Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,749

К ВОПРОСУ О РОЛИ ГОСУДАРСТВЕННОГО СЕКТОРА В СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ ТЕРРИТОРИЙ С УЧЕТОМ СТАДИЙ ИХ ЖИЗНЕННОГО ЦИКЛА

Иванов П.А. 1
1 Институт социально-экономических исследований – обособленное структурное подразделение ФГБНУ Уфимского федерального исследовательского центра Российской академии наук
Статья посвящена исследованию роли и оценки вклада государственного сектора экономики в обеспечение социально-экономического развития территориальных образований с точки зрения двух аспектов: стадий жизненного цикла территорий и состояния экономической безопасности в данном институциональном секторе. На примере регионов Приволжского федерального округа (ПФО) проведен анализ динамики уровня инфляции и других макроэкономических показателей безопасности в бюджетной и внешнеторговой сферах деятельности относительно их пороговых значений, показавший улучшение состояния экономической безопасности государственного сектора в большинстве рассматриваемых субъектов РФ за период 2010–2018 гг. На основе предложенного авторского методического инструментария и полученных результатов анализа уровня экономической безопасности регионов ПФО выявлены стадии их жизненного цикла в параметрах, характеризующих государственный сектор территорий. Установлено снижение уровня стадиальной дифференциации и его смещение в сторону восходящих стадий жизненного цикла регионов, что является положительной тенденцией. Проведена систематизация и анализ официальных статистических данных об инвестиционной и хозяйственной деятельности предприятий и организаций государственной и муниципальной форм собственности, позволивший оценить, с учетом имеющихся статистических ограничений в первой половине исследуемого периода, степень участия государственного сектора в обеспечении ключевых финансовых показателей социально-экономического развития территорий. Выявлена и исследована взаимосвязь между величиной вклада государственного сектора в экономику регионов и уровнем их стадиального развития.
государственный сектор экономики
жизненный цикл территории
стадия
инвестиции
оборот организаций
экономическая безопасность
1. Тургель И.Д. Теоретико-методологические аспекты исследования жизненного цикла города // Вопросы управления. 2008. № 3 (4). [Электронный ресурс]. URL: http://vestnik.uapa.ru/issue/2008/03/14 (дата обращения: 03.06.2020).
2. Звягина О.В. Жизненный цикл старопромышленных территорий региона: тенденции и перспективы развития // Научное мнение. 2014. № 3. С. 132–135.
3. Климова Н.И., Алтуфьева Т.Ю. Жизненный цикл территорий: теоретико-методологический подход к стадиальной идентификации и его приложение // Фундаментальные исследования. 2017. № 9–1. С. 189–194.
4. Жизненный цикл территории / Под ред. Н.И. Климовой. Уфа: ИСЭИ УФИЦ РАН, 2018. 114 с.
5. Финансово-инвестиционная поддержка развития территорий различной стадиальной принадлежности / Под ред. Н.И. Климовой. Уфа: ИСЭИ УФИЦ РАН, 2019. 112 с.
6. Иванов П.А. Оценка жизненного цикла территории (на примере муниципальных образований Республики Башкортостан) // Азимут научных исследований: экономика и управление. 2017. № 3 (20). С. 160–163.
7. Сенчагов В.К., Митяков С.Н. Оценка кризисов в экономике с использованием краткосрочных индикаторов и средних индексов экономической безопасности России // Проблемы прогнозирования. 2016. № 2. С. 44–58.
8. Глазьев С.Ю., Локосов В.В. Оценка предельно критических значений показателей состояния российского общества и их использование в управлении социально-экономическим развитием // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. 2012. № 4 (22). С. 22–41.
9. Сенчагов В.К. Обеспечение финансовой безопасности России в условиях глобализации // Вестник РАЕН. 2011. № 3. С. 14–19.
10. Бюджетный кодекс Российской Федерации. Статья 107.1 [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_19702/ (дата обращения: 03.06.2020).
11. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2019: Стат. сб. / Росстат. М., 2019. 1204 с.
12. Объем и структура государственного долга субъектов РФ и долга муниципальных образований. Сайт Министерства финансов РФ. [Электронный ресурс]. URL: https://www.minfin.ru/ru/perfomance/public_debt/subdbt/ (дата обращения: 03.06.2020).
13. Объем налоговых и неналоговых доходов консолидированных бюджетов субъектов РФ. Сайт Федерального казначейства РФ. [Электронный ресурс]. URL: https://www.roskazna.ru/ispolnenie-byudzhetov/ (дата обращения: 03.06.2020).
14. Стандарт развития конкуренции в субъектах РФ. Утвержден распоряжением Правительства РФ от 17 апреля 2019 г. № 768-р. [Электронный ресурс]. URL: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/72128754/ (дата обращения: 06.06.2020).
15. Глазьев С.Ю. Доклад о глубинных причинах нарастающего хаоса и мерах по преодолению экономического кризиса (апрель 2020 г.). Сайт С.Ю. Глазьева. [Электронный ресурс]. URL: https://glazev.ru/articles/11-analitika-i-prognozy/78774-doklad-o-glubinnykh-prichinakh-narastajushhego-khaosa-i-merakh-po-preodoleniju-jekonomicheskogo-krizisa (дата обращения: 07.06.2020).

В современных условиях глубокого структурного финансового кризиса в мировой экономике, а также его обострения на фоне неблагоприятной эпидемиологической обстановки, вызванной новой коронавирусной инфекцией и последовавшим за ней принятием карантинных мер, привело к резкому падению экономической активности и доходов хозяйствующих субъектов и населения, необходимости выработки и реализации мер государственной поддержки экономики (в том числе в сфере государственного сектора) в различных странах мира. Однако в настоящее время при выделении финансирования для обеспечения устойчивости социально-экономического развития той или иной территории слабо учитываются параметры, связанные со стадиями их жизненного цикла.

Проблема исследования теоретико-методологических основ [1–3] и в особенности методических аспектов [4, 5] жизненного цикла территорий в настоящее время изучена еще не в достаточной мере. На наш взгляд, учет на государственном и муниципальном уровнях управления категории жизненного цикла территорий как совокупности периодов (стадий) территориального развития в рамках доминирующей территориальной специализации территории, определяющей уровень ее конкурентоспособности и адаптивности к воздействию внешних и внутренних вызовов, а также присущих различным стадиям закономерностей и особенностей [4] позволит повысить качество принимаемых решений в области финансового обеспечения (прежде всего, через бюджетную и инвестиционную сферы деятельности) социально-экономического развития территорий.

Другим немаловажным аспектом при оценке степени участия государственного сектора в экономике территорий является учет состояния показателей их экономической безопасности (по данному сектору), на базе которой проводится дальнейшее выявление стадий жизненного цикла разноуровневых территориальных образований. В этой связи представляется актуальным исследование вопроса о роли государственного сектора экономики в социально-экономическом развитии территорий в контексте их стадиального развития, отражающего изменения в структуре экономики при переходе территории из одной стадии жизненного цикла в другую.

Целью исследования является оценка вклада государственного сектора экономики в обеспечение социально-экономического развития территорий с учетом стадий их жизненного цикла и состояния экономической безопасности на примере регионов ПФО.

Материалы и методы исследования

В качестве методического инструментария использовалась авторская методика оценки стадиального развития территорий [6], базирующаяся, во-первых, на сборе и систематизации необходимых для анализа определенной сферы деятельности показателей (основным ограничением для включения показателя является отсутствие оценки его порогового уровня), во-вторых, последующем нормировании показателей на основе сопоставления их фактических и пороговых значений (с учетом экономической сущности рассматриваемых показателей, позволяющая путем математического преобразования [7] выстроить систему (от –1 до +1, где 0 соответствует пороговому значению), при которой положительное (отрицательное) значение нормированного показателя всегда отражает позитивное (негативное) влияние на социально-экономическое развитие территории), и, в-третьих, расчете и шкалировании интегрального показателя по стадиям жизненного цикла территорий. В данном случае основными индикаторами для анализа были взяты показатели состояния экономической безопасности в государственном секторе, выбор которых обусловлен как уровнем их влияния на макроэкономическую стабильность региона в целом, так и наличием по ним пороговых значений, рассмотренных в публикациях российских ученых и экономистов [8–10]:

– дефицит (профицит) консолидированного бюджета региона, в % к ВРП (далее – Х1);

– объем внешнеторгового оборота, в % к ВРП (далее – Х2);

– уровень инфляции (индекс потребительских цен), % (далее – Х3);

– уровень долговой нагрузки консолидированного бюджета субъекта РФ (отношение суммарного объема государственного долга субъекта РФ и муниципального долга входящих в него муниципальных образований к объему налоговых и неналоговых доходов консолидированного бюджета региона), % (далее – Х4).

В силу того, что статистический учет распределения оборота организаций по формам собственности в региональном разрезе представлен только начиная с 2016 г., для сопоставимости оценки долей государственного сектора за период 2010–2018 гг. были проанализированы данные по следующим видам экономической деятельности (ВЭД): по ВЭД «Добыча полезных ископаемых», «Обрабатывающие производства», «Производство и распределение электроэнергии, газа и воды» (с 2018 г. суммарный объем по ВЭД «Водоснабжение; водоотведение, организация сбора и утилизации отходов, деятельность по ликвидации загрязнений» и «Обеспечение электрической энергией, газом и паром; кондиционирование воздуха») представлена доля государственного сектора в объеме отгруженных товаров собственного производства, выполненных работ и услуг собственными силами; по ВЭД «Строительство» – в объеме выполненных работ; по ВЭД «Розничная торговля» – в обороте предприятий.

Результаты исследования и их обсуждение

В соответствии с поставленной целью на первом этапе исследования государственного сектора были проанализированы значения показателей экономической безопасности регионов ПФО в сравнении с их пороговыми уровнями, которые представлены в табл. 1.

Таблица 1

Показатели экономической безопасности государственного сектора экономики (их пороговые значения) регионов ПФО в 2010 и 2018 гг.*

Регион

Х1 (≥ -3 %; ≤ 4 %)

Х2 (≥ 15 %; ≤ 30 %)

Х3 (≤ 6 %)

Х4 (≤ 100 %)

2010 г.

2018 г.

2010 г.

2018 г.

2010 г.

2018 г.

2010 г.

2018 г.

Республика Башкортостан

–0,3

1,5

39,9

20,2

9,6

4,3

14,7

13,4

Республика Марий Эл

–1,8

0,2

17,2

19,9

11,5

5,4

44,2

68,4

Республика Мордовия

–7,1

–3,1

9,2

14,0

9,5

3,4

96,7

220,0

Республика Татарстан

–1,8

0,2

54,3

49,1

8,2

3,7

70,5

44,4

Удмуртская Республика

–2,5

0,3

5,3

7,8

10,9

3,8

52,0

80,7

Чувашская Республика

–1,2

0,7

5,4

11,9

9,8

4,7

54,9

39,7

Пермский край

–1,3

0,3

24,1

29,5

10,2

3,8

1,7

13,4

Кировская область

–0,7

0,5

13,9

23,0

10,9

4,3

35,8

66,9

Нижегородская область

–1,4

0,7

23,5

40,2

9,9

4,7

33,5

53,7

Оренбургская область

–1,0

1,2

27,2

20,7

9,2

4,3

21,3

28,3

Пензенская область

–0,8

0,0

4,6

9,0

9,8

4,2

34,5

60,2

Самарская область

–0,2

1,1

41,8

31,2

7,8

4,5

30,7

39,3

Саратовская область

–2,4

0,7

19,7

19,7

8,5

4,2

55,3

68,4

Ульяновская область

–1,0

0,2

11,3

26,0

10,6

4,5

13,1

54,1

Примечание. *Рассчитано по данным Росстата [11], Министерства финансов РФ [12] и Федерального казначейства РФ [13].

За рассматриваемый период в динамике состояния экономической безопасности регионов ПФО можно выделить следующие тенденции:

1. В бюджетной сфере – переход с 2016 г. от дефицитного к профицитному консолидированному бюджету (за исключением Республики Мордовия). Если в 2015 г. согласно показателю Х1 у всех регионов ПФО бюджет был дефицитный, то в 2016 г. профицит наблюдался у 5 регионов, в 2017 г. – у 8, а в 2018 г. – у 13 регионов. При этом практически все регионы имели сбалансированный бюджет, не выходящий за пороговые значения. Высокий дефицит бюджета в Республике Мордовия в определенной мере связан с необходимостью обслуживания значительного государственного и муниципального долга (показатель Х4), также превысивший в 2018 г. свое пороговое значение в отличие от других регионов, где низкий уровень долговой нагрузки (менее 50 %) наблюдался у 6 регионов, средний уровень (50–85 %) имели 7 регионов.

2. В сфере внешней торговли (нижняя граница порогового уровня в 15 % по показателю Х2 предложена автором, поскольку более низкие значения свидетельствуют о недостаточной в силу различных причин активности внешнеторговых операций) – повышение сбалансированности внешнеторгового оборота относительно валового продукта территорий (за исключением Нижегородской области, однако в данном случае превышение пороговых значений обеспечивается преимущественно за счет роста в обороте доли несырьевых неэнергетических товаров). Увеличилось число регионов, где значение данного показателя укладывается в пороговые значения (с 5 до 7 регионов за период). В других субъектах РФ также наблюдается приближение параметров по данному показателю к пороговому диапазону. Однако во многом этот процесс носил для регионов «вынужденный» характер вследствие введения санкций западными странами в отношении России, что привело к стагнации объемов внешнеторгового оборота ПФО в целом (рост всего на 1,6 % за период за счет увеличения объемов импорта) при сохранении его общей экспортной направленности (доля экспорта снизилась с 81,4 % в 2010 г. до 74,5 % в 2018 г.).

3. Снижение уровня инфляции (Х3) до экономически безопасного уровня.

Таким образом, можно констатировать улучшение общего уровня экономической безопасности регионов ПФО в целом за анализируемый период.

Второй этап исследования заключается в выявлении стадий жизненного цикла территорий на основе описанного ранее инструментария и рассчитанных показателей экономической безопасности в государственном секторе, а также оценке вклада предприятий данного сектора в ключевые финансовые индикаторы экономики регионов, характеризующие входящие (инвестиционные) и выходящие (товарно-оборотные) параметры развития территорий (табл. 2).

Таблица 2

Стадиальная идентификация государственного сектора регионов ПФО в 2010 и 2018 гг.

Регион

Интегральный показатель стадиального развития

Вклад предприятий государственного сектора в экономику регионов*, %

2010 г.

S

2018 г.

S

Доля в I

Доля в V**

V***

2010 г.

2018 г.

2010 г.

2018 г.

2018 г.

Республика Башкортостан

0,28

З-I

0,40

З-I

19,8

11,6

3,2

1,4

2,3

Республика Марий Эл

0,08

З-II

0,31

З-I

16,4

9,8

7,1

3,3

5,0

Республика Мордовия

–0,29

У-I

–0,07

У-I

31,4

19,8

4,6

2,4

3,4

Республика Татарстан

–0,02

У-I

0,34

З-I

16,1

9,3

1,8

0,6

1,3

Удмуртская Республика

–0,07

У-I

0,26

З-I

15,9

11,0

7,6

1,1

3,2

Чувашская Республика

0,04

З-II

0,33

З-I

24,3

21,0

3,5

1,9

4,5

Пермский край

0,27

З-I

0,50

З-I

16,1

10,2

2,5

1,9

1,1

Кировская область

0,20

З-II

0,33

З-I

24,1

14,7

3,7

2,1

5,1

Нижегородская область

0,17

З-II

0,28

З-I

14,3

19,8

2,7

2,9

7,0

Оренбургская область

0,25

З-II

0,37

З-I

14

5,4

1,7

1,8

2,8

Пензенская область

0,13

З-II

0,32

З-I

17,9

8,0

5,9

2,3

3,6

Самарская область

0,27

З-I

0,33

З-I

13,7

15,8

1,8

0,5

6,4

Саратовская область

0,07

З-II

0,31

З-I

22

19,3

4,1

1,0

4,3

Ульяновская область

0,21

З-II

0,37

З-I

12,9

13,3

6,6

1,9

3,0

Примечание. S – Стадия (З-I начальная, З-II конечная фаза стадии зрелости; У-I начальная фаза стадии упадка);

I – Инвестиции в основной капитал;

V – Оборот организаций;

*без учета доли государственного сектора экономики в предприятиях других форм собственности;

**в рамках определенных видов экономической деятельности (изложенных в тексте), по данным Росстата [11];

***всего оборот по всем видам деятельности, по данным Росстата [11].

За период 2010–2018 гг. большинство регионов ПФО перешли на восходящую стадию развития, что подтверждается повышением значений интегрального показателя. Наибольшие позитивные изменения произошли в Республике Татарстан и Удмуртской Республике, которые перешли из начальной фазы стадии упадка в начальную фазу стадии зрелости (возможность возвратного перехода территорий на предыдущие стадии является одной из особенностей стадиального развития [4, с. 14], поскольку в силу масштаба и большой инерционности развития регионы, обладающие достаточным социально-экономическим потенциалом и резервами роста, могут выйти на восходящую траекторию жизненного цикла после ее кратковременного, в рамках существования территориальной системы, снижения). В восьми субъектах РФ наблюдался переход с конечной на начальную фазу стадии зрелости и в четырех регионах положительные изменения отмечены в рамках текущих фаз стадий их жизненного цикла. В итоге к концу исследуемого периода различия в стадиальном развитии между регионами в целом сократились, выйдя на начальную фазу стадии зрелости, за исключением Республики Мордовия, которая, несмотря на улучшения и в силу наибольшего изначального отставания от других территорий, только подошла к пограничным значениям со стадией зрелости.

Переходя к оценке вклада государственного сектора в экономику регионов, следует отметить, что инвестиции данного сектора, в отличие от частного капитала, в большей степени направляются на крупные инфраструктурные и социально значимые проекты, имеющие, как правило, низкий уровень рентабельности, долгий срок окупаемости либо не предполагающие извлечение прибыли. В этой связи превышение доли государственного сектора в инвестициях в основной капитал, по сравнению с его долей в обороте организаций, представляется закономерным. Например, по данным Росстата [11] в 2018 г. доля государственного сектора в инвестициях в основной капитал по ПФО в среднем составляла 12,5 % (доля частного капитала 67,6 %), а в обороте предприятий – 3,5 % (68,8 %).

В целом за период 2010–2018 гг. наблюдается сокращение доли государственного сектора в экономике в пользу бизнес-сектора, что взаимоувязано с процессами приватизации государственных (муниципальных) унитарных предприятий и ограничения влияния государственных (муниципальных) предприятий на конкуренцию в рамках проведения государственной политики по реализации стандарта развития конкуренции в экономике субъектов РФ [14], прошедшего несколько редакций и разработка которого была начата в 2013 г. Однако данные вопросы рассматривались и ранее (например, в разработанной во время экономического кризиса 2009 г. Программе развития конкуренции в РФ).

Анализ за исследуемый период динамики показателей экономической безопасности, стадиального развития и долей государственного сектора в экономике показывает наличие определенной взаимосвязи между ними. В регионах ПФО, где наблюдался рост доли предприятий государственного сектора в инвестиционных вложениях (Нижегородская, Самарская и Ульяновская области), имели сокращение или незначительный рост доли в обороте организаций. Кроме того, в данных регионах увеличение интегрального показателя стадиального развития также было значительно ниже, чем в остальных рассматриваемых субъектах РФ (в среднем на 0,11 ед. против 0,23 ед. в других регионах), в том числе как по причине достаточно высокой базы развития, так и увеличения долговых обязательств в результате повышения объемов инвестирования в более низкорентабельные проекты по сравнению с частным капиталом (доля которого в остальных регионах увеличилась). В итоге наиболее низкое значение стадиального развития наблюдалось в Республике Мордовия, имевшей в исследуемом периоде наиболее высокую долю государственного сектора в общем объеме инвестиций в основной каптал (29,4 % при 14,9 % по регионам ПФО в среднем).

Исходя из вышесказанного, представляется целесообразным учет стадиальной принадлежности территорий при разработке документов стратегического планирования и принятии управленческих решений в области бюджетного и инвестиционного обеспечения социально-экономического развития территорий. При этом важнейшее значение для повышения инвестиционной активности предприятий регионов представляет реализация первоочередных мер в области денежно-кредитного регулирования, ограничивающих переток выделяемых государством на поддержку экономики финансовых средств в спекулятивный капитал и создающих возможность для последующего расширения практики реализации инструментов целевого кредитования предприятий [15]. Актуальность решения данных и других вопросов, в частности доведения своевременно и в полном объеме заложенных в мероприятиях финансовых средств до конечных получателей, только нарастает и наиболее ярко высветилась в последнее время при реализации федеральных и региональных мер государственной поддержки экономики, разработанных в целях смягчения для бизнеса и населения последствий карантинных мер, введенных вследствие распространения новой коронавирусной инфекции.

Заключение

Проведенное исследование оценки вклада государственного сектора в экономику регионов ПФО показало, во-первых, важную роль данного сектора для социально-экономического развития в целом, обеспечивая реализацию крупных инфраструктурных и социально значимых инвестиционных проектов, во-вторых, наличие его взаимосвязанности со стадиями жизненного цикла территорий, что свидетельствует об актуальности учета стадиальной принадлежности регионов при осуществлении территориального управления. Основные направления дальнейших исследований в данной области планируется сконцентрировать на выявлении возможностей (резервов) государственного сектора и других институциональных секторов экономики по финансированию социально-экономического развития территорий на разных стадиях жизненного цикла.

Данное исследование выполнено в рамках государственного задания УФИЦ РАН № 075-01211-20-01 на 2020 г.


Библиографическая ссылка

Иванов П.А. К ВОПРОСУ О РОЛИ ГОСУДАРСТВЕННОГО СЕКТОРА В СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ ТЕРРИТОРИЙ С УЧЕТОМ СТАДИЙ ИХ ЖИЗНЕННОГО ЦИКЛА // Фундаментальные исследования. – 2020. – № 6. – С. 48-53;
URL: https://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=42776 (дата обращения: 24.09.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074