Scientific journal
Fundamental research
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,749

PERSPECTIVE DIRECTIONS OF DEVELOPMENT ENTREPRENEURSHIP IN RURAL AREAS OF THE PRIMORSKY KRAY IN THE NEW ECONOMIC CONDITIONS

Gusev E.G. 1 Shuman G.I. 1
1 Vladivostok State University of Economics and Service
Russian Government has recently adopted a number of laws designed to create a favorable investment environment in the Far East. Major projects in agriculture, primarily sold in the markets of advanced development areas are the drivers of development of rural areas. However, large projects are not able to provide full-time employment in rural areas. Around the large-scale projects in rural areas need to develop small business. The paper examines a number of trends in the development of entrepreneurship in rural areas of the Primorsky kray, which can be the basis for the formation of clusters. Have identified three major areas: business based on breeding and raising seafood business of breeding mushrooms, rural tourism as an effective tool to diversify the rural economy. It is proved that these areas can be implemented in the province on a large scale, and the products will be in demand in the domestic and foreign markets. Identify the problems standing in the way of development of business dealt with by the board. Common to all areas is the improvement of the institutional support and training for entrepreneurs in new technologies.
entrepreneurship in rural areas
investment in agricultural production
territory of priority development
diversification of agricultural production
innovations in agriculture
1. Agaeva L.K. Formirovanie mehanizma investicionnoj dejatelnosti predprijatij s uchetom jekonomicheskih interesov investorov // Matematika, jekonomika i upravlenie. 2015. T. 1. рр. 78–81.
2. Agaeva L.K., Lubjanickij V.V. Institucionalnaja sreda, kak faktor obespechenija jekono-micheskoj bezopasnosti // Vestnik Samarskogo gosudarstvennogo universiteta. 2015. no. 2 (124). рр. 90–95.
3. Brykov V.A. Marikultura v Primore: problemy i perspektivy // Voprosy rybolov-stva. 2010. T. 11, no. 1–41. рр. 148–161.
4. Bunkovskij D.V. Evropejskij opyt vzaimodejstvija malogo, srednego, i krupnogo pro-izvodstvennogo predprinimatelstva // Baikal Research Journal. 2011. no. 3. рр. 27.
5. Bunkovskij D.V. Optimizacija vzaimodejstvija krupnogo, srednego i malogo predpri-nimatelstva v promyshlennosti // Vestnik Irkutskogo gosudarstvennogo tehnicheskogo universiteta. 2012. no. 6 (65). рр. 148–152.
6. Volgina O.A., Erohina I.V. K voprosu razvitija rynka molochnoj produkcii v Primorskom krae // Fundamentalnye issledovanija. 2015. no. 12–1. рр. 112–116.
7. Volgina O.A., Shuman G.I., Erohina I.V. Analiz i prognoz rynka molochnoj produkcii v Primorskom krae // Territorija novyh vozmozhnostej. Vestnik Vladivostokskogo gosu-darstvennogo universiteta jekonomiki i servisa. 2015. no. 4 (31). рр. 41–47.
8. Volgina O.A., Shuman G.I., Karpova D.K. Maloe predprinimatelstvo Primorja: jekono-micheskie aspekty // Fundamentalnye issledovanija. 2015. no. 12–2. рр. 356–361.
9. Volgina O.A., Shuman G.I., Lihosherst E.N. K voprosu privlechenija investicionnyh sredstv dlja vozrozhdenija risovodstva v Primorskom krae // Fundamentalnye issledo-vanija. 2014. no. 5–1. рр. 127–135.
10. Volkova T.S., Timasheva T.A. Biznes-planirovanie krestjansko-fermerskogo hozjajstva po proizvodstvu gribov // Nauchno-metodicheskij jelektronnyj zhurnal Koncept. 2015. no. S5. рр. 11–15.
11. Volkova T.S., Timasheva T.A. Biznes-planirovanie krestjansko-fermerskogo hozjajstva po proizvodstvu gribov // Nauchno-metodicheskij jelektronnyj zhurnal Koncept. 2015. no. S5. рр. 11–15.
12. Vorobev V.V. Osnovnye faktory razvitija promyshlennoj marikultury v uslovijah rynochnoj jekonomiki Rossii // Rybnoe hozjajstvo. 2015. no. 1. рр. 34–42.
13. Vserossijskij konkurs idej i proektov «Dalnevostochnyj gektar» Jekstensivnaja kul-tivacija griba shiitake Rezhim dostupa: https://xn--80aaggvgieoeoa2bo7l.xn--p1ai/storage/bp/doc57bc2c9e4d0106.36128510.pdf (data obrashhenija: 09.10.2016).
14. Generalov I.G., Nikitin B.A., Suslov S.A. Vlijanie urovnja specializacii na realiza-ciju selskohozjajstvennoj produkcii // Vlijanie urovnja specializacii na realizaciju selskohozjajstvennoj produkcii // Jekonomika i predprinimatelstvo. 2014. no. 12–3 (53–3). рр. 413–416.
15. Guzenko A.G., Odijako N.N. Minimizacija riskov i model realizacii investicionnogo proekta // Jekonomika i predprinimatelstvo. 2013. no. 4 (33). рр. 151–155.
16. Enchenko I.V. Selskij turizm: rossijskij i zarubezhnyj opyt // V sbornike: Turizm na selskih territorijah: opyt, problemy. 2014. рр. 244–249.
17. Zakirova O.V., Sokolovskaja E.O. Formirovanie i jetapy razrabotki biznes-idej // pro-blemy jekonomiki sovremennoj Rossii. 2015. T. 2. no. 2. рр. 105–108.
18. Kichigina I.S. Formirovanie jekologo-orientirovannogo predprinimatelstva // Agrarnaja nauka. 2010. no. 2. рр. 6–8.
19. Koncepcija razvitija Rossijskogo gribovodstva na period 2015–2020 gg. Rezhim dostupa: http://agrotip.ru/wp-content/uploads/2015/10/Concepcia.pdf (data obrashhenija: 09.10.2016).
20. Koncepcija razvitija selskogo turizma v Rossii do 2030 goda Rezhim dostupa: http://www.eskrynnik.ru/repository/instdocs/8....pdf (data obrashhenija: 09.10.2016).
21. Kosolapov A.B., Plotkina N.P., Kushnareva I.Ju., Kossov A.Ju., Lozovskaja S.A., Izergi-na E.V. Razvitie selskogo turizma v Primorskom krae // Fundamentalnye issledova-nija. 2014. no. 9–8. рр. 1811–1815.
22. Kuzmina I.G., Portnova L.V., Lundovskih E.V. Analiz investicionnoj privlekatel-nosti regiona (na primere Orenburgskoj oblasti) // Monografija: Izdatelstvo: Rossij-skij jekonomicheskij universitet im. G.V. Plehanova, 2015. 116 р.
23. Martyshenko N.S., Starkov A.S. Analiz struktury potrebitelskogo regionalnogo tu-ristskogo rynka // Territorija nauki. 2007. no. 4. рр. 468–478.
24. Martyshenko N.S. Principy formirovanija turistskogo klastera v Primoskom krae // Jekonomika regiona. 2009. no. 1. рр. 204–208.
25. Martyshenko S.N, Martyshenko N.S., Gusev E.G. Optimizacija kalendarnogo plana realizacii programm na osnove sinergeticheskogo podhoda // Problemy teorii i praktiki upravlenija 2008. no. 6. рр. 90–97.
26. Martyshenko S.N., Gusev E.G. Optimizacija pozitivnyh strukturnyh sdvigov v turistskoj otrasli regiona // Matematicheskie zametki SVFU. 2007. T. 14. no. 1. рр. 151–161.
27. Martyshenko S.N., Martyshenko N.S., Gusev E.G., Vlasenko A.A. Jekonomiko-matematicheskie modeli razrabotki investicionnoj politiki razvitija turistskogo kompleksa regiona // Problemy i perspektivy realizacii investicionnoj politiki v Rossijskoj Federacii na sovremennom jetape. Sbornik trudov Vserossijskoj nauchno-prakticheskoj konferencii 18-19 maja 2007. Kazan, 2007. рр. 133–137.
28. Maslennikov S.I. Morskie biotehnoparki strategicheskaja linija razvitija pri-brezhnyh territorij Dalnego Vostoka // Vestnik biotehnologii i fiziko-himicheskoj biologii im. Ju.A. Ovchinnikova. 2012. T. 8, no. 1. рр. 42–45.
29. Nabokih A.A. Modelirovanie gosudarstvennoj podderzhki gribovodstva // Inzhenernyj vestnik Dona. 2015. T. 36, no. 2–2. рр. 128.
30. O svobodnom porte Vladivostok: Federalnyj zakon ot 13.07.2015 no. 212-FZ. Rossij-skaja gazeta Federalnyj vypusk 15 ijulja 2015 g. no. 6724 (153) Rezhim dostupa: https://rg.ru/2015/07/15/fz212-dok.html (data obrashhenija: 11.11.2016).
31. O territorijah operezhajushhego socialno-jekonomicheskogo razvitija v Rossijskoj Fede-racii: Federalnyj zakon ot 29.12.2014 no. 473-FZ. Rossijskaja gazeta Federalnyj vypusk 31dekabrja 2014 g. no. 6571 (299) Rezhim dostupa: https://rg.ru/2014/12/31/territorii-dok.html (data obrashhenija: 11.11.2016).
32. Ovsjannikova A.V., Sokolova I.S. Rol regionalnogo marketinga v povyshenii investicionnoj privlekatelnosti regiona // Internet-zhurnal Naukovedenie. 2015. T. 7, no. 5 (30). рр. 72.
33. Odijako N.N., Golodnaja N.Ju. Primenenie additivnoj i multiplikativnoj modeli prognozirovanija // Jekonomika i predprinimatelstvo. 2013. no. 12–1 (41–1). рр. 667–674.
34. Odijako N.N., Gusev E.G., Golodnaja N.Ju. Biznes-planirovanie kak perehod k novomu ka-chestvu jekonomicheskogo razvitija v rynochnyh uslovijah // Jekonomika i predprinimatelstvo. 2015. no. 5–1 (58–1). рр. 1010–1015.
35. Petruhina E.N., Zubrenkova O.A., Sidorova N.P., Lisenkova E.V. Zarubezhnyj opyt selskogo hozjajstva (na primere fermerstva v Germanii) // Vestnik NGIJeI. 2013. no. 5 (24). рр. 78–83.
36. Sanakoeva D.K., Karaeva T.A. Problemy motivacii truda i snizhenija urovnja bednosti v selskom hozjajstve RF // Teorija i praktika sovremennoj nauki. 2015. no. 6 (6). рр. 1083–1087.
37. Sanakoeva D.K., Mishozhev Je.R. Problemy obnovlenija osnovnyh fondov v selskom ho-zjajstve v uslovijah rynochnoj jekonomiki // Izvestija Gorskogo gosudarstvennogo agrarnogo universiteta. 2014. T. 51, no. 4. рр. 311–314.
38. Sanakoeva D.K., Toguzova I.Z. Gosudarstvennoe regulirovanie sistemy finansirovanija i kreditovaeija selskohozjajstvennyh proizvoditelej // Izvestija Gorskogo gosudar-stvennogo agrarnogo universiteta. 2015. T. 52, no. 1. рр. 180–184.
39. Smirnov N.A., Suslov S.A. Diversifikacija otraslej selskogo hozjajstva osnova jef-fektivnosti v uslovijah rynochnoj jekonomiki // Vestnik NGIJeI. 2013. no. 5 (24). рр. 57–69.
40. Sokolova I.S. Klastery kak perspektivnaja forma povyshenija innovacionnogo potenciala regiona // Nauchnye trudy SWorld. 2011. T. 10, no. 1. рр. 31–34.
41. Sostojanie mirovogo rybolovstva i akvakultury 2016. Rezhim dostupa: http://www.fao.org/3/a-i5555r.pdf (data obrashhenija: 09.10.2016).
42. Timofeev A. «Podvodnye kamni» rossijskoj akvakultury http://www.iarex.ru/articles/52352.html.
43. Harlamova I.Ju. Integrirovannyj podhod k marketingovym kommunikacijam // Sovre-mennye tendencii v jekonomike i upravlenii: novyj vzgljad. 2010. no. 6. рр. 110–114.
44. Hudjakova T.A. Diversifikacija proizvodstva kak sposob stabilizacii rynochnoj situa-cii // V sbornike: Problemy sovershenstvovanija i razvitija jekonomicheskih otnoshenij v perehodnoj jekonomike Sbornik nauchnyh trudov. Redaktor V.I. Barhatov. Cheljabinsk, 2000. рр. 329–340.
45. Shmidt A.V., Hudjakova T.A., Churjukin V.A. Algoritm ocenki i prognozirovanija jekono-micheskoj ustojchivosti promyshlennogo predprijatija s primeneniem apparata markov-skih sluchajnyh processov // Vestnik Juzhno-Uralskogo gosudarstvennogo universiteta. Serija: Jekonomika i menedzhment. 2007. no. 10 (82). рр. 65–71.
46. Jandieva M.S. Regionalnye podhody k kachestvennomu razvitiju chelovecheskogo kapi-tala kak stimulirujushhij faktor socialno-jekonomicheskogo razvitija subektov SKFO // Jekonomika i predprinimatelstvo. 2015. no. 6–1 (59–1). рр. 1166–1171.
47. Jandieva M.S. Trudovye resursy regiona: problemy i perspektivy obespechenija zanjato-sti naselenija selskih territorij // Jekonomika i predprinimatelstvo. 2016. no. 2–2 (67–2). рр. 313–319.

Правительством России в последнее время принят ряд законов, призванных создать благоприятную инвестиционную среду в Дальневосточном регионе. Ряд новых экономических механизмов были оформлены в виде федеральных законов: закон от 29.12.2014 № 473-ФЗ «О территориях опережающего социально-экономического развития в Российской Федерации», закон от 13.07.2015 № 212-ФЗ «О свободном порте Владивосток» [30, 31]. Хотя новые условия ведения бизнеса, определенные в законах, вступили в силу менее года назад, а часть из них еще только готовится к применению на практике, достигнуты определенные результаты. Реализуется серия крупных инвестиционных проектов, которые были определены как якорные резиденты территорий опережающего развития (ТОР). Ряд крупных инвестиционных проектов касаются развития сельскохозяйственного сектора экономики Приморского края.

После введения санкций против нашей страны проблема разработки новых механизмов привлечения инвестиций в регионы России особенно актуальна и активно обсуждается в научных публикациях [1, 22, 32]. В качестве примеров публикаций по разработке пакетов инвестиционных проектов в Приморском крае можно привести работы [6, 7, 9, 15, 25]. Крупные проекты в сельском хозяйстве являются драйверами развития сельских территорий. Они способствуют развитию инфраструктуры. Однако крупные проекты не способны обеспечить полной занятости на селе. Вокруг крупных проектов на селе необходимо развивать малое предпринимательство [4, 5, 8, 10, 35]. В этом вопросе нельзя рассчитывать только на одну инициативу населения. Новые направления бизнеса на селе требуют предварительного анализа и оценки перспектив различных вариантов [17, 33, 34, 43, 45].

Для того чтобы продукция малых предприятий была конкурентоспособна, необходимым условием является использование современных технологий. Для использования таких технологий необходимо обладать достаточными знаниями. Поэтому для организации производств в структуре малых предприятий целесообразно использовать кластерный подход. В рамках кластеров легче организовать закупку технологий, обучение и сбыт продукции. Последнее особенно важно для продукции, ориентированной на зарубежного потребителя. Малым производителям сложно осуществлять международную деятельность. Вторым условием успешности малого бизнеса в сельской местности должен быть устойчивый спрос на продукцию.

В настоящей работе предлагается рассмотреть несколько перспективных для Приморского края направлений современного производства в сельской местности.

Бизнес на основе разведения и выращивания морепродуктов

В нашей стране, обладающей огромными водными ресурсами, общее потребление рыбной продукции ниже среднемирового и в 2015 году составило около 15 килограмм на человека. Увеличить обеспеченность рыбой и морепродуктами населения России может развитие производства в рамках аквакультуры.

Аквакультурой называют разведение и выращивание водных организмов под контролем человека в пресной или морской воде. Для производства по разведению морских организмов используют термин марикультура.

В последние годы в мире были разработаны экономически выгодные промышленные технологии производства аквакультуры. Себестоимость искусственного производства одной тонны рыбной продукции в пересчете на единицу белка меньше себестоимости мяса крупного рогатого скота и свиней примерно в 2,5 раза, птицы – в 1,5 раза. Продуктивность аквакультурных хозяйств, как правило, значительно выше, чем у «сухопутных» сельскохозяйственных земель.

По данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (Food and Agriculture Organization of the United Nations – FAO) в 2014 году во всем мире в аквакультуре было произведено 73,8 млн тонн водных животных на сумму в 160,2 млрд долл США (таблица). На Китай в 2014 году приходилось 45,5 млн тонн, или более 60 % всего мирового производства рыбы в аквакультуре. Фактически за последние 20 лет рост суммарной мировой продукции рыбохозяйственного комплекса происходит только за счет аквакультуры.

Производство и использование продукции рыболовства и аквакультуры [41]

 

2009

2010

2011

2012

2013

2014

Производство

Рыболовство

Внутренние водоемы

10,5

11,3

11,1

11,6

11,7

11,9

Моря

79,7

77,9

82,6

79,7

81,0

81,5

Рыболовство, всего

90,2

89,1

93,7

91,3

92,7

93,4

Аквакультура

Внутренние водоемы

34,3

36,9

38,6

42,0

44,8

47,1

Моря

21,4

22,1

23,2

24,4

25,5

26,7

Аквакультура, всего

55,7

59,0

61,8

66,5

70,3

73,8

Итого

145,9

148,1

155,5

157,8

162,9

167,2

Использование

Употребление в пищу людьми

123,8

128,1

130,8

136,9

141,5

146,3

Потребление рыбопродукции на душу населения

18,1

18,5

18,6

19,3

19,7

20,1

Товарная марикультура – наиболее динамично развивающееся направление в мировом сельскохозяйственном производстве. По прогнозам экспертов FAO, уже в ближайшие годы производство аквакультуры превысит добычу морских биоресурсов в сфере рыболовства.

В России эта отрасль недостаточно развита. В 2014 г. отечественные предприятия аквакультуры выпустили всего 162 тыс. тонн продукции, то есть около 4 % вылова водных биоресурсов. При этом потенциал развития аквакультуры в России один из самых высоких в мире. По экспертным оценкам площадь морских акваторий, пригодная для развития аквакультуры, составляет порядка 0,38 млн. кв. км. Эффективное использование имеющегося потенциала аквакультуры в нашей стране позволяет увеличить объем производства в 25 раз. Только в Приморском крае выращивание гидробионтов и моллюсков в морской воде может составлять более 600 тыс. тонн.

В последние годы в нашей стране начинает меняться отношение к аквакультуре. Согласно госпрограмме «Развитие рыбохозяйственного комплекса» в Российской Федерации к 2020 году планируется удвоить объем производства продукции товарной аквакультуры – до 315 тысяч тонн. В целом по России идет увеличение количества рыбоводных участков. В течении года – с середины 2015 года по 1 июня 2016 года было сформировано более 1,1 тысяч участков, и сейчас идут торги по их распределению.

В настоящее время в Приморском крае действуют 52 рыбоводных хозяйства, которые используют 102 рыбоводных участка общей площадью более 18 тысяч гектаров. По итогам первого полугодия 2016 года в хозяйствах произведено 5 142 тонн продукции (на 9 % больше чем в 2015 году). Из них – 2 801 тонн гребешка и 1 244 тонн трепанга».

Развитие аквакультуры особенно актуально для Приморского края, поскольку оно способствует притоку частных инвестиций, способствующих развитию прибрежных территорий, созданию новых рабочих мест и возрождению умирающих поселков, В настоящее время заканчивается работа по созданию карты перспективных для марикультуры районов Приморья. Из-за отсутствия такой карты большинство заявок на получение участков не проходит отбор. Предлагаемые границы участков накладываются на акватории, находящиеся в ведении Минобороны, либо относящиеся к особо охраняемым природным территориям, а также на места с природными запасами ВБР.

В действительности сейчас инвестирование в развитие марикультуры в Приморье довольно рискованно. К такому выводу приходят большинство специалистов в области аквакультуры [3, 12, 28]. Ознакомившись с условиями ведения бизнеса по развитию аквакультуры ряд крупных инвесторов отказались вкладывать средства в эту отрасль в Приморском крае. Среди них крупная китайская компания Wen Lian Aquaculture Сo., Ltd и российская «Русагро».

В работе [42] подробно анализируются проблемы с которыми сталкиваются предприниматели, решившие заниматься марикультурой. Основные проблемы кроются в несовершенстве законодательства, призванного регулировать бизнес в сфере марикультуры. Среди прочих проблем отмечается плохая проработка нормативных актов по вопросам подготовки аукционной документации на право заключения договора пользования рыбоводным участком. Отмечается, что длительность окупаемости проектов в сфере аквакультуры диктует необходимость выделения участков на гораздо более длительный срок, чем это предусмотрено сейчас. Оптимальным вариантом в этом случае было бы закрепление за успешно работающими компаниями права пользования уже выделенными участками на срок не менее 15 лет. Некоторые эксперты считают, что для успешного бизнеса необходим срок аренды на 49 лет, что позволит осуществлять долгосрочные инвестиции и закупать дорогое оборудование. Одной из проблем является проблема отсутствия научной базы для занятия аквакультурой. Представители бизнеса отмечают, что им фактически приходится работать на «экспериментальной основе», поскольку проработанных наукой эффективных технологий почти нет, отсутствуют качественно разработанные и прошедшие промышленную проверку интенсивные методы ведения хозяйства.

Бизнес по разведению грибов

Грибы с давних времен являются традиционным продуктом питания в нашей стране, Однако искусственное производство культивированных видов грибов является сравнительно новым видом деятельности для России [11, 29]. Грибы являются ценным, безопасным и сравнительно дешевым источником белка. Во всем мире производство грибов является хорошо отлаженной технологией.

По данным ФАО объема мирового производства грибов и трюфелей в 2013 году составлял 9,9 млн тонн. Мировой рынок грибов оценивался в $ 29 млрд. Мировое производство культивируемых грибов ежегодно увеличивается на 12–20 %. Главным мировым производителем грибов является Китай. В 2013 г., по данным ФАО, в Китае произведено более 7 млн тонн, то есть около 71 % мирового объема производства и 40 % от объема мировой торговли грибами. Второй по объему производства грибов считается Италия – более 790 тыс. тонн, на третьем месте США – 406 тыс. тонн. В США, в Австралии грибоводсво стоит на втором месте в растениеводстве по обороту продукции после помидоров. В США потребление культивируемых грибов на человека в год составляет 2,5 кг, Великобритании – 2,7 кг, Франции – свыше 3,1 кг, в Южной Корее – 4 кг и в Китае – 5 кг. В России потребляется 1,2 кг культивируемых грибов на человека в год. Россия занимает 25-е место в структуре мирового производства грибной продукции, а по объемам потребления на душу населения – только 46-е место. Однако в статистике потребления не учитывается потребление дикорастущих грибов, которые так любят российские потребители. По оценкам экспертов в Росси перерабатывается 10–15 тысяч тонн лесных грибов в год.

Около 85 % реализуемых в России грибов приходится на импорт. То есть рынок является импортозависимым. Основную долю на российском рынке занимают замороженные грибы – 50 %, порядка 28 % приходится на консервированную продукцию, свежие грибы составляют около 22 % российского грибного рынка. В 2015 году Россия импортировала около 65 тыс. тонн свежих шампиньонов на сумму около 80 млн долларов США. Последние годы основным поставщиком грибов в Россию была Польша. В 2013 году доля польских поставок в общем объеме импорта составляла до 98 %. Однако, после того как в августе 2014 года грибы также попали под санкции, ввоз грибов из Польши в страну прекратился. Частично потребности рынка были компенсированы импортом грибов из Белоруссии и других стран. Эмбарго на ввоз грибов из Евросоюза явилось стимулом для развития отечественного грибоводства, что не замедлило сказаться уже в 2015 году (рис. 1). Особенностью отечественного рынка грибов является то, что спрос на грибы сильно превышает объем продаж. Чтобы удовлетворить спрос, нужно производить как минимум 158 тыс. тонн грибов в год. Для этого необходимо увеличить производство в 2 раза. В условиях импортозависимого рынка девальвация рубля привела к росту рыночных цен на грибы Поэтому производство грибов в России в ближайшие годы будет весьма привлекательным для инвесторов. Возможности развития отечественного грибоводства раскрываются в «Концепции развития российского грибоводства на период 2015–2020 гг.» [19]. В перспективе производство грибов в России с учетом заявленных проектов уже через 3 года может увеличиться до 40 тыс. тонн, а через 4 года достигнуть отметки 50 тыс. тонн. Общий объем финансирования мероприятий, предусмотренных данной концепцией, составит 24,8 млрд рублей, из них: за счет средств федерального бюджета – 6,200 млрд рублей.

gusev1.wmf

Рис. 1. Объем производства грибов в России в тыс. т (* – прогноз на 2016 г.)

В Приморском крае достаточно благоприятные условия для развития грибного бизнеса. Выращивать культивированные грибы здесь начали сравнительно недавно. В настоящее время действует всего несколько небольших производств. Первая грибная ферма в крае начала работать в 2012 году в п. Хрустальный, Кавалеровского района. Еще одна ферма находится в г. Артеме. Совсем недавно открылась небольшая фабрика по выращиванию грибов вешенок в поселке Новоникольске под Уссурийском. Инвестиции в проект составили больше 5 млн рублей. Крестьянско-фермерское хозяйство производит около 3 тонн вешенок. Качество отечественных грибов заметно превосходит зарубежную продукцию Продукция хозяйства пользуется большим спросом. Поэтому предприятие собирается расширять производство.

О перспективности развития грибного бизнеса в Приморском крае свидетельствует то, что победителем Всероссийского конкурса идей и проектов «Дальневосточный гектар» стал проект «Экстенсивная культивация гриба шиитаке». С этим проектом можно ознакомиться в интернете [13].

Грибоводство экономически целесообразно, поскольку полностью исключает сезонность работ, характерную для большинства агропромышленных производств. Использование современных технологий позволяет снимать 7–8 урожаев грибов в год с каждого квадратного метра полезной площади. При работе на покупном компосте она составляет 45-50 %. Окупаемость проектов в среднем может составлять от трех до пяти лет. Грибной бизнес особенно выгоден при создании собственного компостного цеха, тогда рентабельность может достигнуть 150 %.

Отсутствие в России современных компостных производств является одним из главных факторов, ограничивающих производство грибов. В 2014 г. было импортировано более 20 тыс тонн компоста для выращивания грибов. В Приморском крае имеется прекрасная сырьевая база, а именно в достаточном количестве солома зерновых культур и куриный помет и отходы деревообрабатывающих производств, что является основой производства грибного компоста.

При достаточном уровне развития грибоводства в крае возможно выделение основных технологических процессов в самостоятельные специализированные производства:

– приготовление компоста;

– выращивание плодовых тел грибов;

– производство посадочного материала (мицелия).

Например, в ряде европейских стран (Нидерланды, Польша, Венгрия и др.) созданы крупные централизованные производства компоста для культивированных видов грибов, которые обеспечивают производителей грибов качественным субстратом.

Сельский туризм как эффективный инструмент диверсификации сельской экономики

В связи со сложившейся экономической и политической ситуацией российские граждане все больше пользуются услугами внутреннего туризма. Число внутренних туристских поездок возросло с 30 млн в 2013 году до 50 млн в 2015 году. Одним из перспективных направлений внутреннего туризма является сельский туризм. На сегодняшний день лидирующие позиции в мире по сельскому туризму занимают страны Европейского союза, прежде всего Италия и Франция. Доля туристических услуг в общем объеме реализации европейских фермеров составляет от 35 до 75 % [20]. В России доля сельского туризма в общем объеме туристических услуг остается сравнительно низкой. По состоянию на 2015 год она оценивается в 2 % в структуре внутреннего туризма. В стратегии развития туризма в Российской Федерации до 2020 года и ФЦП «Развитие внутреннего и въездного туризма в РФ (2011–2018 годы), сельский туризм (агротуризм) выделяется как одно из перспективных направлений развития внутреннего туризма России. В соответствии с общей стратегией развития туризма была разработана новая «Концепция развития сельского туризма в России до 2030 года» [20] Концепция определяет пути и методы развития сельского туризма в России на долгосрочный период (2016–2030 годы) а также меры, направленные на повышение эффективности государственного управления в этой области. В концепции выделяется три фазы развития сельского туризма в России. С 2016 по 2019 год будет происходить формирование базы сельского туризма. Затем сельский туризм в нашей стране должен перейти в фазу органического роста (рис. 2).

gusev2.wmf

Рис. 2. Ожидаемая динамика роста выручки от сельского туризма, 2016–2030 годы, млрд руб. [20]

Объем рынка агротуризма к 2030 году должен составить 50 млрд руб. в год (рост к существующему уровню примерно в 7 раз). Это позволит создать около 60 тыс. новых рабочих мест на селе. Для реализации целей и задач концепции развития сельского туризма в России потребуется государственная поддержка в объеме 12–15 млрд руб. за весь период. Сельский туризм рассматривается как один из видов производства сельскохозяйственных товаров (услуг). При этом важно отметить, что сельский туризм – направление, которое будет развиваться именно фермерами, а не крупными сельскохозяйственными товаропроизводителями. Поэтому средства, направляемые на поддержку и развитие сельского туризма, фактически идут на поддержку малых форм хозяйствования на селе.

Сельский туризм является важным инструментом диверсификации производства в сельской местности [16, 39, 44]. Диверсификация сельской экономики предполагает дополнение традиционных отраслей специализации «новыми» отраслями. Сельский туризм является не просто отраслью туристической индустрии, но и выполняет важные социально-экономические функции [36, 46, 47].

Туризм в Приморском крае имеет очень большие перспективы. Возможности развития туризма в крае обсуждаются в работах [23, 26]. Среди прочих видов туризма перспективным направлением является сельский туризм [21]. Авторами работы [21] был разработан проект: «Организация экологических маршрутов, сети «Bed&Breakfast&Excursion» в Приморье». В проекте доказывается социальная, экономическая и экологическая выгода от внедрения системы «B&B&E» в сельской местности Приморского края. Сельскохозяйственный туризм в крае становится все популярнее не только у российских, но и у зарубежных гостей. Он служит стимулом для развития эколого-ориентированного производства сельхозпродукции [18].

В настоящее время в разных районах края функционирует ряд успешных объектов сельского туризма. В Чугуевском районе в селе Архиповка работает комплекс «Деревенское подворье». В Шкотовском районе в селе Промысловка туристов знакомят с экзотическим птицеводством на страусиной ферме. А в селе Стеклянуха в этом же районе к услугам туристов деревенский дом «В гости к Самбуровым». В селе Крондштадка Спасского района гостей принимают в «Зеленом доме». В Партизанском районе услуги экотуризма предлагает турбаза «Чандолаз», местное крестьянское хозяйство и экологическая турбаза «Солнце». Также агропроекты для туристов работают в Хасанском районе и Лазовском районе. Одним из самых успешных проектов можно признать русский исторический парк «Изумрудная Долина» под Уссурийском. Этот проект вошел в федеральную целевую программу «Развитие внутреннего и въездного туризма в Российской Федерации на 2011–2018 годы» и получил мощную финансовую поддержку на свое развитие.

Направление сельского или аграрного туризма вошло в проект стратегии инвестиционного развития Приморья. В Приморском крае на сегодняшний день уже реализуются 13 проектов в сфере аграрного и сельскохозяйственного туризма.

Среди сельских жителей есть большой интерес к развитию туризма. Однако низкий уровень доходов российского сельского населения не позволяет произвести даже начальные инвестиции в любой бизнес [37, 38]. Поэтому сельский туризм требует дополнительной и финансовой и организационной поддержки. Высокая значимость сельского туризма обсуждается в Государственной думе, и, возможно, в ближайшем будущем будет принято специальное решение относительно поддержки этого вида деятельности на селе.

Заключение

В условиях слабого развития сельскохозяйственного производства и возрастающей в связи с этим на селе безработицы важное значение приобретает развитие сельскохозяйственного предпринимательства, как в сфере производства, так и в сфере услуг. Эта деятельность обеспечивает сельскому населению повышение занятости и расширение ее видов, снижение сезонности производства, способствует росту доходов и благосостояния сельских жителей, более полному использованию местных ресурсов.

Для региона очень важно выбрать наиболее перспективные направления специализации предпринимательства на селе [14]. Специализация создает условия для формирования в регионе структур, которые могли бы осуществлять обучение сельских предпринимателей и распространение современных технологий. Теоретической основой специализации служит кластерный подход [24, 27, 40]. В силу особенностей различных видов предпринимательства, особенно таких, которые могут стать брендовыми для региона, очень важно оперативно совершенствовать институциональную среду, устраняющую препятствия на пути развития бизнеса [2].