Scientific journal
Fundamental research
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,749

Карпова Н.И.

Людям кажется, что наука, искусство, философские системы могут произрастать на том языке, на котором они говорят сегодня. Однако анализ языка как неявного основания мыслительной деятельности показывает, что в языке существует некий глубинный уровень, касание которого позволяет связать мысль и дух народа в единое целое.

Язык – это непрерывное творение человеческого духа, энергия, благодаря которой рождаются мысли. «Природа языка, – говорит В. Гумбольдт, - состоит в переплавке чувственной материи мира и слов в печати мысли. Или иначе: языки – не средство представления уже познанной реальности, они служат средством открытия доселе неизвестной реальности» [1].

Язык опосредует дух и природу. Являясь неявным содержательным основанием мышления, он в то же время пребывает в различных материальных формах действительности. Язык и мышление пребывают в единстве. «Любая выраженная в языке мысль, – пишет Г.В. Калшанский, – существует не благодаря какой-либо функции языка как выразителя мысли, а сама эта мысль есть лишь одна сторона бытия» [2].

Немецкий философ и лингвист В. Гумбольдт сказал: «Язык народа есть его дух, и дух народа есть его язык».

В языкознании язык рассматривается не только как важнейшее средство общения, но и как важнейшее орудие познания. Он позволяет людям накапливать знания, передавая их от человека к человеку из поколения в поколение, и поэтому является главным из средств развития человеческого мышления. Не вызывает сомнений утверждение о том, что язык и мышление теснейшим образом связаны друг с другом. Поэтому язык отражает систему понятий и мировоззрения той или иной нации.

Изучая иностранный язык какого-либо народа, мы изучаем исторически сложившуюся систему понятий. Поэтому изучение языка должно быть изучением внутреннего духовного мира носителя данного языка, изучением жизни и истории тех народов, которые на этом языке говорят. Любой отрезок иноязычного текста несет в себе много трудностей, вызванных различиями между языками и спецификой грамматики, отраженной в языке данного народа. Даже обычные слова требуют умение употреблять их в правильной ситуации. Поэтому возникают затруднения в передаче лексической сематики слова. Нужное значение может быть выбрано из ряда значений только при знании культурно-исторического и хозяйственно-бытового контекста.

Иностранный язык может быть хорошо усвоен в том случае, если вместе с языковыми знаками одновременно усваивается социально-культурное содержание, т.е. национальная специфика восприятия действительности.

Хотя язык и мышление – это «проявление действительной жизни» [3], мысль богаче языка, язык схематичнее, грубее мысли. Мысли человека материализуются в языке в определенной форме, в форме слова. «Но мысль, – замечает В.А. Малинин, – может выступать и в иной форме, в форме образа, представлений мыслительных понятий» [4].

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Реале Д.Ж., Антисери Д. Западная философия от истории до наших дней. Т.4 От романтизма до наших дней. Санкт–Петербург: ТООТК «Петрополис», 1997. с. 238
  2. Г.В. Калшанский. Соотношение субъективных и объективных факторов в языке. – М.: Наука, 1975. с.41
  3. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинение. 2-е изд. –М.: Памтиздат, 1955-1981. Т.3. с. 449
  4. Малинин В.А., Шинкарук В.Н., Маркс К., Энгельс Ф. и левое гегельянство. – Киев: Науково думке, 1986. с. 231
  5. Канке В.А. Философия. Исторический и систематический курс. Учебник для ВУЗов. 2-е изд., перераб. И доп. М.: Издательская корпорация «Логос», 1998. 352 с.: ил.
  6. Русский язык: Учеб. Для студ. высш. пед. учеб. заведений / Л.Л. Касаткин, Е.В. Клобуков, Л.П. Крысин и др.; Под ред. Л.Л. Касаткина. – 2-е изд., испр. – Издательский центр «Академия», 2004. – 768 с.
  7. Пушкарева М.А. Идея свободы в ее трансцендектально–системном представлении. Монография, – Уфа: РИОБашГУ, 2005. – 218 с.