Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,749

ВЛИЯНИЕ АНТИТЕЛ К МИОКАРДУ НА ВЫРАЖЕННОСТЬ КЛИНИЧЕСКИХ ПРОЯВЛЕНИЙ ПРИ КОРОНАРОГЕННОЙ И НЕКОРОНАРОГЕННОЙ ПАТОЛОГИИ СЕРДЦА

Гладышева Э.В. 1 Гришаев С.Л. 1 Никифоров В.С. 2 Солнцев В.Н. 3
1 ФГКВОУ ВПО «Военно-медицинская академия им. С.М. Кирова» МО РФ
2 ГБОУ ВПО «Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова» Минздрава России
3 ФГБУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный университет»
Имеющиеся в настоящее время доказательства предполагают важную роль ответа иммунной системы в прогрессировании клинических проявлений заболеваний сердца. У большинства пациентов с заболеваниями сердца нарушения гуморального иммунитета с образованием кардиодепрессорных аутоантител могут играть существенную роль в сердечной дисфункции и аритмогенном потенциале. Данные, что различные аутоантитела повышены у больных с сердечной недостаточностью разной этиологии, были получены из ряда исследований. Данное исследование оценивает влияние аутоантител к кардиомиозину на клинические проявления у больных коронарогенной и некоронарогенной патологией сердца. Было обследовано 77 больных хроническим миокардитом и ИБС с острым коронарным синдромом (ОКС БП ST) (возраст от 26 до 64 лет, мужчины и женщины). Основными методами обследования были клинический и биохимический анализы крови, ЭКГ, суточное мониторирование ЭКГ по Холтеру, эхокардиография. Для выявления аутоантител к кардиомиозину использовался иммуноферментный анализ в модификации ELISA. Данные аутоантитела коррелируют с миокардиальным воспалением, что приводит к прогрессированию хронической сердечной недостаточности. У больных с острым коронарным синдромом установлена значимая связь аутоантител с преимущественно аритмическими событиями.
аутоантитела
иммуноглобулины
кардиомиозин
болезни сердца
1. Бадокин, В.В. Клиническая оценка кардиальных антител при ревмокардитах: автореф. дис. … канд. мед. наук. – М., 1971 – 16 с.
2. Карпов, Р.С. Клинико-иммунологическая диагностика рецидивирующего ревмокардита: монография / Р.С. Карпов; под ред. Д.Д. Яблоков; Томский медицинский институт (Томск), НИИ кардиологии ТНЦ СО РАМН (Томск). – Томск: Изд-во Томского университета, 1979. – 219 c.
3. Кольцов А.В. Сердечная недостаточность и состояние миокарда у больных ревматоидным артритом на фоне антицитокиновой терапии моноклональными антителами к ФНО-α: автореф. дис. ... канд. мед. наук. – СПб., 2011. – 25 с.
4. Национальные рекомендации ВНОК и ОССН по диагностике и лечению ХСН (3-й пересмотр). – М., 2010. – 112 с.
5. Шевченко, Ю.Л. Хирургическое лечение инфекционного эндокардита. – СПб.: Наука, 1995. – 230 с.
6. Aso S. et al. Anti-beta 1-adrenoreceptor autoantibodies and myocardial sympathetic nerve activity in chronic heart failure S. Aso, Y. Yazaki, H. Kasai [et al.] // Int. J. Cardiol. – 2009. – Vol.131. № 2. – P. 240–245.
7. Baba A. Complete elimination of cardiodepressant IgG3 autoantibodies by immunoadsorption in patients with severe heart failure / A. Baba, M. Akaishi, M. Shimada [et al.] // Circ. J. – 2010. – Vol.74. Issue 7. – P. 1372–1378.
8. Düngen H.D. Autoantibodies against cardiac troponin I in patients with congestive heart failure / H.-D. Düngen, M. Platzeck, J. Vollert et al. // Eur. J. Heart Fail. – 2010. – Vol. 12. Issue 7. – P. 668–675.
9. Eriksson S. Autoantibodies against cardiac troponins / S. Eriksson, J. Hellman, K. Pettersson // N. Engl. J. Med. – 2005. – Vol. 352. – P. 98–100.
10. Fildes J.E. The Immune System and Chronic Heart Failure. Is the Heart in Control? / J.E. Fildes, S.M. Shaw, N. Yonan [et al.] // J. Am. Coll. Cardiol. – 2009. – Vol. 53. – P. 1013–1020.
11. George J. Usefulness of anti-oxidized LDL antibody determination for assessment of clinical control in patients with heart failure / J. George, D. Wexler, A. Roth [et al.] // Eur. J. Heart. Fail. – 2006. – Vol. 8 (1). – P. 58–62.
12. Goser S. Cardiac troponin I but not cardiac troponin T induces severe autoimmune inflammation in the myocardium / Goser S., M. Andrassy, S.J. Buss [et al.] // Circulation. – 2006. – Vol. 114. – P. 1693–1702.
13. Jahns R. Direct evidence for a β1-adrenergic receptor–directed autoimmune attack as a cause of idiopathic dilated cardiomyopathy / R. Jahns V. Boivin, T. Krapf [et al.] // J. Clin. Invest. – 2004. – Vol. 113. – P. 1419–1429.
14. Lachtermacher S. Cardiac gene expression and systemic cytokine profile are complementary in a murine model of post-ischemic heart failure / S. Lachtermacher, B.L.B. Esporcatte, F. Montalvão [et al.] / Braz. J. Med. Biol. Res. – 2010. – Vol. 43(4). – P. 377–389.
15. Li Y.Y. Circulating autoantibodies against beta-adrenergic receptors in patients with heart diseases // Zhonghua Yi Xue Za Zhi. – 1992. – Vol. 72(10). – P. 584–586.
16. Noble O. F. Autoimmune heart disease // Circulation. – 1971. – Vol. 44. – P. 159–162.
17. O’Rourke R.A. Report of the joint international society and federation of cardiology world Health Organisation task force on recommendations for standartization of measurements from M–mode echokardiograms / R.A. O’Rourke, P. Hanrath, W.N. Henry [et al.] // Circulation. – 1984. – Vol. 69, № 4. – P. 854A–857A.
18. Pummerer C. Identification of cardiac myosin peptides capable of inducing autoimmune myocarditis in BALB/c mice / C. Pummerer, K. Luze, G. Grassl [et al.] // J. Clin. Invest. – 1996. – Vol. 97. – P. 2057–2062.
19. Wallukat G. Agonist-like beta-adrenoceptor antibodies in heart failure / G. Wallukat, J. Müller, S. Podlowski [et al.] // Am. J. of Cardiology. – 1999. – Vol. 83. Issue 12. – P. 75–79.
20. Warraich R.S. Immunoglobulin G3 cardiac myosin autoantibodies correlate with left ventricular dysfunction in patients with dilated cardiomyopathy: immunoglobulin G3 and clinical correlates / R.S. Warraich, M. Noutsias, I. Kazak [et al.] // Am. Heart J. – 2002. – Vol. 143. № 6. – P. 1076–1084.
21. Wenzel K. α1A-Adrenergic Receptor-Directed Autoimmunity Induces Left Ventricular Damage and Diastolic Dysfunction in Rats / K. Wenzel, G. Wallukat, F. Qadri [et al] // PLoS One. – 2010. – Vol. 5(2). – e9409. – doi: 10.1371/journal.pone.0009409.
22. Zhang L. Autoantibodies against the myocardium beta 1-adrenergic and M2-muscarinic receptors in patients with heart failure / L. Zhang, D. Hu, X. Shi [et al.] // Zhonghua Nei Ke Za Zhi. – 2001. – Vol. 40(7). – P. 445–44.

Заболевания сердца по этиологическим причинам разделяются на две большие группы – коронарогенные (ИБС) и некоронарогенные (миокардит, ревматизм, инфекционный эндокардит и др.).

Известно, что основными механизмами повреждения кардиомиоцитов являются ишемия, некроз, воспаление, дистрофия. В литературных источниках обсуждается вопрос, что механизмы повреждения способны развиваться параллельно в миокарде.

Одним из лабораторных показателей иммуновоспалительного синдрома является циркуляция аутоантител к кардиомиоцитам. Лабораторные методики в настоящее время могут выделять неселективные аутоантитела (т.е. антитела к миокарду) и селективные аутоантитела (к актину, миозину, адренорецепторам и пр.).

Иммунные механизмы повреждения играют важную роль в развитии некоронарогенного поражения сердца. При ревмокардите выявляется корреляция между содержанием антител к поврежденной ткани сердца, степенью активности заболевания, характером его течения и выраженностью кардита [16]. В развитии инфекционного эндокардита также имеет место аутоиммунный механизм, что подтверждается выявлением у больных циркулирующих антикардиальных антител [5].

Роль антикардиальных антител неоднозначна. В ряде работ было показано, что циркуляция различных аутоантител к белкам кардиомиоцитов вызывает снижение систолической функции сердца или сопряжено с дилатацией его камер [7, 11, 13]. В последние годы появляется все больше работ, посвященных влиянию аутоантител к различным кардиальным антигенам (актину, миозину, тропонину I, β- и α-адренорецепторам, M2-мускариновым рецепторам) на проявления, особенности течения и степень тяжести хронической сердечной недостаточности независимо от ее этиологии [1, 2, 5, 6, 8, 9 12, 14, 15, 17, 18]. Однако окончательно эти вопросы не изучены.

Недостаточное количество данных об исследовании иммунного ответа при различной кардиальной патологии, а также о взаимосвязи аутоантител к белкам кардиомиоцитов со структурными и функциональными показателями сердечно-сосудистой системы, клиническими проявлениями хронической сердечной недостаточности и о возможности использования в диагностике данных лабораторных тестов послужило основанием для проведения этой работы.

Недостаточно изучена роль аутоиммунных реакций гуморального и клеточного типа в клиническом течении стабильной стенокардии, а также при ее переходе в нестабильное течение. Существуют различные точки зрения на иммунологические нарушения у больных с различными формами стенокардии [3].

Целью нашего исследования было выявление связей иммунологического воспалительного ответа у больных с коронарогенной и некоронарогенной патологией сердца с жалобами, клиническими проявлениями сердечной недостаточности и нарушениями ритма сердца.

Материалы и методы исследования

В состав первой группы было включено 52 больных хроническим миокардитом, из них 29 женщин и 23 мужчины, возраст обследованных от 26 до 61 года, средний – 43 года. Диагноз миокардита у пациентов данной группы устанавливался в два этапа. На первом этапе – в соответствии с диагностическими критериями миокардитов NYHA (1973 г.), которые включают в себя «большие» и «малые» диагностические критерии неревматических миокардитов. Вторым этапом было установление окончательного диагноза. Наличие текущего миокардита обязательно подтверждалось после проведения дополнительного обследования при обнаружении: накопления аутолейкоцитов, предварительно меченных 99Тс-гексаметилпропиленаминооксимом (ГМПАО) в миокарде, что является характерным признаком воспалительной инфильтрации; при изменении магнитно-резонансного сигнала в миокарде после его контрастирования препаратом «Магневист», что означает наличие в мышце сердца воспалительного отека [3].

Критериями невключения были острый и подострый миокардит, системные заболевания соединительной ткани, крупноочаговый постинфарктный кардиосклероз, любая эндокринная патология, прием больными любых противовоспалительных препаратов.

В состав второй группы было включено 25 больных с острым коронарным синдромом (нестабильной стенокардии или острым инфарктом миокарда без подъема сегмента ST), из них 5 женщин и 20 мужчин, возраст обследованных от 44 до 64 лет, средний – 53 года.

Диагноз острого коронарного синдрома ставился на основании типичной для стенокардии клинической картины болевого синдрома, анамнеза, ЭКГ-динамики и данных исследования кардиоспецифичных ферментов. В группу включались пациенты, направленные скорой помощью с диагнозом ОКС с типичным ангинозным болевым синдромом, купируемым в течение не более 24 часов.

Из исследования исключались лица, у которых на ЭКГ отмечался подъем сегмента S-T или формировался патологический зубец Q, по данным лабораторных исследований отмечался положительный Т-тропонин или повышение КФК-МВ более 2 значений превышения от нормы. В дальнейшем через 24 часа был выставлен диагноз нестабильной стенокардии или non-Q инфаркт без подъема сегмента ST. В дальнейшем использовали регистрацию ЭКГ в динамике, холтеровское 24-часовое ЭКГ-мониторирование, нагрузочные тесты (тредмил-тест или велоэргометрия) и выявление дефектов перфузии миокарда при перфузионной однофотонной эмиссионной компьютерной томографии миокарда с технетрилом. После включения в исследования антиангинальная терапия стандартизировалась и включала: 57,9 % больных группы ИБС получили блокаторы ренин-ангиотензиновой системы, 22,4 % – антагонисты рецепторов ангиотензина II, 71,3 % – статины, 98,2 % – гепарин, 67,2 % – аспирин, 46,7 % – пролонгированные нитраты, 17,3 % – диуретики, 61,4 % – β-адреноблокаторы, 12,2 % – антагонисты кальциевых каналов недигидропиридинового ряда.

Каждому пациенту, включенному в исследование, проводилось обследование, включающее: сбор жалоб и анамнеза, физикальное обследование, изучение иммунологических показателей (иммуноглобулинов классов A и G к кардиомиозину); для выявления специфических иммуноглобулинов классов A и G к кардиомиозину нами использовался иммуноферментный анализ в модификации ELISA (выполнялся на базе научно-производственной лаборатории «Хеликс», г.С-Петербург); оценка воспалительного синдрома (общеклиническое и биохимическое исследования крови, при которых учитывались уровень лейкоцитоза, скорость оседания эритроцитов, концентрация фибриногена, С-реактивного белка и сиаловых кислот); стандартная электрокардиография; суточное мониторирование ЭКГ по Холтеру проводили на комплекте мониторов одно-, двух-, трехсуточного мониторирования ЭКГ, АД, «Союз-ДМС» (Россия); эхокардиографическое исследование в сочетании со сканированием в М-режиме проводилось на аппарате «Vivid 7» (США).

Результаты исследования и их обсуждение

1. Результаты обследования больных хроническим миокардитом.

Анализ распределений количественных показателей выявил, что показатель АТМ имеет только одну слабую связь с дискретным показателем «наличие жалоб на одышку»: при отсутствии жалоб (n = 33) среднее геометрическое значение АТМ равно 8,5 с 68 % доверительным интервалом, ДИ (3,1; 23,5), при наличии (n = 19) – 3,9 с 68 % ДИ (1,5; 9,9).

Показатель Ig А к кардиомиозину не имеет статистически значимых связей с качественными показателями. Результаты р-значения для критерия Фишера однофакторного дисперсионного анализа, с помощью которого были оценены величины ассоциации показателей иммунного воспаления со значимыми дискретными клиническими показателями, приведены ниже, в табл. 1.

Таблица 1

Результаты однофакторного дисперсионного анализа показателей иммунного воспаления с клиническими жалобами

Показатель

ATM

IgG

IgA

Одышка

0,01

0,53

0,10

Слабость

0,47

0,02

0,33

Потливость

0,29

0,005

0,63

ФК ХСН

0,35

0,01

0,25

Показатель IgG к кардиомиозину имеет три значимые связи:

– с показателем «наличие жалоб на слабость»: при отсутствии жалоб (n = 38) среднее геометрическое значение IgG к кардиомиозину равно 0,20 с 68 % доверительным интервалом, ДИ (0,12; 0,33), при наличии (n = 14) – 0,47 с 68 % ДИ (0,20; 1,15);

– с показателем «наличие жалоб на потливость»: при отсутствии жалоб (n = 22) среднее геометрическое значение IgG к кардиомиозину равно 0,16 с 68 % доверительным интервалом, ДИ (0,10; 0,26), при наличии (n = 30) – 0,25 с 68 % ДИ (0,15; 0,41).

– с показателем «функциональный класс сердечной недостаточности» (ФК ХСН): для ФК = 1 (n = 40) среднее геометрическое значение IgG к кардиомиозину равно 0,19 с 68 % доверительным интервалом, ДИ (0,13; 0,30), для ФК = 2 (n = 10) – 0,30 с 68 % ДИ (0,15; 0,57), для ФК = 3 (n = 2) – 0,33 с 68 % ДИ (0,17; 0,42).

При изучении взаимосвязи уровня иммуноглобулинов A и G к кардиомиозину с показателями, отражающими морфофункциональное состояние сердца с помощью дисперсионного анализа, выявлена достоверная связь с параметрами, характеризующими структурные изменения сердца (гипертрофию, дилатацию), нарушения его функции (сократимости, ритма и проводимости) у больных миокардитом. Диагностическая ценность иммуноглобулинов A и G в группах была различной. Значимой связи общих антител к миокарду с данными показателями не обнаружено.

При корреляционном анализе у исследуемых больных также выявлена значимая положительная связь (р < 0,05) концентрации IgG к кардиомиозину с показателями, отражающими морфофункциональное состояние сердца и клиническими проявлениями ХСН – с массой миокарда левого желудочка (r = 0,33), индексом массы миокарда (r = 0,27), с наличием полной блокады ЛНПГ на ЭКГ (r = 0,51), с наличием отеков (r = 0,28), с расширением перкуторных границ сердца (r = 0,27), с индексом ШОКС (r = 0,48), функциональным классом ХСН (NYHA) (r = 0,56), и значимая отрицательная связь с результатом теста 6-минутной ходьбы (r = –0,52) и с фракцией выброса левого желудочка (r = –0,37), результаты корреляционных взаимодействий представлены на рис. 1–3.

При корреляционном анализе также выявлена значимая связь (р < 0,05) концентрации Ig А к кардиомиозину с показателями, отражающими морфофункциональное состояние сердца – с систолическим размером ЛЖ (r = 0,28), с индексом массы миокарда левого желудочка (r = 0,29), диастолическим размером левого предсердия (r = 0,29) и отрицательную связь с продолжительностью интервала PQ на ЭКГ (r = –0,28), с результатом теста 6-минутной ходьбы (r = –0,31).

2. Результаты обследования больных ишемической болезнью сердца.

Следующей исследуемой группой были больные ИБС, которые состояли из пациентов с острым коронарным синдромом без подъема сегмента SТ с последующей стабилизацией на уровне стенокардии напряжения разных функциональных классов. Для сопоставления эффекта лечения в подгруппах пациентов были проведены их повторные измерения после проведенной стандартизированной терапии, указанной в материалах и методах. Была проанализирована значимость изменения этих показателей в процессе лечения, а также статистические связи (корреляции) между уровнями показателей до лечения и их уровнями после лечения и величинами их изменений в процессе лечения.

Анализ распределений количественных показателей выявил, что показатель АТМ имеет три значимые связи:

– с дискретным показателем «перебои в работе сердца» при отсутствии жалоб в группе ОКС БПST (n = 12) с медианой АТМ, равной 1 с квартилями (1,0; 2,0), при наличии (n = 13) – 4 с квартилями (3,0; 4,0);

– с дискретным показателем «сердцебиения» при отсутствии жалоб в группе ОКС БПST (n = 19) с медианной АТМ равной 1 с квартилями (1,0; 2,0), при наличии (n = 6) – 3 с квартилями (2,0; 4,0);

– с дискретным показателем «головокружение» при отсутствии жалоб (n = 10) среднее геометрическое значение IgА к кардиомиозину равно 0,12 с 68 % доверительным интервалом, ДИ (0,10; 0,15), при наличии (n = 13) – 0,32 с 68 % ДИ (0,20; 0,41);

Показатель IgА к кардиомиозину в группе ОКС БПST имеет тоже три значимые связи:

– с показателем «перебои в работе сердца»: при отсутствии жалоб (n = 12) среднее геометрическое значение IgА к кардиомиозину равно 0,16 с 68 % доверительным интервалом, ДИ (0,14; 0,19), при наличии (n = 13) – 0,46 с 68 % ДИ (0,39; 0,41);

– с дискретным показателем «головокружение» при отсутствии жалоб (n = 11) среднее геометрическое значение IgА к кардиомиозину равно 0,13 с 68 % доверительным интервалом, ДИ (0,11; 0,15), при наличии (n = 14) – 0,38 с 68 % ДИ (0,22; 0,43);

– с показателем «сердцебиение»: при отсутствии жалоб (n = 18) среднее геометрическое значение IgА к кардиомиозину равно 0,14 с 68 % доверительным интервалом, ДИ (0,13; 0,16), при наличии (n = 7) – 0,36 с 68 % ДИ (0,21; 0,46).

Показатель IgG к кардиомиозину в группе ОКС имеет только одну статистически значимую связь с качественным показателем «перебои в работе сердца»: при отсутствии жалоб (n = 22) среднее геометрическое значение IgG к кардиомиозину равно 0,14 с 68 % доверительным интервалом, ДИ (0,13; 0,20), при наличии (n = 3) – 0,46 с 68 % ДИ (0,25; 0,53).

Анализ распределений количественных клинико-инструментальных показателей показал, что у более половины показателей распределения оказались сильно асимметричными. Для этих показателей приведены медианы и квартили; для остальных показателей приведены средние и стандартные отклонения. Также в клетке приведены численности, если они отличаются от численности соответствующей группы. Одиночный ноль, «0» в клетке означает, что вариабельность отсутствует.

Таблица 2

Результаты однофакторного непараметрического дисперсионного анализа показателей иммунного воспаления с клиническими жалобами (критерий Манна‒Уитни) Группа ОКС БП ST

Показатель

IgG

IgA

ATM

Перебои

0,01

0,01

0,01

Сердцебиение

0,06

0,004

0,01

Головокружение

0,01

0,01

0,07

В табл. 4 приведены р-значения для оценки значимости изменений показателей в процессе лечения. Поскольку большинство распределений были далеки от нормального, были использованы два непараметрических критерия для связанных выборок, дополняющих друг друга – критерий знаков и критерий Вилкоксона.

Проведенный анализ показал, что в группе пациентов с ОКС БП ST статистически значимый эффект лечения имеет место для уровня Ig А к кардиомиозину, средней ЧСС днем, количества эпизодов тахикардии в сутки и количества желудочковой эктопической активности за сутки, то же справедливо (в меньшей степени) и для уровня Ig G к кардиомиозину.

Поскольку в группе ОКС БП ST имелись два обследовании, до и после лечения, были вычислены корреляции между значениями показателей для первого обследования и их значениями для второго обследования и разностными величинами (характеризующими эффект лечения). После проведенного стандартизированного лечения в группе больных ОКС БП ST значимо уменьшился уровень иммуноглобулинов G и A к кардиомиозину, общих анител к миокарду, индекс ШОКС, функциональный класс ХСН, средняя ЧСС днем, уменьшилась аритмическая активность (количество эпизодов тахикардии и в сутки, количество желудочковых экстрасистол в сутки; количество политопных желудочковых экстрасистол). При этом фракция выброса левого желудочка значимо не менялась. Результаты приведены в табл. 5.

Таблица 3

Результаты сравнения показателей в группе больных ОКС БП ST

Показатель

Первое обследование (n = 25)

Второе обследование (n = 25)

Эффект лечения (изменение показателя, х2–х1)

Ig G к кардиомиозину

0,21 ± 0,14

0,19 ± 0,11

–0,017 ± 0,038

Ig A к кардиомиозину

0,23 ± 0,16

0,21 ± 0,12

–0,021 ± 0,042

АТМ*

52,5; (3,8; 719,9)

33; (4,5; 246)

0,63; (0,24; 1,62)

Систолический размер ЛЖ

34 ± 4,1

34 ± 4,2

–0,01 ± 0,87

Диастолический размер ЛЖ

53 ± 4,2

53 ± 4,3

–0,01 ± 0,92

Толщина МЖП

12,1 ± 2,2

12,1 ± 2,0

0,02 ± 0,62

Толщина ЗСЛЖ

12,5 ± 2,2

12,5 ± 2,1

–0,02 ± 0,42

ФВ %

58 ± 9

58 ± 8

–0,08 ± 1,63

Индекс ШОКС

2,8 ± 1,2

2,4 ± 1,0

–0,32 ± 0,69

Тест 6-минутной ходьбы

458 ± 52

467 ± 43

10 ± 24

ФК СН

1,2 ± 0,5

1,1 ± 0,4

–0,16 ± 0,37

ЧСС днем

76 ± 8

71 ± 5

–8 ± 7

ЧСС ночью

60 ± 6

59 ± 5

–1 ± 5

Количество эпизодов тахикардии в сутки

27; (17; 41)

18; (11; 28)

–4; (–11; –2)

Количество эпизодов брадикардии в сутки

10; (3; 18)

9; (3; 15)

0; (–1; 0)

Количество наджелудочковых экстрасистол в сутки

7; (2; 18)

4; (1; 16)

0; (–11; 0)

Количество желудочковых экстрасистол в сутки

11; (3; 29)

9; (1; 29)

0; (–2; 0)

Примечание. * – для показателя АТМ приведены среднее геометрическое и 68 % ДИ.

Таблица 4

Значимость изменений в процессе лечения, группа ОКС БП ST

Показатель

Критерий знаков

Критерий Вилкоксона

Ig G к кардиомиозину

< 0,001

< 0,001

Ig А к кардиомиозину

0,05

0,02

ATM

0,07

0,04

ФВ %

1,00

1,00

Индекс ШОКС

0,07

0,04

Тест 6-минутной ходьбы

1,00

0,16

ФК ХСН

0,13

0,07

ЧСС днем (средняя)

0,001

0,001

ЧСС ночью (средняя)

0,05

0,05

Количество эпизодов тахикардии в сутки

0,01

< 0,01

Количество эпизодов брадикардии в сутки

0,11

0,14

Количество наджелудочковых экстрасистол в сутки

0,58

0,53

Количество желудочковых экстрасистол в сутки

0,01

0,01

Количество политопных желудочковых экстрасистол

0,02

0,02

Диаграммы связей наиболее значимых клинических проявлений с показателями иммунологического ответа приведены на рисунках далее. В большей степени изменения в процессе лечения касаются желудочковой эктопической активности и аритмических событий.

Приведенная диаграмма (рис. 4) хорошо иллюстрирует, что у всех пациентов в результате лечения не увеличилось количество эпизодов тахикардии, а у 3-х пациентов с исходным количеством эпизодов более 100 в сутки произошло их заметное уменьшение.

Таблица 5

Эффект лечения в группе больных ОКС БП ST

Показатель

2-е обсл.

Эффект

Ig G к кардиомиозину

0,98

–0,63

Ig А к кардиомиозину

0,97

–0,52

ATM

0,94

–0,73

Индекс ШОКС

0,84

–0,60

Тест 6-минутной ходьбы

0,87

–0,48

ФК ХСН

0,68

–0,67

ЧСС днем (средняя)

0,53

–0,79

ЧСС ночью (средняя)

0,58

–0,43

Количество эпизодов тахикардии в сутки

0,86

–0,79

Количество эпизодов брадикардии в сутки

0,98

–0,49

Количество наджелудочковых экстрасистол в сутки

0,90

–0,51

Количество желудочковых экстрасистол в сутки

0,93

–0,64

Количество политопных желудочковых экстрасистол

0,84

–0,76

Паузы ЧСС

0,86

–0,15

Эпизоды фибрилляции предсердий

0,96

–0,21

Желудочковая тахикардия

0,94

–0,47

Примечание. Коэффициенты корреляции Пирсона между результатами первого и второго обследований (2-й столбец) и между результатами первого обследования и величиной изменения показателей между обследованиями (3-й столбец).

glad_1.tif

Рис. 1. Диаграмма корреляционной взаимосвязи между титром IgG к кардиомиозину и шкалой оценки клинического состояния у больных миокардитом

В табл. 6 приведены коэффициенты корреляции Спирмена между изменениями уровней показателей антител к миокарду и изменениями клинико-инструментальных показателей.

Результаты вычислений показали, что статистически значимые коэффициенты корреляции выявлены:

а) между изменением АТМ и исходным уровнем КАГ, изменениями индекса ШОКС, ФК ХСН, количества эпизодов тахикардии в сутки и количества желудочковых экстрасистол в сутки;

б) между изменением IgA и начальными уровнями фибриногена и СРБ, изменениями индекса ШОКС и количества желудочковых экстрасистол в сутки;

в) между изменением IgG и изменениями индекса ШОКС, теста 6-минутной ходьбы и ФК ХСН.

glad_2.tif

Рис. 2. Диаграмма корреляционной взаимосвязи между титром IgG к кардиомиозину и фракцией выброса левого желудочка

glad_3.tif

Рис. 3. Диаграмма корреляционной взаимосвязи между титром IgG к кардиомиозину и тестом 6-минутной ходьбы у больных миокардитом

Таблица 6

Результаты сравнения изменений показателей в группе ОКС БП ST в процессе лечения

Показатель

IgG

IgA

ATM

КАГ

0,24

0,21

0,29

Фибриноген

0,32

0,63

0,36

CРБ

0,44

0,64

0,35

Индекс ШОКС

0,48

0,53

0,73

Тест 6-минутной ходьбы

–0,51

–0,17

–0,27

ФК ХСН

0,57

0,41

0,60

Количество эпизодов тахикардии в сутки

0,45

0,36

0,59

Количество желудочковых экстрасистол в сутки

0,25

0,48

0,51

Количество политопных желудочковых экстрасистол

0,12

0,09

0,13

Примечание. Коэффициенты корреляции Спирмена между изменениями показателей в процессе лечения. Жирным шрифтом выделены показатели, для которых p < 0,02.

glad_4.wmf

Рис. 4. Диаграмма корреляционной взаимосвязи эпизодов неустойчивой тахиаритмии у больных с ОКС БП ST

glad_5.wmf

Рис. 5. Диаграмма корреляционной взаимосвязи между титром антител к миокарду и количеством желудочковых экстрасистол у больных с ОКС БП ST

glad_6.tif

Рис. 6. Диаграмма корреляционной взаимосвязи между титром IgG к кардиомиозину и количеством желудочковых экстрасистол у больных с ОКС БП ST

glad_7.tif

Рис. 7. Диаграмма корреляционной взаимосвязи между титром Ig А к кардиомиозину и количеством желудочковых экстрасистол у больных с ОКС БП ST

Выводы

1. Антитела к миокарду и иммуноглобулины классов A и G к кардиомиозину у больных хроническим миокардитом и ишемической болезнью сердца выявляются достоверно чаще по сравнению со здоровой группой контроля. Так, у больных миокардитом частота встречаемости антител к миокарду и Ig A и G к кардиомиозину составляла 36,6; 39,2 и 23,5 % соответственно. У больных ОКС без подъема сегмента ST антитела к миокарду и Ig A и G к кардиомиозину встречаются с частотой 20,1; 20,1 и 16,2 % соответственно

2. У больных хроническим миокардитом выявлены значимые корреляционные связи между увеличением концентрации в крови антител к миокарду, Ig A, Ig G к кардиомиозину и выраженностью клинических проявлений хронической сердечной недостаточности (снижением сократительной функции сердца, снижением результатов теста 6-минутной ходьбы). У больных ОКС без подъема сегмента ST установлены значимые корреляционные связи с желудочковой эктопической активностью.

3. В группе больных с хроническим миокардитом увеличенные показатели иммунного воспаления в большей степени ассоциированы с проявлениями неспецифического воспалительного процесса (фибриноген, r = 0,64, р < 0,05; СРБ, r = 0,66, р < 0,05), снижением фракции выброса левого желудочка r = –0,37, р < 0,05), индексом шкалы оценки клинического состояния при ХСН (r = 0,48, р < 0,05) и функциональным классом сердечной недостаточности (r = 0,56, р < 0,05). В группе больных ИБС увеличенные показатели иммунного воспаления ассоциированы с нестабильностью коронарного кровотока и нарушениями ритма сердца (увеличением частоты жалоб на «перебои» – p < 0,01, «сердцебиение» – p < 0,01; наличием синусовой тахикардии на ЭКГ, p < 0,01; выявлением желудочковой экстрасистолии, p < 0,02 и неустойчивой желудочковой тахикардии, p < 0,02 по данным холтеровского мониторирования ЭКГ).

Рецензенты:

Куликов А.Н., д.м.н., профессор кафедры пропедевтики внутренних болезней, главный специалист по функциональной диагностике, ФГКВОУ ВПО «Военно-медицинская академия им. С.М. Кирова», г. Санкт-Петербург;

Бернштейн Л.Л., д.м.н., профессор кафедры кардиологии им. М.С. Кушаковского, ГБОУ ВПО «Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова» Минздрава России, г. Санкт-Петербург.

Работа поступила в редакцию 27.11.2013.


Библиографическая ссылка

Гладышева Э.В., Гришаев С.Л., Никифоров В.С., Солнцев В.Н. ВЛИЯНИЕ АНТИТЕЛ К МИОКАРДУ НА ВЫРАЖЕННОСТЬ КЛИНИЧЕСКИХ ПРОЯВЛЕНИЙ ПРИ КОРОНАРОГЕННОЙ И НЕКОРОНАРОГЕННОЙ ПАТОЛОГИИ СЕРДЦА // Фундаментальные исследования. – 2013. – № 11-1. – С. 38-47;
URL: https://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=33006 (дата обращения: 28.06.2022).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074