Scientific journal
Fundamental research
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,749

COMPETENCE OF TEACHING STAFF IN THE FIELD OF PREVENTION FORM THE IDEOLOGY OF CYBER EXTREMISM AMONG YOUNG PEOPLE

Chernova Е.V. 1
1 Magnitogorsk State University
The analysis of the problem of the spread of extremism ideas among young people by using modern communication technologies was held. Besides, we considered a specific manifestation of deviant behavior in the field of information science – cyber extremism, its types and features. The article suggests a form of prevention youth involvement in cyber extremist activity – prevention of cyber extremist ideology among young people. For preparation of pedagogical shots to prevent and combat cyber extremist ideology among young people, we developed core competencies and their contents. They are divided into propaedeutics sphere and the sphere of prevention cyber ideology of extremism among young people. We gave a short description of the competency approach – as the most relevant and meaningful to solve the problem. the mechanisms for prevention cyber phenomena of extremism should be included in the education and educational work in schools, so it is easier to spread such events among the older students, overlapping teenage maximalism and psychological characteristics of the developing person.
cyber extremism
deviant behavior in information science
competence
competence-based approach
propaedeutics
prophylaxis
prevention
1. Bolotov V.A., Serikov V.V. Kompetentnostnaja model: ot idei k obrazovatelnoj programme – Competence model: from the idea to the educational program, 2003, no.10, pp. 8–15.
2. Bolshoy jenciklopedicheskiy slovar [Great Encyclopedic Dictionary]. St. Petersburg, Norint, 2004. 1456 p.
3. Gilinskij Ya.I., Afanasev V.S. Sociologiya deviantnogo povedeniya [Sociology of the deviant behavior]. St. Petersburg, ISI RAN, 1993. 167 p.
4. Zeer Je.F., Symanjuk Je.Je. Kompetentnostnyj podhod k modernizacii professionalnogo obrazovaniya [The competence approach of the modernization of vocational education], 2005, no.4, pp. 23–30.
5. Zerkina E.V., Chusavitina G.N. Problemy organizacii uchebno-vospitatelnoy raboty so shkolnikami v celyah nejtralizacii negativnogo vozdeystviya IKT [Problems of the organization of educational work with students in order to neutralize the negative impact of the computer science], 2006, pp. 100–105.
6. Zerkina E.V., Chusavitina G.N. Podgotovka budushhih uchiteley k prevencii deviantnogo povedeniya shkolnikov v sfere informacionno-kommunikativnyh tehnologiy [Preparing future teachers to the prevention of the deviant behavior of school children in the area of ​​information and communication technologies]. Magnitogorsk, MaSU, 2007. 185 p.
7. Chusavitinoy G.N., Davletkirievoy L.Z., Chernovoy E.V. Informacionnaya bezopasnost i voprosy profilaktiki kiberjekstremizma sredi molodezhi [Information security and prevention the cyber extremism among young people]. Magnitogorsk, MaSU, 2013. 162 p.
8. Metodicheskie rekomendacii po profilaktike i protivodeystviju jekstremizmu v molodezhnoy srede [Methodical recommendations for prevention and counteraction to extremism among young people], 2011, no.6, pp. 40–41.
9. Ozhegov S.I. Slovar russkogo jazyka : Okolo 57000 slov [Ozhegov S.I. Russian dictionary: About 57,000 words]. Moscow, Russkiy Yzik, 1984. 816 p.
10. Reformi obrazovaniya: Analiticheskiy obzor [Reform of Education: Analytical Review]. Moscow, Centr obrazovatelnoy politiki, 2003. 82 p.
11. Sirota N.M. Politologiya: Uchebnoe posobie [Politics: Textbook]. St. Petersburg, Nacionalnyi otkrytyi institut Rossii, 2009. 113 p.
12. Chernova E.V. Propedevtika javleniy kiberjekstremizma v molodezhnoy srede [Propedeutics of cyber extremism among young people], 2013, no.16, pp. 44–47.

В последние годы в России и странах СНГ отмечается активизация ряда экстремистских движений, ориентированных на вовлечение в свои ряды молодых людей. Именно молодежная среда является благодатной почвой для формирования радикальных взглядов, накопления негативного потенциала, готового к реализации по указанию «лидера». Экстремизм является одной из наиболее сложных социально-политических проблем современного российского общества, что связано, в первую очередь, с многообразием экстремистских проявлений, неоднородным составом организаций экстремистской направленности, которые оказывают дестабилизирующее влияние на социально-политическую обстановку в стране [8].

Глобализация информационных процессов, повсеместное проникновение информационных технологий, массовость использования сетевых сервисов и их доступность все чаще приводят к тому, что малоизвестные в широких кругах негативные явления из реальной жизни проникают в Интернет и привлекают внимание пользователей. В последнее время мировое интернет-сообщество акцентировало свое внимание на многих проблемах, распространившихся со скоростью вируса: киберпреступность, киберэкстремизм, кибертерроризм. Особенность всех явлений с приставкой «кибер» заключается в том, что их очень сложно контролировать в огромной информационной Сети, и при этом они с молниеносной скоростью находят своих сторонников и получают активную поддержку. Несмотря на многочисленные попытки, предпринимаемые на различных уровнях от владельцев сайтов до правительств различных государств – поставить распространение данных явлений в Интернет под контроль, на сегодняшний день нельзя говорить о безоговорочном успехе. Находятся всевозможные лазейки в законах или программно-аппаратном уровне, и процесс распространения продолжается. В настоящее время наиболее остро в Рунете стоит проблема привлечения молодежи в сообщества экстремисткой направленности. Киберэкстремизм – частое явление в социальных сетях, блогосфере, форумах и сетевых сообществах.

Для того чтобы разобраться в его особенностях, обратимся к истории. В России экстремизм получил развитие в середине 90-х годов. По мнению специалистов, это обусловлено его особенностями: в первую очередь, это длительная экономическая нестабильность, сильное социальное расслоение, низкая эффективность работы государственных институтов, отсутствие социальной защищенности граждан. Все это и сопутствующие проблемы приводят к спонтанным, стихийным протестам, либо к мелкому вандализму, хулиганству и преступлениям. Чаще всего проводниками экстремизма выступают радикальные политические партии. В конце ХХ – начале ХХI века подобных партий в России оказалось множество. В качестве основных лозунгов выбирались националистические или сепаратистские, в ряды партий вовлекалась молодежь, среди которой поощрялась активная борьба силовыми методами с «не нашими». Стоит заметить, что роль экстремизма в жизни молодежи России и в то время, и в наше оказалась недооцененной, что приводит к трагическим событиям, калеча судьбы и отбирая жизни. По мнению Н.М. Сироты, экстремизм – «ориентация в политике на крайне радикальные идеи и цели, достижение которых осуществляется в основном силовыми, а также нелегитимными и противоправными методами и средствами» [11]. Рассмотрим основные разновидности экстремизма.

Политический экстремизм – настолько сложное и неоднозначное явление, что на сегодняшний день существует несколько разных определений. Однозначно только то, что его последователи стремятся к разрушению существующей в обществе политической системы и установлению своей – например, анархия, монархия, марксизм и другие. Чаще всего данный вид экстремизма включает в себя все остальные разновидности.

Экономический экстремизм – «стремление установить одну форму собственности и единые методы ведения хозяйства (коммунистический фундаментализм) либо полностью отказаться от государственного регулирования экономической сферы, резко сократить социальные расходы (либерализм)» [11].

Национальный экстремизм – чаще всего связан с сепаратизмом, акцентуируется на продвижении прав «наших» и ущемлении прав «не наших» национальностей и этнических групп.

Религиозный экстремизм – «нетерпимость к представителям других конфессий или жестком противоборстве в рамках одной конфессии» [11].

Экологический экстремизм – «противоправные акции групп и движений, осуществляемые с целью защиты окружающей среды от научно-технического прогресса как такового и нередко создающие угрозу общественному порядку» [11].

Обобщая вышесказанное, можно сказать, что экстремизм – это дестабилизация существующего положения вещей в пользу «правильного». Причем «правильность» определяется лидерами или членами того или иного движения. Крайняя точка экстремизма – терроризм.

После незначительного затишья в начале XXI века экстремизм снова набрал силу, получив мощный источник информации и инструмент вовлечения – интернет. В дальнейшем речь в статье будет идти о киберпроявлениях экстремизма – те же самые идеи, но облаченные в новую, «электронную» форму. Задача любого радикального и не только движения – вербовка последователей и продвижение своих идей в широкие массы. И новые информационные технологии дают для этого благодатную почву – блоги, твиттер, социальные сети, сайты, форумы, развлекательные порталы и прочее. Наиболее «продвинутые» идеологи радикализма научились маскировать свои воззрения под юмор, развлечения, шутки. Неопытный пользователь, «развлекаясь», незаметно для себя впитывает такие идеи, проникается ими, распространяет и становится их сторонником. На наш взгляд, наиболее опасным источником продвижения киберэкстремизма является социальная сеть, а точнее – система «одобрения» – «лайк и перепост». Суть этой системы в том, что пользователь социальной сети, встречая понравившуюся цитату или картинку, «репостит» (публикует на своей странице) или «лайкает» (то есть одобряет) ее, тем самым, распространяя ее по своим друзьям и подписчикам. Часто бывает сложно остановить лавину информации, распространяемой таким способом, особенно, если информация содержит в себе остросоциальную проблему. Даже если администраторы ресурса оперативно отреагировали и удалили или заблокировали данный контент, он уже нашел своих читателей и обосновался на их страницах и в их мыслях. Например, в одной из социальных сетей регулярно закрывается и возрождается группа с «невинным» на первый взгляд названием «Ванильный шнапс», в которой различные цитаты и высказывания сопровождаются фотографиями фашистов, либо картинками, намекающими на скрытый смысл цитаты. Например, фраза «Нет печальнее слов, чем «всё могло сложиться иначе»…» проиллюстрирована фотографией с парада Победы 1945 года, на которой стоят советские солдаты с опущенными флагами побежденной Германии. Эта публикация собрала 119 «лайков» и 21 «репост» [12]. То есть, даже если администрация сети удалит провокационную группу – идея уже запущена в массы, и управлять ее распространением, а уж тем более предсказать возраст тех, кто ее увидит – нереально.

Таким образом, как показывает практика, зачастую пользователь Интернета, ставя «лайк» или размещая у себя на странице или в блоге картинку, фото или высказывание, не имеет понятия о том, что эта информация может относиться к экстремистской. Мы считаем, что необходимо проводить активную образовательно-воспитательную работу по просвещению молодежи, чтобы снизить риск вовлечения в идеологические группы экстремисткой направленности.

Решение обозначенных выше проблем мы видим в разработке содержательного аспекта превенции проявлений киберэкстремизма в молодежной среде. Следует заметить, что киберэкстремизм является одной из форм девиантного поведения в сфере информационно-коммуникативных технологий [6], таким образом, при работе над подготовкой педагогических кадров, мы считаем, уместно говорить о превенции девиантного поведения, конкретизируя его проявления до киберэкстремизма.

Я.И. Гилинский под превенцией различных форм девиаций предлагает понимать «такое воздействие общества, институтов социального контроля, отдельных граждан на причины девиантного поведения и факторы, ему способствующие, которое приводит к сокращению и/или желательному изменению структуры девиаций и к несовершению потенциальных девиантных поступков» [3].

Деятельность по превенции девиантного поведения выражается в раннем выявлении, изучении, оценке начальных признаков отклоняющегося поведения и их условий; прогнозировании негативных тенденций в формировании личности; воспитательно-профилактическом воздействии [6]. Таким образом, превенция киберэкстремизма в молодежной среде включает в себя:

– сферу пропедевтики;

– сферу профилактики.

Пропедевтика – «введение в какую-либо науку, предварительный вводный курс, систематически изложенный в сжатой и элементарной форме» [2]. Настало время говорить о необходимости подготовки молодежи к жизни, работе, саморазвитию в виртуальном мире без опасения быть вовлеченным в негативную или преступную деятельность. В контексте этой задачи, помимо обязательного минимума знаний по основам информатики и ИКТ, должны преподаваться базовые знания в области предупреждения возможного вовлечения в киберэкстремисткую деятельность.

Под профилактикой понимаются «научно обоснованные и своевременно предпринимаемые действия, направленные на: предотвращение возможных физических, психологических или социокультурных коллизий у отдельных индивидов группы риска; сохранение, поддержание и защиту нормального уровня жизни и здоровья людей; содействие им в достижении поставленных целей и раскрытие их внутренних потенциалов» [9].

В целях решения поставленных задач нашего исследования необходимо определить требуемые компетенции педагогических кадров в области превенции явлений киберэкстремизма среди молодежи, в результате функционирования которой должны появиться соответствующие новообразования в знаниях, умениях и качествах личности педагога.

Обращение к компетентности как интегральной характеристике личности профессионала наметилось как научная и практическая задача в конце 60-х годов ХХ века.

Внедрение компетентностного подхода в образование обусловливается общеевропейской и мировой тенденцией интеграции, глобализации экономики и неуклонно нарастающим процессом гармонизации «архитектуры европейской системы высшего образования» [8]; подготовкой нормативных и теоретически обоснованных материалов по проблеме внедрения компетентностного подхода. В настоящее время и Совет Европы (Совет Культурной Кооперации), и «Концепция модернизации российского образования до 2010 года» предписывают внедрение компетенций и компетентностного подхода. Происходящая в последнее время переориентация оценки результатов образования с понятий «образованность», «воспитанность», «общая культура» на понятия «компетентность» и «компетенция» звучит призывом к организации образовательного процесса на основе компетентностного подхода.

Исследователи считают, что компетентностный подход не приравнивается к знаниево-ориентированному компоненту, а предполагает целостный опыт решения жизненных проблем, выполнения профессиональных и ключевых функций, социальных ролей, компетенций [1]. С точки зрения компетентностного подхода, конечным результатом образования является компетентность.

В.Ф. Зеер считает, что компетентности – это «содержательные обобщения теоретических и эмпирических знаний, представленных в форме понятий, принципов, смыслообразующих положений». Компетенции – это «обобщенные способы действий, обеспечивающие продуктивное выполнение профессиональной деятельности. Это способности человека реализовывать на практике свою компетентность. Ядром компетенции являются деятельностные способности – совокупность способов действий» [4].

Для того чтобы успешно решить проблему подготовки педагогических кадров к деятельности по превенции явлений киберэкстремизма в молодежной среде, необходимо, прежде всего, четко представлять себе конечные цели данной подготовки. В общем виде эффективную деятельность по превенции девиантного поведения в сфере ИКТ (киберэкстремизм) можно рассматривать как способ оперативного решения актуальных профессиональных задач в области предупреждения вовлечения молодежи в киберэкстремисткую и киберртеррористическую деятельность. Все это предполагает определенный уровень компетенций будущего учителя в сфере пропедевтики и профилактики девиантного поведения в сфере ИКТ (киберэкстремизм). Рассмотрим подробнее компетенции в каждой выделенной сфере, определим состав необходимых знаний данной компетенции.

Сфера пропедевтики:

– знания об экстремизме и киберэкстремизме: их виды, особенности, признаки и истоки;

– знания об особенностях проявления киберэкстремизма в ИКТ-среде, особенно в молодежной: сведения о разнообразных социальных институтах, политических, религиозных и псевдорелигиозных организациях, неформальных молодежных группах;

– знание нормативных, законодательных, этических, моральных, правовых норм работы в сфере ИКТ: механизмы регулирования деятельности в сфере ИКТ (государственные стандарты, законы, нормативные акты, морально-этические нормы), нормы информационной этики и права.

Сфера профилактики:

– создание негативного общественного мнения по отношению к явлениям киберэкстремизма: способы формирования общественного мнения, методы работы с молодежной субкультурой, семьей, социальной группой, личностью;

– информирование о негативных аспектах воздействия на личность: негативные аспекты использования ИКТ: особенности подачи информации, дифференциация по различным характеристикам;

– формирование навыков безопасной деятельности с использованием ИКТ: методы формирования необходимых навыков, основы информационной безопасности, механизмы обеспечения безопасного использования сетевых ресурсов, механизмы защиты от манипулятивных технологий, обеспечение личной безопасности в ИКТ-сфере.

Следует заметить, что механизмы превенции явлений киберэкстремизма необходимо включать в образовательную и воспитательную работу уже в школах, так как легче всего подобные явления распространяются именно среди старших школьников, накладываясь на подростковый максимализм и психологические особенности развивающейся личности. И в обязательном порядке необходимо проводить разъяснительную работу среди молодежи, привлекать их к выполнению различных проектов и решению задач, помогающих развить критическое мышление, просвещающих и в дальнейшем не позволяющих вовлечь молодежь в киберэкстремистскую деятельность.

Публикация выполнена в рамках работы над проектом РГНФ № 13-06-00156 «Подготовка педагогических кадров к профилактике и противодействию идеологии киберэкстремизма среди молодежи».

Рецензенты:

Назарова О.Л., д.п.н., профессор, начальник учебно-методического управления, ФГБОУ ВПО «Магнитогорский государственный технический университет им. Г.И. Носова», г. Магнитогорск.

Сайгушев Н.Я., д.п.н., профессор кафедры педагогики, ФГБОУ ВПО «Магнитогорский государственный университет», г. Магнитогорск.

Работа поступила в редакцию 17.10.2013.