Scientific journal
Fundamental research
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,749

ROLE OF STRATEGIC MANAGEMENT IN ADDRESSING POVERTY

Aksenova T.N. 1
1 State Educational Institution of Higher Professional Education «Kalmyk State University»
The problem of poverty is a task requiring priority resolution, both in the developed and developing national systems. Finding and implementing the most relevant approaches are aimed at optimizing the participation of the state and society in the search for and implementation of optimal solutions. Currently our state has formed a strategic focus on the implementation of the key social and economic projects. The paper summarizes the capabilities and strategic management as an effective tool to influence the problem of poverty in terms of the formation of the approaches that can create a positive vector of qualitative and quantitative changes in the socio-economic situation. The paper considers poverty as an object of strategic management, this creates a certain specificity and allows to select two areas of the synthesis and interpenetration of strategic approaches to addressing poverty.
problem of poverty
strategic management
poverty potential
strategy
1. Aksenova T.N. Sovremennye problemy nauki i obrazovanija, 2013, no. 5. рp. 432.
2. Aksenova T.N., Boldyreva S.B. Biznes. Obrazovanie. Pravo. Vestnik Volgogradskogo instituta biznesa, 2013, no. 4 (25), pp. 235–240.
3. Aksenova T.N., Boldyreva S.B. Ekonomicheskij zhurnal, 2012, no. 2, pp. 75–83.
4. Aksenova T.N. Social’no-jekonomicheskoe razvitie regiona, Еlista, ZAOr NPP «Dzhangar»,, 2014, 96 р.
5. Aksenova T.N. Chelovecheskij faktor modernizacionnogo razvitija jekonomiki regiona Jekonomika regiona: tendencii razvitija, Voronezh, Mezhdunarodnaja kul’turno-informacionnaja associacija «Nauka: inform», 2011, рр. 7–20.
6. Belkina E.N. Strategicheskoe upravlenie agropromyshlennym kompleksom i ego otrasljami v uslovijah modernizacii(Rossijskaja jekonomicheskaja model’: soderzhanie i struktura: kollektivnaja monografija / pod obshh. red. d.je.n., professora V.I. Gajduka, d.je.n., professora A.V. Buzgalina), Krasnodar, Prosveshhenie, 2012. pp. 315–321.
7. Darbakova N.E. Vestnik Kalmyckogo gosudarstvennogo universiteta, 2013, no. 3(19), pp. 30–35.
8. Zalkind L.O. Sever i rynok: formirovanie ekonomicheskogo porjadka, 2010, no. 26, pp. 20–25.
9. Idzhilova D.V. Upravlenie jekonomicheskimi sistemami: elektronnyj nauchnyj zhurna, 2013, no.9 (57), available at: www.uecs.ru/regionalnaya-ekonomika/item/2387-2013-10-01-08-04-43.
10. Magdanov P.V., Padej V.Ju. Ekonomicheskaja politika i upravlenie ekonomicheskim razvitiem, available at: www.ars-administrandi.com/article/Magdanov_Padei_2011_3.pdf.
11. Tarasenko N.V., Kriulina E.N., Ponomarenko V.F. Voprosy statistik, 2002, no. 6, pp. 68–71.
12. Hudeeva V.V. Vestnik TGU,2008, no. 2, рp. 147.

В России проблема планирования и особенно стратегического планирования социально-экономического развития является актуальной, поскольку каждый регион имеет отличительные характеристики, обусловленные географическими, социально-экономическими, геополитическими, этническими и природными факторами. Поэтому научный и практический интерес к этой теме не случаен: российские ученые активно прорабатывают теоретико-методологические основы стратегического планирования социально-экономического развития регионов [5].

Ряд российских регионов разработал перспективные программы социально-экономического развития, а на государственном уровне утверждена Концепция долгосрочного социально-экономического развития РФ на период до 2020 г. Сегодня необходимость применения методов стратегического планирования при управлении не вызывает сомнений, однако их результативность зависит от множества факторов, и в том числе такой важной реальности, как проблема бедности [9].

В настоящее время бедность населения – это мировая проблема, которая носит стратегический характер, и неважно, насколько успешна экономика той или иной страны, бедность как социальное и экономическое явление присуща всем национальным системам. Бедность разрушает социальные, нравственные, экономические и политические устои общества. [4] По оценкам Всемирного банка, 40–48 % населения мира – бедные, а 16-19 % – сверхбедные. Можно констатировать, что бедность – это аспект, ставший предметом государственного и надгосударственного стратегического управления, целью которого является устойчивое социально-экономическое развитие субъекта (региона мира, страны, территории).

Учитывая динамику современной социально-экономической ситуации, можно предположить, что актуальность и эффективность решения проблем бедности как целенаправленного воздействия требует более адаптивных подходов, которые демонстрирует и реализует стратегическое управление [4].

Рассматривая проблему бедности в качестве объекта стратегического государственного воздействия, следует говорить о стратегическом целевом воздействии на социально-экономическую ситуацию посредством разработки и реализации долгосрочной программы (концепции, стратегии), содержащей обоснованные мероприятия, способные обеспечить устойчивые позитивные тенденции количественных и качественных результатов [1].

Глобальные долгосрочные цели, поставленные Президентом России В.В. Путиным: повышение жизненного уровня, удвоение ВВП, достижение национальной конкурентоспособности – достижимы только при наличии целенаправленной социально-экономической политики государства [12]. В достижении этой цели стратегическому государственному воздействию на проблему бедности, с нашей точки зрения, должна быть отведена доминирующая роль. Совершенно очевидно, что поставленные цели носят стратегический национальный характер [6].

Практика показывает, что как замкнутость, так и открытость национальных и региональных систем сопровождается рядом негативных явлений: нарушением экономических связей; снижением инвестиционной активности, спадом производства, продовольственной зависимостью и, как следствие, снижением жизненного уровня населения [7]. Все это требует активизации исследовательской и практической деятельности по отработке механизмов стратегического регулирования проблем бедности на уровне государственной политики федерального и регионального уровней [1].

В свою очередь, проблема бедности как объект стратегического управления демонстрирует определенную специфику:

– объективные предпосылки усугубления бедности в зависимости от ухудшения экономической ситуации требуют формирования и развития адекватных комплексных социально-экономических стратегических программ, базирующихся на совокупности механизмов встроенных стабилизаторов и специальных мер в рамках дискреционной и недискреционной государственной политики;

– зачастую потребности формирования нового экономического пространства страны (например, ненасильственного присоединения новых территорий) возводят проблему экономической бедности как части политики регионального развития в ранг приоритетной, что должно быть определено целями социально-экономического и политического укрепления государственных позиций.

В связи с вышесказанным можно выделить два направления синтеза и взаимопроникновения стратегических подходов в решении проблем бедности:

– мониторинговое стратегическое управление, логично развивающее стратегическое планирование и состоящее из двух взаимодополняющих подсистем: во-первых, подсистемы стратегического анализа и планирования стратегии преодоления бедности и, во-вторых, подсистемы реализации этой стратегии;

– ситуационное стратегическое управление проблемами бедности, направленное на решение стратегических задач, неожиданно возникающих вследствие динамики внутренней и внешней социально-экономической среды (в этом отношении наиболее актуальны дискреционные и недискреционные аспекты).

Развитие регионов является важной частью развития страны в целом. Стратегическое управление проблемами бедности – важнейшая задача, которая должна решаться в активной динамике, как на федеральном, так и на региональном уровне. В этом смысле формирование региональных институтов развития является задачей обоих уровней стратегического решения проблем бедности [8], которые должны параллельно заниматься уточнением стратегии и решением возникших стратегических и текущих задач.

Данный аспект фокусирует важность синтеза разработки и реализации стратегии преодоления бедности и программно-целевых подходов, которые сегодня представлены федеральными и региональными целевыми программами [1].

Целью стратегического воздействия на проблемы бедности должно стать, прежде всего, качественное изменение социально-экономической и политической среды посредством создания современной инфраструктуры жизнеобеспечения населения; привлечения внутренних и внешних инвестиций; создания условий для развития малого бизнеса; сохранения имеющихся производственных мощностей; повышения эффективности регионального управления (открытость местной власти; развитие партнерства между государством и частным сектором, интерактивное восприятие обществен ного мнения) [9].

Для повышения эффективности реализации дискреционных и недискреционных мер государственного стратегического управления проблемой бедности можно рассматривать такое понятие как потенциал бедности.

Потенциал бедности – это результат мониторинговых исследований экономической ситуации, который отражает максимально возможное проявление социальной и экономической бедности на данной территории.

При этом в потенциал бедности (У) необходимо включить следующий комплекс показателей:

– динамика численности населения как результат анализа демографических процессов (естественного прироста (убыли), миграционного баланса/дисбаланса) – х1;

– валовой внутренний (и/или валовой региональный продукт) – х2;

– доля малого предпринимательства в валовом внутреннем (и/или валовом региональном) продукте – х3;

– доля налоговых изъятий из выручки (прибыли) малых предприятий – х4;

– уровень занятости и безработицы – х5;

– личные располагаемые доходы населения – х6;

– величина прожиточного минимума – х7;

– структура совокупных расходов населения – х8;

– дифференциация доходов населения – х9;

– доля налоговых изъятий из доходов наименее и наиболее обеспеченных слоев населения – х10.

Формирование данного комплексного показателя «потенциал бедности» должно носить как аналитический, так и прогнозный характер, воплощая в себе индикативные подходы к определению направлений государственной политики в решении проблем бедности. Потенциал бедности как инструмент государственного стратегического управления социально-экономическим развитием позволит реализовать такие основные характеристики стратегического управления регионом, как гибкое реагирование на импульсы внешнего окружения [3]; реализацию своевременных изменений в организационно-экономической системе региона через «встроенные стабилизаторы» или ситуационные мероприятия; опора на человеческий потенциал; создание и анализ системы критериальных показателей, определяющих региональное развитие и конкурентоспособность региональной экономики.

Концептуальные положения стратегических программ воплощаются в утвержденных стратегических программах долгосрочного характера на основе детализации миссии в долгосрочных целях, а в дальнейшем реализуется и в региональных целевых программах. Таким образом, миссия становится основой процессом стратегического управления регионом, а значит и решением социально-экономических задач, порожденных бедностью [12].

Рассуждая о стратегических целях в управлении социально-экономической системой, считаем, что мотивом государственного менеджмента должно стать достижение устойчивого развития. Очевидно, что такой мотив должен быть воплощен в миссии государства – повышение благосостояния населения.

Миссия государственных организаций обосновывает их право на существование и использование государственных ресурсов. Именно с этих позиций можно определить важную роль стратегического управления в решении проблем бедности как современного инструмента управления развитием, направленного на реализацию принципов социально-экономической справедливости [2].

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках проекта № 12-06-33048 «Экономическая природа бедности и финансовый механизм социальной защиты населения».

Рецензенты:

Белкина Е.Н., д.э.н., профессор кафедры экономики предприятия и бизнес-технологий в АПК, ФГБОУ ВПО «Ставропольский государственный аграрный университет», г. Ставрополь;

Тарасенко Н.В., д.э.н., профессор государственного и муниципального управления, ФГБОУ ВПО «Ставропольский государственный аграрный университет», г. Ставрополь.

Работа поступила в редакцию 18.11.2014.