Scientific journal
Fundamental research
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,749

THE PROBLEMS OF INNOVATION DEVELOPMENT OF RUSSIAN ENTERPRISES

Sevastyanova I.G. 1 Dokshina M.A. 1 Osokina M.S. 1
1 Perm National Research Polytechnic University
2418 KB
The paper considers some key factors preventing the development of innovation activity of Russian industrial enterprises. The major trends and features of innovation policy, implemented at the macro and mesolevel are identified. We have described the scientific, technical and socio-economic development and innovation-based growth in the transformation of market relations. It was shown that the innovative facilities, the efficient use of internal capacity and active maneuvering enterprise resource constrained by imperfection of mechanisms for regional development and methods of state regulation of innovation. The main problems of technological borrowing at the stage of catch-up development are noted. The need for a critical approach to the formulation and realization of innovation objectives and innovation policy of the enterprise is defined in the article.
innovation activity
innovation policy
competitiveness
innovation development
high-tech products
market of innovations
1. Alferova T.V., Tretjakova E.A. Problemy modernizacii promyshlennyh predprijatij v uslovijah innovacionnogo razvitija jekonomiki // Sovremennye problemy nauki i obrazovanija. 2012. no. 2; [Jelektronnyj resurs]. URL: www.science-education.ru/102-5940 (data obrashhenija: 05.04.2015).
2. Bjudzhetnyj kodeks Rossijskoj Federacii Ch. 2 ot 31.07.1998 no. 145-FZ st. 56 (red. ot 26.12.2014, s izm. ot 08.03.2015) [Jelektronnyj resurs]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_173022/#cont (data obrashhenija: 09.01.2015).
3. Golichenko O.G. Nacionalnaja innovacionnaja sistema Rossii: sostojanie i perspektivy razvitija. M.: Nauka, 2006. 396 р.
4. Gosudarstvennaja innovacionnaja politika Rossii: celi, principy, prioritety / B. M. Smirnov. Nauch. izd. M.: MCNTI, 2001. 61 р.
5. Gohberg L.M. Statistika nauki. M.: TEIS, 2003. 223 р.
6. Zakon Permskogo kraja ot 11.06.2008 N 238-PK (red. ot 06.06.2012) «Ob innovacionnoj dejatelnosti v Permskom krae» (prinjat ZS PK 22.05.2008) [Jelektronnyj resurs]. URL: http://www.perm.ru/index.php?id=1000183 (data obrashhenija: 21.01.2015).
7. Kashirin A.I., Semenov A.S. Venchurnoe investirovanie v Rossii. M.: Vershina, 2007. 320 р.
8. Leontev B.B. Cena intellekta. Intellektualnyj kapital v rossijskom biznese. M.: Izdatelskij centr «Akcioner», 2002. 200 р.
9. Nalogovyj kodeks Rossijskoj Federacii Ch. 2 ot 05.08.2000 no. 117-FZ st. 247 (red. ot 29.12.2014) [Jelektronnyj resurs]. URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=173171 (data obrashhenija: 09.01.2015).
10. Nalogovyj kodeks Rossijskoj Federacii Ch. 2 ot 05.08.2000 no. 117-FZ st. 395 (red. ot 29.12.2014) [Jelektronnyj resurs]. URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=173171 (data obrashhenija: 10.01.2015).
11. Polozhenie po buhgalterskomu uchetu «Rashody organizacii» (PBU 10/99) (utverzhdeno prikazom Minfina Rossii ot 06.05.1999 no. 33n, s izmenenijami ot 30.12.1999 no. 107n, ot 30.03.2001 no. 27n, ot 18.09.2006 no. 116n, ot 27.11.2006 no. 156n, ot 08.11.2010 no. 144n) [Jelektronnyj resurs]. URL: http://www.minfin.ru/ru/search/?q_4= %D0 %BF %D0 %B1 %D1 %83+10 %2F99&source_id_4=6 (data obrashhenija: 04.01.2015).
12. Polterovich V.M. Principy formirovanija nacionalnoj innovacionnoj sistemy // Problemy teorii i praktiki upravlenija. 2008. no. 11. рр. 8–19.
13. Rasporjazhenie Pravitelstva RF ot 17.11.2008 N 1662-r «Koncepcija dolgosrochnogo socialno-jekonomicheskogo razvitija Rossijskoj Federacii na period do 2020 goda» [Jelektronnyj resurs]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_90601/ (data obrashhenija: 05.02.2015).
14. Rossija v cifrah. 2014: Krat.stat.sb./Rosstat. M., R76, 2014. 558 р.
15. Sevastjanova I.G., Stegnij V.N., Sposib A.G. Motivacija innovacionnoj proektnoj komandy // Innovacii. 2010. no. 12 рр. 95–99.
16. Sergienko Ja., Frenkel A. Venchurnye investicii i innovacionnaja aktivnost // Voprosy jekonomiki. 2006. no. 5. рр. 48–55.
17. Tretjakova E.A. Osobennosti i uslovija innovacionnoj modernizacii predprijatij VPK // Upravlenie jekonomicheskimi sistemami. 2012. no. 4; [Jelektronnyj resurs]. URL:http://uecs.ru/innovacii-investicii/item/1298-2012-04-27-07-31-07 (data obrashhenija: 01.04.2015).
18. Federalnyj zakon «O tamozhennom regulirovanii v Rossijskoj Federacii» Ch. 2 ot 27.11.2010 N 311-FZ (red. ot 04.06.2014) [Jelektronnyj resurs]. URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW; n=173033 (data obrashhenija: 20.01.2015).
19. Federalnaja sluzhba gosudarstvennoj statistiki. Regiony Rossii. Socialno-jekonomicheskie pokazateli [Jelektronnyj resurs]. URL: http://www.gks.ru/bgd/regl/b14_14p/Main.htm (data obrashhenija: 30.01.2015).

В основе выбора инновационных целей, стратегического направления устойчивого развития и инновационной политики предприятия лежит анализ основных факторов его динамики и внешнего окружения, актуальных для современной бизнес-среды. В совокупности факторов, влияющих на деятельность организации, действуют и такие, которые препятствуют инновационному процессу. Проблемы низкой инновационной активности российского бизнеса и неизменности инновационного профиля России широко обсуждаются в научной среде [1, 17].

Одним из индикаторов, сдерживающих инновационную деятельность, является недостаточная эффективность существующих правовых механизмов инновационного законодательства. Так, высокая налоговая нагрузка в промышленности по отношению к сырьевому сектору тормозит развитие и внедрение инноваций предприятий. Оценка по отношению налоговых выплат к финансовым ресурсам, остающимся в распоряжении предприятий, свидетельствует о том, что средний уровень налогообложения в нефтедобывающей отрасли составляет 34 %, а в машиностроении – 53 % [11].

Налоговый кодекс России пока недостаточно ориентирован на создание стимулов у предприятий к проведению собственных исследований и разработок. Высокий уровень изъятия первичных доходов в федеральный бюджет [2, 9] приводит к уменьшению денежных средств, остающихся в распоряжении предприятий, в том числе предназначенных для проведения НИОКР и коммерциализации научно-технических результатов.

Считаем, что вопрос о налоговом обеспечении научно-технического развития и инновационного роста до настоящего времени остается открытым. Существует проблема диспропорции распределения налоговых льгот на научно-исследовательские работы между крупными промышленными компаниями и малыми фирмами [10]. Трудность представляют наличие и влияние отраслевых различий у получателей налоговых льгот на финансирование и проведение исследований. Кроме того, отсутствует однозначная оценка определения базы, от которой считается увеличение затрат на исследования и разработки при предоставлении налоговых льгот.

В настоящее время освоение новых рынков невозможно без значительных капиталовложений в оборудование и каналы сбыта. Для этого необходима значимая финансовая поддержка со стороны государства и частного сектора. В силу ряда таких причин, как отсутствие накопленного опыта, становление рыночной экономики, трудность экономического обоснования в пределах горизонта оперативного планирования непрерывности воспроизводства новых фундаментальных знаний, реализации долгосрочных научно-технических программ и проектов, подготовки высококвалифицированных профессиональных кадров для приоритетных направлений развития науки, технологий и техники, в России практикуются меры прямой государственной финансовой поддержки в промышленности. Они, как правило, носят адресный характер и в большей степени ориентированы на достижение определенных целей и приоритетов государства.

Основные инвестиционные ресурсы России сосредоточены преимущественно в экспортно ориентированных интегрированных промышленных группах, а решение инвестиционных проблем монополистов перекладывается на потребителей (инвестиционные расходы автоматически включаются в себестоимость продукции) [3]. Кроме того, инвестиции в инновационный сектор сдерживаются таможенной политикой, сохраняющей режим пошлины на промышленный экспорт [18], что подрывает стимулы у предприятий для экспорта продукции с более высокой долей добавленной стоимости.

Выход из сложившейся ситуации видится в использовании мирового опыта косвенного стимулирования капиталовложений в сферу НИОКР со стороны частного сектора [4]. Имеется и другое мнение о том, что сегодня преждевременно смещение приоритетов в сторону косвенного финансирования и возможности прямых инвестиций для нашего государства еще не исчерпаны [12]. Это связано, прежде всего, с несовершенством российского финансового рынка. Другая причина заключается в том, российские промышленные предприятия находятся на периферии процесса научно-технической кооперации с крупными отечественными корпорациями.

Фактором стагнации рынка научно-технической продукции является дорогой кредит, так как на научные исследования, проведение опытно-конструкторских работ и подготовку производства требуется достаточно продолжительный срок. Несовершенство системы банковского кредитования препятствует траектории быстрого долгосрочного экономического роста. В странах с развитой рыночной инфраструктурой для выявления и освоения наиболее перспективных научных идей и технологических разработок, диверсификации производства активно используется механизм венчурного финансирования. От успешности его функционирования зависит скорость коммерциализации новшеств и конкурентоспособность национальной промышленности в условиях глобализации экономических отношений.

Сегодня в России насчитывается более 50 действующих венчурных фондов с суммарным объемом капитала до 3 млрд долларов [14]. Однако большая часть этих средств приходится на долю иностранного капитала и далека от развития наукоемких инновационных проектов. Как отмечено в работе [7], достоверная статистика по корпоративным венчурным инвестициям российских компаний отсутствует. Среди основных причин, препятствующих развитию венчурной индустрии в России, следует отметить отсутствие источников и специального фондового рынка рисковых инвестиций, наличие слабых экономических стимулов для привлечения венчурного капитала к реализации наукоемких проектов, недостаток квалифицированных менеджеров инновационных проектов, в том числе осуществляемых с привлечением венчурного финансирования [16].

В связи с развитием информационных технологий, глобализацией товарных, финансовых и научно-технических рынков, переходом к рыночной экономике постсоциалистических стран усилилось значение интеллектуальной собственности в деятельности компаний. Обладание нематериальными активами позволяет обратить в собственность доходы от инвестиций в НИОКР и получить прибыль от нововведений. Результатом слабой защиты интеллектуальной собственности является короткий плановый горизонт и высокие риски кооперации. Поэтому каждое государство интенсивно совершенствует систему охраны промышленной собственности, адаптируя её к процессу глобализации, новым направлениям развития науки, технологий и техники.

У России, в отличие от промышленно развитых стран, не накоплен достаточный опыт в отношении коммерциализации объектов интеллектуальной собственности. Существующее законодательство разрабатывалось в период становления рыночной экономики и требует дополнений и корректировки в отношении ряда вопросов, связанных, в частности, с регулированием права собственности на результаты научно-технической деятельности, созданные с использованием бюджетных средств. Кроме того, не определены конкретные механизмы обеспечения хозяйственного оборота этих результатов. Недоработан правовой режим служебных изобретений, правовой статус ноу-хау [8]. Требуется упорядочение деятельности в области оценки стоимости объектов интеллектуальной собственности и её лицензирования. Необходимо повышение уровня защиты объектов интеллектуальной собственности и усиление ответственности за нарушение прав.

Недостаточная конкурентоспособность интеллектуальной продукции и слабая ее технологическая завершенность приводят к снижению спроса и ёмкости рынка нововведений. Ряд трудностей научно-технического развития российского инновационного комплекса заключается в высоком уровне специализации производства отдельных регионов, концентрации в старых промышленных центрах традиционных и технологически отсталых отраслей производства. В рамках такой тенденции регионы с высоким уровнем специализации производства подвержены большему риску при изменении конъюнктуры рынка или наступлении экономических кризисов.

По нашему мнению, одной из причин, сдерживающих эффективность научно-технической и инновационной деятельности на региональном уровне, является отсутствие организационных и экономических механизмов управления инновационным развитием. В качестве примера можно привести инновационную политику Пермского края. Основополагающей целью инновационной политики является активное использование научно-технического потенциала для повышения региональной конкурентоспособности и инвестиционной привлекательности края. Конечным результатом инновационной политики является развитие промышленных производств, проектных организаций, среднего предпринимательства с высокой добавленной стоимостью для обеспечения устойчивого экономического роста, увеличения доходной части бюджета и занятости населения Пермского края [6].

Подтверждением того, что для решения этой проблемы требуется разработка и внедрение эффективного механизма власти и управления на местах под запросы новой экономики, может служить следующая статистическая информация (таблица).

Так, за период 2010–2013 годов в Пермском крае затраты на технологические инновации увеличились в 4 раза, а инновационная активность организаций снизилась в 2 раза. При росте численности персонала, занятого научными исследованиями и разработками, наблюдается низкая творческая активность изобретателей края. В год выдается всего лишь 4 патента на 100 специалистов.

Одна из возможностей воспроизводства и поддержания конкурентоспособности связана с активной ориентацией на производство высокотехнологичной продукции и использования ее в нескольких отраслях с учетом реализации межотраслевого безотходного замкнутого цикла «ресурсы – переработка – продукция – отходы – ресурсы» [13]. Однако в этом случае препятствием является комплементарность технологий. Использование принципиально новой технологии в одной отрасли требует изменений у смежников. Например, модернизация в нефтеперерабатывающей и нефтехимической отраслях может оказаться коммерчески невыгодной из-за высокой стоимости соответствующего оборудования на мировом рынке. Следовательно возникает необходимость производить его самим. Решение этой проблемы было бы возможным, если бы отечественные отрасли нефтяного и нефтехимического машиностроения были уверены в успехе модернизации. Но капиталовложения без гарантии государства и спроса слишком рискованны. В результате отечественные компании предпочитают не рисковать, и возникает ситуация, называемая «ловушкой отраслевой координации».

Динамика изменения уровня основных показателей инновационной деятельности в Пермском крае по годам [19]

Показатель

2010 г.

2011 г.

2012 г.

2013 г.

Затраты на технологические инновации, млн руб.

9552,9

17033,5

22762,0

37873,7

Инновационная активность организаций, %

21,3

13,6

14,1

11,4

Поступление патентных заявок и выдача патентов, шт.

448/433*

393/393*

400/348*

Численность персонала, занятого научными исследованиями и разработками, чел.

9739

9899

10034

10319

Организации, выполняющие научные исследования и разработки, ед.

50

56

60

59

Примечание. *Подано патентных заявок / выдано патентов.

 

Наиболее перспективной основой для наращивания рынка нововведений на стадии догоняющего развития является заимствование технологий, уже доказавших свою эффективность, их модификация и распространение в отечественном производстве [4]. Однако технологическое заимствование – непростая задача.

Например, заимствование «продвинутых» технологий влечет за собой проблемы их обслуживания из-за отсутствия соответствующих кадров и необходимых материальных средств. Для таких технологий, как правило, требуется сырье и оборудование, которые не производятся на внутренних рынках. Типичной дисфункцией технологических заимствований является недостаток спроса из-за притока более дешевых и примитивных товаров-субститутов, что тормозит разработку инноваций высокого уровня. По этой причине не предъявляется достойный спрос на высококвалифицированные кадры.

В таких условиях мотивация и квалификация лиц, занятых научной деятельностью, становятся центральной проблемой управления персоналом. Деятельность потенциальных инноваторов сводится к повседневной рутинной работе. По данным выборочных исследований [5], 42 % опрошенных российских ученых относятся к своей работе как к источнику средств существования. Такая позиция демонстрирует инструментальный тип мотивации.

Научные и технические сотрудники, обладающие собственным знанием и специальными навыками решения неординарных проблем, понимают, что эти качества составляют их личный пакет акций и более склонны к самомотивации, чем к лояльности организации [15]. Игнорируя потребности таких сотрудников, многие организации оказываются неспособными использовать в полной мере их новаторский потенциал накопленных знаний, навыков и умений. Результатом является внешняя и внутренняя «утечка мозгов».

Таким образом, для выработки и реализации инновационных целей, стратегических направлений устойчивого развития и инновационной политики предприятия необходим критический подход, объективно учитывающий совокупность внешних и внутренних факторов, влияющих на инновационный климат. Верно выбранные и отлаженные на практике политико-правовые, научно-технические и социально-экономические рычаги должны составить в будущем основу механизма инновационного функционирования и развития, адаптированного к условиям цикличности рыночной экономики.

Рецензенты:

Елохова И.В., д.э.н., доцент, зав. кафедрой «Экономика и финансы», ФГБОУ ВПО «Пермский национальный исследовательский политехнический университет», г. Пермь;

Третьякова Е.А. д.э.н., профессор кафедры «Экономика и финансы», ФГБОУ ВПО «Пермский национальный исследовательский политехнический университет», г. Пермь.