Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,749

ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКАЯ РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ КОНЦЕПТА «БæХ» («ЛОШАДЬ») В ОСЕТИНСКОМ ЯЗЫКЕ

Чибиров Т.Н. 1
1 ФГБОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет имени К.Л. Хетагурова»
В данной статье впервые предпринята попытка научного описания языкового выражения концепта «бæх» («лошадь») в осетинском языке с точки зрения его лексико-семантического наполнения, а также представлена структура данного концепта в лексическом пространстве осетинского языка. Концепт «лошадь» является одним из наиболее ярких и важных во всех языках кавказского ареала, играя важную роль в культуре, обрядности и жизнеобеспечении народов Северного Кавказа. Большое значение этот концепт имеет и в осетинской концептосфере, так как обладает высокой степенью значимости для сознания носителей осетинского языка. На большом фактическом материале проводится комплексный анализ многокомпонентной структуры, семантического содержания и сочетаемости концепта «бæх» с другими лексемами, характеризуются этнолингвистические, когнитивные и эмотивные особенности в его переносных смыслах.
концепт
осетинский язык
лексико-семантическое поле
лексическая единица
ядро концепта
1. Абаев В.И. Историко-этимологический словарь осетинского языка. Т. I. – М.-Л.: Изд-во Академии наук СССР, 1958. – 655 c.
2. Абаев В.И. Историко-этимологический словарь осетинского языка. Т. IV. – Л.: Наука, 1989. – 325 c.
3. Гацалова Л.Б., Парсиева Л.К. Инновационные возможности осетинского языка // Фундаментальные исследования. – 2012. – № 11 (часть 3). – С. 727–730.
4. Гацалова Л.Б., Парсиева Л.К. Лексикографическая репрезентация концепта «фæндаг» («дорога») в осетинском языке // Современные проблемы науки и образования. – 2012. – no. 5; URL: www.science-education.ru/105-7068.
5. Джыккайты Ш. Рагон ирон цард æмæ адæмы зондахаст. Миф. Фольклор. Æгъдау. – Владикавказ: Изд-во СОГУ, 2009. – 264 ф. (на осетинском языке).
6. Дзадзиев А.Б., Дзуцев Х.В., Караев С.М. Этнография и мифология осетин. – Владикавказ, 1994. – 284 c.
7. Кунин А.В. Англо-русский фразеологический словарь / лит. ред. М.Д. Литвинова. – 4-е изд., перераб. и доп. – М.: Русский язык, 1984. – 944 c.
8. Парсиева Л.К., Гацалова Л.Б. Активные процессы в языковой системе // Фундаментальные исследования. – 2008. – № 4 – С. 79–79.
9. Толковый словарь осетинского языка: в 4 т. / под общ. ред. Н.Я. Габараева. – Т. 1. – М.: Наука, 2007. – 510 c. (на осетинском языке).
10. Толковый словарь осетинского языка: в 4 т. / под общ. ред. Н.Я. Габараева. – Т. 2. – М.: Наука, 2010. – 486 c. (на осетинском языке).
11. Чибиров Л.А. Традиционная духовная культура осетин. – Владикавказ: Ир, 2008. – 599 c.

Из всех домашних животных особое место в системе жизнеобеспечения и традиционной обрядности горских народов отводилось лошади. Наиболее употребительным названием лошади в современном осетинском языке является лексема бæх, которая относится к субстратному (кавказскому) слою осетинского языка и этимологизируется из нахских языков: ср. чеченское beqhi и ингушское bach «жеребенок». Наличие этого слова в осетинском языке служит веским свидетельством глубины и прочности осетино-кавказских языковых связей. Однако, как и в ряде случаев, субстратное слово не смогло полностью вытеснить иранское (ср. арм/къух – рука; фад/къах – нога; ком/дзых – рот). Иранское слово aspa (совр. asb) в закономерной форме æфсæ/ефс сохранилось в осетинском языке, но только в ограниченном значении «кобыла» [1: 255–256].

Лексема бæх в осетинском языке обладает самым большим числом дериватов, сложных слов и устойчивых словосочетаний, которые представлены в различных лексико-семантических полях (далее ЛСП) данного концепта. Это:

1) «средства описания лошади»: бæхаг – жеребенок из которого выйдет хорошая лошадь;

2) «изделия, относящиеся к снаряжению лошади»: бæхæмбæрзæн – попона;

3) «средства описания человека по отношению к лошади»: бæхджын/бæхгин (диал.) – имеющий коня, с конем, конный;

4) «лошадиная ботаника»: бæхгæрдæг – вид сорной травы;

5) «лошадиный транспорт»: бæхуæрдон – конная арба;

6) «обряды, связанные с лошадью»: бæхфæлдисын – обряд посвящения коня покойнику и т.д.

Количество лексических единиц (далее ЛЕ), образованных от лексемы бæх, насчитывает свыше 60 единиц, что говорит о ее функциональной значимости в исследуемом нами концепте. Для сравнения, количество ЛЕ, образованных от единицы саргъ (седло), которая имеет второй показатель в данном аспекте, составляет около 15 ЛЕ, которые, в свою очередь, не так широко разбросаны по различным ЛСП.

Языковое выражение концепта «БÆХ» включает в себя ряд ЛСП, которые следует различать следующим образом.

ЛСП «средства описания лошади» составляет ряд единиц, дифференцированных по следующим признакам (в примерах указаны оба диалекта осетинского языка – иронский/дигорский):

  • половые характеристики: аласа – мерин, т.е. кастрированный самец лошади; ефс/æфсæ – кобыла; т.е. самка лошади; нæл бæх – мерин (букв. самец лошади); уырс /урс – жеребец;
  • возрастные характеристики: байраг – жеребенок; бæхаг – жеребенок, из которого выйдет хорошая лошадь;
  • качественные характеристики: бæхаг – жеребенок, из которого выйдет хорошая лошадь; емыллыкк – необъезженная, необученная лошадь; т.е. лошадь на которую еще не надевали седло, неукротимая лошадь [10: 307]; цауд бæх – кляча, никчемная лошадь; дугъон бæх – скаковая лошадь;
  • произведение потомства: заинаг ефс – жеребая, т.е. беременная самка лошади;
  • вид аллюра: сæппой бæх – рысак; сираг бæх – конь-иноходец;
  • лошадь, по образу использования человеком: дугъон бæх – скаковая лошадь, т.е. лошадь, участвующая в скачках; ифтыгъд/ифтонг бæх – упряжная лошадь; саргъы бæх – верховая лошадь; уæзласæн бæх – ломовая лошадь;
  • порода лошади: саулохаг бæх – шавлоховский конь (высокоценимая порода коней);
  • лошадь, по упоминанию в фольклоре: æфсургъ/æфсорхъ – чудесный, сказочный конь (чаще в сказках) [9: 487].

К ядерной части ЛСП «средства описания лошади» относятся прилагательные, входящие в состав лексико-семантической группы (далее ЛСГ) «масти лошади». Значимость ЛЕ, составляющих данную ЛСГ, заключается в том, что они активно участвуют в ономастике. К примеру, в нартовском эпосе осетин один из главных героев Урузмаг своего чудесного коня Арфана зовет Хъулон, т.е. «пегий».

Лексико-семантическая группа «масти лошади» представлена следующими единицами:

  • мыстхуыз – мышастый (букв. цвета мыши);
  • сау – вороной (букв. черный);
  • сырх/сурх – гнедой (букв. красный, т.е. рыжий);
  • халасхуыз – серый, чалый (букв. цвета инея);
  • бур, булан, хъæмпхуыз (букв. цвета соломы) – буланый;
  • хъулон/гъолон (диал.) – пегий, т.е. пестрый, рябой, пятнистый;
  • цъæх – серый.

Отметим, что семантика некоторых мастей имеет сравнительный характер: мыстхуыз, халасхуыз, хъæмпхуыз.

В языковое выражение концепта «бæх» входят также и глаголы, составляющие различные ЛСГ, образующие лексико-семантическое поле «действия, производимые лошадью», указывающие на те или иные признаки лошади.

Признак «движения/скорости» выражен глаголами: дугъ кæнын, дугъы уайын – скакать, бежать; сæррæтт кæнын – скакать, прыгать; сæпп кæнын, сæппæй уайын – бежать рысью; цыппæрвадыгæй уайын – галопировать, скакать галопом, мчаться карьером. Данный признак выражают также ряд существительных, от которых образованы данные глаголы: дугъ – скачки; сæррæтт – скачок; сæпп – рысь, т.е. бег лошади; цыппæрвадыг – галоп.

Признак «норовистости» выражен следующими глаголами: армаццаг кæнын – вставать на дыбы; чъылипп кæнын – лягаться, брыкаться, прыгать.

ЛСГ «звуки издаваемые лошадью» включает в себя следующие глаголы: мыр-мыр кæнын, уасын – ржать; хуыррытт кæнын – фыркнуть, захрапеть от испуга.

ЛСП «средства описания человека по отношению к лошади» образует важный концептуальный слой, неотделимый от исследуемого нами концепта. Многовековое взаимодействие лошади и человека нашло свое отражение в лексическом материале языка, который характеризует человека по отношению к лошади. ЛЕ образующие данное ЛСП репрезентируют как ядро: барæг, так и периферию: хъузон, концепта «БÆХ». В данное ЛСП входит ряд ЛСГ, выраженных следующими признаками:

  • человек верхом на лошади: барæг – всадник; бæхæфсæддон – кавалерист; бæхджын/бæхгин – конный, верховой, т.е. всадник, имеющий коня; бæхылбадæг – верховой, всадник; бæхылхъазæг – джигит, выполняющий различные упражнения на коне; дугъон, дугъы барæг – всадник на скачках; хъузон – всадник, допускаемый во время скачек на подмогу к каждой лошади;
  • человек, по роду деятельности имеющий отношение к лошади: бæхæрдузæг – коновал, тот, кто холостит, кастрирует лошадь; бæхгæс – конюх, табунщик; бæхдав, бæхдавæг, бæххъус – конокрад; бæхдæрæг, бæхтæрæг, бæхдзорæг (диг.), бæхмæдзорæг (диг.) – извозчик, кучер, погонщик лошадей; бæхмæзилæг – конюх; бæхфæлдисæг – мужчина, который посвящает коня покойнику; идонгæнæг – шорник; саргъгæнæг – седельник, мастер изготавливающий седла.

В ЛСП «средства описания человека по отношению к лошади» мы отдельно выделяем подполе «действия, производимые человеком по отношению к лошади», это глаголы, составляющие различные ЛСГ в соответствии с теми признаками, которые они выражают:

  • действия производимые верховым (наездником): бæх тæрын – погонять лошадь; отсюда и наречие тæргæбæхæй – вскачь, во весь опор; бæхæй хизын – спешиться с лошади; бæхы хойын – стегать лошадь; бæхыл абадын – сесть на лошадь; бæхыл сурын – преследовать, гнаться (на лошади); бæхыл хъазын – джигитовать, гарцевать; фæсарц бадын/фæсабæрцæ бадун – сидеть за лукой седла лошади, т.е. вторым на лошади;
  • «запряжка лошади»: бæх ифтындзын – запрягать лошадь; бæх суæдзын – распрячь лошадь; сахсæн кæнын – стреножить; саргъ æвæрын – седлать.

ЛСП «изделия, относящиеся к снаряжению лошади и её всадника, а также предметы по уходу за лошадью» составляет еще один важный концептуальный слой. Данное лексико-семантическое поле состоит из нескольких лексико-семантических групп:

  • изделия, относящиеся к снаряжению лошади: æгъдæнцой – стремя; æгъдæнцойгæрз – ремень стремени; æфтаугæ, бæхæмбæрзæн – потник, попона; особая войлочная ткань, стелящаяся под седло на спине лошади [9: 488]; æхтонг, бæхæлвасæн – подпруга; багъбос, рагъбæттæн, рагъгæрз, саргъгæрзæ(диал.) – чересседельник; бæхы рохтæ – уздцы, поводья; гопджын саргъ – седло с лукой; дзылар – недоуздок; дымитонг/думетонг – подхвостник; рифтаг – двусторонняя сумка, привязываемая к седлу лошади; саргъ – седло; саргъæмбæрзæн – чехол для седла; саргъгонд – седловина; саргъикъудур (диг.) – ленчик; саргъы баз – подушка для седла; сахсæн – путы для лошади; цæфхад – подкова; уидон/идон – уздечка; хæрхидон – род уздечки;
  • изделия, относящиеся к снаряжению всадника: бæхарцæ – пика, копье всадника; ехс – кнут, плеть;
  • предметы, используемые по уходу за лошадью: бæхахсæн – аркан; бæххафæн – скребница для лошади.

Концепты не существуют отдельно в концептосферах. Пересекаясь, они образуют смежные области в своих структурах. Концепт «бæх» в осетинском языке имеет ряд подобных смежных областей. Он пересекается с концептом «фæндаг» («дорога»), «кæрдæджытæ» («травы»), «хæрæг» («осёл»), «æгъдау» («обряд») и т.д.

Лексикографическое содержание концепта «фæндаг» («дорога») было достаточно подробно описано в словарной статье Л.Б. Гацаловой и Л.К. Парсиевой «Лексикографическая репрезентация концепта «фæндаг» («дорога») в осетинском языке» [4]. Пользуясь материалом данной статьи, а также материалами других лексикографических источников, мы попытаемся воссоздать лексическое выражение смежной области концепта «бæх» с концептом «фæндаг».

Выявленные лексемы, входящие в данное семантическое поле, можно классифицировать по следующим признакам:

  • названия средств передвижения: бæх – лошадь; бæхдзоныгъ – конные сани; бæхуæрдон – конная арба; бричкæ – бричка; къарет – карета; файтон – фаэтон;
  • лексемы, описывающие людей, пользующихся этими средствами передвижения: барæг – всадник; бæхтæрæг – возница, извозчик, кучер;
  • лексема, обозначающая отъезд, отбытие: бæхбалц – поездка верхом (на лошади);
  • особенности характера движения по дороге: бæхвæндаг – дорога, по которой проходят лошади;
  • характер следов оставленных в результате передвижения: бæхвæд – след лошадиного копыта.

Другая смежная область концепта «бæх» связана с концептом «кæрдæг». Данное ЛСП включает в себя ряд ЛСГ, которые мы относим к периферии рассматриваемого нами концепта. Люди давали «лошадиные названия» растениям, видимо, исходя из визуальных характеристик и практических целей, связанных с лошадью. ЛЕ, входящие в данную область, следует различать по следующим признакам:

  • сорняки: бæхгæрдæг – (букв. «лошадиная трава») вид сорной травы; бæхдзæхæрæ(диал.) – сорняк; бæхсындз/бæхсиндзæ(диал.) – (букв. «лошадиная колючка/терновник»), чертополох;
  • лекарственные растения: бæхысыф – (букв. «лошадиный лист») подорожник; бæхсæфтæг – (букв. «лошадиное копыто») лекарственное растение; бæхихуасæ(диал.) – (букв. «лошадиное лекарство») лекарственное растение от ран;
  • ядовитые растения: бæхицъозæ (диал.) – ядовитое растение (растет в горах).

В еще одной смежной области концепта «бæх» происходит противопоставление зоонимов «лошадь» и «осёл». Оба они вместе с зеброй входят в семейство «лошадиные» (лат. equidae). Достаточно ярко данный антагонизм прослеживается во фразеологии и паремиях осетинского языка:

бæхæй хæрæгмæ хизын (букв. «пересесть с лошади на осла»), например, хорошее место работы поменять на плохое;

хæрæгыл сызгъæрин саргъ куы скæнæй уæддæр хæрæгæй баззайдзæн – «если надеть на осла золотое седло – все равно он ослом останется»;

хæрæг загъта: «Бæхы хъустæ æмæ къæдзил мын куы уыдаид, уæд бæх уаин» – «осел сказал: «Если бы у меня уши и хвост были как у коня, меня бы за коня принимали».

Данное противопоставление отражает также единица хæргæфс/хæргæфсæ – мул, т.е. гибрид, получаемый от случки кобылы с ослом; син. хъадыр/хъадир сложено из хæрæг «осел» (с выпадением второго гласного) и æфс(æ) т.е. ефс/æфсæ «кобыла» [2: 180].

В «лошадиной ботанике» обнаружено также столкновение двух зоонимических образов лошади и осла, где растение чертополох лексически выражено двумя единицами: бæхсындз (букв. лошадиная колючка) и хæрæгсындз (букв. ослиная колючка).

Еще одна смежная область концепта «бæх» тесно переплетается с концептом «æгъдау» («обряд»). С лошадью у осетин связано много разных обрядов. На это указывает и обилие единиц, входящих в данное ЛСП, которое состоит из следующих ЛСГ:

  • «бæхфæлдисын» («посвящение коня покойнику»):

– бæхфæлдисæг – посвящающий, коня покойнику. Лицо, совершавшее обряд посвящение коня покойнику (бæх фæлдисын) [6: 38]; бæх фæлдисын – посвящать коня покойнику (также посвящение коня покойнику). Один из древнейших обычаев похоронно-поминального цикла, обычай посвящения коня покойному [6: 38–39];

  • «бæхлæвар» («лошадь в подарок»):

– бæхлæвар æрдхордæн – (букв. дарение коня побратиму) В Дигории предложивший стать названными братьями (кæнгæ ‘фсымæртæ) одаривал своего побратима верховой лошадью с седлом, называемой бæхлæвар æрдхордæн [6: 75];

– мадæрвады бæх – (букв. конь родственика со стороны матери) лошадь, подаренная племяннику родственниками матери. Осетины уважают племянника. Дарят ему жеребенка или отборного коня, которого называют мадæрвады бæх [5: 24];

– мады бæх – (букв. лошадь матери) подарок зятя родственникам невесты в честь матери, в счет уплаты калыма [5: 24].

– фаты бæх – (букв. конь-стрела), лошадь дарилась зятем родственникам невесты в качестве примирения. Предполагалось, что лошадь должна быть скаковой, т.е. лететь на скачках как стрела [5: 24]. То, что обычай дарить лошадь имеет глубокие корни и существовал у многих народов, подтверждают также некоторые паремии. К примеру, на это указывает пословица, довольно употребляемая как в русском, так и в английском языках: «Дареному коню в зубы не смотрят»/«Don’t look a gift horse in the mouth». Обе они восходят к латинскому варианту: «Equi donati dentes non inspiciuntur» [7: 398];

  • «дугъ» («скачки»):

– бæхты дугъ – скачки (на лошадях). Конские скачки (малые и большие) обычно приурочивали к поминкам. Состязались в преодолении препятствий, в ловкости подхвата на скаку, в скачках на длинные дистанции, в эстафетном беге по преодолению крутых склонов [11: 271];

– дугъон бæх (дугъон) – скаковая лошадь, т.е. участвующая в скачках;

– дугъы барæг (дугъон) – всадник на скачках;

– хъузон – всадник, допускаемый во время скачек на подмогу к каждой лошади.

Таким образом, несмотря на «универсальность» рассматриваемого нами концепта, мы находим в нём национально-специфические черты, которые более отчетливо просматриваются в некоторых упомянутых нами выше смежных областях.

Рецензенты:

Парсиева Л.К., д.фил.н., ведущий научный сотрудник, ФГБУН «Северо-Осетинский институт гуманитарных и социальных исследований им. В.И. Абаева» Владикавказского научного центра РАН и Правительства РСО‒Алания, г. Владикавказ;

Фидарова Р.Я., д.фил.н., профессор, главный научный сотрудник, ФГБУН «Северо-Осетинский институт гуманитарных и социальных исследований им. В.И. Абаева» Владикавказского научного центра РАН и Правительства РСО‒Алания, г. Вла-дикавказ.

Работа поступила в редакцию 11.04.2014.


Библиографическая ссылка

Чибиров Т.Н. ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКАЯ РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ КОНЦЕПТА «БæХ» («ЛОШАДЬ») В ОСЕТИНСКОМ ЯЗЫКЕ // Фундаментальные исследования. – 2014. – № 6-3. – С. 644-648;
URL: https://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=34218 (дата обращения: 05.12.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074