Scientific journal
Fundamental research
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,685

INFLUENCE OF VARIOUS FACTORS ON THE DEGREE OF ACTIVITY OF NADPH OXIDASE IN HUMAN BLOOD NEUTROPHILS

Polezhaeva T.V. 1 Zaytseva O.O. 1 Khudyakov A.N. 1 Solomina O.N. 1 Paturova I.G. 2 Utemov S.V. 3
1 Physiology Institute of the Komi Scientific Center affiliated to the Ural Branch of the Russian Academy of Sciences
2 Kirov State Medical Academy
3 Kirov Research Institute of Haematology and Blood Transfusion
The effect of epinephrine (10–6 g/l), insulin (10–8 g/l), histamine (10–4 mol/l), progesterone (5∙10–5 g/l), estrogen (10–5 g/l), immunoglobulin G (5 g/l), and the effects of temperature (+ 45 °C, + 2 °C, –2 °C) on the degree of activation of NADPH oxidase membrane of neutrophils in peripheral blood of human has been studied using a method of chemiluminescence. It has been shown that immunoglobulin G (5 g/l) and insulin (10–8 g/l) increase the neutrophil oxidative activity. Hyperthermic impact (30 min at + 45 °C) causes increased radical reaction to histamine (10–4 mol/l) in neutrophils. Progesterone (5∙10–5 g/L) causes a similar reaction after cooling blood (–2 °C) of non-pregnant women. The possibility of temperature modulation of NADPH oxidase activity of neutrophils through the receptors for the substances may become the new way for control mechanism of immunity in vitro.
neutrophils
NADPH-oxidase
adrenaline
insulin
histamine
progesterone
estrogen
immunoglobulin G
cooling to –2 °C
exposure at + 45 °C
exposure at + 2 °C
oxidation activity
1. Alekseev N.A. Klinicheskie aspektyi leykopeniy, neytropeniy i funktsionalnyih narusheniy neytrofilov. Saint-Petersberg: Foliant, 2002. рр. 388–391.
2. Belous A.M., Grischenko V.I. Kriobiologiya. Kiev.: Naukova dumka, 1994. 432 p.
3. Glants S. Mediko-biologicheskaya statistika. Moscow: Praktika. 1998. 459 p.
4. Dolgushin I.I., Smirnova T.G., Savochkina A.Yu., Shishkova Yu.S., Dolgushina V.F., Kurnosenko I.V. Vliyanie progesterona na fagotsitarnuyu, kislorodzavisimuyu bakteritsidnuyu funktsii neytrofilov i ih sposobnost obrazovyivat vnekletochnyie lovushki // Immunology. 2012. no. 5. рр. 243–245.
5. Iskusnyih A.Yu., Basharina O.V., Artyuhov V.G., Alabovskiy V.V. Vliyanie gistamina na funktsionalnyie svoystva neytrofilov i intensivnost protsessov perekisnogo okisleniya lipidov v krovi donorov // Vestnik VGU, ser: Khim, Biol, Farm. 2008. no. 1. рр. 93–96.
6. Menshikova E.B., Lankin V.Z., Zenkov N.K. et al. Okislitelnyiy stress. Prooksidantyi i antioksidantyi. Moscow: Slovo, 2006. рр. 24–48.
7. Mayanskiy A.N. NADFN-oksidaza neytrofilov: aktivatsiya i regulyatsiya // Tsitokinyi i vospalenie. 2007. Vol. 6 (3). рр. 3–13.
8. Panasenko L.M., Krasnova E.I., Efremov A.V. Klinicheskoe znachenie hemilyuminestsentnogo otveta leykotsitov krovi pri koklyushe // Bulleten SO RAMN. 2005. Vol. 117 (3). рр. 44–47.
9. Petrakova O.V., Syimanovich O.Yu., Hvatova L.A., Gurmanchuk I.E. Osobennosti immunologicheskogo deystviya insulina i glyukozyi na neytrofilyi i limfotsityi cheloveka in vitro // Molodoy uchenyiy. Novyie zadachi sovremennoy meditsinyi: mat-lyi II mezhd. konf. (Saint-Petersberg, may 2013) Saint-Petersberg: Renome, 2013. рр. 27–29.
10. Shilov Yu.I., Orlova E.G., Lanin D.V. Adrenergicheskie mehanizmyi regulyatsii fagotsitarnoy aktivnosti neytrofilov perifericheskoy krovi pri stresse i vvedenii gidrokortizola // Immunopatologiya, Allergologiya, Infektologiya. 2004. no. 3. рр. 8–13.
11. Shirshev S.V., Kuklina E.M., Gudina U.S. Vliyanie estradiola na fagotsitarnuyu i okislitelnuyu aktivnost monotsitov i neytrofilov // Vestnik Permskogo universiteta. 2008. Vol. 9 (25). рр. 96–99.
12. Rhee S.G. Cell signaling. H2O2, a necessary evil for cell signaling // Science. 2006. no. 312. рр. 1882–1883.

При активации многокомпонентного энзима плазматических мембран нейтрофилов и мембран секреторных гранул – НАДФН-оксидазы в клетках повышается содержание пероксида водорода, который, в свою очередь, инактивирует тирозин-фосфатазы и активирует тирозин-киназы, регулируя тем самым степень фосфорилирования многих клеточных ферментов и, следовательно, их активность [12]. В условиях нормы энзиматическая активность НАДФ-Н оксидазы ограничена в пространстве фагосомой и во времени аутодеактивацией [6]. Принято говорить о двух механизмах ее регуляции: о разделении мембранных и цитозольных субъединиц в покоящейся клетке и модификации белок-белковых и белок-липидных взаимодействий. При стимуляции фагоцита фактором корпускулярной или растворимой природы, действующим через рецепторы или по рецептор-независимому механизму, происходит быстрая самосборка энзима. Снижение активности НАДФН-оксидазы наблюдается при ряде врожденных и наследственных заболеваний, при термических ожогах и обморожениях, при лучевой терапии, при опухолевых заболеваниях, у новорожденных недоношенных детей и др. [1]. Актуальным является изучение механизмов регуляции НАДФН-оксидазы и поиск стимуляторов активности указанного энзима [7].

Целью данной работы явилось изучение влияния факторов различной природы на степень активности НАДФН-оксидазы нейтрофилов периферической крови человека.

Материалы и методы исследования

В качестве объекта исследования использовали лейкоциты крови человека, полученные из крови доноров-добровольцев (39 ± 10 лет) путем цитафереза (2500 об/мин c охлаждением 5 минут, Sorvall, США) с их информированного согласия. Количество лейкоцитного концентрата в среднем составляло 21,0 ± 2,0 мл. Данная трансфузионная среда с высоким содержанием лейкоцитов (27 000 – 32 000 в 1 мкл) имела незначительную примесь эритроцитов, тромбоцитов, стволовых клеток и плазмы.

В работе использованы следующие вещества: адреналин («Эпинефрин», ФГУП «Московский эндокринный завод») в концентрации 10–6 г/л; инсулин растворимый человеческий генно-инженерный (препарат инсулина короткого действия «Актрапид НМ», Ново Нордиск А/С, Дания) в концентрации 10–8 г/л; эстроген («Прогинова», Байер Шеринг Фарма АГ, Германия) в концентрации 10–5 г/л; прогестерон («Дюфастон», Эбботт Биолоджикалз Б.В., Нидерланды) в концентрации 5∙10–5 г/л; гистамин (Дигидрохлорид гистамина, Сигма) в концентрации 10–4 моль/л; иммуноглобулин G («Иммуновенин», НПО «Микроген», Уфа) в концентрации 5 г/л. Для приготовления растворов указанных выше веществ использован раствор Хенкса стерильный (ООО «БиолоТ», СПб). При выборе концентраций ориентировались на опубликованные данные [4, 5, 9–11]. Исследования выполнены в осенне-зимний период. В пробах с половыми гормонами использовалась кровь небеременных женщин-доноров (лютеиновая фаза) репродуктивного возраста.

Степень активности НАДФН-оксидазы клеток оценивали с помощью метода индуцированной (перекисью водорода с сульфатом железа) хемилюминесценции на биохемилюминометре БХЛ-07 (ЦНИЛ НГМА; «ИМБИО», Нижний Новгород). В связи с тем, что среди клеток крови основным продуцентом активных форм кислорода, обладающих бактерицидным действием, являются нейтрофилы, при оценке хемилюминесценции венозной или капиллярной крови интенсивностью свечения моноцитов и лимфоцитов пренебрегали [8].

В измерительную кювету прибора вносили 0,1 мл лейкоцитного концентрата с одним из вышеуказанных препаратов в соответствующей концентрации и 0,4 мл фосфатного буфера (рН = 7,5), добавляли 0.4 мл 0,01 мМ раствора сульфата железа (ОАО «Спектр-Хим» г. Москва) и помещали в измерительную кювету. После чего в нее быстро вносили 0,2 мл 2 % раствора перекиси водорода (ЗАО «СП Химпром», г. Самара) и регистрировали сигнал в течение 30 с. Оценивали следующие параметры: Imax (мВ) – максимальную интенсивность быстрой вспышки, отражающей потенциальную способность биологического объекта к свободно радикальному окислению; S (мВ∙с) – светосумму за 30 с, отражающую содержание радикалов RO2; tg(–2α) – тангенс угла наклона кривой оси времени (характеризует максимальную крутизну спада кривой, со знаком «–»), чем выше значение показателя tg(–2α), тем выше активность ферментативных систем клеток, регулирующих содержание гидроперекисей.

В качестве температурного воздействия использовали следующие температуры: +45 °С, +2 °С и –2 °С. В опытах с температурами +45 °С и +2 °С лейкоцитный концентрат разливали по 2 мл в микропробирки и выдерживали при указанных температурах в течение 30 мин, используя для этих целей соответственно термостат для микропробирок «Гном» и бытовой электрический холодильник «Саратов-1615М».

В опытах с температурой –2 °С лейкоцитный концентрат в пластикатной пробирке в объеме 5 мл помещали в электрический морозильник «Derby» (Дания) на –20 °С. С помощью цифрового дистантного термометра «Checktemp 1» (Румыния) контролировали температуру охлаждаемой клеточной взвеси. Средняя скорость снижения температуры составляла 2,3 °С/мин. Отмечалось плавное снижение температуры без выброса кристаллизационного тепла с сохранением вязкого состояния биообъекта. Общее время охлаждения составляло 9–10 мин. Сохранность клеток, подвергнутых охлаждению до –2 °С, оценивали с помощью метода световой микроскопии (Nikon H550S, Япония) в пробах с 1,0 % раствором суправитального красителя эозина, считая признаком повреждения клеточной мембраны диффузное окрашивание цитоплазмы в розовый цвет. Необходимо отметить, что данное температурное охлаждение во всех случаях не вызывало статистически значимой гибели клеток.

При статистической обработке данных вычисляли среднее арифметическое значение ± среднее квадратичное отклонение (M ± δ). Для выявления статистической значимости различий (p < 0,05) между группами применяли непараметрический критерий Вилкоксона [3] с использованием компьютерной программы для медико-биологической статистики «BIOSTAT».

Результаты исследования и их обсуждение

На первом этапе исследования оценивалось влияние различных веществ и температур на способность нейтрофилов продуцировать кислородные метаболиты и, в частности, перекись водорода. Подтверждено, что при воздействии иммуноглобулина G в концентрации 5 г/л и инсулина в концентрации 10–8 г/л (уровень в крови при генерализованных воспалительных процессах) отмечается статистически значимый рост показателей активности нейтрофилов (таблица). В отношении остальных исследуемых факторов изменений активности клеток не выявлено. Вероятно, выявить описанные в литературе эффекты нам не удалось по ряду причин: использование аналогов веществ в близких концентрациях, влияние сезона года или иное.

На следующем этапе исследования изучено влияние температурного воздействия (+45 °С, +2 °С и –2 °С) на эффекты используемых в работе веществ (рисунок). Установлено, что экспозиция лейкоцитов 30 минут при +2 °С или их охлаждение до –2 °С не изменяют чувствительность рецепторов нейтрофилов к инсулину, адреналину, гистамину и эстрогену (у небеременных женщин). Охлаждение крови небеременных женщин до –2 °С повышает чувствительность нейтрофилов к прогестерону и не изменяет ее к эстрогену. Известно, что прогестерон в концентрации 20–100 нг/мл, что соответствует концентрации I и III триместра беременности, вызывает угнетение окислительной активности нейтрофилов [4], нами выявлена способность прогестерона (50 нг/мл) стимулировать НАДФН-оксидазу нейтрофилов только их после кратковременного охлаждения до –2 °С, т.е. до начала кристаллизации воды. Вероятно, снижение гидрофобных взаимодействий структурных компонентов мембран и их перестройка при охлаждении [2] влияют на изменение количества рецепторов к прогестерону.

Влияние факторов различной природы на активность НАДФН-оксидазы нейтрофилов периферической крови практически здоровых доноров-добровольцев по показателям хемилюминограмм

Серия

n

Показатели хемилюминограммы

Iмах (мВ)

S (мВ∙с)

tg(–2α)

Нейтрофилы

12

290 ± 38,2

1576 ± 176,4

77,8 ± 15,9

+ иммуноглобулин

433 ± 40,4 *

2283 ± 303,5 *

158,1 ± 20,0 *

Нейтрофилы

15

285 ± 59,9

1678 ± 283,9

82,7 ± 8,7

+ гистамин

273 ± 56,9

1562 ± 205,2

81,4 ± 7,1

Нейтрофилы НБЖ

15

205 ± 15,8

1335 ± 185,8

48,2 ± 7,4

+ прогестерон

219 ± 23,3

1385 ± 218,9

55,0 ± 9,9

Нейтрофилы НБЖ

15

205 ± 15,8

1335 ± 185,8

48,2 ± 7,4

+ эстроген

223 ± 29,2

1274 ± 90,4

54,4 ± 11,8

Нейтрофилы

10

166 ± 18,1

1048 ± 32,8

37,5 ± 7,9

+ инсулин

193 ± 18,7*

1172 ± 72,8*

44,3 ± 7,3

Нейтрофилы

10

218 ± 47,0

1312 ± 199,9

49,5 ± 12,5

+ адреналин

234 ± 14,7

1439 ± 139,1

56,6 ± 8,9

Нейтрофилы

12

178 ± 22,4

1104 ± 220,0

46,9 ± 4,7

после +2 °С

187 ± 31,7

1147 ± 277,1

50,4 ± 8,2

Нейтрофилы

15

285 ± 59,9

1678 ± 283,9

82,7 ± 8,7

после +45 °С

281 ± 58,5

1637 ± 260,9

85,2 ± 5,7

Нейтрофилы

12

238 ± 13,8

1705 ± 257,2

49,4 ± 6,3

после –2 °С

245 ± 10,9

1765 ± 260,0

49,0 ± 5,8

Примечания: * – p < 0,05 от значения нейтрофилов; n – количество исследованных образцов лейкоцитных концентратов, НБЖ – небеременные женщины.

pic_70.wmf

Влияние гормонов на активность НАДФН-оксидазы нейтрофилов после температурного воздействия по показателю хемилюминограмм S: * – p < 0,05 от исходного значения показателя S, принятого условно за 100 %

Экспозиция периферической крови здоровых доноров-добровольцев в течение 30 минут при +45 °С, согласно показателям хемилюминограмм, повышает чувствительность рецепторов нейтрофилов к гистамину, не влияет на чувствительность рецепторов нейтрофилов к инсулину, адреналину, а также рецепторов нейтрофилов крови небеременных женщин к эстрогену и прогестерону. Возможно, при повышении температуры окружающей среды до +45 °С на мембране нейтрофилов увеличивается количество гистаминовых, предположительно Н1-рецепторов [5] за счет синтеза новых или вовлечения резерва имеющихся в клетке, или иного, что влияет на активность НАДФН-оксидазы и вызывает респираторный взрыв.

Таким образом, полученные данные свидетельствуют о том, что температурный фактор имеет важное значение в регуляции бактерицидного механизма нейтрофилов. Возможность температурной модуляции активности НАДФН-оксидазы нейтрофилов через рецепторы к прогестерону у женщин и гистамину у женщин и мужчин может стать новым путем управления эффекторными механизмами иммунитета.

Рецензенты:

Шардаков В.И., д.м.н., профессор, руководитель лаборатории иммунологии лейкозов, ФГБУН «Кировский НИИ гематологии и переливания крови» ФМБА России, г. Киров;

Хлыбова С.В., д.м.н., профессор, зав. кафедрой акушерства и гинекологии ИПО, ГБОУВПО «Кировская государственная медицинская академия» МЗ РФ, г. Киров.

Работа поступила в редакцию 18.03.2015.