Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,749

ИССЛЕДОВАНИЕ ОСТРОЙ ТОКСИЧНОСТИ ГУМИНОВОЙ КОРМОВОЙ ДОБАВКИ

Торжков Н.И. 1 Туников Г.М. 1 Майорова Ж.С. 1
1 ФГБОУ ВПО «Рязанский государственный агротехнологический университет имени П.А. Костычева»
Изучена острая токсичность гуминовой кормовой добавки в опыте на белых мышах. Проведено исследование токсичности кормовой добавки при однократном пероральном введении в желудок мышей в разных дозировках. Установлено, что кормовая добавка не вызывает летальности при дозировках, превышающих рекомендованные нормы в 100 раз, и не проявляет токсичности в дозах до 5 мл/кг: при вскрытии и макроскопическом исследовании внутренних органов у мышей патологических изменений внутренних органов обнаружено не было: внутренние органы нормального размера, формы и топографического расположения, без признаков отечности, раздражения и кровоизлияний. Кормовая добавка положительно влияет на состояние животных при применении в малых дозах, является малотоксичным веществом и относится к IV классу опасности.
гуминовая кормовая добавка
гумат калия
гуминовые вещества
острая токсичность
раздражающее действие
1. Бузлама В.С. Механизм действия препаратов гуминовых веществ / В.С. Бузлама, В.Н. Долгополов, А.В. Сафонов // Итоги и перспективы применения гуминовых препаратов в продуктивном животноводстве, коневодстве и птицеводстве: сб. докладов всероссийской конференции 21 декабря 2006 г. – М., 2006. – С. 24–35.
2. Кулаков В.В. Оценка санитарно-биологических и физико-химических показателей продуктов убоя свиней при использовании в кормлении ультрадисперсного железа / В.В. Кулаков, Э.О. Сайтханов // Вестник ФГБОУ ВПО РГАТУ. – 2014. – № 3 (23). – С. 23–26.
3. Нефедова С.А. Фиторемедиационная реакция растений при загрязнении почвы нефтепродуктами и отходами кожевенного производства / С.А. Нефедова и др. // Вестник Рязанского государственного агротехнологического университета имени П.А. Костычева. – 2013. – № 2 (18). – С. 39–41.
4. Никулин И.А. Параметры токсичности нового гуминового препарата – гумат калия (энерген) / И.А. Никулин и др. // Известия Горского государственного аграрного университета. – 2012. – Т. 49. – № 3. – С. 209–212.
5. Руководство по экспериментальному (доклиническому изучению новых фармакологических веществ) / под ред. Р.У. Хабриева. – М.: ОАО Изд-во «Медецина», 2005. – 832 с.
6. Филов В.А., Беркович А.М. Гуминовые вещества: краткий очерк химизма и возможностей медикобиологического использования / В.А. Филов, А.М. Беркович // Итоги и перспективы применения гуминовых препаратов в продуктивном животноводстве, коневодстве и птицеводстве: сб. докладов всероссийской конференции 21 декабря 2006 г. – М., 2006. – С. 6–10.
7. Eladia, M. Peña-Méndez, Josef Havel, Jiří Patočka. Humic substances – compounds of still unknown structure: applications in agriculture, industry, environment, and biomedicine. – Journal of appled biomedicine. – 2005. – № 3. – Р. 13–24.

В современных условиях интенсивного ведения животноводства животные находятся под постоянным воздействием стресс-факторов. В связи с этим особый интерес вызывает разработка новых кормовых добавок, позволяющих повысить иммунитет и устойчивость животных к неблагоприятным факторам внешней среды. По сути, кормовые добавки – это реальная возможность улучшить усвоение питательных веществ организмом и организовать полноценное кормление животных в жестких условиях их эксплуатации.

В нашей стране около 30 % всех почв являются экологически неблагополучными. Как правило, ухудшение состояния почвы происходит за счет засоленности, поступления в нее тяжелых металлов и нефтепродуктов. Таким образом, кормовая база для сельскохозяйственных животных постоянно находится под угрозой экотоксикации [3]. Поэтому особого интереса заслуживают экологически чистые добавки природного происхождения.

Последнее время широко стали изучать кормовые препараты на основе гуминовых веществ. Гуминовые вещества входят в состав растительных тканей, торфа, различных углей, придонных органических остатков и др., выполняя ряд разнообразных функций [6]. Специфические свойства продуктов из гуминовых кислот позволяют применять их в промышленности, сельском хозяйстве, экологии и биомедицине [7].

В настоящее время отечественный рынок интенсивно пополняется гуминовыми препаратами, производимыми в России и за рубежом из бурого угля, торфа, сапропеля. Однако практически все гуминовые препараты не стандартизированы, так как содержание в различных партиях действующего вещества (ДВ) гуминовых кислот различается на 10–15 %. Поэтому в литературе часто публикуются разноречивые данные об эффективности того или иного гумата [4].

При использовании инновационных биологических добавок в кормлении животных важным показателем является санитарное благополучие, доброкачественность и нетоксичность получаемого продукта [2]. Гуминовые вещества, являясь биологически активными соединениями, при их обработке, специфической в каждом конкретном случае, могут быть источниками новых разнообразных биологически активных веществ [1]. Поэтому каждый отдельно взятый полученный гуминовый препарат требует тщательного изучения, в том числе и на предмет его токсичности по отношению к животному организму.

Материал и методы исследований

Целью данных исследований было определение острой токсичности гуминовой кормовой добавки «Питэр Пит», представляющей собой гумат калия, полученный из низинного торфа месторождения Рязанской области. Препарат отличается экологичностью и высокой концентрацией активных гуминовых кислот и фульвокислот (36,74 г/л), производится в виде гомогенной коллоидной суспензии темно-коричневого цвета, со специфическим запахом, влажностью около 80 %.

Работа проведена на белых беспородных мышах со средней живой массой 22 г. В каждой группе было по 10 животных (5 самцов и 5 самок). Всего было сформировано 6 групп (3 опытные и 3 контрольные). Животные содержались в стандартных клетках при 12-часовом режиме освещения и свободном доступе к корму и воде (автопоилки) в соответствии с нормами, утвержденными МЗ РФ. Контрольные животные содержались в аналогичных условиях.

Исследование острой токсичности кормовой добавки проводилось в соответствии с рекомендуемой методикой [5]. Изучаемый препарат вводили однократно перорально при помощи зонда, натощак, после двенадцати часов голодной выдержки. Корм животным давали через 3 часа после введения.

Схема введения препарата (водный раствор):

1 опытная группа – 0,5 мл на 1 кг живой массы;

2 опытная группа – 5 мл на 1 кг живой массы;

3 опытная группа – 50 мл на 1 кг живой массы.

Каждой опытной группе соответствовала контрольная, где мышам вводили стерильную питьевую воду в объеме, аналогичном дозе применяемого препарата для опытных животных.

После введения препарата животные находились под наблюдением в течение 2 недель. В первый день после введения наблюдение велось постоянно. В начале и конце эксперимента животных взвешивали.

По окончании опыта был проведен анализ морфологический и биохимический анализ крови мышей, произведено вскрытие с макроскопическим исследованием внутренних органов.

Определение раздражающего эффекта по кожной пробе проводилось на 10 кроликах-самцах при нанесении препарата на кожные покровы (метод испытания ГОСТ Р 52337-2005). Животные ранее не подвергались токсическому воздействию. Экстракт наносили двукратно, наблюдали за реакцией в течение 3 суток после повторного нанесения.

Результаты исследований и их обсуждение

При введении препарата в дозах, не превышающих 50 мл на 1 кг живой массы, летальности выявлено не было. Не было отмечено изменений общего клинического состояния, поведения, потребления корма и воды (за исключением 3 опытной группы, где потребление корма снизилось на 3,6 %). Все изучаемые показатели не отличались от соответствующих параметров у животных контрольной группы и соответствовали нормам.

За период исследований живая масса мышей, получавших кормовую добавку в количестве 0,5 мл/кг, увеличилась на 3,1 % (Р ≤ 0,01), во 2 опытной группе изменений живой массы практически не произошло. Мыши, получавшие препарат в количестве более 50 мл/кг, снизили живую массу на 11 % (Р ≤ 0,01). В контрольных группах существенных изменений не произошло, но проявилась тенденция к увеличению живой массы.

Изменение живой массы представлено на рисунке.

pic_56.wmf

Изменение живой массы мышей в период исследований

Таблица 1

Морфологический состав крови мышей

Группа

Показатель

эритроциты, 1012/л

лейкоциты, 109/л

гемоглобин, г/л

В начале опыта

1 контрольная

7,1 ± 0,07

10,3 ± 0,13

95,3 ± 4,61

1 опытная

7,3 ± 0,09

10,5 ± 0,11

96,1 ± 5,31

2 контрольная

7,4 ± 0,06

10,7 ± 0,15

96,7 ± 5,22

2 опытная

7,5 ± 0,08

10,6 ± 0,10

94,5 ± 4,93

3 контрольная

7,4 ± 0,08

10,4 ± 0,12

95,8 ± 6,21

3 опытная

7,2 ± 0,10

10,3 ± 0,14

94,6 ± 6,32

В конце опыта

1 контрольная

7,2 ± 0,06

10,5 ± 0,12

95,7 ± 4,80

1 опытная

7,6 ± 0,09***

11,3 ± 0,13***

102,1 ± 6,91

2 контрольная

7,2 ± 0,08

10,6 ± 0,14

96,1 ± 5,70

2 опытная

7,8 ± 0,12***

11,2 ± 0,11***

101,4 ± 7,70

3 контрольная

7,4 ± 0,07

10,3 ± 0,09

95,5 ± 6,02

3 опытная

7,5 ± 0,09

10,5 ± 0,11

96,7 ± 7,23

Примечание. *** Р ≤ 0,01.

Оценка морфологических показателей крови подопытных мышей показала, что содержание форменных элементов: эритроцитов, лейкоцитов и гемоглобина – было выше показателей контрольных групп, но в пределах физиологической нормы (табл. 1).

Изменения по уровню гемоглобина были недостоверны, то есть можно говорить только о тенденции к увеличению этого показателя в опытных группах.

Увеличение количества эритроцитов и лейкоцитов в крови мышей 1 и 2 опытных групп было существенным, так, по уровню эритроцитов разница по сравнению с контролем составила соответственно 5,6 и 8,3 %, по уровню лейкоцитов – 7,6 и 5,7 %.

Результаты исследований общего белка, его фракций и глюкозы в крови мышей представлены в табл. 2.

Как видно из данных таблицы, показатели белкового и углеводного обмена не выходили за пределы физиологической нормы и наблюдалась тенденция повышения общего количества белка, альбуминов и глюкозы в крови мышей опытных групп.

Таблица 2

Биохимический состав крови мышей

Группа

Показатель

общий белок, г/л

альбумины, г/л

глюкоза, ммоль/л

В начале опыта

1 контрольная

69,3 ± 0,91

31,8 ± 0,91

4,93 ± 0,72

1 опытная

69,7 ± 1,22

33,1 ± 0,78

5,12 ± 0,63

2 контрольная

69,4 ± 0,70

32,3 ± 0,90

5,03 ± 0,54

2 опытная

69,2 ± 1,10

32,8 ± 1,04

4,96 ± 0,61

3 контрольная

69,0 ± 1,30

32,2 ± 0,55

5,11 ± 0,69

3 опытная

70,1 ± 1,11

33,2 ± 1,03

4,93 ± 0,42

В конце опыта

1 контрольная

69,4 ± 1,02

31,5 ± 0,92

5,01 ± 0,69

1 опытная

71,6 ± 1,41

36,2 ± 1,30***

5,35 ± 0,41

2 контрольная

69,2 ± 0,80

32,6 ± 1,11

5,10 ± 0,70

2 опытная

70,8 ± 1,34

33,9 ± 0,82

5,18 ± 0,72

3 контрольная

69,3 ± 1,29

32,2 ± 0,68

5,16 ± 0,71

3 опытная

70,4 ± 1,01

33,4 ± 1,10

4,97 ± 0,53

Примечание. *** Р ≤ 0,01.

Таблица 3

Масса внутренних органов мышей

Группа

Доза препарата, мл/кг

Масса, мг

печень

почки

селезенка

1 контрольная

1317 ± 102

149 ± 31

170 ± 34

1 опытная

0,5

1322 ± 115

152 ± 35

171 ± 30

2 контрольная

1328 ± 118

153 ± 33

173 ± 29

2 опытная

5,0

1392 ± 114

159 ± 28

177 ± 32

3 контрольная

1320 ± 104

151 ± 29

171 ± 32

3 опытная

50,0

1570 ± 98*

167 ± 31

183 ± 27

Примечание. *Р ≤ 0,1.

При вскрытии и макроскопическом исследовании внутренних органов у мышей 1 и 2 опытных групп патологических изменений внутренних органов обнаружено не было. Кожа и шерсть без видимых изменений, внутренние органы нормального размера, формы и топографического расположения, признаки отечности, раздражения и кровоизлияний отсутствовали. В 3 опытной группе, при введении препарата в дозе, превышающей рекомендуемую в 100 раз (50 мл/кг), у всех животных было обнаружено увеличение печени, почек и селезенки, у 3 мышей – гиперемия желудка и кишечника (табл. 3).

При местном накожном применении исследуемый препарат не оказал раздражающего действия. Воспалительная реакция отсутствовала, не было выявлено следов покраснений, шелушения, болезненности, уплотнений, отечности и других проявлений. Животные чувствовали себя нормально, не проявляя признаков беспокойства, не отмечено изменений в поведении, температуры тела и других показателей, характеризующих общее клиническое состояние животных.

Вывод

Таким образом, изучаемая гуминовая кормовая добавка при однократном пероральном введении в дозах до 50 мл/кг не вызывает летальности. В большем количестве ввести препарат внутрь не представляется возможным, что является основанием для установления IV класса опасности – малоопасные вещества.

Препарат положительно влияет на состояние организма животных при применении в малых дозах и может быть рекомендован к применению для сельскохозяйственных животных.

Рецензенты:

Коровушкин А.А., д.б.н., профессор, Рязанский государственный агротехнологический университет имени П.А. Костычева, г. Рязань;

Морозова Н.И., д.с.-х.н., профессор, Рязанский государственный агротехнологический университет имени П.А. Костычева, г. Рязань.

Работа поступила в редакцию 10.04.2015.


Библиографическая ссылка

Торжков Н.И., Туников Г.М., Майорова Ж.С. ИССЛЕДОВАНИЕ ОСТРОЙ ТОКСИЧНОСТИ ГУМИНОВОЙ КОРМОВОЙ ДОБАВКИ // Фундаментальные исследования. – 2015. – № 2-14. – С. 3121-3125;
URL: https://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=37703 (дата обращения: 20.09.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074