Scientific journal
Fundamental research
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,749

Пешкова И.А.
Гиперпластические процессы эндометрия, как возможная основа для формирования злокачествен­ных опухолей, в течение многих десятилетий пред­ставляют важную медико-социальную проблему. Тенденция, а следовательно прогноз развития патоло­гического процесса и возможность его малигнизации зависит от состояния защитных регуляторно-адаптив­ных возможностей организма.

Общепризнанно, что гиперпластические про­цессы эндометрия расцениваются как проявление сложного нейроэндокринного синдрома, вызванного нарушением в системе: центральная нервная система (гипоталамус)-гипофиз-яичники-эндометрий матки, требующего интегративной оценки.

В результате нарушения нейроэндокринной ре­гуляции резко изменяется соотношение гонадотроп­ных и половых гормонов. Анализы этих гормонов в настоящее время довольно широко и успешно исполь­зуются в гинекологической клинике, чего нельзя ска­зать об оценке нервной регуляции. В то же время, оценка нервной регуляции возможна. По нашему мнению, на роль такого способа может претендовать функциональная проба сердечно-дыхательного син­хронизма (СДС), которая позволяет оценить общее функциональное состояние организма.

На основании концепции профессора В.М.Покровского (1981-2003) о генерации в головном мозге нервных импульсов, поступающих по блуж­дающим нервам к синоатриальному узлу сердца и принимающих участие в формировании сердечного ритма, была разработана проба сердечно-дыхатель­ного синхронизма у человека (В.М. Покровский с со­авт., 1985).

Её суть сводится к тому, что после регистрации исходной пневмограммы и электрокардиограммы па­циентке предлагают дышать в такт вспышкам фото-стимулятора с частотой задаваемой по воле экспери­ментатора и соизмеримой с исходной частотой серд­цебиений. В этих условиях возникает явление сер­дечно-дыхательного синхронизма, когда сердце про­изводит одно сокращение в ответ на одно дыхание.

В последующих работах (В.М.Покровский с со­авт., 2000-2003) были разработаны параметры сер­дечно-дыхательного синхронизма: максимальная и минимальная границы диапазона сердечно-дыхатель­ного синхронизма, ширина диапазона, время развития синхронизма на минимальной и на максимальной границах, время восстановления исходного ритма сердцебиений после прекращения пробы на мини­мальной и максимальной границах, разность между минимальной границей и исходной частотой сердеч­ных сокращений.

Данная проба явилась способом интегративной оценки функционального состояния нервной системы организма в целом, поскольку она включает в себя восприятие светового сигнала, его переработку, фор­мирование произвольной реакции воспроизведения дыхания с определенной частотой, а также сложный комплекс межцентрального взаимодействия дыха­тельного и сердечного центров, синхронизации рит­мов дыхательного и сердечного центров, передаче сигналов в форме залпов импульсов по блуждающим нервам, взаимодействию сигналов с собственными ритмогенными структурами сердца, воспроизведению сердца заданной произвольным дыханием частоты - развитию сердечно-дыхательного синхронизма.      

Целью работы явилась оценка регуляторно-адап­тивных возможностей организма больных с гиперпла­стическими процессами эндометрия при помощи пробы сердечно-дыхательного синхронизма. Нами обследовано 54 женщины с дисфункциональными маточными кровотечениями. Всем больным в день поступления произведено раздельное лечебно-диаг­ностическое выскабливание матки под контролем гистероскопии с последующим гистологическим ис­следованием соскобов эндометрия. По результатам гистологического исследования больных разделили на группы в зависимости от тяжести процесса с уче­том классификации Я.В.Бохмана:

I. Фоновые процессы: эндометриальные по­липы эндометрия, железистая и железисто-кистозная гиперплазия эндометрия;

II. Предраковые заболевания: атипическая гипер­плазия эндометрия (аденоматоз);

III. Рак эндометрия.

Учитывая клинико-морфологическую классифи­кацию Г.М.Савельевой и В.Н.Серова, к предраковым заболеваниям, кроме того, отнесли больных с рециди­вирующей железисто-кистозной гиперплазией эндо­метрия, резистентной к гормонотерапии.

 В отдельную группу для сравнения мы выделили больных с дисфункциональными маточными кровоте­чениями, у которых по данным УЗИ и гистероскопии был заподозрен гиперпластический процесс эндомет­рия, но по результатам гистологического исследова­ния получен гипопластический смешанный эндомет­рий.

В результате, испытуемые распределились сле­дующим образом: 11 человек с гипопластическим смешанным эн­дометрием, 34 - с фоновыми процессами эндометрия и 9 человек с предраковыми процессами.

Распределение пациенток по возрасту показало, что большая часть больных с гипопластическим сме­шанным эндометрием оказалась в диапазоне 30-39 лет, с фоновыми процессами эндометрия - в диапа­зоне 46-50 лет, с предраковыми процессами - в диапа­зоне 40-50 лет. Из полученных данных видно, что с усилением тяжести гиперпластического процесса в эндометрии увеличивается возраст больных.

У обследуемых больных в первые 5 дней после гистероскопии проводили пробу на сердечно-дыха­тельный синхронизм.

У испытуемых одновременно регистрировали электрокардиограмму и пневмограмму на специально созданной установке. Исходная частота сердечных сокращений в минуту у женщин с гипопластическим смешанным эндометрием была 80,6 +1,1; у женщин с фоновыми процессами в эндометрии 80,8+0,7, с аде­номатозом 84,0+1,7. Частота дыхания в минуту была соответственно 19,1+0,3; 18,1+0,2 и 19,6+0,3. После регистрации исходных параметров испытуемые ды­шали в такт вспышкам фотостимулятора с частотой, задаваемой по воле экспериментатора и соизмеримой с исходной частотой сердцебиения. Продолжитель­ность пробы в среднем составляла 30-60 секунд. При частоте дыхания в минуту у женщин с гипопластиче­ским эндометрием 86,2+1,0; с фоновыми процессами 84,9+0,8; с аденоматозом 92,0+1,7 развивался фено­мен сердечно-дыхательного синхронизма: сердце в ответ на каждое дыхание строго через определенный промежуток времени совершало одно сокращение. На записи это легко устанавливалось измерением интер­вала R-R электрокардиограммы, расстояние между пиками пневмограммы, соответствующими вершине вдоха и отметками вспышек фотостимулятора. Если все перечисленные параметры были равны между со­бой, то констатировался факт наличия сердечно-ды­хательного синхронизма. При первой пробе задава­лись частоты вспышек лампы фотостимулятора на 5-7 % ниже исходного ритма. Через несколько минут по­сле её окончания, необходимых пациентке для вос­становления частоты сердцебиения и дыхания на на­чальном уровне, пробы повторялись с последующим 5 % ростом частоты вспышек фотостимулятора. Пробы проводились до наступления сердечно-дыхательного синхронизма. Затем наращивание частоты вспышек продолжалось до тех пор, пока у пациентки, воспро­изводящей каждый раз новый задаваемый ритм дыха­ния, сердечно-дыхательный синхронизм уже не раз­вивался. Сердечно-дыхательный синхронизм наблю­дался в определенном частотном диапазоне.

Ширина диапазона, длительность переходного и восстановительного периодов явились теми парамет­рами, по которым оценивали функциональное состоя­ние пациентки. Ширина диапазона у женщин с гипо­пластическим смешанным эндометрием составила 6,9+0,2 кардиоциклов, у женщин с фоновыми процес­сами эндометрия 4,1+0,2, у женщин с аденоматозом 2,1+0,3. Длительность наступления синхронизма на минимальной границе диапазона в первой группе со­ставляла 11,6+0,8 кардиоциклов, во второй группе 14,3+0,3 кардиоциклов, в третьей группе 17,9+0,6 кардиоциклов, а длительность восстановления исход­ного ритма частоты сердечных сокращений после прекращения пробы на минимальной границе диапа­зона составила соответственно: 11,7+0,3; 14,3+0,3 и 17,9+0,9 кардиоциклов. Минимальной границей диа­пазона являлась частота дыхания, при которой впер­вые формировался сердечно-дыхательный синхро­низм. Максимальной границей диапазона являлся тот максимальный ритм дыхания в ответ на фотостиму­ляцию, при котором еще проявлялся сердечно-дыха­тельный синхронизм, а при его превышении синхро­низм утрачивался. В первой группе максимальную границу диапазона составляла частота дыхания до 94,7+1,0; во второй до 89,0+0,8; в третьей 94,3+1,7.

Из вышеуказанных данных видно, что с усиле­нием тяжести процесса в эндометрии длительность наступления синхронизма и длительность восстанов­ления исходного ритма после прекращения пробы увеличивается, а ширина диапазона феномена значи­тельно уменьшается (с 6,9 до 2,1). Ранее было пока­зано, что чем шире диапазон сердечно-дыхательного синхронизма, тем больше регуляторно-адаптивные возможности человеческого организма. Исходя из этого видно, что регуляторно-адаптивные возможно­сти организма изменяются в зависимости от тяжести патологии эндометрия: наибольшие они у женщин с гипопластическим смешанным эндометрием и наи­меньшие при предраковом процессе (аденоматозе).

На основании полученных данных, проба сер­дечно-дыхательного синхронизма может использо­ваться как дополнительный критерий в комплексной оценке степени выраженности гиперпластических процессов эндометрия для отнесения их к фоновым или предраковым процессам, в процессе дальнейшей диспансеризации с целью повышения качества док­линической диагностики рецидивирования гипер-пла­стического процесса эндометрия, что важно для свое­временной коррекции тактики ведения таких пациен­ток.

В заключении хотелось бы отметить, что проба сердечно-дыхательного синхронизма проста в испол­нении, не требует специального оборудования, обще­доступна. Проведение пробы сердечно-дыхательного синхронизма занимает мало времени. В то же время параметры сердечно-дыхательного синхронизма имеют интегративный характер и отражают общее функциональное состояние организма. В настоящее время проба сердечно-дыхательного синхронизма широко апробирована в клинике, включая и акушер­ско-гинекологический профиль.