Scientific journal
Fundamental research
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,749

Яровчук Н.В., Батчаева З.А.-З.

Молодежь Северного Кавказа работает, живет и учится, ощущая на себе как влияние монокультуры, принадлежащей их этносам, так и поликультурных традиций всех народов, населяющих эти республики.

Естественно, для интернационализации личности и введения ее в мировое культурное пространство это положение вещей является мощным стимулом. Происходит интеграция культурных ценностей и есть возможность выбора. Но, несмотря на положительные стороны, в этом выборе существуют и свои трудности.

Следует отметить, что ослабление межродовых и внутрифамильных связей напрямую связано с миграцией народов, переселением в города. Исчезают условия для прямой трансляции духовных ценностей. Тем не менее, в педагогической культуре народов Северного Кавказа в силу многовекового господства патриархально-родового уклада жизни наиболее прочно сохрани лась не только преемственность национальной культуры, выраженная в на циональных обычаях, традициях, обрядах, но и продолжает передаваться из поколения в поколение большое количество общечеловеческих ценностей, свидетельствующее о тесных контактах народов Северного Кавказа в далеком ис торическом прошлом с другими народами.

Этнопедагогические и энокультурные ценности карачаевского народа, например, синтезированы в кодексе социально-нравственных правил «Тау адет» («Закон гор»), у адыгов он назывался «Адыге хабзэ»., у абазин «Апсуара» и т. Д. Этот свод правил координировал и направлял воспитание детей, вкладывая в его содержание социально-нравственные ценности.

К числу социальных ценностей, поддерживаемых издавна общественным мнением, были такие, как справедливость, образование, патриотизм, интернационализм, труд, семья, и множество других. а вершиной этой ценностной пирамиды является (чело вечность), которая по-карачаевски называется «адамлыкъ», но у него есть аналоги во всех языках.

Нравственные ценности определены горским «намыс», который, по словам A.M. Магомедова «обобщенно выражает нравственную сущность личности, это эталон чести и порядочности, т.е. образец безупречной, неза пятнанной репутации, мерило и критерий оценки духовно-нравственной зре лости и целостности личности» [1, 56].

Ценности распределены на три категории. К первой, в первую очередь, относится мужская и женская честь, целомудрие, непорочность, честность, гостеприимство, уважение к старшим, любовь к родителям, взаимопомощь, сопереживание.

Ко второй категории относятся гуманизм, трудолюбие, милосердие, мужество, справедливость, порядочность, физическое совершенство, беско рыстность.

В третью группу входят ценности, относящиеся к нормам, регулирую щим поведение горца в общественных местах: умение выделить главные по требности от второстепенных, самоограничение, умеренность во всем и др.

Следует подчеркнуть, что в педагогике карачаевского народа очень вы соко ценится «адамлыкъ» (человечность») как ценностная категория, которая вобрала в себя сложную систему нравственных добродетелей. Среди них: гуманизм, челове колюбие, самопожертвование во имя общей цели, эмпатия, альтруизм, чис тота помыслов и поступков и др.

По мнению известного специалиста по этнопедагогике народов Даге стана Ш.А. Мирзоева как смысло- и целеполагание, «адамлыкъ» содержал основное требование быть человеком, т.е. носителем определенного кодекса морали и этики поведения в обществе и бытовой жизни, без чего теряется суть представления человека гор о чести, о человеческом призвании, об обя занностях перед отцом и матерью, аулом, родом, народом.(2)

В народе понятие «адамлыкъ» ставят выше, чем другие нравственные категории, указанные выше. Например, по мнению информаторов из разных мест Карачаево-Черкесии понятие «адамлыкъ» вбирает в себя адеб, намыс, т.е. умение соблюдать обычаи и кодекс морали, ибо без этих качеств формирова ния человеческой личности не может считаться завершенным и человек не будет соответствовать своему высокому предназначению.

Эти ценностные ориентиры позволяли молодежи привести в соответст вие внешнюю атрибутику поведения с его внутренним содержанием, чему способствовал «намыс». Моральная ценность человека определялась его от ношением к окружающим. Считалось, что категорически нельзя желать пло хого никому, так как каждый попадает в яму, которую копал под другого («башхагьа къазгъан уругъа кеси тюшер»), нельзя было лицемерить («Бети къучакълар, джюреги бычакълар» - лицо улыбается, сердце ножом рубит (карач.). В народе ценился добрый нрав, цельный характер лучше, чем богатство («игикъылыкъ байлыкъдан эсе игиди»), а также спокойствие («сабыр тюбю - сары алтын» - под спокойствием лежит золото).

Особой ценностью считалась полноценная семья («сабийсиз юй къабыр кибик»- дом без детей подобен могиле). Бездетность считалось большим не счастьем, так как вела к ослаблению рода. Развод по этому поводу оправдывася.

Очень высоко ценилось образование (окъугъан акъыл окъуйду» - учащийся уму-разуму учится). Ребенок тогда считался разумным, когда его дей ствия были мотивированы. В народе ценилось умение предугадывать собы тия, предвосхищать их, используя причинно-следственную связь явлений. Обучение детей носило разносторонний характер, они изучали астрономию, математику, историческое прошлое народа, народную медицину, письмо. Обучение детей должно было начинаться с раннего возраста, т.е. чем раньше, тем лучше. В народе говорили: «Сабийлекден алгъан билим ныгъышха таш салгъанча» - полученные с детства знания как фундамент для ныгъыша («ме сто сбора стариков для ведения бесед, принятия важных решений, т.е. почет ное место»).

Умственное образование было предтечей трудового, обеспечивая теоретическими знаниями молодежь; они же их использовали для вы работки трудовых умений и навыков. Воспитание трудолюбия было делом чести любой семьи.

Труд в системе ценностей рассматривался в различных значениях: как основное средство нравственного воспитания, как условие подготовки к брачно-семейным отношениям, как средство удовлетворения внутренней по требности в профессиональном самовыражении, как источник материального благосостояния.

Одна из высокочтимых ценностей в педагогике карачаевского народа - это уважение к старшим, в первую очередь, к родителям. С принятием ислама эта ценность получила духовное освящение адатом.

Уважение к старшим у детей проявляется как само собой разумеющее ся явление, неосознанно, как бы автоматически. Это не дань этикету, прили чию. Результат воспитания в духе уважения к старшим - это "обеспеченная старость в кругу своей семьи, в которой каждый прислушивается к голосу аксакала. Это одна из вершин, которой достигает горец к концу жизни (2, 57).

Высоко чтимы в педагогике народов Северного Кавказа честь и достоинство. Честь мужчины ассоциировалась в рамках горского намыса с готовностью к защите Родины, нерушимостью данного мужского слова, умением вести себя в обществе, быть хорошим мужем и отцом. Честь девушки-горянки связыва лась с соблюдением ею моральной чистоты и порядочности, сохранением не винности до замужества, воспитанием в ней потребности быть умной женой, доброй, заботливой матерью.Реализация этих целей находила поддержку со стороны шариата.

За соблюдением и бережным хранением социально-нравственных цен ностных ориентиров в быту наблюдали специальные общественные институ ты, такие, как институт молочного родства, аталычества, куначества, тере, общественное мнение, которые во главу угла ставили обсуждение вопросов, связанных с формированием личности на традициях горского намыса.

Среди этих институтов выделяется (тёре - карачаевское, годекан - дагестанское, хасэ - адыгское) - народное собрание, наделенное административным, юридическим и общественным органом. Предметом дея­тельности этого собрания были вопросы суверенитета и территориальной неприкосно венности, войны и мира, укрепление дружественных отношений с соседями, земельные споры, посредническая деятельность между феодалами и кресть янством, отклонение от норм морали и права среди населения.

По описанию этнографов В.Ф. Миллера и М.М. Ковалевского его членами избирались самые лучшие представители народа, которые, в первую очередь, ценились своими личными качествами - безупречностью суждений и поведе ния, аргументированностью доводов, базирующихся на народных традициях и обычаях; снискавшие авторитет среди населения высокой честностью, по рядочностью и принимающие решение в любой ситуации сообразно нравст венному долгу. Главными критериями оценки деятельности членов этого собрания бы ли: благочестие, справедливость, мужественность, правдивость, умение дер жать клятву перед этим общественным институтом.

Одним из древних общественных институтов и восходящим своими корнями к нартским сказаниям был институт молочного родства. Существует специальная терминология, объясняющая степень родства-например, "сют ана" - молочная мать

Разовое кормление грудью было веским основанием для установления кровнородственных отношений. Считалось, что даже враг мог избежать ги бели, если сумел прикоснуться губами к груди женщины.

Другим институтом, способствовавшим укреплению межэтнических контактов кавказских горцев, было аталычество. Институт аталычества, при сущий карачаево-балкарскому обществу, преследовал экономические и поли тические цели путем побратимства. Он позволял расширить круг кровных родственников за счет аталыков, что являлось выгодным для обеих сторон: аталыки приобретали надежного защитника в политическом плане и эконо мическую поддержку взамен хлопот по воспитанию ребенка.

Институт куначества также позволял расширить межэтнические связи. "Кунак" (гость) и "конакбай" (хозяин гостя) считались чуть ли не кровными родственниками. Как об этом было упомянуто выше, у карачаевцев, кабардинцев, абазин, осетин и других народов Северного Кавказа был раз вит обычай гостеприимства. Священный обычай гостеприимства оберегал даже убийцу, случайно попавшего в жилище его врагов. Приезжий кунак считался гостем не только одной определенной фамилии, семьи, где он оста навливался, а всего рода, всех села.

Наряду с общепринятыми и декларированными общественными инсти тутами существовал и институт общественного мнения. Роль общественного мнения была чрезвычайно велика. Общепринятые нормы морали и права регламентировали поведение человека в обществе и семейно-бытовой жизни. Более всего в народе боялись попасть в осуждение общества - "Адамланы ауузуна тюшгенден аллах сакъласын" - "Упаси Аллах попасть под осуждение общест ва" - так можно перевести до сих пор сохранившуюся фразу в карачаевском народе. Общественное мнение являлось критерием оценки правильности или неправильности поведения отдельного человека, семьи, рода. Все горцы це нили общественное мнение как средство объективной оценки личности и общественных качеств, "Адамла бош айтырыкъ тюйюлдюле" - "Люди (на род) так просто не скажут (скажет)" - "этой мотивировкой очень часто поль зовались при принятии какого-либо решения, например, при выборе жениха или невесты, оценки их личностных качеств.

Общественное мнение выработало нормы поведения мужчин, женщин, молодого поколения, правила гостеприимства, взаимопомощи и др. Аулы, где общественное мнение было требовательным к поведению молодых людей, семей, родов, где требовалось соотносить свои действия с нравственными ценно стями микросоциума, были в почете, так как все существенные факты жизни горцев становились всеобщим достоянием, особенно негативные явления: "Аман хапар дженгил эшитиледи" (Плохие новости сразу становятся достоя нием общества). Велика была роль общественного мнения внутри родов, особенно крупных, которые считались образцом воспитанности. Положи тельная или отрицательная оценка поведения человека общественным мне нием определяла его общественное положение.

Особую роль в оценке событий и фактов играло место сбора стариков - "ныгъыш", где обсуждались все насущные проблемы общества. Обществен ное мнение прививало молодежи основные понятия «кодекса чести» в традициях кавказских горцев разнообразными воспитательными приемами - примером, убеждением, разъяснением, поощрением, порицанием и т.д.

Гласность оценки была важна как педагогический инструмент, так как именно при стечении народа, где собирались, по мнению всех "иги да аман да", т.е. "и плохие, и хорошие", была возможность критически оценивать по ведение любого и давать положительные, что поднимало престиж человека, или отрицательные, что влияло на его положение в обществе, оценки. При таком раскладе осуществлялась преемственность ценностных ориентиров и правильное отношение к ценностям подрастающим поколением.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Магомедов А.М. Этнопедагогическая культура. Дагестан /А.М. Магомедов - Махачкала, 2005 - 339 с.
  2. Мирзоев Ш.А. Народная педагогика Дагестана: (Содержание, формы и методы воспитания)/ Ш.А. Мирзоев. - Махачкала: 1984. - 112 с.