Scientific journal
Fundamental research
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,749

THE COMPARATIVE CHARACTERISTIC OF SCHEMES ANTIREFLUX REFLUX DISEASE IN TEENAGERS

Matveeva U.V. 1 Khetagurova Y.Y. 1 Dzebisova F.S. 1 Boraeva T.T. 1 Revazova A.A. 1 Pavlovskaya L.V. 1
1 North-Ossetian State Medical Academi
2047 KB
In clause the optimal schemes antireflux therapies at teenagers are resulted. In connection with a high urgency of the given pathology and necessity of definition of effective schemes antireflux therapies, 75 children of teenage age are surveyed. Results of treatment were estimated in a catamnesis in 3, 6, 12 months after a course of therapy. Criteria were considered: average terms of a cupping dyspepsia and a painful syndrome, dynamics endoscopic, gistomorfologis pictures, a level destruction Helicobacter pylori. The best results are received in the fourth and fifth group: the number gastroesophageal refluxes has decreased in 2–2,5 times, the quantity of superficial esophagites, and also hyperplasias of a mucosa of an esophagus was considerably reduced. Use of complex schemes antireflux therapies with a physiotherapy the sinusoidal modulated currents, influence of acupressure on auricular points of an organism, application musictherapies phytotherapies is the most favourable with clinico-endoscope and gistomorfologis positions, enlarging terms of remission in 1,5 times.
gastroesophageal reflux disease
treatment
catamnesis
teenagers
1. Ahverdjan Ju.R., Havkin A.I., Zhihareva N.S., Babajan M.L., Rachkova N.S. Obosnovanie differencirovannoj taktiki lechenija razlichnyh form gastrojezofagealnoj refljuksnoj bolezni u detej // Detskaja gastrojenterologija. 2007. no. 1. рр. 5–7.
2. Basieva Z.K., Burduli N.M., Shavlohova Je.A. Kliniko-diagnosticheskie osobennosti gastrojezofagealnoj refljuksnoj bolezni pishhevoda, sochetajushhejsja s saharnym diabetom 1 i 2  tipa // Sovremennye problemy nauki i obrazovanija. 2014. no. 6.
3. Bel’mer S.V., Gasilina T.V., Kovalenko A.A. Metody ocenki individualnoj jeffektivnosti antacidnyh i antisekretornyh preparatov v detskoj gastrojenterologii (opyt raboty). M.: RGMU. 2001. 32 р.
4. Isakov Ju.F., Stepanov Je.A., Krasovskaja T.V. i soavt. Zheludochno-pishhevodnyj refljuks u detej // Bolezni organov pishhevarenija u detej. Pitanie bolnogo i zdorovogo rebenka: materialy II kongressa pediatrov Rossii. M., 1996. рр. 22.
5. Lapina T.L. Gastrojezofagealnaja refljuksnaja bolezn: izmenchivaja i konservativnaja koncepcija // Bolezni organov pishhevarenija. 2007. T. 9, no. 1. рр. 12.

В настоящее время гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (ГЭРБ) признана лидирующим заболеванием среди всей патологии верхних отделов желудочно-кишечного тракта. Актуальность данной проблемы объясняется широкой распространенностью среди детей, прогрессированием, отягощением имеющихся соматических и эндокринных заболеваний, развитием осложнений, недостаточной эффективностью предлагаемых схем медикаментозной терапии [2, 4, 5]. Отсутствуют общепринятые схемы ведения больного, кратность применения и режим дозирования [1, 3]. У подростков многие аспекты недостаточно изучены.

Таким образом, проблема гастроэзофагеальной рефлюксной болезни является актуальной для практической педиатрии. Дети, страдающие гастроэзофагеальной рефлюксной болезнью, нуждаются в индивидуальном подходе к терапии с учетом возраста, клинических особенностей и продолжительности заболевания [1].

В связи с вышеизложенным целью исследования явилась оптимизация схем антирефлюксной терапии.

Материалы и методы исследования

Обследовано 75 детей в возрасте от 12 до 17 лет с гастроэзофагеальной рефлюксной болезнью в стадии обострения. По половому признаку обследованный контингент детей разделился следующим образом: мальчики – 42 (56,0 %) и девочки – 33 (44,0 %). Все дети были равномерно разделены на 5 групп по 15 человек.

I группу составили дети, получавшие общепринятую терапию, включающую в себя ингибитор протонной помпы (ИПП) Омепразол (фирмы Balkanpfarma – dupnitza, Болгария) прокинетик (мотилиум), электрофорез с церукалом на область эпигастрия № 5. Все препараты дети данной группы получали в стандартных дозировках: омепразол из расчета 0,5 мг/кг, мотилиум 0,5 мг/кг. Суточная доза препаратов эрадикационной терапии назначалась в два приема. Ингибитор протонной помпы назначался в течение 4–6 недель, прокинетик назначался в течение 4 недель в зависимости от выраженности рефлюкса и степени поражения пищевода.

Детям II группы в отличие от первой в качестве ИПП применялся Омез (фирмы Dr. Reddy’s Laboratories Индия) в стандартной дозировке 0,5 мг/кг/сут.

Дети III группы в отличие от первой получали ингибитор протонной помпы Ультоп (фирмы KRKA Словения) в дозировке 0,5 мг/кг/сут.

Дети IV группы получали Ультоп в дозировке 0,5 мг/кг/сут в сочетании с физиотерапией, точечным массажем корпоральных и аурикулярных точек. Физиотерапию осуществляли воздействием синусоидальных модулированных токов аппарата «Амплипульс 4» в невыпрямленном режиме при глубине модуляции 75–100 % с частотой 50–75 Гц, использовались III и IV род работы по 5 минут каждый, через электроды 10×15 см, наложенные поперечно в эпигастральной области и нижнегрудном отделе позвоночника. Курс – 8 процедур. Данные методики патогенетически обоснованы, т. к. воздействуют на нейрогуморальную регуляцию нижнего пищеводного сфинктера, нормализуя моторику и кровоснабжение пищевода, стимулируя репаративную регенерацию слизистой оболочки.

Дети V группы получали Ультоп в дозировке 0,5 мг/кг/сут в сочетании с музыкоарома- и хронофитотерапией. Хронофитотерапия проводилась с использованием фитококтейлей адаптогенов («Биоритм ДС» и «Биоритм РС»). Музыкоароматерапия обеспечивает стойкий положительный терапевтический эффект и повышает адаптивные возможности растущего организма ребенка, устойчивость организма к воздействию неблагоприятных факторов окружающей среды. Фитококтейли «Биоритм-РС», «Биоритм-ДС» представляют собой смесь спиртовых экстрактов родиолы розовой, девясила высокого, солодки голой, элеутерококка колючего, оказывают противовоспалительное действие, улучшая состояние слизистой оболочки пищевода. Применение препаратов растительного происхождения («Биоритм-РС», («Биоритм-ДС») основано на способности органических кислот, инулина, флавоноидов, дубильных веществ, высших жирных кислот – олеиновой и пальмитиновой, витаминов к антиоксидантному, антисептическому, противовоспалительному, спазмолитическому, нормализующему микроциркуляцию действию.

Результаты исследования и их обсуждение

При проведении фиброэзофагогастродуоденоскопии до лечения были выявлены следующие изменения. Гастроэзофагеальный рефлюкс отмечался у 75 (100 %) человек. Дуоденогастральный рефлюкс диагностирован у 48 (64,0 %) человек. Грыжа пищеводного отверстия диафрагмы отмечалась у 19 (25,3 %) детей. Полипы пищевода обнаружены у 5 (6,7 %) детей. Катаральный эзофагит выявлен у 9 (60,0) детей первой и четвертой групп, у 10 (66,7 %) детей второй группы, у 11 (73,3 %) детей третьей и пятой групп.

Результаты лечения оценивались через 3, 6 и 12 месяцев после его окончания. При этом учитывались следующие критерии: средние сроки купирования диспепсического и болевого синдромов, динамика эндоскопической и гистоморфологической картины. На фоне проводимой терапии у детей первой группы тошнота, изжога, икота, одинофагия и дисфагия купировались на 5-й день терапии, рвота исчезла ко 2-му дню терапии, отрыжка и осиплость голоса сохранялись до 6-ого и 8-ого дня лечения соответственно. Спонтанный болевой синдром исчез у большинства детей (73,3 %) на 6-е сутки от начала терапии. Во второй группе тошнота, изжога, отрыжка исчезли к 5-му дню, икота и покашливание – к 6-му дню, осиплость сохранялась до 7-му дня терапии. Болевой синдром также исчез у 66,7 % на 6-е сутки от начала терапии. У детей третьей группы диспепсический синдром купировался на 3-й день терапии, икота на 4-й день, осиплость голоса сохранялась до 6-го дня лечения. Болевой синдром был купирован на 3-й день. Четвертая и пятая исследуемые группы выгодно отличались ранним купированием диспепсического и болевого синдромов. Так, в четвертой группе тошнота, изжога, икота, одинофагия и дисфагия исчезли на второй день терапии, отрыжка, осиплость голоса и покашливание – на 3-й день. В пятой группе рвота и тошнота купировались в первый день терапии, изжога, икота, отрыжка, одинофагия и дисфагия – на 2-й день, осиплость голоса и покашливание – на 3-й день терапии. Болевой синдром в четвертой и пятой группах был купирован на второй день лечения.

После курса терапии в катамнезе через 3, 6 и 12 месяцев всем обследуемым детям проводилось фиброэзофагогастродуоденальное исследование. Через 3 месяца явления эзофагита сохранялись у 9 (60,0 %) пациентов первой группы, у 8 (53,3 %) детей второй группы, у 8 (53,3 %) подростков третьей, у 6 (40,0 %) детей четвертой и у 7 (46,7 %) детей пятой групп терапии. Через 6 месяцев число эзофагитов и гастроэзофагеальных рефлюксов в третьей, четвертой и пятой группах не изменилось. В первой и второй группах наблюдалась отрицательная эндоскопическая динамика, выражающаяся в увеличении числа гастроэзофагеального рефлюкса: в первой группе явления эзофагита выявлены у 10 (66,7 %) детей, во второй – у 9 (60,0 %) детей (r = 0,52). При проведении контрольной ФЭГДС через 12 месяцев в первой и второй группах ГЭРБ диагностирована у 10 (66,7 %) детей первой группы, 10 (66,7 %) детей второй группы, 9 (60,0 %) детей третьей группы, 7 (46,7 %) детей четвертой группы, 7 (46,7 %) подростков пятой группы.

Наилучшие результаты отмечаются в четвертой и пятой группах: число гастроэзофагеальных рефлюксов уменьшилось в 2–2,5 раза, значительно сократилось количество поверхностных эзофагитов, а также гиперплазий слизистой оболочки пищевода. Таким образом, оптимальными с позиции эндоскопической картины являются четвертая и пятая схемы терапии с использованием ингибитора протонной помпы Ультопа, прокинетика мотилиума, физиотерапии синусоидальными модулированными токами, воздействием точечного массажа на активные точки организма, а также применением музыкоарома- и фитотерапии.

После лечения всей группе больных с ГЭРБ, ассоциированной с Нр (67 подростков – 89,3 %), проводилось определение Нр с помощью дыхательного и быстрого уреазного тестов. Через 3 месяца во всех группах был достигнут 80 %-й порог эрадикации, рекомендованный Маастрихтским соглашением. В первой группе у 3 (20,0 %) детей показатели дыхательного NH3- теста слабой степени инфицирования после лечения были расценены как положительные. Во второй и третьей группах – у 4 (26,7 %), в пятой – у 3 (20,0 %) детей показатели дыхательного NH3- теста были положительными, наименьший процент был выявлен в четвертой группе и составил 13,3 % (2 ребенка). Через 6 месяцев процент положительных показателей в I группе составил 40,0 % (6 подростков), во II группе – 46,7 % (7 детей), в III группе составил 40,0 % (6 подростков), в IV и V группах был значительно меньше и составлял 20,0 % (3 подростка). При обследовании детей через 1 год также наилучшие результаты отмечались в группах IV и V (20,0 % и 26,7 % соответственно), таким образом, данные группы выгодно отличаются от предыдущих по степени эрадикации.

Всем детям с геликобактерной инфекцией после курса терапии также проводился быстрый уреазный HELPIL- тест. Через 3 месяца после лечения в первой и третьей группах показатели быстрого уреазного теста были расценены как положительные у 3 (20,0 %) детей, во второй и четвертой группах у 4 (26,7 %), в пятой группе – у 3 (20,0 %) обследуемых. Через 6 месяцев в первой, второй и третьей группах количество Нр-инфицированных детей увеличилось в 2,3 – 2,7 раз, тогда как в четвертой и пятой группах – всего в 1,5 раза. После проведения быстрого уреазного теста через 12 месяцев в первой группе положительные результаты были отмечены у 7 (46,7 %) детей первой группы, у 7 (46,7 %) второй группы, у 6 (40,0 %) детей третьей группы, у 4 (26,7 %) детей четвертой и пятой исследуемых групп.

Эндоскопическая картина изменений слизистой оболочки верхних отделов пищеварительного тракта была подтверждена данными морфологического исследования, позволившими установить глубину и распространенность поражения. При проведении гистологического исследования биоптатов выраженность инфильтрации полиморфноядерными лейкоцитами различалась и была выше в антральном отделе. Степень активности воспаления коррелировала также с глубиной поражения верхних отделов пищеварительного тракта. Так, инфильтрация нейтрофилами, мононуклеарами слизистой оболочки, степень обсемененности Нр были значительно выше при эрозивных процессах верхних отделов пищеварительного тракта. При гистологическом исследовании биоптатов 4 (26,7 %) отмечалась средняя степень обсемененности НР. В слизистой дистального отдела пищевода, антрального отдела желудка отмечалось некоторое уменьшение частоты воспалительной реакции. Во второй группе у 4 (26,7 %) подростков также отмечалась слабая степень обсемененности НР. Воспалительная реакция уменьшилась в дистальной части пищевода и в антральном отделе желудка. У детей третьей группы НР диагностирована у 5 (33,3 %) детей. В слизистой среднего и дистального отдела пищевода, антрального отдела и тела желудка выявлено уменьшение частоты воспалительной реакции. В четвертой и пятой группах получены данные: у 3 (20,0 %) детей выявлена НР. При этом в слизистой оболочке пищевода, антрального отдела и тела желудка отмечалось уменьшение частоты воспалительной реакции и заметное снижение частоты активного воспаления. Наилучшие показатели получены в четвертой и пятой группах, где процент эрадикации составил 74 – 80 %. С точки зрения гистоморфологической характеристики лучшими являются четвертая и пятая схемы терапии, включающие физиотерапию, рефлексотерапию, а также музыкоароматерапию и фитотерапию.

Выводы

Наилучшие результаты с позиции клинико-эндоскопической картины и эрадикации Нр показали четвертая и пятая схемы терапии с использованием ингибитора протонной помпы ультопа, прокинетика мотилиума, физиотерапии синусоидальными модулированными токами, воздействием точечного массажа на активные точки организма, а также применением музыкоароматерапии и фитотерапии. Оптимизация схем антирефлюксной терапии увеличивает сроки ремиссии заболевания в 1,5 раза.

Рецензенты:

Калоева З.Д., д.м.н., профессор, заведующая кафедрой детских болезней № 2, ГБОУ ВПО «Северо-Осетинская государственная медицинская академия» Министерства здравоохранения Российской Федерации, г. Владикавказ;

Касохов Т.Б., д.м.н., профессор, заведующий кафедрой детских болезней № 3, ГБОУ ВПО «Северо-Осетинская государственная медицинская академия» Министерства здравоохранения Российской Федерации, г. Владикавказ.