Scientific journal
Fundamental research
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,749

FEATURES OF PROFESSIONAL ACTIVITY AND STRUCTURE OF PRAKTIKO-ORIENTIROVANNYH OF PROFESSIONAL COMPETENCES OF FUTURE LAWYER

Yarychev N.U. 1 Tsamaeva A.A. 1
1 FGBOU VPO «Chechen State University»
This work is devoted to disclosure of substantial and semantic features of professional activity and structure of the praktiko-focused professional competences of future lawyer of system of higher education. Thus, having analysed modern scientific literature on the interesting problem, authors came to a conclusion that now in the theory of pedagogical science there are no the unambiguous and concretized definitions of such important concepts as competence and competence. Considering complexity of various approaches of schools of sciences and certain researchers to the above concepts, it is possible to note that there are various approaches to their semantic definition. The main attention of the real work is concentrated on multidimensional development of such famous domestic scientists as I.A. Zimnyaya, V.I. Baydenko, A.V. Hutorskoy, Yu.G. Tatur and others.
structure
professional activity
higher education institution
lawyer
competence
1. Verbickij A. Aktivnoe obuchenie v vysshej shkole: kontekstnyj podhod. M., 1991.
2. Kartashev V.N. Juridicheskaja dejatel’nost’: ponjatie, struktura, cennost’. Saratov, 1989. рр. 124.
3. Petrov A.Ju. Kompetentnostnyj podhod v nepreryvnoj professional’noj podgotovke inzhenerno-tehnicheskih kadrov: avtoref. dis. … d-ra ped. nauk. Kirov, 2005. 43 р.
4. Selevko G.K. Sovremennye obrazovatel’nye tehnologii: ucheb. posobie dlja ped. vuzov i in-tov povyshenija kvalifikacii. M.: Narodnoe obrazovanie, 1998. 255 р.
5. Hutorskoj A.V. Pedagogicheskaja innovatika: metodologija, teorija, praktika. M., 2005. рр. 168.
6. Chufarovskij Ju.V. Vvedenie v juridicheskuju special’nost’. M., 2004. рр. 79.

Предваряя структурирование профессиональных компетенций будущего юриста, определимся с самим понятием профессиональной компетенции и компетентности.

Анализ данных понятий показывает, что в настоящий момент однозначного определения понятий компетенция и компетентность нет. Различные научные школы рассматривают данную проблему несколько по-разному.

В отечественной науке разработкой понятий компетенция и компетентность многопланово занимаются И.А. Зимняя, В.И. Байденко, А.В. Хуторской, Ю.Г. Татур и другие ученые. Не претендуя на полноту исследования, приведем некоторые из точек зрения, которые близки к нашему пониманию данных понятий.

Следующий подход к данной проблеме находим в работах А.В. Хуторского: «Компетенция включает совокупность взаимосвязанных качеств личности (знаний, умений, навыков, способов деятельности), задаваемых по отношению к определенному кругу предметов и процессов… Компетентность – владение, обладание человеком соответствующей компетенцией, включающей его личное отношение к ней и предмету деятельности» [5, с. 168]. Из этих определений делаем первый вывод о том, что компетентность – понятие более широкое, нежели компетенция.

По мнению Г.К. Селевко, «Понятие компетенция чаще применяется для обозначения образовательного результата, выражающегося в подготовленности, «оспособленности» ученика, в реальном владении методами, средствами деятельности, в возможности справиться с поставленными задачами. Компетентностью же следует называть интегративное качество личности, проявляющееся в общей способности и готовности ее к деятельности, основанной на знаниях и опыте, которые приобретены в процессе социализации…» [4]. Таким образом, говоря об отдельных качествах личности, которые формируются в учебном процессе, правильно будет употреблять понятие компетенция. Компетенций может быть несколько, они образуют взаимосвязанную совокупность. Компетентность специалиста рассматривается всегда как единое целое. Нельзя утверждать, что компетентность неделима, более того, на наш взгляд, компетентность образуется при интеграции совокупности компетенций. При этом, однако, компетентность обладает свойством эмерджентности – ее нельзя рассматривать как простую сумму компетенций, она образуется более сложным образом и обладает системным качеством, которое мы не находим у отдельных компетенций.

Так, например, А.Ю. Петров указывает, что компетентность проявляется в практической деятельности и не сводится ни к знаниям, ни к умениям по каким-либо предметам: «компетентность представляет собой интегративное качество личности, сформированное на основе предметных знаний, индивидуально-психических качеств, а также практического опыта и проявляющееся в способности и готовности человека к практическому действию и решению практических проблем» [3].

В ФГОС ВПО третьего поколения компетентность специалиста также интерпретируется как единая форма описания профессиональных и общекультурных компетенций – универсальных, академических и профессиональных профилей, уровней и характеристик «персонального результата» образования.

В контексте нашего исследования именно прикладной, практико-ориентированный аспект компетенции имеет для нас существенное значение. Можно говорить, что компетенция – это то, что на основе знаний порождает определенное умение, действие.

Таким образом, проведенный нами теоретический анализ психолого-педагогической литературы выявил, что компетентность – это всегда интегральное свойство, характеристика личности, реализующей свой потенциал в успешную деятельность (Н.В. Кузьмина, И.А. Зимняя, Ю.Г. Татур). Если деятельность неудачна, нет смысла говорить о компетентности.

До сих пор мы говорили об общем понятии компетентность. Профессиональной компетентностью называют «индивидуально-психологическое образование, включающее опыт, знания, умения, психологическую готовность» (Л.Ю. Кривцов, Э.Ф. Зеер) к профессиональной деятельности.

В формирующейся в настоящее время новой модели ВПО компетенции будут занимать доминирующее положение. Специфика каждой профессии обусловит также содержание социально-личностного компонента профессиональной подготовки.

Проведенный анализ понятия профессиональных компетенций будущего юриста позволяет выделить в их структуре три блока: оценочно-мотивационный, операционный и рефлексивный.

Первый блок (оценочно-мотивационный) предполагает осознание студентом содержания своего будущего профессионального труда с точки зрения его ценности и значимости. В данном аспекте с понятием профессиональной компетенции справедливо связывают мотивационно-практические результаты усвоения суммарного содержания знаний и практических навыков, адекватных профессиональным требованиям, предъявляемым к будущему специалисту как субъекту труда.

Второй блок позволяет оценить возможность будущего юриста самореализовать себя в профессиональном труде, он также связан с первичным опытом трудовых операций.

Третий блок связан с самооценкой студента как будущего профессионала.

Сформированность той или иной профессиональной компетенции целесообразно оценивать только в совокупности всех названных блоков. Системность в данном случае – обязательное свойство компетенций, призванных обеспечить будущему специалисту эффективное решение реальных профессиональных задач и ситуаций.

Европейская система квалификаций рассматривает компетенцию в единстве когнитивной, функциональной, личностной и этической составляющих. Все они в равной степени должны быть представлены в структуре профессиональных компетенций. Соответственно, отличительное свойство структуры профессиональных компетенций – наличие в ней всех уровней развития будущего специалиста.

Учитывая заявленную структурную логику, в обосновании сущности профессиональных компетенций будущих юристов необходимо исходить из специфики юридической профессии. Остановимся на ней подробнее.

Деятельность современного юриста исследователи определяют как «многоуровневое иерархическое явление». Понимая профессию как «группу родственных специальностей», мы учитываем три возможные области профессиональной деятельности юриста: правотворчество, правоприменение и правоисполнение.

Также юридическую деятельность часто рассматривают как «относительно обособленные направления гомогенного влияния на объективную и субъективную социальную реальность, в которых проявляется и конкретизируется природа юридической деятельности, ее творчески преобразующая роль и социально-правовое назначение» [4, с. 124].

В.Н. Карташев различает общесоциальные и специально-юридические функции юридической деятельности.

К общесоциальным функциям В.Н. Карташев относит экономическую, политическую, экологическую, воспитательную. К специально-юридическим – регистрационно-удостоверительную, правоконкретизирующую, правоохранительную, правообразующую, правоизменяющую, контрольную, праворазъяснительную. Отсюда констатация «нормативно-одобренных, позитивно-социально-преобразующих» аспектов юридической деятельности.

«Независимо от того, кто является конкретным носителем юридической деятельности, – заключает В.Н. Карташев, – по своему содержанию и форме она всегда бывает общественной» [4]. Направленная на удовлетворение личных и общественных интересов, юридическая деятельность служит важнейшим средством разрешения социальных противоречий, решения задач и функций, стоящих перед обществом и государством в целом. После отказа от командно-административной системы управления обществом и экономикой на первый план в качестве основы обеспечения нормальной деятельности предприятий, организаций и учреждений всех форм собственности выступило законодательство, а соответственно, разрабатывающие и обеспечивающие его исполнение юристы.

В том числе юридические службы призваны сегодня обеспечивать надежную защиту собственности. Грамотные действия юриста являются своего рода предохранительным механизмом, защищающим субъекты государственности от финансовых и экономических проблем.

Социальная детерминация юридической деятельности распространяется на все ее специализации: адвоката, судьи, прокурора, следователя, нотариуса, юрисконсульта и т.д. На юристах лежит обязанность обеспечивать управление в обществе.

«Юридическая работа, – пишет Ю.В. Чуфаровский, – особая управленческая деятельность: не собственно управление, а деятельность по его обеспечению» [6, с. 79]. Юристу в своей работе приходится учитывать все стороны жизни общества. По своей многогранности профессия юриста не имеет аналогов.

Однако существующее положение в системе высшего юридического образования пока еще не отвечает рассмотренному социальному статусу деятельности юриста.

Регламентирующая документация образовательных учреждений учитывает, прежде всего, требования федеральных образовательных стандартов, где достаточно конкретно определены знаниевый и деятельностно-практический компоненты профессиональной готовности будущих юристов. Однако нормативная документация не подтверждает явно приоритетность компетентностной модели профессионального образования будущих юристов.

Квалификационные требования к выпускнику юридического факультета содержат перечни того, что должен знать и уметь выпускник. При этом даже в качестве преамбулы к квалификационным характеристикам нет указаний на те особенные качества, которые позволили бы обеспечить будущему юристу системный потенциал в профессиональной сфере.

Семестровые, годовые и итоговые результаты подготовки будущих юристов подводятся, как и для других специальностей, в основном путем проверки на экзаменах и зачетах. Контролируются знания студентов и никак фактически не отслеживается динамика их интеллектуально-психического и деятельностного потенциала, стимулирующего формирование профессиональных компетенций, позволяющего применить полученные знания на практике.

Готовность студента к профессиональной деятельности подтверждается дипломом, в приложении к которому есть оценки уровня его академической подготовки по дисциплинам, но нет никаких указаний на уровень сформированности профессионально значимых индивидуально-специфических качеств будущего юриста.

На наш взгляд, профессиональная компетентность юриста представляет собой сложную системную характеристику его многогранной деятельности, правосознания, деловой репутации и является основным фактором, интегрирующим профессионально значимые личностные качества, знания, умения и практико-ориентированные навыки. Понятие деловой репутации мы связываем с такой компетенцией юриста, которая проявляется в умении выбирать наиболее рациональные формы профессиональной работы, умении прогнозировать конечный результат своей деятельности.

Уточним понятие и представим профессиональную компетенцию юриста как функцию деятельности, основным фактором которой являются интегрируемые профессионально значимые деловые и личностные качества, знания, умения, отношение юриста к профессиональной деятельности и ее эффективности.

Мы придерживаемся определения компетентности юриста как синтеза

1) внутренней составляющей – его мотивационно-ценностного отношения к профессиональной деятельности, интеллектуальной активности и ответственности за ее результаты;

2) внешней составляющей – наличия навыков стратегического мышления, адекватности и оптимизации в профессиональных действиях, организационно-управленческих, информационных и предпринимательских умений, которые формируются на основе развития аналитических, прогностических и проективных умений, сформированных потребностями в непрерывном профессиональном самосовершенствовании и самореализации Мы сознательно не выделяем отдельно деятельностную компетенцию, так как считаем, что все перечисленные компетенции проявляются в деятельности и таким образом все они являются деятельностными.

Лидирующее положение мы не случайно отводим морально-этической компетенции. Именно в профессии юриста чувство повышенной ответственности за последствия своих социальных действий – неотъемлемый атрибут готовности к профессиональной деятельности. Вся профессионально-ориентированная деятельность юриста должна подчиняться существующим в обществе моральным нормам. Приоритетами в деятельности юристов должны быть долг, совесть, сознание.

«Система потребностей и мотивов, – утверждает А.А. Вербицкий, – во многом определяет не только направление и уровень активности человека, но и своеобразие его личности. Потребности и мотивы составляют иерархию, которая характеризует целостную личность во всех областях его деятельности, побуждает человека ставить проблемы, концентрировать усилия на их разрешении» [1].

Методологическая компетенция связывается нами с системным рассмотрением юридических явлений под определенным углом зрения, а именно с семиотической полярностью категории «право»: право как догма и право как выражение свободы человека.

Социальная действительность реализует оба концепта права и обязывает будущего юриста не просто владеть правовым знанием, но и создавать ситуации, способствующие осмыслению прав, бытия, ситуации, невозможные без глубоких системных знаний и способностей будущих юристов к методологически грамотному анализу и синтезу. Информационно-когнитивная компетенция отражает современное состояние социума, в котором предстоит трудиться будущему юристу, и знания о нем. Юристы должны стремиться к обеспечению оптимальных условий для «полного удовлетворения информационно-правовых потребностей государственных и общественных структур, предприятий, организаций, учреждений и граждан на основе эффективной организации и использования информационных ресурсов с применением прогрессивных технологий» [6, с. 79].

Коммуникативная компетенция, несмотря на устойчивый интерес исследователей, в предлагаемом нами контексте имеет достаточно специфический смысл. Коммуникация рассматривается нами как «общая судьба всего человечества», «осевое время», «корень общеисторического бытия», то есть как такая форма профессиональной деятельности юристов, которая максимально способствует становлению правового государства, в особенности так называемого «гражданского общества».

Каждый из блоков профессиональных компетенций можно развернуть до элементарных компонентов в формате специализированных (профильных) знаний и техник, приемлемых для реального использования в процессе подготовки юристов в вузе.

Основным ресурсом такой диверсификации может выступать предлагаемая стандартом квалификационная характеристика будущего юриста, а особенно уровень требований, который предъявляет к выпускникам каждый конкретный вуз.

Определяя структуру и содержание практико-ориентированных профессиональных компетенций будущего юриста, важно учитывать динамику профессионально-личностного становления юриста.

Профессиональные компетенции юриста были определены нами путем анализа компетентностно-ориентированных научных работ, научно-педагогических разработок, нормативных документов и рекомендаций к разработке Федеральных образовательных стандартов нового поколения, а затем уточнены и ранжированы путем анкетирования с участием выпускников, работодателей и представителей профессорско-преподавательского состава.

Таким образом, на основании анализа профессиональной деятельности юриста были выявлены ее особенности и структура профессиональных компетенций.

В составе профессиональных компетенций, формируемых в процессе подготовки будущего юриста в вузе, должны быть морально-этическая, методологическая, информационно-когнитивная и коммуникативная компетенции, каждая из которых структурируется на три блока: оценочно-мотивационный, операционный и рефлексивный.

Рецензенты:

Мусханова И.В., д.п.н., профессор кафедры теории и истории социальной работы, ФГБОУ ВПО «Чеченский государственный университет», г. Грозный;

Курбанова Л.У., д.соц.н., профессор кафедры теории и истории социальной работы, ФГБОУ ВПО «Чеченский государственный университет», г. Грозный.

Работа поступила в редакцию 06.03.2015.