Scientific journal
Fundamental research
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,749

ANTI-INTERFERON ACTIVITY OF BLASTOCISTIS HOMINIS

Ильина Н.А., Касаткина Н.М.
In the process of our investigation we studied thoroughly prevalence and level of anti-interferon activity of B. hominis, dependence of AIA of blastocistis on morphological form of protozoa, correlation of AIA to pathogenicity of blastocistis indicators. With this goal was studied AIA by 135 strains of protozoa B. hominis, excreted out of men’s faeces with digestive tract pathology by blastocistis invasion. Keywords: anti-interferon activity, blastocistis, digestive tract pathology

Наиболее известными возбудителями кишечных расстройств протозойной природы являются Entamoeba hystolitica, Giardia lamblia и Criptosporidium [3]. Менее известна протозойная инфекция - бластоцистоз, обусловленная паразитированием преимущественно в толстой кишке простейших Blastocystis hominis [4, 8, 9]. До недавнего времени этот возбудитель не рассматривался как этиологический фактор патологических состояний человека. Более того, некоторые исследователи вообще сомневались в патогенных потенциях B. hominis и считали бластоцистоз не заболеванием, а безвредным транзиторным носительством непатогенных микроорганизмов [7, 9]. В настоящее время имеется достаточное количество эпидемиологических и клинических материалов, а также лабораторных данных, подтверждающих как потенциальную, так и реальную этиологическую роль B. hominis в патологии человека, развивающейся на фоне снижения резистентности макроорганизма [5, 6]. Антиинтерфероновая активность (АИА) относится к факторам, направленным на инактивацию защитных механизмов хозяина, обеспечивающим стабильный антагонистический эффект в биоценозе [1].

С этой целью была изучена АИА у 135 штаммов простейших B. hominis, выделенных из фекалий людей с патологией пищеварительного тракта при инвазии бластоцист.

Для обнаружения способности инактивировать бактерицидную основу препарата человеческого лейкоцитарного интерферона - «антиинтерфероновой» активности - использовали методику О.В. Бухарина, В.Ю. Соколова [2]. При определении АИА использовали чистые суточные агаровые культуры B. hominis (Приоритетная справка на изобретение РФ №2003135444 от 09.12.2003). О присутствии «антиинтерферонового» признака у культур B. hominis, судили по наличию роста индикаторной культуры Corynebacterium xersis №181 (ГИСК им. Тарасевича) на поверхности и вокруг колоний исследуемых культур, свидетельствующего о нейтрализации бактерицидного компонента препарата интерферона в среде.

Исследования показали, что способность к инактивации бактерицидного компонента препарата интерферона - АИА, широко представлена у простейших B. hominis. Рост дифтероидов на поверхности и вокруг колоний бластоцист, свидетельствующий о нейтрализации бактерицидного компонента препарата интерферона, демонстрировал наличие антиинтерферонового признака у изучаемых штаммов.

Из 135 изученных штаммов бластоцист 99 (73,33 %) обладали АИА. Уровень АИА у B. hominis, выделенных у людей с патологией пищеварительного тракта с инвазией бластоцист варьировал. Для анализа персистентных характеристик бластоцист были выделены 3 группы простейших: первая включала штаммы с низким уровнем АИА - 0‒1 ед., вторая со средним уровнем - 1,1‒2,0 ед. и третья с высоким уровнем - 2,1‒3,0 ед. Доля штаммов с низкими показателями АИА составила 53,53 % (53 штамма), со средним уровнем - 27,27 % (27 штаммов) и 19,19 % (19 штаммов) с высоким уровнем АИА.

Таким образом, антиинтерфероновая активность широко представлена у B. hominis, изолированных у людей с патологией пищеварительного тракта с инвазией бластоцист. Уровень АИА у бластоцист был неодинаков. Доля штаммов с низкими значениями АИА составила 53,53 % (53 штамма), со средним и высоким уровнями - 27,27 % (27 штаммов) и 19,19 % (19 штаммов) соответственно.

Дальнейшие исследования показали, что уровень АИА штаммов, выделенных у больных с инвазией бластоцист находится в зависимости от их морфологической формы. В связи с этим исследуемые штаммы B. hominis были разделены на 4 группы. В 1-ю группу входили бластоцисты в виде цист (13 штаммов), во 2-ю группу - вакуолярные формы бластоцист (23 штамма), в 3-ю группу - бластоцисты с гранулярной формой (30 штаммов) и в 4-ю группу - амебоидная форма бластоцист (33 штамма).

Распространенность антиинтерфероновой активности B. hominis в этих группах представлена в табл. 1.

Таблица 1

Распространенность АИА у B. hominis

Группы

Морфологическая форма

бластоцист

Общее кол-во

штаммов

Кол-во

штаммов с АИА

%

1

Цисты

13

7

53,84

2

Вакуолярная

23

14

60,86

3

Гранулярная

30

21

70,0

4

Амебоидная

33

28

84,84

В 1-й группе антиинтерфероновая активность бластоцист была выявлена у 7 штаммов (53,84 %), во 2-й группе - у 14 (60,86 %), в 3-й группе - у 21 (70,0 %) и в 4-й группе ‒ у 28 штаммов (84,84 %). Показатели АИА изучаемых микроорганизмов повышались от цистной до амебоидной формы.

Изучение уровней антиинтерфероновой активности различных морфологических форм бластоцист представлены в табл. 2.

Таблица 2

Уровень антиинтерфероновой активности B. hominis
в зависимости от морфологической формы

Уровень АИА (ед.)

Группы штаммов

цисты

вакуолярная

форма

гранулярная

форма

амебоидная

форма

кол-во штаммов с АИА

%

кол-во штаммов с АИА

%

кол-во штаммов с АИА

%

кол-во штаммов с АИА

%

0‒1,0

6

46,15

8

34,78

11

36,66

8

24,24

1,1‒2,0

1

7,69

5

21,74

6

20,0

10

30,30

2,1‒3,0

-----

-----

1

4,35

4

13,33

10

30,30

Из табл. 2 видно, что антиинтерфероновая активность цистных форм бластоцист имела низкие (0-1 ед.) и средние (1,1-2,0 ед.) значения, тогда как высокие показатели (2,1-3 ед.) полностью отсутствовали. Так, из 13 штаммов цист у 6 уровень АИА не превышал 0-1,0 ед. и только у 1 штамма она достигала 2,0 ед.

Среди вакуолярных форм бластоцист (23 штамма) у 8 (34,78 %) уровень АИА составил 1,0 ед., у 5 - (21,74 %) - 1,1-2 ед. и лишь у 1 штамма выявлен высокий уровень АИА - 2,1-3,0 ед.

У бластоцист гранулярной формы (30 штаммов) низким уровнем АИА (0-1,1 ед) обладали простейшие, выделенные у 11 обследованных (36,66 %), средним (1,1-2 ед.) - 6 человек (20,0 %), что превышает аналогичные показатели у B. hominis 1-й и 2-й групп.

У бластоцист амебоидной формы (33 штамма) уровень АИА 0-1,1 ед. наблюдался в 24,24 % случаев (8 штаммов), средний уровень (1,1-2,0 ед.) - в 30,3 % (10 штаммов).

Высокий уровень АИА (2,1-3,0 ед.) наблюдался у гранулярной и амебоидной форм, их показатели составили 13,33 % (4 штамма) и 30,3 % (10 штаммов) соответственно.

Следовательно, выраженной антиинтерфероновой активностью (свыше 2 ед.) обладали только бластоцисты гранулярной, амебоидной форм и в меньшей степени вакуолярные формы простейших Blastocystis hominis. Значит, АИА бластоцист зависела от определенной морфологической формы. Высоким уровнем АИА обладали штаммы гранулярной и амебоидной форм.

Ранее нами было показано, что бластоцисты обладают разным уровнем патогенности. В связи с этим было проведено изучение зависимости патогенности B. hominis и наличия у них АИА.

В ходе исследований все изученные штаммы бластоцист, выделенные у больных, инфицированных бластоцистами в соответствии с уровнем их патогенности были поделены на 4 группы. У простейших каждой их этих групп определяли антиинтерфероновую активность (табл. 3).

Таблица 3

Показатели АИА у бластоцист с различной патогенностью

№ п/п

Патогенность (lg LD50)

Показатели АИА

   

0-1,0 ед.

1,1-2,0 ед.

2,1-3,0 ед.

1

2,7 ± 0,1-3,2 ± 0,3

6

2

------

2

3,3 ± 0,1-3,7 ± 0,2

17

14

------

3

3,8 ± 0,3-4,3 ± 0,2

18

18

11

4

4,4 ± 0,1-5,2 ± 0,3

3

5

8

Из табл. 3 видно, что патогенность бластоцист значительно увеличивалась у штаммов с высокими показателями патогенности. Так, у бластоцист с менее выраженными патогенными свойствами (lg LD50 2,7 ± 0,1-3,2 ± 0,3) АИА обладали 6 штаммов из 8, уровень антиинтерфероновой активности у них составил 0-1,0 ед. и лишь у двух -
1,1-2,0 ед. У бластоцист 2-й группы (lg LD50 3,3 ± 0,1 - 3,7 ± 0,2) слабой антиинтерфероновой активностью обладали 17 штаммов, а более высокой (1,1-2,0 ед.) - 14 штаммов. При повышении патогенности возрастала АИА, так у бластоцист 3-й группы с патогенностью lg LD50 3,8 ± 0,3-4,3 ± 0,2 антиинтерфероновая активность была выявлена у 47 штаммов. Из них низкий уровень (0-1,1 ед.) АИА обнаружен у 18 изолятов, средний (1,1-2,0 ед.) ‒ у 18 и высокий уровень (2,1-3,0 ед.) ‒ у 11 штаммов. У штаммов с наибольшей патогенностью (lg LD50 4,4 ± 0,1-5,2 ± 0,3) данная активность была еще более выражена. Из 16 изолятов АИА обладали все штаммы простейших. Среди них отмечалось наибольшее количество бластоцист, имеющих наиболее высокие значения антиинтерфероновой активности.

Полученные данные свидетельствуют о том, что антиинтерфероновая активность более выражена у бластоцист, обладающих высокой патогенностью.

Таким образом, антиинтерфероновая активность широко представлена у простейших B. hominis, изолированных у больных, инфицированных бластоцистами. Показатели АИА у бластоцист были неодинаковы. Доля штаммов с низкими значениями АИА составила 62,74 %, со средним уровнем - 38,23 % и с высоким уровнем АИА - 18,63 %.

Бластоцисты, выделенные у больных, обладали разными уровнями антиинтерфероновой активности. Наиболее высокие показатели АИА отмечались у бластоцист гранулярной и амебоидной форм. Уровень антиинтерферонового признака коррелировал с показателями патогенности бластоцист.

Список литературы

  1. Колиценогенная активность кишечной микрофлоры как показатель дисбиотического состояния желудочно-кишечного тракта / О.В. Бухарин, А.В. Валышев, О.Е. Челпаченко, Н.Н. Елагина, Н.Б. Перунова // Журн. микробиол. - 2002. - № 4. - С. 55-57.
  2. Бухарин О.В., Соколов В.Ю. Способ определения антиинтерфероновой активности микроорганизмов // А.с. СССР. - № 1564191, 1993.
  3. Генис Д.Е. Медицинская паразитология. - М.: Медицина. - 1979. - 344 с.
  4. Чайка Н.А. Бластоциcтоз и СПИД // Медицинская паразитология. - 1992. - № 4. - С. 48-51.
  5. Cirioni O., Giacometti A., Drenaggi D., Ancarani F., Scalise G. Prevalence and clinical relevance of Blastocystis hominis in diverse patient cohorts // Eur. J. Epidemiol. - 1999. - Vol. 15. - Р. 389-393.
  6. Garavelli P., Scaglione L., Rossi M., Bicocchir R., Libanere M. Blastocystis in Italy // Ann. Рarasit. hum. comp. - 1989. - Vol. 64. - Р. 391-395.
  7. Johnson A.M., Thanou A.A., Boreham P.F., Baverstock P.R. Blastocystis hominis: phylogenetic affinities determined by rRNA sequence comparison // Exp. Parasitol. - 1989. - Vol. 68. - P. 283-289.
  8. Reinthaler F.F., Mascher F., Math E., Tandy M., Finlay C. Blastocystis hominis - intestinal parasit or commensal // Wien. Med. Wochenschr. - 1988. - Vol. 15. - P. 545-552.
  9. Zierdt C.H. B. hominis - Past and future // Clin. Microbiol. Rev. - 1991. - Vol. 4. - P. 61-79.

Рецензенты:

Бабичев Сергей Анатольевич, к.м.н., доцент, зав. кафедрой микробиологии, вирусологии и иммунологии ГОУ ВПО «Кубанский государственный медицинский университет Росздрава»;

Колесникова Наталья Владиславовна, д.б.н., профессор кафедры клинической иммунологии, аллергологии и лабораторной диагностики ФПК и ППС ГОУ ВПО «Кубанский государственный медицинский университет Росздрава».