Scientific journal
Fundamental research
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,749

FORMATION OF MARKET RELATIONS AND INDIGENOUS PEOPLES

Kharamzin T.G. 1 Izyumov I.V. 2
1 Ob-Ugric Institute of Applied Studies and Research
2 Tyumen State oil and gas University of Russia
In this article the authors examine the compatibility issues between the market economy and traditional economy of the indigenous peoples. This is attributed to the fact that the functioning of a market economy based on respect for the economic entities of a certain system of values, which is formed under the influence of the relevant historical and cultural traditions. Going to the market require the creation of a new philosophy of management for northern peoples. In the Khanty-Mansi Autonomous District – Yugra current government develops and implements measures to revive, preserve and develop the identity of living in the district of Indigenous Peoples. To this end, developed state program of revival, preservation and development of indigenous peoples; including for the development of traditional industries, the necessary incentives for persons belonging to the indigenous peoples of the North. In the established order are formed in places of compact residence of indigenous peoples and national settlements of the national rural settlements; creates a compact plant for the processing of traditional products and so forth. are allocated territories of traditional (priority) and wildlife reserve areas (rezervanty) allocated tribal lands.
indigenous peoples of the North
traditional economy
market economy
private property
economic entity
commercial development
1. Artjuhov A.V., Hajrullina N.G. Socialno-demograficheskaja situacija v ocenkah korennyh narodov Severa // Izvestija vysshih uchebnyh zavedenij. Sociologija. Jekonomika. Politika. 2011. no. 4. рр. 80–84.
2. Artjuhov A.V., Hajrullina N.G. Tendencii jetnokulturnoj situacii v severnom regione // Znanie. Ponimanie. Umenie. 2012. no. 3. рр. 106–109.
3. Izjumov I.V. Mesto grazhdansko-pravovyh dogovorov napravlennyh na geologicheskoe izuchenie nedr v sisteme grazhdansko–pravovyh otnoshenij // Izvestija vysshih uchebnyh zavedenij. Sociologija. Jekonomika. Politika. 2014. no. 4. рр. 47–51.
4. Hajrullina N.G. Vzaimootnoshenija korennogo naselenija Tjumenskogo Severa s uchastnikami neftegazovogo osvoenija // Neft i gaz. 1998. no. 1. рр. 116–119.
5. Hajrullina N.G. Gosudarstvennoe regulirovanie rynka truda: mnenija jekspertov // Vestnik Orlovskogo gosudarstvennogo universiteta. Serija: Novye gumanitarnye issledovanija. 2014. no. 2 (37). рр. 49–51.
6. Hajrullina N.G. / Materialy Mezhdunarodnoj nauchno-prakticheskoj konferencii «Problemy formirovanija edinogo jekonomicheskogo prostranstva i socialnogo razvitija v stranah SNG». Tjumen, 2010. рр. 196–204.
7. Hajrullina N.G., Algadeva T.M. Tradicionnoe mirovozzrenie v jetnokulture hanty i mansi // Sociologicheskie issledovanija. 2007. no. 7. рр. 31–34.
8. Hajrullina N.G., Baljuk N.A. Rekonstrukcija tradicionnogo prirodopolzovanija obskih ugrov. Tjumen: TjumGNGU, 2007.
9. Hajrullina N.G. Socialnye aspekty ustojchivogo razvitija Tjumenskoj oblasti // Izvestija vysshih uchebnyh zavedenij. Sociologija. Jekonomika. Politika. 2014. no. 3 (42). рр. 74–80.
10. Hajrullina N.G. Jetnicheskaja identifikacija korennyh malochislennyh narodov Tjumenskogo Severa (rezultaty sociologicheskogo issledovanija) // Neft i gaz. 2000. no. 3. рр. 117–121.
11. Haramzin T.G. Jekonomika tradicionnogo prirodopolzovanija korennyh malochislennyh narodov Severa (po materialam sociologicheskih issledovanij). M.: Ikar, 2001.
12. Haramzin T.G., Hajrullina N.G. Obskie ugry (sociologicheskie issledovanija materialnoj i duhovnoj kultury): [monografija]. Tjumen: TjumGNGU, 2003.
13. Haramzin T.G. Jekologicheskoe zdorove obskih ugrov: [monografija]. Hanty-Mansijsk, 2010.

Для исследования экономических основ развития традиционного хозяйства коренных народов Севера рассмотрим социально-экономическую ситуацию в местах их компактного проживания. Проводимые органами статистики обследования бюджетов домашних хозяйств жителей исследуемых районов округа свидетельствуют о том, что при среднем размере семьи 3,9–4,1 человека в расчете на 100 работающих приходится 228 иждивенцев, что в три раза выше, чем в среднем по Тюменской области. Данные статистики свидетельствуют о том, что основную долю потребительских затрат обследуемых семей составляют расходы на питание, небольшие затраты на питание объясняются тем, что обследуются семьи преимущественно промыслово-охотничьих хозяйств, где большая часть продуктов питания (мясо, дичь, рыба) поступают от самозаготовок [12].

Распределение общего объема денежных доходов населения свидетельствует о еще большей дифференциации коренного населения. Так, при распределении доходов по «10-процентным» группам населения, на группу с наивысшими доходами пришлось 24,92 % от общего объема, с наименьшими доходами – 2,83 %. На группу с наивысшими доходами по «20-процентным» группам населения приходилось 40,61 % от общего объема, а с наименьшими доходами – 7,31 %. Представленные показатели характерны для всего населения ХМАО-Югры в целом, но не для коренных малочисленных народов округа. Исследования, проведенные в Березовском и Кондинском районах, где проживает около 40 % представителей коренных малочисленных народов Севера, свидетельствуют: среднедушевые доходы коренного населения в сельских администрациях Березовского района выше в удельном размере [13].

Социологические исследования, проведенные при участии одного из авторов, показали, что процесс экономических преобразований городские жители оценили следующим образом: позитивно оценил экономические реформы каждый второй респондент – это работники органов власти, негативно – работники образования и системы связи. Работники сферы обслуживания (100,0 %), культуры (50,0 %) и системы связи (50,0 %) затруднились дать какую-либо оценку. Среди сельских жителей оценки более дифференцированы. Каждый четвертый респондент, занятый традиционными формами природопользования, оценил экономические преобразования как позитивные, а каждый пятый ? как негативные. Три четверти представителей коммерческих структур, треть занятых на транспорте и в нефтегазовой промышленности оценили экономические реформы отрицательно. Наибольшие затруднения в оценке возникли у респондентов – работников органов власти (50,0 %), транспорта (38,5 %) [9].

Задавая вопрос о надеждах, которые респонденты возлагают на проводимые экономические реформы, в качестве ответов был предложен список проблем, а также предусмотрена возможность для других, не названных в списке ответов.

Итоговые, по всем опрошенным в четырех районах, результаты ответов (по мере убывания важности) следующие.

1. Улучшится материальное положение народа – 19,0 %.

2. Народ сумеет сохранить свои обычаи, культуру и вместе с тем приобщиться к современной промышленной цивилизации, современным профессиям – 18,1 %.

3. Будут решены социальные проблемы – 16,1 %.

4. Будут решены экологические проблемы – 10,8 %.

5. Надежд не возлагаю – 8,5 %.

6. Народ не будет зависеть от произвола ведомств и властей – 6,2 %.

7. Молодежь сможет вернуться к традиционным промыслам – 5,7 %.

8. Молодежь сможет трудиться на предприятиях нефтегазового комплекса – 5,5 %.

9. Будут созданы условия работы в нетрадиционных видах деятельности – 4,7 %.

10. Произойдет технико-технологическое обновление промыслов – 2,0 % [8].

Данные исследования фиксируют заметный пессимизм респондентов при оценке хода экономических преобразований в традиционных отраслях. Затруднения в оценках наблюдаются у респондентов, проживающих как в сельской местности, так и в городской.

Рассмотрим источники доходов коренных малочисленных народов Севера. Важнейшие источники доходов (зарплата, пенсии, пособия) лишь частично удовлетворяют необходимые потребности респондентов. Структура доходов городских респондентов значительно отличается от бюджета селян. У горожан основную часть дохода (80,1 %) составляют зарплата и надбавки к ней, а также выплаты из социальных фондов. У сельских респондентов указанные статьи составляют половину дохода. При этом у селян четверть бюджета пополняется за счет продажи продукции традиционных промыслов, а у горожан данная статья составляет лишь десятую часть дохода [5, 6].

В ходе опроса респондентам было предложено выбрать из 17 социально-экономических проблем пять, требующих первоочередного решения. Работая непосредственно с каждой анкетой, автор отметил, что большая часть респондентов переносила проблемы, волнующие их в наибольшей степени, из предыдущего вопроса в разряд первоочередных. Среди пяти проблем, требующих первоочередного решения, названы следующие: трудоустройство – 70,4 %; обеспечение жильем – 61,9 %; безработица – 60,1 %; материальные доходы – 58,3 %; здоровье – 42,9 %. В экстремальных условиях Севера проблема здоровья становится более важной, чем в других регионах России. Поэтому для анализа самосохранительного поведения северян необходимо изучить представления о своем здоровье и влиянии на него специфических условий жизни в северном регионе, каким и является Ханты-Мансийский автономный округ. Ухудшение здоровья связано с набором причин, основными среди которых являются: стрессы, качество питания, потребление алкоголя, экологическая ситуация и низкое качество системы здравоохранения [1].

Для устойчивого экономического развития коренных малочисленных народов Севера разрабатываются концепции, которые учитывают следующие аспекты. Охрана природы в местах проживания малочисленных народов – залог сохранения этноса.

Актуальнейшей задачей экономического развития региона является щадящий режим природопользования, направленный на максимальное сохранение существующих природных комплексов. Это предполагает создание заповедных зон и резерватов, разработку и внедрение экологически чистых технологий добычи и использования природных ресурсов.

С целью снижения загрязнения окружающей среды нефтегазодобывающими предприятиями необходимо внедрять экологичные способы бурения, добычи и транспортировки нефти и газа, технологии для очистки грунтов [4]. Техническая безопасность и охрана окружающей среды являются взаимосвязанными.

Кроме того, без предварительного согласия коренных малочисленных народов Севера, проживающих на данной территории, оформленного в виде юридического документа (договора или соглашения), не производятся геологоразведочные работы [3], строительство, добыча полезных ископаемых, организация туризма, археологические работы и другие виды деятельности, оказывающие воздействие на среду обитания.

Развитие северных народов происходит при восстановлении ранее существовавших форм традиционного природопользования и соответствующих им форм организации труда при современном их организационно-техническом и технологическом обеспечении. Данное направление решает проблему занятости коренного населения.

Традиционные отрасли в настоящее время уже не являются убыточными. Они становятся рентабельными и даже высокоприбыльными на всех уровнях производственного процесса, начиная от добычи рыбы, пушнины, сбора дикоросов и заканчивая их переработкой и реализацией. Производимая продукция имеет высокую конкурентоспособность. Происходит инвестирование финансовых средств в традиционные отрасли хозяйствования, предоставление налоговых льгот [11].

Наиболее рентабельным остается оленеводство. Сохранение оленеводства – одно из важнейших условий сохранения этноса северных народов, их материальной и духовной культуры, так как в этой отрасли занято преимущественно национальное население. Поэтому развитие и сохранение оленеводства, несмотря на его незначительный удельный вес в традиционном секторе хозяйства, имеет гораздо большее значение, чем, например, развитие и сохранение звероводства.

Все отношения между аборигенным населением, промышленными предприятиями и органами государственной власти и местного самоуправления должны регулироваться исключительно на основе правовых механизмов, оформленных в виде законов, иных нормативных актов, договоров и соглашений. Однако сегодня, кроме принятия новых законодательных документов, необходима целенаправленная работа в рамках действующего законодательства для достижения решений в области бесконфликтного природопользования.

Сегодня коренные народы располагают долгосрочным механизмом своей финансово-экономической самостоятельности и независимости, которую можно обеспечить за счет нормативных отчислений организациям народов Севера за недропользование, аренду земли, за выдачу лицензий предприятиям нефтегазового комплекса под разработку месторождений, за счет отчислений от прибыли за реализованную нефть, газ и другие сырьевые ресурсы. Необходимо использовать зарубежный опыт, а также опыт создания национальных нефтяных компаний, где национальное население этих территорий является коллективом акционеров созданных компаний, что сулит ему в перспективе получение дивидендов за реализованную нефть [4].

Для создания более благоприятных условий экономической жизнедеятельности народов необходимо готовить национальные кадры: сами малочисленные народы в лице представителей национальной интеллигенции создают соответствующие учебные программы и соответствующую расселению северян разветвленную систему учебных классов (групп), исключающую длительный отрыв детей от родителей, а по существу – от природы. Сегодня широко используются современные средства связи, видео- и компьютерной техники на стойбищах. Для решения сложных проблем коренных народов Севера необходима подготовка специалистов не только для традиционных отраслей хозяйствования, но также и бухгалтеров, экономистов, юристов [2].

Малочисленные народы способны сохранять свое жизнеобеспечение и вносить вклад в развитие народного хозяйства страны с учетом достижений науки и техники, соответствующих специфике традиционного природопользования. Исходя из сложившихся условий жизни и хозяйствования в ХМАО можно выделить три направления, по которым необходимо вести подготовку кадров.

1. Подготовка людей к организации, поддержанию и воспроизводству традиционного хозяйства на своих родовых угодьях.

2. Подготовка национальной интеллигенции, национальных интеллектуалов, профессиональных рабочих с учетом этно-родовой специфики, при этом уровень образования должен соответствовать российским и мировым стандартам.

3. Подготовка управленческих кадров с целью организации, восстановления и развития традиционного хозяйствования и социальной сферы [10].

Предлагаемые базовые направления развития создают, с одной стороны, вариантность и разнообразие в самоопределении и выборе жизненного пути подрастающего поколения; с другой стороны, являются необходимыми условиями воспроизводства осмысленной, ориентированной на будущее жизни.

Рецензенты:

Шилова Н.Н., д.э.н., профессор, ФГБОУ ВПО «Тюменский государственный нефтегазовый университет», г. Тюмень;

Линник Т.Г., д.э.н., профессор, ФГБОУ ВПО «Тюменский государственный архитектурно-строительный университет», г. Тюмень.