Scientific journal
Fundamental research
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,087

HISTORIC ASPECT OF THE PERFECT CONTINUOUS TENSES IN THE OLD ENGLISH LANGUAGE

Gurova Y.I. 1
1 Saint-Petersburg University of Humanities and Social Sciences
Статья посвящена диахроническому изучению грамматических конструкций настоящего, прошедшего и будущего совершенного длительного времени на примере комплексного анализа древнеанглийского, а также среднеанглийского и ранненовоанглийского языка с точки зрения исторической лингвистики. Основное содержание статьи – исследование одного из сложных грамматических явлений английского языка – видовременной системы. В этой статье авторы рассматривают случаи употребления совершенного длительного времени в синтаксической структуре предложения вдиахронии, для того чтобы выделить отдельные морфологические, лексические средства данного аспекта в английском языке и проанализировать случаи его использования. В данной статье исследованы и проанализированы наиболее часто используемые грамматические конструкции совершенного длительного времени в английском языке с точки зрения диахронии.
The article is devoted to the diachronic study of the grammatical constructions based on the example of the complex analysis for Present, Past and Future Perfect Continuous Tense of the Old, Middle and Early English language from the point of historical linguistics. There is researched one of the complex phenomena of the English language – Indicative Mood. There are regarded the usage of grammatical cases of the Perfect Continuous Tenses in the diachronic structure of a sentence in diachrony so as to sort out some morphological, lexical means of the given aspect in the history of the English language and analyze the cases of its use. There are researched and analyzed the most common useful means of the indicative constructions in the English language in diachrony.
the Old English language
Indicative Mood
perfect
morphological
lexical means
diachronic structure of a sentence
1. Gurova Ju.I. Grammaticheskaja kategorija prostogo vremeni v drevneanglijskom jazyke // Fundamentalnye issledovanija. 2013. no. 10–15. рр. 3491–3496;
2. Carlyle, T. Critical and Miscellaneous Essays. London: Chapman and Hall, 1891. рр. 292–93.
3. Cicco P. G. Di, Living in Paradise: New and Selected Poems. Toronto: Manfield Press, 2001. рр. 4 (Too Much has Resisted Us).
4. Coleridge S. T. The Poems of S. T. Coleridge. London: William Pickering, 1844. рр. 167–170 (The Nightingale).
5. Early English poems, Chaucer to Pope. London: Sampson Low, Son and Co, 1863. рр. 78. (Canterbury Tales).
6. Eliot T.S. Prufrock and Other Observations. Mineola, N.Y.: Dover Publications, 1998. рр. 17–23. (Portrait of a Lady).
7. Hieatt A. Kent. Beowulf and Other Old English Poems. New York: Bantam Books. 1983. рр. 120.
8. Koch K. The Collected Poems of Kenneth Koch. NY: Knopf, 2005. рр. 135 (Variations on a Theme by William Carlos Williams).
9. Shakespeare W. Mr. W. Shakespeares Comedies, Histories, & Tragedies. London: Isaac Jaggard and Ed. Blount, 1623. рр. 22–27.
10. Whittier G.J. The Complete Poetical Works of John Greenleaf Whittier: Cambridge edition. Boston and New York: H. E. S. Boston and New York: Houghton Mifflin, 1894. рр. 407–08. (In School-days).

Данная статья посвящена диахроническому изучению грамматики древнеанглийского языка, а именно исследованию совершенного длительного времени (Perfect Continuous Tenses). Цель предлагаемой статьи – изучить структуру английского предложения и его закономерности, выявить основные особенности изъявительных предложений и специфику их использования на синхронном срезе древнеанглийского периода. Чтобы раскрыть всю полноту изъявительного предложения в древнеанглийском, необходимо определить способы и средства его выражения, проанализировать случаи его использования в речи параллельно в среднеанглийском и ранненовоанглийском языке (далее ДА, СА, рНА). С этой целью необходимо проследить случаи употребления изъявительного наклонения в синтаксической структуре предложения и выделить отдельные морфологические средства.

Материал и методы исследования

Ранее проводился ряд исследований, посвященных анализу грамматических форм английского языка в диахронии, в основном аспектологического порядка (Kroch A.; Taylor A., 2000; Jespersen O., 2006, Pullum G., 1982; Duffley Patrick J., 1992; Хомский Н., 1981; Адмони В.Г., Ярцева В.Н., 1978 г.; Иванова И.П., Чахоян Л.П., Беляева Т.М., 1999; Маковский М.М., 1986, 1996], в которых описаны способы выражения видовых значений, структура языка, метрика или грамматика текста. Но, несмотря на многочисленные успешные работы в области диахронической грамматики, основные вопросы, связанные с развитием изъявительного наклонения в германских языках в диахронии, не получают однозначного решения.

Основной материал для исследования составили тексты ДА, СА, рНА языка. Статус изъявительного предложения изучался в 180 микроконтекстах поэтических памятников VIII–XII вв., в их числе поэмах «Деор» (Deor, 273 строки), «Гимн Кэдмона» (Bede’s story of Caedman, 153 строки), Дж. Чосер и его знаменитые произведения «Кентерберийские рассказы», «Троил и Крессида» («Canterbury Tales», 14700 строк и «Troilus and Criseyde», 1870 cтрок), соне́ты Уи́льяма Шекспи́ра (Shakespeare’s sonnets, 2156 строк), «Ormulum» (186 строк), «Trinity Homilies» (41,874 слов), «Cursor Mundi» (108181 строфа) и другие произведения. Выбор текстов обусловлен наличием описаний мироустройства и пространственных концептов, иллюстрирующих архаичную мифопоэтическую модель мира. Примеры, приводимые в тексте статьи, сопровождаются построчным авторским переводом на современный английский язык, позволяющим максимально наглядно представить функционирование древнего слова в контексте.

Результаты исследования и их обсуждение

В современном английском языке вид – это категория, которая уточняет характер протекания действия в пределах категории времени. Из этого следует, что видовые формы не существуют самостоятельно без временных форм. В истории языка можно проследить существование совершенно противоположной видовременной системы. Как в индоевропейском, так и в общегерманском языке выделяли, прежде всего, не времена, а глагольные виды (формы глаголов, которые отличались друг от друга характером процесса действия во времени). В древних языках выделяли три вида: длительный, мгновенный и результативный. Длительный вид передавал действие в процессе без какого-либо его завершения, мгновенный вид обозначал направленное действие на его завершение и результативный вид (перфект) передавал завершенное действие (результат).

Категория вида английского глагола по отношению к категории времени является крайне спорной как в современный период, так и в процессе развития языка. В древнеанглийском языке, как и во всех германских языках, категория вида выражается противопоставлением глаголов с префиксом ge- и глаголов, не имеющих этого префикса; глаголы, имеющие данный префикс, имеют значение совершенного действия, в то время как те же самые глаголы его не имеют, т.к. передают несовершенный вид. Но префикс ge- не должен рассматриваться исключительно в качестве видоразличительного элемента, он может изменять видовую принадлежность глагола, придавая ему значение совершенного действия, но помимо этого данный префикс может изменять лексическое значение глаголов [1, 3492].

В древнеанглийский период глагол не обладал необходимыми грамматическими средствами для формирования совершенных, длительных и, как следствие, совершенно-длительных форм.

Форма совершенного длительного действия впервые стала проявляться только в СА период. Хотя одна из аномальных форм замечена в ДА литературе:

(1) L. 3083…léte hyne licgean þaér hé longe wæs, wícum wunian oð woruldende [7, 120].

…let him lie, where he long had been inhabiting his abodes until the world’s end…

В примере (1) грамматическая форма длительного действия передает процесс, но кроме контекста используется также адвербиальное средство (longe), которое по значению релевантно процессуальному действию, у которого уже есть результат. Совершенно-длительное действие, точнее действие с совершенно-длительной семой, возможно, первоначально образуется по большей части формами безличных глаголов (причастия, деепричастия), хотя, основываясь на одном примере, сложно говорить о точности данных.

Сначала редко в работах В. Чосера, а затем намного чаще в работах У. Шекспира и других авторов можно встретить совершенно-длительную форму:

(2) L. 226 And stille he lay, as he had been ybounde [5, 78].

Lying there still as if he had been bound.

[T – Vaux + V – Agr – sg3] → had been уbounde [Past – Vaux + V – sg3]

Во всех примерах СА периода наблюдается десемантизация глагола habban и его взаимосвязь с причастием, имеющим значение совершенно-длительного действия семантически, но лексически конструкция похожа больше на стилистический прием, эмфазу или ошибку автора. По отношению к другим членам предложения конструкция действует как единое целое. Совершенно-длительная форма образовывалась с помощью вспомогательных глаголов и предикативного причастия настоящего времени – have been + Ving, например.

В трансформационном виде схема древнеанглийского предложения выглядит следующим образом (T – Tense Phase, VP – Verb Phase, NP – Nominative Phase, Agr – Agreement):

(3) I have been studying how to compare [9, 22].

This prison where I live unto the world …

pic_48.wmf

[T – Vaux + V – Agr – sg1] → have been studying [Pressent – Vaux + V – sg1]

Правила сочетаемости have с переходными глаголами, особые отношения со статичными глаголами – совершенно-длительное время наследует основные способы формирования от длительного времени.

(4) L. 275–276 And elles, certes, he had been bigyled [5, 78].

For, after all, the judge had him beguiled.

[T – Vaux + V – Agr – sg3] → had been begyled [Past – Vaux + V – sg3]

(5) L. 1–4 So here hath been dawning [2, 78].

Another blue Day:

Think wilt thou let it

Slip useless away.

[T – Vaux + V – Agr – sg3] → has been dawning [Past – Vaux + V – sg3]

Результат действия определяется дополнительными лексическими средствами – предлогами (forty years, all along, after all) и наречиями времени, либо согласно контексту:

(6) L. 39–40 Dear girl! The grasses on her grave [10, 407].

Have forty years been growing!

[T – Vaux + V – Agr – pl13] → have been growing [Pressent – Vaux + V – pl3]

(7) L. 91–92 We have been loitering long and pleasantly [4, 167],

And now for our dear homes. – That strain again!

[T – Vaux + V – Agr – pl1] → have been loitering [Pressent – Vaux + V – pl1]

Наиболее примечательно то, что форма в основном в СА период используется в настоящем времени; прошедшее время начинает использоваться ближе к XVIII в. – это говорит о том, что форма была сформирована самостоятельно без помощи иноязычных переводов. Прошедший перфект-прогрессив образуется из сочетания глаголов had been с формами предикативного причастия I – had been + Ving, например:

(8) L. 1–2 I chopped down the house that you had been saving to live in next summer [8, 135].

pic_49.wmf

[T – Vaux + V – Agr – sg2] ↔ had been saving [Past – Vaux + V – sg2]

В рНА письменных памятниках аналитические формы совершенно-длительного действия употребляются намного чаще, чем в СА период, т.к. глагол в рНА период усиливается необходимыми грамматическими средствами для формирования совершенно-длительных форм.

(9) L. 1–2 I have been thinking of the long arms of peasant girls [4, 167].

[T – Vaux + V – Agr – sg1] → have been thinking [Pressent – Vaux + V – sg1]

В СА период порядок слов был условно обозначен, но не был еще четко зафиксирован, а в рНА период за новой конструкцией закрепляется определенный порядок слов, хотя порой допускается проникновение между ними других членов предложения или постановка глагола после главного слова.

(10) L. 96–97 I have been wondering frequently of late [6, 17].

(But our beginnings never know our ends!)

[T – Vaux + V – Agr – sg1] → have been wondering [Pressent – Vaux + V – sg1]

Совершенное длительное время (the perfect progressive или the perfect continuous) имеет обобщенную морфосинтаксическую форму have + been + Ving, глагол to have может использоваться в настоящем или прошедшем времени и соединяться подчинительной связью с подлежащим.

По традиции аспект английского языка включает две формы – длительную be + Ving и перфектную have + V3. Морфосинтаксическая форма говорит о том, что и прогрессив, и перфект – это представители аспекта, поэтому они должны контрастировать в использовании и не должны объединяться без весомых на то причин. Существует одна весомая причина, по которой они действительно могут объединиться, – образование нового времени, т.к. прогрессив выполняет аспектуальную функцию, а перфект – временную.

Аспект описывает внутренний временный контур ситуации (событие или состояние); другими словами, он захватывает аспект развития события, его выполнение, продолжение, завершение, повторяемость, постоянство и т.д.

Выводы

Таким образом, грамматическая категория совершенного длительного времени имеет свои особенности. В древнеанглийский период глагол не обладал необходимыми грамматическими средствами для формирования совершенных, длительных и, как следствие, совершенно-длительных форм. Форма совершенного длительного действия впервые стала проявляться только в СА период. Совершенно-длительное действие, точнее действие с совершенно-длительной семой, возможно, первоначально образуется по большей части формами безличных глаголов (причастия, деепричастия), хотя, основываясь на одном примере, сложно говорить о точности данных.

Когда новая форма стала использоваться в СА языке, вспомогательным глаголом для образования перфекта стал to have, неоднозначно, конечно, т.к. to be все еще не сдавал свои позиции относительно формы образования длительного действия. Грамматическая форма совершенного длительного времени имеет семантические корни, возможно, уже в ДА языке, которые грамматически не проявляли себя, и только в СА языке форма «пробудилась»; она как будто ждала чего-то.

Рецензенты:

Копчук Л.Б., д.фил.н., профессор, заведующая кафедрой германской филологии, Российский государственный педагогический университет имени А.И. Герцена, г. Санкт-Петербург;

Харченкова Л.И., д.п.н., профессор кафедры рекламы и связей с общественностью, Санкт-Петербургский гуманитарный университет профсоюзов, г. Санкт-Петербург.