Scientific journal
Fundamental research
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,441

INFLUENCE OF ECOLOGICAL FACTORS ON THE SOCIO-ECONOMIC DEVELOPMENT

Zuev V.E. 1
1 International Bank for Economic Co-Operation (IBEC)
Экологические аспекты экономического развития давно находятся в центре внимания не только ученых и политиков, но и всего общества. Возрастание антропогенной нагрузки привело в ряде случаев к необратимым климатическим изменениям, к ухудшению условий жизнедеятельности миллионов людей. Не случайно, что поиск решений, способствующих устранению дилеммы «экономический рост – ухудшение экологии», и сейчас, и в будущем будут относиться к самым актуальным направлениям научных исследований. При этом коррупционная составляющая экологических проблем до недавнего времени «выпадала» из внимания исследователей, хотя связь высокого уровня коррупции и негативного влияния на экологию производственной деятельности всегда воспринималась в обществе как один из самых болезненных недостатков системы государственного управления. В статье рассматриваются проблемы в области социально-экономических систем и институтов, касающиеся обеспечения устойчивого и экологически безопасного экономического роста. Автором представлены результаты анализа механизма взаимодействия макроэкономических процессов и системы управления устойчивым социально-экономическим развитием страны, в рамках которого описывается влияние экологического фактора на производство и демографию, дается характеристика коррупционным процессам, затрагиваются актуальные вопросы формирования в России благоприятной институциональной среды и участия в экономическом развитии институтов развития. Автором внесены предложения по разработке бюджетной целевой программы в рамках государственной системы управления устойчивым развитием, которая будет структурировать финансирование российских институтов развития, что позволит достичь высокой эффективности управления общественными финансами и высоких показателей развития экономики. Автором сделано заключение, что при использовании систематизированного механизма институтов развития появляется возможность сбалансированного управления социально-экономическими процессами с учетом влияние экологических и демографических факторов.
Ecological aspects of economic development for a long time are in the center of attention not only scientists and politicians, but also all society. In some cases growth of anthropogenic load has led to irreversible climatic changes and deterioration of the conditions of human life for millions people. Now and in the future search of the decisions promoting elimination of a dilemma between economic growth and ecology deterioration will make importance directions of the scientific researches. At the same time, corruption component of environmental problems until recently was lost for attention of researchers. Connection of a high level of corruption and negative influence on ecology of industrial activity was always perceived by society as one of the unhealthiest problems of public administration. Problems of socio-economic systems and the institutes concerning maintenance of stable and ecologically safe economic growth are considered in the article. The author presents results of the analysis of the mechanism of interaction of macroeconomic processes and management system of sustainable socio-economic development of the country. Influence of the ecological factor on production and on demography is also described. The characteristic of corruption processes also is given. Author is raising a topical questions of formation favorable institutional environment in Russia and participation in economic advancement the institutes of development. The author makes suggestions about development of a purpose-oriented programme in the budget for the management system of sustainable socio-economic development which will structure financing the Russian institutes of development. It will allow to succeed a high management efficiency the public finance and high parameters of economy development. The author makes the conclusion, that at use of the arranged mechanism of institutes of development there is an opportunity of the balanced management of social and economic processes, considering influence of the ecological and demographic factors.
demography
innovation management
innovation development
development institutions
corruption
macroeconomic cooperation
strategic management
environmental management
economic development
1. Weizsacker E., Lovins A., Lovins L. Faktor chetyre. Zatrat – polovina, otdacha – dvojjnaja, Doklad Rimskomu klubu 1997 g. [(1997) Factor Four: Doubling Wealth, Halving Resource Use – A Report to the Club of Rome], Moscow, Akademija, 2000.
2. Doklad regional’nykh komissijj OON: Regional’nye aspekty razvitija i sistema OON (N’ju-Jjork, nojabr’ 2011g.) [The Regional Dimension of Development and the UN System, A study Sponsored by the UN Regional Commissions, November 2011, NY], рр. 16.
3. Mirovaja ehkonomika: tendencii razvitija. Specvypusk ot 04.09.00 (chast’ I), available at: http://subscribe.ru/archive/business.globalec/200009/04230501.html (accessed 9 October 2012).
4. Ramochnaja konvencija OON ob izmenenii klimata ot 09.05.1992 g., Sbornik zakonodatel’stva OON: Vol. 1771, I-30822 [UN framework convention on climate change, NY, 9 may 1992 (UN, Treaty Series, vol. 1771, I-30822)], рp. 218.
5. Rezoljucija General’nojj Assamblei OON A/RES/66/288 (Rio-de-Zhanejjro, 20–22 ijunja 2012 g.) [Resolution adopted by the General Assembly, 66 Session, Rio de Janeiro, 20–22 June 2012 (A/RES/66/288)], рp. 10–64.
6. Cook J. We’re Not Going to Freeze in the Dark, Forbes, June 27, 1988, рp. 106.

Вовлечение в конкурентную борьбу не только компаний, но и целых стран в рамках нового глобального рынка усугубляет конфликт между природой и обществом. Понимание того факта, что необходимы принципиально новые правила взаимоотношений рыночной цивилизации с природными системами, существует достаточно давно. В 1992 году на состоявшейся в Рио-де-Жанейро конференции ООН по окружающей среде и развитию 154 государства признало, что изменение климата Земли и его неблагоприятные последствия являются предметом общей озабоченности человечества. [4] Однако не сама по себе экология угрожает человечеству, а антропогенная нагрузка на нее, которая увеличивается по экспоненте в результате деятельности человека.

Усиление негативного воздействия на окружающую среду обусловливает повышение актуальности проблем устойчивого развития и сохранения жизни на планете: «Мы признаем, что планета Земля и ее экосистемы – это наш дом и что выражение «Мать-Земля» широко распространено в ряде стран и регионов, и отмечаем, что ряд стран признают права природы в контексте поощрения устойчивого развития. Мы убеждены в том, что для обеспечения правильного баланса между экономическими, социальными и экологическими потребностями нынешнего и будущих поколений необходимо постараться достичь гармонии с природой» [5].

Всегда осознание значимости природы для жизнедеятельности человека порождало страх последствий перенаселенности – от Т. Мальтуса с его теорией убывающего плодородия почвы до Дж. Форрестера, сформулировавшего основные идеи теории «пределов роста», утверждающей, что равновесное функционирование общества достигается через стабилизацию численности населения, и которая нашла свое проявление не только в теоретических моделях мирового развития, но и в программах по контролю над рождаемостью в ряде стран.

Является ли рост народонаселения главной угрозой для выживания человечества? По оценкам ученых при существующем уровне развития науки и техники Земля способна прокормить 25–30 млрд человек, а ведь опасения в связи с ростом человеческой популяции связаны с истощением ресурсов. Однако такая, казалось бы, логическая связь не может быть достоверно просчитана. Так, накануне нефтяного кризиса 1973 г. мировые запасы нефти по оценкам составляли порядка 700 млрд баррелей, которых при современном уровне потребления могло хватить еще лет на сорок. [6] Но уже через 15 лет мировые подтвержденные запасы нефти оценивались почти в 900 млрд баррелей, то есть почти на 30 % больше. Пересмотр объемов запасов произошел и с другими видами сырья, например, газа, меди, золота и т.д. [3]. Вероятно, существуют еще определенные запасы природных ресурсов, о которых человечество пока не знает, и которые оно не может разведать в силу отсутствия нужных технологий. Таким образом, в текущий момент не ограниченность запасов угрожает жизнедеятельности людей, а сама жизнедеятельность, порождающая все большее количество отходов.

Некоторые ученые, политические и общественные деятели считают, что рыночная экономика по своей природе не может разрешить стоящие перед человечеством проблемы, так как ее постулаты основываются исключительно на функциональных потребительских отношениях между обществом и природой. Однако не рынок «обрекает» человечество на неизбежный конфликт с природой, а мера несоблюдения интересов общества при извлечении прибыли. Возникает естественный вопрос: кто может обеспечить соблюдение этих интересов? По всей видимости единственным институтом, который может регламентировать взаимоотношения хозяйствующих субъектов с природой, является государство. При этом, конечно, определением внутренних границ экологические функции государства не ограничиваются – оно выступает как полномочный представитель в мировом сообществе, защищая не только национальные интересы, но и интересы единой мировой социальной эколого-экономической системы. Иными словами, к традиционным функциям государства добавляется задача недопущения физической гибели народонаселения от загрязнения окружающей среды, являющегося результатом их же деятельности.

Поэтому инновационная деятельность в новом тысячелетии – это деятельность по наведению экологического порядка. И здесь практически безграничны задачи, которые должны решать технологии – от более эффективного производства до утилизации продуктов жизнедеятельности человечества. Как считают ученые, современные технологии позволяют примирить между собой высокое качество жизни и бережное отношение к природным ресурсам. Авторы доклада Римскому клубу 1997 года, являясь всемирно известными специалистами в области охраны окружающей среды, в своем докладе сформулировали простой ответ: «затрат – половина, отдача – двойная» [1]. В своей работе они доказывают, что для производства товаров можно затрачивать в два раза меньше сырья, а произведенные товары можно использовать в два раза лучше. Инновации должны обеспечить и снижение затрат на производство, и снижение антропогенной нагрузки на природу вследствие как относительного сокращения отходов производства, так и более эффективной утилизации отходов потребления. То есть речь идет о более эффективном потреблении ресурсов и о более эффективной утилизации отходов, как производственных, так и биологических. Без постановки такой задачи пессимистические футурологические прогнозы имеют шанс стать явью.

В России государственное экологическое регулирование основано на концепции устойчивого развития, которая предусматривает обеспечение экологической безопасности общества за счет организационно-экономического механизма природопользования компенсационного характера.

Система организационно-экономического стимулирования природоохранной деятельности государственных и частных предприятий, длительное время применяемая в большинстве стран, в том числе в России, основана на методах прямой регламентации мероприятий по охране природы в сочетании с поддержкой государством природоохранной деятельности частного капитала. Одновременно, так же как в наиболее экономически развитых странах, в России приняты специальные программы создания и развития национальных систем экологического мониторинга.

Учитывая сложившиеся формы и методы воздействия на «экологическое поведение» предприятий, можно сказать, что эффективное природопользование, ориентированное на реализацию стратегии экологического управления, представляет собой совокупность принципов, методов, инфраструктуры, форм и средств предприятия, инвестиций на природоохранные цели и экологической безопасности. Эффективность системы управления экологическими рисками на предприятии характеризуется экологической устойчивостью, т.е. способностью решать уже существующие проблемы и не допускать возникновения новых проблемных ситуаций.

Следовательно, экологическое регулирование можно определить как деятельность государственных органов и экономических субъектов, направленную на соблюдение обязательных требований природоохранного законодательства разработку и реализацию соответствующих целей, проектов и программ. При этом экологический менеджмент является инициативой и результатом деятельности хозяйствующего субъекта, направленной на достижение собственных целей.

Рассмотрев проблемы, диктующие приоритеты системы государственного управления, необходимо определиться с формами и механизмами регулирования, реализующими принципы инициирующего управления. С этой целью необходимо понимание точного места экологии в механизме взаимодействия макроэкономических процессов и системе управления устойчивым социально-экономическим развитием государства (рис. 1).

С точки зрения системы, влияние экологического фактора на производство, как определено выше, носит стимулирующий характер. С уменьшением природных ресурсов и стремлением человечества к снижению уровней загрязнения окружающей среды хозяйствующие субъекты вынуждены инвестировать в развитие технологий, которые в том числе стремятся повысить уровень производительности. «Мы признаем чрезвычайно важную роль технологий, а также значение стимулирования инновационной деятельности, особенно в развивающихся странах. Мы предлагаем правительствам сообразно обстоятельствам создавать благоприятные условия стимулирования экологически безопасных технологий, исследований и разработок и инновационной деятельности, в том числе в поддержку развития «зеленой» экономики в контексте устойчивого развития и ликвидации нищеты» [5]. Однако при рассмотрении со стороны государственного регулирования существует очень тонкая грань между стимулирующим регулированием и коррупцией, прикрывающейся благими целями заставить предприятия инвестировать в охрану окружающей среды.

Управление финансовыми потоками, выделяемыми государством на решение приоритетных задач, всегда сопровождалось коррупцией. В России борьба с коррупцией, по сути, только начинается, но уже сегодня разработаны и внедрены определенные механизмы мониторинга и противодействия коррупции. С учетом мер по предупреждению коррупции и по борьбе с ней, в соответствии с международными правовыми документами по противодействию коррупции, с 2010 года в России действует национальная стратегия противодействия коррупции[1], которая направлена на искоренение причин и условий, порождающих коррупцию в российском обществе. Одновременно в рамках стратегии действует национальный план противодействия коррупции на 2012–2013 годы[2].

Озабоченность системностью расширяющихся проблем международной коррупции отмечается ООН: «…приоритетной задачей является борьба с коррупцией и движением незаконных финансовых средств как на национальном, так и на международном уровне, и что коррупция представляет собой серьезное препятствие для эффективной мобилизации и распределения ресурсов и отвлекает средства, которые предназначены для осуществления мероприятий, имеющих жизненно важное значение для искоренения нищеты, борьбы с голодом и обеспечения устойчивого развития» [5].

pic_119.tif

Рис. 1. Место экологического фактора в механизме взаимодействия макроэкономических процессов в системе управления устойчивым социально-экономическим развитием страны

За последние два десятилетия наблюдалось ускорение региональной интеграции и процессов сотрудничества, а также значительный рост региональных соглашений, чьи рамки гораздо шире традиционных границ торговли, которые распространяются и на другие аспекты, такие как инвестиции и денежное обращение, конкурентная политика и инновации, демография и занятость, экология, коррупция и другие. Расширение масштабов деятельности в сочетании с быстрым ростом регионального и субрегионального сотрудничества, интеграцией и укрупнением рыночных структур стал известен как «новый регионализм» [2], в результате которого многие специалисты отмечают значительные трансформационные изменения международных институтов. «Решающее значение для обеспечения устойчивого развития имеет эффективное управление на местном, субнациональном, национальном, региональном и глобальном уровнях, учитывающее мнения и интересы всех. Укрепление и реформирование институциональных рамок должно быть не самоцелью, а средством обеспечения устойчивого развития» [5].

Однако необходимо отметить, что борьба с коррупцией в мире в большой степени носит декларационный характер. Так, за последние более чем 30 лет динамика индексов восприятия коррупции показывает невнятные тенденции и, по сути, не отражает фактическое влияние коррупции на экономические процессы анализируемых стран (рис. 2).

Результаты оценки динамики коррупционных трендов говорят о невозможности корректного анализа уровня коррупции и его влияния на темпы экономического развития той или иной страны. Однако по данным оценкам можно судить о стереотипах восприятия отдельных стран на глобальных рынках. Одновременно можно с уверенностью говорить о том, что уровень коррупции в развитых странах согласно индексу восприятия коррупции значительно ниже, чем в остальных странах.

pic_120.wmf

Рис. 2. Индекс восприятия коррупции[3], по данным компании Transparency International

Отдельного внимания требует влияние экологического фактора на демографию. Научно доказано, что ухудшение экологии негативно сказывается на уровне рождаемости и здоровье населения в целом. В сочетании с прогнозами динамики численности населения до 2100 года (рис. 3) усиление давления на демографию со стороны экологического фактора может привести к очень нежелательным последствиям.

pic_121.wmf

Рис. 3. Динамика роста численности населения России и мира, тыс. чел.

Воздействие демографических факторов на экономику способно привести к уменьшению потребительской активности, смещению предпочтений потребителей и как следствие к замедлению экономики. Снижение экономических показателей в совокупности с уменьшением численности населения, в том числе задействованного в экономике, может привести к существенному увеличению пенсионной нагрузки на бюджет страны и работающее население.

Конечно, существуют и другие не менее важные факторы влияния и процессы взаимодействия, однако их рассмотрение требует глубокого анализа, который выходит за рамки настоящей статьи.

Рассмотренные выше процессы отражают суть проблем, основные решения которых лежат в развитии институциональной среды. Важное место в формировании институциональной среды в российской экономике занимают институты развития, деятельность которых должна быть нацелена на решение конкретных системных экономических проблем. Создание национальной системы поддержки инноваций и технологического развития обусловливает необходимость серьезного технологического обновления производственных мощностей на базе передовых научно-технических разработок.

Учитывая перечисленные аспекты, по мнению автора, институты развития способны стать основным звеном механизма реализации социально-экономической политики государства (см. рис. 1). Воплощение системного подхода при создании государственной системы управления устойчивым развитием с использованием бюджетного механизма федеральных целевых программ позволит достичь высокой эффективности управления общественными финансами и высоких показателей развития экономики. Использование систематизированные механизмы институтов развития дает возможность сбалансировать управление социально-экономическими процессами, учитывая при этом влияние экологических и демографических факторов. Кроме того, появление прозрачной системы управления общественными финансами позволит исключить коррупционную составляющую.

Рецензенты:

Колоколов В.А., д.э.н., профессор, декан инженерно-экономического факультета, ФГБОУ ВПО «Российский экономический университет имени Г.В. Плеханова», г. Москва;

Денисов И.В., д.э.н., декан факультета экономики торговли и товароведения, ФГБОУ ВПО «Российский экономический университет имени Г.В. Плеханова», г. Москва.

Работа поступила в редакцию 05.12.2012.


[1] Утверждена Указом Президента РФ от 13.04.2010 г. № 460.

[2] Утвержден Указом Президента РФ от 13.03.2012 г. № 297

[3] Индекс восприятия коррупции представляет собой сводный индикатор, за 2011 г. рассчитан на основе данных, полученных из 17 источников, предоставленных 13 заслуживающими доверие организациями. Индекс представляет собой оценку от 0 (максимальный уровень коррупции) до 10 (отсутствие коррупции). Все источники измеряют общую степень распространенности коррупции (частотность и/или объем взяток) в государственном и политическом секторах и все они ранжируют страны, иными словами, включают оценку множества стран.