Scientific journal
Fundamental research
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,749

ON THE ISSUE OF INSOLVENCY AND BANKRUPTCY OF ORGANIZATIONS

Drobotova O.O. 1
1 Volgograd State Technical University
1029 KB
The article is devoted to the theory and practice of bankruptcy in the Russian economy. The paper provides a terminological analysis of the concepts of «insolvency» and «bankruptcy». The author’s concept of the definition «economic viability» is proposed. The following types of economic viability are distinguished: «solvency» and «insolvency». Subspecies of economic viability are defined: production and technological, innovation and investment, digital, marketing and sales, financial. Each of the subspecies of economic viability is characterized by a corresponding set of indicators of the state and performance of the organization. The key indicator of an organization’s financial viability is its solvency.The negative value of this indicator determines the financial insolvency of the organization. According to the author, bankruptcy is a legal recognition of financial insolvency only. This is the process of an arbitration court hearing a bankruptcy case. In this regard, insolvency acts as an economic category, and bankruptcy – as a legal one. The paper presents the results of the analysis of the bankruptcy procedures of organizations and subsidiary liability in 2015-2020. The main trends are identified: a) reduction of bankruptcies; b) lengthening of the terms of bankruptcy procedures; c) low share of the financial recovery procedure; d) the established industry structure of bankruptcies; e) a significant increase in subsidiary liability. The conducted research will serve as a theoretical basis for further research on the economic viability, insolvency and bankruptcy of organizations. The trends identified in the work will serve as a guide for continuing and deepening the analysis of the bankruptcy of organizations.
economic viability
insolvency
financial insolvency
bankruptcy
bankruptcy procedures

Современная экономика рыночного типа, основывающаяся на договорном исполнении контрагентами своих обязательств, немыслима без института банкротства, направленного на правовое регулирование процедур банкротства. Российское законодательство использует термины «несостоятельность» и «банкротство» как синонимы, что вызывает много вопросов как у экономистов, так и у юристов. Определение и разграничение понятий «несостоятельность» и «банкротство» до сих пор остается спорной проблемой в современной экономической и юридической науке.

В этой связи является актуальным понятийный анализ категорий института несостоятельности (банкротства) в российской науке. А также анализ и оценка динамики статистических данных процедур банкротства представляется важным с точки зрения понимания развития хозяйственной и правоприменительной практики.

Целью данного исследования выступает разграничение объема понятий «несостоятельность» и «банкротство», применяемых в отечественной науке и хозяйственной практике юридических лиц, а также рассмотрение динамики характеризующих их показателей.

Материалы и методы исследования

Теоретико-методологическую базу исследования составили научные публикации, раскрывающие содержание понятий «несостоятельность», «банкротство» и практику их применения в различных научных сферах и практической деятельности. Информационной базой анализа динамики банкротств организаций послужили статистические данные Единого федерального реестра юридически значимых сведений о фактах деятельности юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и иных субъектов экономической деятельности (Федресурс) за 2015–2020 гг.

При проведении исследования в рамках системного подхода использовались методы общенаучного теоретического исследования: научное наблюдение, описание, изложение, анализ, синтез и количественные сопоставления. Также применялись такие методы анализа, как сравнительный, статистический и другие.

Результаты исследования и их обсуждение

В переводе с латинского слово «несостоятельность» (imbecillitas) означает слабость и бессилие, а термин «банкротство» происходит от латинских слов «скамья» (bancus) и «сломанный» (ruptus). Или от итальянского «bancarotta», что в переводе на русский означает «сломанная скамья». Первоначально банком именовалась скамья, устанавливаемая в людных местах таких, как рынки и ярмарки, на которой менялы и ростовщики проводили свои сделки и оформляли документы. После того, как владелец «банка» разорялся, он ломал свою скамью [1].

Большой толковый словарь Ушакова утверждает, что несостоятельность – «отсутствие возможности выполнять свои долговые обязательства, необеспеченность (торг., право)», а также означает неосновательность, бездоказательность, неубедительность. При этом банкротство понимается как «разорение», делающее банкротом [2]. В словаре Ожегова под несостоятельностью понимается состояние того, кто не имеет денег для оплаты своих обязательств, материально не обеспечен; лишен основательности, убедительности. А термином «банкротство» обозначается несостоятельность, сопровождающаяся прекращением платежей по долговым обязательствам; полная несостоятельность, провал, крушение [3]. Из этих определений видно, что несостоятельность и банкротство взаимосвязаны, но банкротство представляется наиболее критической ситуацией.

Законодательные основы несостоятельности (банкротства) определены в Федеральном законе № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». В законе эти два понятия идентичны. Законодатель определяет несостоятельность, или банкротство, как «признанную арбитражным судом или наступившую в результате завершения процедуры внесудебного банкротства гражданина неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам, о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей» [4].

В Гражданском кодексе РФ также существует упоминание о несостоятельности как синониме банкротства. Так, согласно ст. 65 «юридическое лицо, за исключением казенного предприятия, учреждения, политической партии и религиозной организации, по решению суда может быть признано несостоятельным (банкротом). Государственная корпорация или государственная компания может быть признана несостоятельной (банкротом), если это допускается федеральным законом, предусматривающим ее создание». Согласно ст. 25 «гражданин, который не способен удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, может быть признан несостоятельным (банкротом) по решению арбитражного суда» [5].

Юридическая наука вслед за законодательством понятия «несостоятельность» и «банкротство» также считает синонимами. Под несостоятельностью, то бишь банкротством, понимается признанная арбитражным судом или объявленная должником неспособность в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей. При этом высказываются мнения о несинонимичности данных терминов. Так, предлагается рассматривать несостоятельность «шире, чем оно определено в действующем законе о банкротстве». Поскольку несостоятельность выступает лишь предпосылкой, а не фактом банкротства [6].

Более того, высказывается мнение, что несостоятельность (банкротство) является синтезированной экономико-юридической категорией [7], с чем, конечно, нельзя согласиться. Данная позиция не вносит четкости и ясности в научный анализ. Категория должна быть определена однозначно, одним словом или словосочетанием, а не подразумевать употребление одного из двух терминов на выбор. Рассматриваемые термины отражают соответствующие категории.

В экономической науке представлены разнонаправленные подходы к трактовке терминов «несостоятельность» и «банкротство».

Превалирующим является рассмотрение несостоятельности как более широкого понятия, чем банкротство. Несостоятельность является закономерным явлением для экономики рыночного типа, которая основана на частной собственности и самостоятельности хозяйствующих субъектов. Это следствие неэффективной организации и ведение бизнеса, выражающееся в ухудшении конкурентных позиций, нарушении взаимоотношений с контрагентами, формировании убытков, неспособности погашать свои долговые обязательства. Несостоятельность обусловлена циклическим развитием экономики и соответствующим этапом жизненного цикла организации.

При этом несостоятельность как перманентный процесс может формироваться на всех уровнях национальной экономики. Такая ситуация может складываться как на микроуровне как негативное состояние экономики и финансов предприятия, так и на уровне отрасли как стагнации производства и реализации на фоне хронического недоиспользования производственных мощностей, а также в целом на макроуровне как кризисное состояние макроэкономики страны. В этой связи необходимо различать:

- индивидуальную (текущую) несостоятельность, отражающую текущее (повседневное) функционирование отдельных хозяйствующих субъектов. Она перманентно порождается материальными предпосылками, складывающимися на уровне отдельных предприятий в отдельных сферах и видах его деятельности (производство, сбыт, маркетинг, продвижение, финансы, инвестиции и др.) и не являющимися общими для всего сектора экономики. Текущая несостоятельность является характеристикой индивидуального воспроизводства и объектом исследования микроэкономики;

- системную (структурную) несостоятельность, сопровождающую системную перестройку структуры национальной экономики. Она носит спорадический характер, охватывает основную массу предприятий. Предпосылки возникновения системной несостоятельности коренятся в фундаментальных основах устройства национальной экономики, играют системообразующую роль и являются общими для отраслей, сфер и национальной экономики в целом. Системная несостоятельность, характеризуя общественное воспроизводство, является объектом макроэкономического анализа.

В кризисные периоды выделенные виды несостоятельности проявляются одновременно, накладываются друг на друга, а следовательно, усиливают друг друга. Усиленное совместное действие индивидуальной и системной несостоятельности формирует и воспроизводит процесс массовой несостоятельности как хроническое кризисное явление в экономике. Кризис является закономерностью экономического развития, являясь фазой экономического цикла, что обуславливает экономическую природу несостоятельности.

И банкротство выступает законодательно подтвержденной формой несостоятельности предприятия. Банкротство – всегда несостоятельность, а несостоятельность – не обязательно «выльется» в банкротство, поскольку есть возможности избежать данного развития событий.

Данная позиция прослеживается в современных экономических словарях, представляющих переработанные современные трактовки данных терминов, согласно которым несостоятельность представляет собой «прекращение платежей по долгам» [8] или «невозможность для дебитора (должника) выполнить свои долговые обязательства» [9], а также «состояние, поведение экономического субъекта, прекратившего платежи по своим долгам, называемого несостоятельным должником» [10].

Противоположный подход рассматривает понятие «банкротство» как более широкое, нежели понятие «несостоятельность». В подтверждение приводятся следующие доводы. Банкротство дополнительно подразумевает на основании решения суда юридическую ответственность экономического субъекта за неисполнение своих долговых обязательств, отражающих его несостоятельность. То есть для банкротства обязательно возбуждение дела о банкротстве самим должником либо его кредиторами. Активы лица, признанного в судебном порядке банкротом, передаются в распоряжение официального ликвидатора (арбитражного управляющего конкурсной массой) и распродаются; вырученные от продажи средства идут на уплату долгов кредиторам. На банкрота в этом случае накладываются определенные ограничения его деятельности. Это обуславливает большую широту понятия «банкротство». Более того, банкротство включает в себя такие процедуры, как наблюдение, финансовое оздоровление, внешнее управление, целью введения которых выступает восстановление платежеспособности должниками – работа по смягчению, устранению его несостоятельности. И лишь конкурсное производство вводится с целью удовлетворения долговых требований за счет распродажи имущества должника.

Эта позиция также находит свое отражение в современных экономических словарях. Несостоятельность представляется как «признанная судом неспособность юридического или физического лица выплатить свои долговые обязательства» [11] или удостоверенная судом абсолютная неспособность лица погасить свои долговые обязательства [12].

Экономисты справедливо указывают на противоречивое понимание законодательных терминов несостоятельности (банкротства) кредитной организации. В частности, при отзыве лицензии на осуществление банковских операций применяется только одна процедура банкротства – конкурсное производство. Применение других процедур банкротства (наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления) в сложившихся условиях попросту невозможно, так как без лицензии кредитная организация не имеет право осуществлять свою деятельность. Следовательно, до введения процедуры банкротства (конкурсное производство) кредитной организации, «использование термина несостоятельность не имеет практического смысла» [13].

Следовательно, в настоящее время сложилось понимание «несостоятельности» и «банкротства» в науке и хозяйственной деятельности как синонимов. Однако между этими понятиями существуют четкие границы, и для каждой сферы (научной, законодательной, хозяйственной) имеются свои трактовки данных терминов.

Представленные доводы позволяют автору прийти к следующим выводам. В плане комплексного рассмотрения анализируемых понятий необходимо обозначить их взаимосвязь и взаимозависимость как между собой, так и с другими понятиями, характеризующими деятельность предприятия в конкурентной рыночной среде.

Несостоятельность организации выступает качественной характеристикой состояния и результатов ее деятельности как хозяйствующего субъекта. Несостоятельность организации отражает ее неспособность выполнять свои рыночные функции в целях реализации своих хозяйственных интересов. При этом противоположной характеристикой является состоятельность, характеризующая организацию как способную к реализации всех своих рыночных функций в своей хозяйственной деятельности.

Наивысшей формой проявления несостоятельности хозяйствующего субъекта выступает его банкротство, т.е. признание судом несостоятельности исходя из неспособности должника исполнять свои финансовые обязательства. При этом здесь необходимо говорить лишь о финансовых аспектах несостоятельности, а точнее о финансовой несостоятельности, количественно определяемой как неплатежеспособность. Неплатежеспособность предприятия возникает из-за неудовлетворительной структуры его баланса – превышения обязательств над ликвидными активами. Следовательно, признание судом решения о банкротстве должника основывается на показателях его финансовой несостоятельности. Под банкротством организации необходимо понимать установленную в судебном порядке ее финансовую несостоятельность. Хотя финансовая несостоятельность имеет место быть, но это не значит, что предприятие – банкрот. Финансовая несостоятельность может повлечь за собой банкротство, т.е. понятия «финансовая несостоятельность» и «банкротство» не идентичны и не являются синонимами.

Блок-схема взаимосвязи и соотношения указанных понятий отражена на рис. 1.

missing image file

Рис. 1. Блок-схема взаимосвязи и соотношения понятий «состоятельность», «несостоятельность», «банкротство». Примечание. Составлено автором

При разграничении природы рассматриваемых терминов необходимо отметить, что несостоятельность как экономическая характеристика обозначает неспособность хозяйствующего субъекта соответствовать определенным требованиям при реализации своих экономических интересов. Управление несостоятельностью предполагает применение совокупности экономических и правовых мер и досудебных процедур, связанных с предупреждением и устранением несостоятельности организации-должника. Банкротство охватывает весь комплекс отношений, регулируемый законодательством о несостоятельности (банкротстве), и представляет собой процесс: 1) рассмотрения арбитражным судом дела о банкротстве; 2) обеспечения соразмерного и наиболее полного удовлетворения требований кредиторов должника. В этой связи несостоятельность выступает как экономическая категория, а банкротство – как юридическая.

Несостоятельность (состоятельность) представляет собой предмет добровольного антикризисного управления на предприятии в соответствии с видением и компетенциями менеджмента организации. В то время как в ходе процедур наблюдения, финансового оздоровления и внешнего управления осуществляется антикризисное управление уже на принудительной основе (по решению суда). А в процедуре конкурсного производства и вовсе принудительной ликвидации организации.

Говоря о статистике банкротств юридических лиц в российской экономике, необходимо остановиться на данных Единого федерального реестра сведений о банкротстве (Федресурс). В 2015–2020 гг. количество банкротств (принятых судебных решений о признании должника банкротом и открытии конкурсного производства) сократилось на 3113 организаций или 76,13 % при наиболее существенном снижении в 2020 г. (на 2470) и росте в 2017 г. Количество решений суда о введении процедуры наблюдения за период сократилось на 2423 (76,24 %) при сокращении в 2020 г. на 2359. На фоне сокращения количества процедур банкротства удлинились сроки их проведения: конкурсного производства на 90 дней (до 842 дней) и наблюдения на 24 дня (до 215 дней), причем наибольшее удлинение продолжительности произошло также в 2020 г. Сократилось количество судебных решений по введению внешнего управления (на 284 или 34,56 %) и финансового оздоровления (на 15 или 60,53 %). Рассмотренная динамика отражена на рис. 2.

missing image file

Рис. 2. Динамика количества и длительности процедур банкротства. Примечание. Составлено автором по [14]

Логика института банкротства нацелена на сохранение имущества должника и восстановление его платежеспособности и должна являться для него последней спасительной мерой. Однако практика говорит об обратном – «спасательные» процедуры почти не применяются. Если и вводятся процедуры наблюдения, то, как правило, сразу же после них открывается конкурсное производство. Суды очень редко дают шанс на финансовое оздоровление. Здесь отметим, что наибольшая доля решений арбитражных судов вводит процедуры конкурсного производства (55,6 %) и наблюдения (43,5 %), а наименьшая – финансового оздоровления (0,13 %) и внешнего управления (43,5 %) [14]. Причины «низкой популярности» финансового оздоровления кроются в устоявшемся менталитете российского бизнеса. Вопросы получения краткосрочных выгод превалируют над стратегическим развитием предприятия. Никто не заинтересован в том, чтобы перепрофилировать производства предприятий, вводить новые технологии, сохранять рабочие места и т.д.

В настоящее время при низкой ответственности владельцев предприятий за финансовые результаты деятельности и перспективы развития своего бизнеса четко обозначилась тенденция активного судебного преследования лиц, виновных в банкротстве, и возмещении причиненного ущерба. В 2016–2020 гг. существенно возросло количество как поданных заявлений о привлечении в субсидиарной ответственности до 6635 (+3936, или 245,8 %), так и удовлетворенных до 2594 (+2155, или 590,9 %). Здесь отметим увеличение доли удовлетворенных заявлений до 39 % (+23 %). Вслед за указанной динамикой возросли количество привлеченных к ответственности лиц до 3191 (+2670, или 612,5 %) и объем ответственности до 395,3 млрд руб. (+325 млрд руб., или 560 %) при торможении этого тренда в 2020 г. При этом показатель средней ответственности на одного виновного практически не изменился ≈ 120–130 млн руб. [14].

Рассмотрение отраслевой специфики банкротств в 2015–2020 гг. позволило выявить наиболее существенный рост в отраслях: консалтинг и научно-техническая деятельность (раздел M) до 582 банкротств (+133, или 129,6 %) и финансы и страхование (раздел K) – 255 (+41, или 119,16 %). Благоприятная тенденция сокращения банкротств в наибольшей степени наблюдалась в отраслях: торговля (раздел G) до 2583 (-838, или 75,5 %); сельское, лесное, рыбное хозяйство (раздел A) до 417 (-522, или 44,41 %); обрабатывающие производства (раздел C) до 1090 банкротств (-462, или 70,23 %).

В 2020 г. пятерку «лидеров» с общим удельным весом 77,52 % составили отрасли (раздел ОКЭД): торговля (раздел G) 2583 банкротства (26,52 %); строительство (раздел F) 2111 (21,68 %); недвижимое имущество (раздел L) 1183 (12,15 %); обрабатывающие производства (раздел C) 1090 (11,19 %); консалтинг и научно-техническая деятельность (раздел M) 582 (5,98 %). В пятерку наиболее благополучных отраслей, занимающих 1,52 %, вошли: госуправление и соцобеспечение (раздел O) 4 банкротства (0,04); образование (раздел P) 8 (0,08); здравоохранение (раздел Q) 47 (0,48); культура и спорт (раздел R) 30 (0, 31); прочие услуги (раздел S) 59 (0,61) [15].

Заключение

Проанализировав законодательные акты, научные работы, автор сделал вывод, что «несостоятельность» и «банкротство» близкие, но различные по содержанию, направлению, условиям и сферам применения понятия. Термин «несостоятельность» шире, чем «банкротство», так как несостоятельность переходит в разряд банкротства только при наличии правовых аспектов – вступившего в силу судебного решения и наступления юридической ответственности перед кредиторами. Несостоятельность – это не всегда банкротство, а банкротство – всегда несостоятельность. При этом «несостоятельность» является экономической категорией, отражающей неспособность хозяйствующего субъекта соответствовать определенным требованиям при реализации своих экономических интересов. Количественно несостоятельность определяется системой значений показателей, характеризующей отдельные ее виды: производственно-технологическую, инновационно-инвестиционную, цифровую, маркетингово-сбытовую и финансовую. Банкротство, являясь юридической категорией, представляет собой процесс юридической фиксации несостоятельности должника и принудительного обеспечения требований его кредиторов.

В хозяйственной практике юридических лиц прослеживаются четко обозначившиеся в последние 5–6 лет тенденции: 1) достаточно существенное сокращение числа банкротств (76,13 %) и введения наблюдения (76,24 %), обладающих наибольшим удельным весом процедур; 2) удлинение средней продолжительности указанных процедур; 3) существенный рост объема субсидиарной ответственности (5,6 раза) при практической неизменности средней ответственности на одного виновного. Сложилась устойчивая отраслевая структура банкротств, но в качестве положительного аспекта необходимо отметить существенное сокращение банкротств в наиболее «банкротоемких» отраслях: торговля (75,5 %); обрабатывающие производства (70,23 %); сельское, лесное, рыбное хозяйство (44,41 %).