05 (Jekonomika i upravlenie narodnym hozjajstvom (po otrasljam i sferam dejatelnosti v t.ch. teorija upravlenija jekonomicheskimi sistemami; makrojekonomika; jekonomika, organizacija i upravlenie predprijatijami, otrasljami, kompleksami; upravlenie innovacijami; regionalnaja jekonomika; logistika; jekonomika truda; jekonomika narodonaselenija i demografija; jekonomika prirodopolzovanija; zemleustrojstvo i dr.)). Kemerovo, 2006. 464 р. URL: Nauchnaja biblioteka dissertacij i avtoreferatov disserCat http://www.dissercat.com/content/sotsialnaya-zashchita-naseleniya-sistemnyi-podkhod-k-analizu-i-upravleniyu#ixzz3fwjst6JQ / Data dostupa 10.07.2015.
7. Smal S.V. Socialnaja zashhita naselenija kak funkcija sovremennogo gosudarstva: dis. … kand. polit. nauk: 23.00.02 (Politicheskie instituty, jetnopoliticheskaja konfliktologija, nacionalnye i politicheskie processy i tehnologii). SPb., 2009. 181 р. URL: Nauchnaja biblioteka dissertacij i avtoreferatov disserCat http://www.dissercat.com/content/sotsialnaya-zashchita-naseleniya-kak-funktsiya-sovremennogo-gosudarstva#ixzz3fwkz3Xtw / Data dostupa 10.07.2015.
8. Novikova K.N. Upravlenie sistemoj socialnoj zashhity naselenija v uslovijah formirovanija novoj socialno-jekonomicheskoj sredy v Rossii: dis. … d-ra sociol. nauk: 22.00.08 (Sociologija upravlenija). M., 2011. 440 р. URL: Nauchnaja biblioteka dissertacij i avtoreferatov disserCat http://www.dissercat.com/content/upravlenie-sistemoi-sotsialnoi-zashchity-naseleniya-v-usloviyakh-formirovaniya-novoi-sotsial#ixzz3fwqa T0po / Data dostupa 10.07.2015.
9. Suhoveeva A.A. Transformacija sistemy socialnoj zashhity naselenija v regione: dis. … kand. jekonom. nauk: 08.00.10 (Finansy, denezhnoe obrashhenie i kredit). Rostov-na-Donu, 2013. 175 р. URL: Nauchnaja biblioteka dissertacij i avtoreferatov disserCat http://www.dissercat.com/content/transformatsiya-sistemy-sotsialnoi-zashchity-naseleniya-v-regione#ixzz3fwmcFlzC / Data dostupa 10.07.2015.
10. Fedjanina M.M. Problemy socialnoj zashhity naselenija v socialnoj politike sovremennogo rossijskogo gosudarstva: politiko-pravovoj i organizacionnyj aspekty: dis. … kand. polit. nauk: 23.00.02 (Politicheskie instituty, jetnopoliticheskaja konfliktologija, nacionalnye i politicheskie processy i tehnologii. M., 2003. 173 р. URL: Nauchnaja biblioteka dissertacij i avtoreferatov disserCat http://www.dissercat.com/content/problemy-sotsialnoi-zashchity-naseleniya-v-sotsialnoi-politike-sovremennogo-rossiiskogo-gosu#ixzz 3fwfLAQAY / Data dostupa 10.07.2015.
11. Hamidullin N.R. Gosudarstvennaja politika socialnoj zashhity naselenija v postsovetskoj Rossii: dis. … kand. polit. nauk: 23.00.02 (Politicheskie instituty, processy i tehnologii). Ufa, 2012. 155 р. URL: Nauchnaja biblioteka dissertacij i avtoreferatov disserCat http://www.dissercat.com /content/gosudarstvennaya-politika-sotsialnoi-zashchity-naseleniya-v-postsovetskoi-rossii#ixzz3fwo8CB00 / Data dostupa 10.07.2015.

Многочисленные публикации отечественных ученых, посвященные анализу ситуации, сложившейся в последнее время в социальной сфере, свидетельствуют, что авторы научных работ сходятся в едином мнении: основная масса российского населения прогредиентно нуждается в социальной защите. Речь идет в равной мере как о защите населения в процессе реализации социально значимых потребностей, среди которых главенствуют охрана и восстановление здоровья, так и о защите при снижении текущих доходов, в том числе в связи с физическими и психическими болезнями, инвалидностью, потерей работы и кормильца, старением [10, с. 3; 7, с. 4; 6, с. 2; 1, с. 3].

Социальная защита является своего рода амортизатором экономических преобразований и структурных изменений, имеющих место в нашей стране [5, с. 2].

Следует признать, что преобразования в социальной сфере обоснованы и необходимы, а их стратегические ориентиры соответствуют:

– предотвращению угрозы социальной безопасности, вызванной ухудшением условий и качества жизни населения, предотвращению стагнации в общественном развитии, а также сдерживанию роста отклоняющегося поведения людей от привычной социальной нормы;

– усилению адаптационных возможностей населения, формированию среднего класса, а также гарантий общественно-политической стабильности [11, с. 4];

– всесторонней поддержке семьи как главного социального института, способствующего стабильности существования каждого конкретного человека [2, с. 5].

Указанные стратегические направления пронизывают все уровни социального развития России, предотвращая разрушение общественных устоев [8, с. 6].

Вместе с тем следует признать, что к настоящему времени возникла потребность в неординарных подходах к осуществлению социальной защиты различных групп населения, а также в использовании специфических технологий, учитывающих текущие и перспективные возможности функционирования соответствующих социальных институтов [9, с. 4].

Адаптация социальной сферы к рыночным условиям неизбежна [3, с. 7]. Именно поэтому создание полноценного рынка социальных услуг представляется одной из первостепенных задач [4].

Упомянутые преобразования последних лет, затронувшие системы социального и медицинского обслуживания населения, стратегически нацелены также на повышение доступности и качества медицинской помощи всем гражданам страны и особенно социально уязвимым группам населения. Именно поэтому мероприятиями управления качеством медицинской помощи охвачены все уровни вышеназванных систем, а комплексное исследование медико-социального и социально-демографического профилей лиц, нуждающихся в социальном обслуживании, в названном контексте представляется своевременным и актуальным.

Цель исследования: совершенствование механизма устойчивого развития системы социального и медицинского обслуживания лиц, проживающих в учреждениях социального обслуживания стационарного типа.

В задачи исследования входило изучение социально-демографического профиля лиц, проживающих в учреждениях социального обслуживания стационарного типа.

Материалы и методы исследования

В настоящее исследование вошли 1996 человек, проживавшие в ФГБУ ВНМГЦ в период с 2005 по 2014 годы. Исследование носило сплошной характер.

Социально-демографический профиль изучался посредством демографического анализа с использованием демографических таблиц. При этом анализировались данные о численном составе проживающих, делении их на возрастные и половые группы. Изучались также основные направления изменения этого состава из-за смертности и изменения продолжительности жизни.

Помимо этого, по признаку здоровья все проживающие в учреждении социального обслуживания стационарного типа были разделены на четыре группы: абсолютно здоровые люди, относительно здоровые, относительно больные и нетрудоспособные люди (инвалиды). Однако в процессе исследования было установлено, что лица, которые могли бы быть отнесены к группе абсолютно здоровых, в ФГБУ ВНМГЦ в период с 2005 по 2014 гг. не проживали.

В результате вышеназванных исследовательских действий стало возможным выделение демографической структуры контингентов, проживающих в учреждении социального обслуживания стационарного типа, что давало статистическое представление о названном сообществе.

Динамическая сторона исследования позволила изучить демографические изменения: помимо смертности была изучена миграция среди исследуемых контингентов. Все социально-демографические характеристики изучались в контексте постоянного и временного проживания в соответствующем учреждении лиц, нуждающихся в социальном обслуживании,

Изучаемые социально-демографические признаки были также дополнены образованием, национальной и профессиональной принадлежностью, семейным положением, а также принадлежностью к городскому или сельскому населению.

В рамках настоящей статьи в аспекте длительности проживания будут рассмотрены половозрастные и структурно-возрастные характеристики контингентов, проживающих в учреждении социального обслуживания.

Все полученные данные были подвергнуты статистической обработке с использованием программных средств Microsoft Excel.

Результаты исследования и их обсуждение

Из 1996 обследованных лиц максимальная доля (78,96 ± 1,76 %) представлена проживающими в учреждении социального обслуживания на постоянной основе (их численность 1576 чел.). Соответственно на временной основе в тот же период в ФГБУ ВНМГЦ проживали 420 чел.

Анализ социально-демографических особенностей обследуемого контингента позволил установить, что средний возраст проживающих на постоянной основе составил 73,36 ± 1,84 года и существенно не отличался от среднего возраста временно проживающих 73,15 ± 3,54 года (p = 0,061).

Средний возраст мужчин, проживающих постоянно, составил 71,30 ± 3,08 года и существенно превышал средний возраст мужчин, проживающих временно 69,32 ± 5,31 года (p = 0,043).

Средний возраст женщин не имел существенных различий и составил у проживающих в учреждении социального обслуживания постоянно 75,36 ± 2,31, а временно – 75,69 ± 4,74 года (p = 0,052) (табл. 1).

Таблица 1

Частота проживания в учреждениях социального обслуживания стационарного типа лиц различных возрастных групп (2010–2014)

 

Проживают на постоянной основе (n = 1576)

Проживают временно (n = 420)

Абс.

Частота на 100 чел.

Абс.

Частота на 100 чел.

56–60 лет

22

1,40 ± 0,01

13

3,10 ± 0,12

61–65 лет

74

4,70 ± 0,10

29

6,90 ± 0,31

66–70 лет

367

23,29 ± 0,57

69

16,43 ± 0,78

71–75 лет

492

31,22 ± 0,77

156

37,14 ± 1,79

76–80 лет

496

31,47 ± 0,78

111

26,43 ± 1,26

Старше 80 лет

125

7,93 ± 0,19

42

10,00 ± 0,46

Средний возраст

73,36 ± 1,84

73,15 ± 3,54

Мужчин всего

529

33,57 ± 0,83

168

40,00 ± 1,93

Мужчин 56–60 лет

21

1,33 ± 0,02

13

3,10 ± 0,12

Мужчин 61–65 лет

52

3,30 ± 0,07

21

5,00 ± 0,22

Мужчин 66–70 лет

138

8,76 ± 0,21

57

13,57 ± 0,64

Мужчин 71–75 лет

199

12,63 ± 0,31

65

15,48 ± 0,73

Мужчин 76–80 лет

109

2,63 ± 0,05

8

1,90 ± 0,06

Мужчин старше 80 лет

10

0,80 ± 0,01

4

0,95 ± 0,01

Средний возраст мужчин

71,30 ± 3,08

69,32 ± 5,31

Женщин всего

1047

66,43 ± 1,66

252

60,00 ± 2,90

Женщин 56–60 лет

1

0,01 ± 0,001

0

0

Женщин 61–65 лет

22

1,40 ± 0,02

8

1,90 ± 0,03

Женщин 66–70 лет

229

14,53 ± 0,35

12

2,86 ± 0,11

71–75 лет

293

18,59 ± 0,46

91

21,67 ± 1,03

Женщин 76–80 лет

387

24,56 ± 0,61

103

24,52 ± 1,17

Женщин старше 80 лет

115

7,30 ± 0,17

38

9,05 ± 0,42

Средний возраст женщин

75,36 ± 2,31

75,69 ± 4,74

Сравнительный анализ частоты проживания лиц различных возрастных групп позволил установить, что показатель существенно рознился в зависимости от длительности проживания контингентов в учреждении социального обслуживания.

Так, лица в возрасте 56–60 лет проживали в учреждении на постоянной основе с частотой 1,40 ± 0,01 на 100 чел., что оказалось реже в сравнении с их сверстниками, проживающими временно – 3,10 ± 0,12 на 100 чел. (p = 0,037); в возрасте 61–65 лет ситуация была аналогичной, а частота проживания составила соответственно 4,70 ± 0,10 и 6,90 ± 0,31 (p = 0,041); в возрасте 71–75 лет – 31,22 ± 0,77 и 37,14 ± 1,79 (p = 0,035); старше 80 лет – соответственно 7,93 ± 0,19 и 10,00 ± 0,46 на 100 чел. (p = 0,039).

Лица в возрасте 66–70 и 76–80 лет, наоборот, проживали на постоянной основе в учреждении социального обслуживания чаще своих временно проживавших сверстников, а показатель составил соответственно 23,29 ± 0,57 и 16,43 ± 0,78 (p = 0,035) для группы в возрасте 66–70 лет, а также 31,47 ± 0,78 и 26,43 ± 1,26 лет для группы в возрасте 76–80 лет (p = 0,040).

Мужчины в возрасте 56–60, 61–65, 66–70, 71–75 и старше 80 лет проживали на постоянной основе в учреждении социальной защиты реже своих временно проживавших сверстников, а показатель частоты проживания составил соответственно 1,33 ± 0,02 и 3,10 ± 0,12 (p = 0,042); 3,30 ± 0,07 и 5,00 ± 0,22 (p = 0,038); 8,76 ± 0,21 и 13,57 ± 0,64 (p = 0,033); 12,63 ± 0,31 и 15,48 ± 0,73 (p = 0,034); 0,80 ± 0,01 и 0,95 ± 0,01 на 100 чел. (p = 0,040). И только мужчины в возрасте 76–80 лет на постоянной основе проживали чаще в сравнении со своими временно проживавшими сверстниками, а показатель частоты составил соответственно 2,63 ± 0,05 и 1,90 ± 0,06 на 100 чел. (p = 0,046).

Женщины в возрасте 56–60 и 66–70 лет на постоянной основе проживали в учреждении социального обслуживания стационарного типа чаще своих временно проживавших сверстниц, а показатель частоты проживания составил соответственно 0,01 ± 0,001 и 0, а также 14,53 ± 0,35 и 2,86 ± 0,11 на 100 чел. (p = 0,044).

Женщины в возрасте 76–80 лет не имели различий по частоте проживания на постоянной и временной основе, а показатель частоты составил соответственно 24,56 ± 0,61 и 24,52 ± 1,17 на 100 чел. (p = 0,056).

Женщины возрастных групп 61–65, 71–75 лет и старше 80 лет проживали на постоянной основе в учреждении социального обслуживания стационарного типа реже своих временно проживавших сверстниц, а показатель частоты проживания составил соответственно 1,40 ± 0,02 и 1,90 ± 0,03 (p = 0,048), 18,59 ± 0,46 и 21,67 ± 1,03 (p = 0,046), 7,30 ± 0,17 и 9,05 ± 0,42 на 100 чел. (p = 0,042).

Сравнительный анализ частоты проживания на постоянной основе в учреждении социального обслуживания мужчин и женщин выявил различия показателя в зависимости от возраста обсуждаемых контингентов обслуживания.

Так, лишь в возрасте 56–60 и 61–65 лет мужчины проживают постоянно в названном учреждении чаще женщин, а показатель частоты составляет соответственно 1,33 ± 0,02 и 0,01 ± 0,001 (p = 0,041), 3,30 ± 0,07 и 1,40 ± 0,02 на 100 чел. (p = 0,047).

В остальные возрастные периоды (66–70, 71–75, 76–80 и старше 80 лет) среди постоянно проживающих в учреждении социального обслуживания стационарного типа преобладают женщины, а показатель частоты их проживания составил соответственно 8,76 ± 0,21 и 14,53 ± 0,35 (p = 0,035), 12,63 ± 0,31 и 18,59 ± 0,46 (p = 0,039), 2,63 ± 0,05 и 24,56 ± 0,61 (p = 0,040), 0,80 ± 0,01 и 7,30 ± 0,17 на 100 чел. (p = 0,043) (рис. 1).

pic_159.wmf

Рис. 1. Сравнительный анализ частоты проживания в учреждении социального обслуживания на постоянной основе мужчин и женщин разных возрастных групп

pic_160.wmf

Рис. 2. Сравнительный анализ частоты проживания в учреждении социального обслуживания на временной основе мужчин и женщин разных возрастных групп

Сравнительный анализ частоты проживания на временной основе в учреждении социального обслуживания мужчин и женщин также выявил различия показателя в зависимости от возраста обсуждаемых контингентов обслуживания.

Так, в возрасте 56–60 лет в учреждении социального обслуживания проживают временно лишь мужчины, показатель частоты проживания составил 3,10 ± 0,12 на 100 чел. В возрасте 61–65 и 66–70 лет мужчины проживают временно в учреждении социального обслуживания чаще женщин, показатель частоты составляет соответственно 5,00 ± 0,22 и 1,90 ± 0,03 (p = 0,041), 13,57 ± 0,64 и 2,86 ± 0,11 на 100 чел. (p = 0,036). В возрасте 71–75, 76–80 лет и старше 80 лет, наоборот, в учреждении социального обслуживания чаще временно проживают женщины, а показатель частоты составляет соответственно 15,48 ± 0,73 и 21,67 ± 1,03 (p = 0,039), 1,90 ± 0,06 и 24,52 ± 1,17 (p = 0,033), 0,95 ± 0,01 и 9,05 ± 0,42 на 100 чел. (p = 0,040) (рис. 2).

Анализ структурно-возрастной характеристики контингентов, проживающих в стационарных учреждениях социального обслуживания, позволил установить, что среди постоянно проживающих контингентов мужчин (n = 529) доля 71–75-летних (37,62 ± 1,61 %) была максимальной, далее в порядке убывания следовали доли 66–70-летних (26,09 ± 1,11 %), 76–80-летних (20,60 ± 0,87 %), 61–65-летних (9,83 ± 0,41 %), 56–60-летних (3,97 ± 0,15 %). Минимальной оказалась доля контингентов мужчин в возрасте старше 80 лет – 1,89 ± 0,06 %.

Среди временно проживающих контингентов мужчин (n = 168) максимальной также оказалась доля 71–75-летних (38,69 ± 2,95 %), далее следовали 66–70-летние (33,93 ± 2,58 %), 61–65-летние (12,50 ± 0,93 %), 56–60-летние (7,74 ± 0,56 %), 76–80-летние (4,76 ± 0,33 %) и контингенты мужчин в возрасте старше 80 лет (2,38 ± 0,14 %) (табл. 2).

Сравнительный анализ структурно-возрастной характеристики контингентов позволил установить, что среди постоянно и временно проживающих контингентов мужчин преобладали 71–75-летние (соответственно 37,62 ± 1,61 и 38,69 ± 2,95 %) и 66–70-летние (соответственно 26,09 ± 1,11 и 33,93 ± 2,58 %), суммарно (66–75 лет) их доля среди постоянно проживающих составляет соответственно 63,71 ± 2,75 и 72,62 ± 5,56 %. Суммарная доля мужчин старших возрастных групп (76–80 лет и старше 80 лет) составляет соответственно 22,49 ± 0,96 и 7,14 ± 0,51 %.

Среди постоянно проживающих женщин (n = 1047) преобладали 76–80-летние (36,96 ± 1,13 %), далее следовали 71–75-летние (27,98 ± 0,85 %), 66–70-летние (21,87 ± 0,66 %), женщины старше 80 лет (10,98 ± 0,32 %), 61–65-летние (2,11 ± 0,05 %) и 56–60-летние (0,10 ± 0,01 %).

Среди временно проживающих женщин (n = 252) преобладали 76–80-летние (40,87 ± 2,54 %), далее следовали 71–75-летние (36,12 ± 2,24 %), женщины старше 80 лет (15,08 ± 0,92 %), 66–70-летние (4,76 ± 0,27 %) и 61–65-летние (3,17 ± 0,16 %). Женщин в возрасте 56–60 лет среди временно проживающих не оказалось (табл. 3).

Таблица 2

Структурно-возрастная характеристика контингентов мужчин

 

Проживают постоянно (n = 529)

Проживают временно

(n = 168)

Абс.

Доля, %

Абс.

Доля, %

Мужчины 56–60 лет

21

3,97 ± 0,15

13

7,74 ± 0,56

Мужчины 61–65 лет

52

9,83 ± 0,41

21

12,50 ± 0,93

Мужчины 66–70 лет

138

26,09 ± 1,11

57

33,93 ± 2,58

Мужчины 71–75 лет

199

37,62 ± 1,61

65

38,69 ± 2,95

Мужчины 76–80 лет

109

20,60 ± 0,87

8

4,76 ± 0,33

Мужчины старше 80 лет

10

1,89 ± 0,06

4

2,38 ± 0,14

Всего

529

100,0

168

100,0

Таблица 3

Структурно-возрастная характеристика контингентов женщин

 

Проживают постоянно (n = 1047)

Проживают временно

(n = 252)

Абс.

Доля, %

Абс.

Доля, %

Женщины 56–60 лет

1

0,10 ± 0,01

0

0

Женщины 61–65 лет

22

2,11 ± 0,05

8

3,17 ± 0,16

Женщины 66–70 лет

229

21,87 ± 0,66

12

4,76 ± 0,27

Женщины 71–75 лет

293

27,98 ± 0,85

91

36,12 ± 2,24

Женщины 76–80 лет

387

36,96 ± 1,13

103

40,87 ± 2,54

Женщины старше 80 лет

115

10,98 ± 0,32

38

15,08 ± 0,92

Всего

1047

100,0

252

100,0

Сравнительный анализ структурно-возрастной характеристики контингентов позволил установить, что среди постоянно и временно проживающих контингентов женщин преобладали 76–80 и 71–75-летние (соответственно 36,96 ± 1,13 и 40,87 ± 2,54 %, а также 27,98 ± 0,85 и 36,12 ± 2,24 %), суммарно их доля составляет соответственно 64,94 ± 1,99 и 76,48 ± 4,79 %.

Таким образом, социально-демографическая характеристика проживающих в учреждениях социального обслуживания стационарного типа имеет особенности, связанные с длительностью проживания контингентов в стационаре, их полом и возрастом. Средний возраст постоянно и временно проживающих женщин не имеет существенных различий, а постоянно проживающие мужчины старше (средний возраст 71,30 ± 3,08 года) временно проживающих (69,32 ± 5,31 года) – p = 0,043. Численность постоянно проживающих женщин в 4,2 раза, а мужчин в 3,1 раза превосходит численность временно проживающих. Среди постоянно и временно проживающих превалируют контингенты аналогичных возрастных групп: среди мужчин это 66–75-летние, их доля среди постоянно проживающих 63,71 ± 2,75 %, а среди временно проживающих 72,62 ± 5,56 %; среди женщин это 71–80-летние, их доли составляют соответственно 64,94 ± 1,99 и 76,48 ± 4,79 %.

Рецензенты:

Кочубей А.В., д.м.н., профессор кафедры общественного здоровья и здравоохранения, ГБОУ ВПО «Московский государственный медико-стоматологический университет им. А.И. Евдокимова» Минздрава России, г. Москва;

Стерликов П.Ф., д.э.н., профессор, заведующий кафедрой экономической теории, ГБОУ ВПО «Московский государственный медико-стоматологический университет им. А.И. Евдокимова» Минздрава России, г. Москва.