Scientific journal
Fundamental research
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,749

ASSESSMENT OF SOCIAL POLICY EFFECTIVENESS

Belchik T.A. 1
1 Kemerovo state university
The article provides a preliminary analysis of the results of a research on the development of estimation procedure of social policy effectiveness, which consists of estimates of statistical indicators and assessments based on the opinion of the population. Only that part of the assessment, which is based on statistics, is considered in this paper. Here is a part of indicators, divided into ten groups by sectors of the social sphere, which were selected during the methods creation. Calculations, carried out in the course of the analysis, allowed to give an overall assessment of the social policy effectiveness at the Kemerovo region, and at the level of the Russian Federation. The main stages of the proposed method are described in the paper and the mechanism of assessment of selected indicators and derivation of integral estimate of social policy effectiveness are proposed. The article refers to the problem of the organization of social policy effectiveness monitoring at the level of a particular region, and at the level of the Russian Federation.
effectiveness
social policy
effectiveness indicators
effectiveness criteria
1. Bel’chik T.A. Sistemnaja ocenka funkcionirovanija vuza: voprosy teorii i praktiki / T.A. Bel’chik; GOU VPO «Kemerovskij gosudarstvennyj universitet»,Tomsk, Izd-vo GOU VPO «Tomskij gosudarstvennyj pedagogicheskij universitet», 2008. p. 50.
2. Morozova E.A. Social’naja politika v Kuzbasse: Teoreticheskie osnovy. Regional’naja politika. Obratnaja svjaz’, Kemerovo, Kuzbassvuzizdat, 2005. p. 31.
3. Rodionova N.V. Metody issledovanija v menedzhmente. Organizacija issledovatel’skoj dejatel’nosti. Modul’ 1, M.: JuNITI-DANA, 2012. p. 181.
4. Sistemy menedzhmenta kachestva. Osnovnye polozhenija i slovar’. ISO 9000:2005(E), p. 15.
5. Jekonomicheskij slovar’ URL: http://dictionary-economics.ru/word/Monitoring (data obrawenija: 14.11.12).

В последние годы вопросы повышения эффективности деятельности во всех сферах человеческой деятельности становятся для Российской Федерации все более актуальными. Сама категория «эффективность» во все времена являлась основной характеристикой успешности хозяйственной деятельности, в том числе и реализации социальной политики. Все известные методологические подходы к оценке эффективности объединяет представление о ней как о многомерной субстанции, обусловленной смыслом терминов «результаты» и «затраты» [3]. Мы будем оценивать социальную эффективность, характеризующую пользу от осуществления деятельности разных хозяйствующих субъектов для общества. Для этой оценки мы используем критерий результативности как степень достижения целей, определяя соотношение фактических результатов и результатов предыдущего периода.

Начало нового тысячелетия в российский экономике традиционно связывают с периодом постепенного решения множества проблем, доставшихся Российской Федерации после распада СССР и перехода экономики на рыночные рельсы. Низкий уровень рождаемости, низкие размеры пенсий и заработных плат, низкая продолжительность жизни, низкое качество медицинского обслуживания и качества образования, развал в системе ЖКХ, нравственные проблемы – это далеко не полный перечень проблем социального характера, которые РФ вынуждена решать. Многие из них могут быть решены лишь в долгосрочной перспективе и с привлечением значительных ресурсов.

Вся государственная политика РФ начала 21 века носит социально направленный характер. Нам ближе такие трактовки социальной политики, которые рассматривают ее как целенаправленную деятельность государственных, общественных структур в социальной сфере общества, связанную с регулированием отношений основных социальных групп и общностей, согласованием их интересов друг с другом, а также основными интересами и целями общества, оптимизацией процессов социальной дифференциации и интеграции [2]. Деятельность эта, по нашему мнению, должна быть направлена на обеспечение социальной справедливости и социальной защиты. Социальная политика государства, как правило, выражается в реализации комплекса социальных программ, каждая из которых направлена на решение той или иной социальной проблемы. Каждая из таких программ имеет перечень показателей и их целевых значений, которые должны быть достигнуты в результате ее реализации.

Так как в реализации государственных программ социальной политики задействованы все регионы, то важным условием успеха реализации социальной политики государства, с точки зрения управления, является мониторинг на всех этапах. Главное назначение мониторинга – давать своевременную, объективную информацию о реализации тех или иных направлений социальной политики для принятия обоснованных управленческих решений.

В достижении социальных эффектов, по нашему мнению, могут быть задействованы не только федеральные, региональные и местные властные структуры, но и частный бизнес, население.

Группа исследователей Кемеровского государственного университета на протяжении последних нескольких лет работает над изучением проблемы оценки результативности социальной политики на разных уровнях: государственном, региональном, муниципальном. Следует отметить, что в соответствии с ИСО–9001 под результативностью в исследовании мы понимаем степень реализации запланированной деятельности и достижения запланированных результатов [4]. В рамках данного исследовательского проекта мы понимаем под результативностью социальной политики улучшение (увеличение или уменьшение в зависимости от сущности показателя) показателей, характеризующих состояние дел в той или иной отрасли социальной сферы.

Отсутствие системы показателей для оценки результативности социальной политики на региональном уровне и острая необходимость совершенствования менеджмента в данной сфере обусловили выбор темы и соответственно обеспечили ее актуальность.

Целью исследования является разработка методики оценки результативности социальной политики.

Под оценкой в управлении социально-экономическими системами мы понимаем отношение к каким-либо социальным явлениям человеческой жизни, установление значимости этих явлений, соответствия некоторым нормам и т.п. [1].

Для достижения поставленной цели были поставлены и решены следующие задачи:

1. Разработать систему показателей для оценки результативности социальной политики.

2. Разработать социологический инструментарий для оценки результативности социальной политики посредством изучения мнения населения и провести его апробацию.

3. Собрать статистические данные, характеризующие результативность социальной политики и провести их количественную оценку.

В качестве методов исследования были использованы как общенаучные методы (интуитивный поиск, статистический анализ), так и специальные (метод мозговой атаки, опрос, анализ документов, метод экспертных оценок).

Для оценки результативности социальной политики как на основе статистических данных, так и с помощью изучения мнения населения в исследовании было выделено, десять отраслей социальной сферы:

1. Здравоохранение.

2. Образование.

3. Культура, досуг, спорт.

4. Доходы и материальное благосостояние.

5. Социально-трудовые отношения.

6. ЖКХ.

7. Демография и семейная политика.

8. Социальная защита.

9. Экологическая политика.

10. Обеспечение правопорядка.

По каждой сфере на начальном этапе исследования было отобрано по 10 статистических показателей. В дальнейшем многие из них оказались либо спорными (неоднозначно характеризующими результативность социальной политики), либо недоступными для сбора и сопоставления. В целом после завершения этапа сбора статистических данных было отобрано 62 показателя. В качестве примера в табл. 1 приведены перечни показателей лишь по двум отраслям социальной сферы.

В данной статье мы остановимся только на анализе статистических данных.

В основе методики лежат следующие положения:

1. Результативность социальной политики определяется изменением показателей в динамике за определенный период. В данном исследовании взяты 2009 и 2010 годы. В дальнейшем сравнение может проводиться и за более длинный промежуток времени.

2. Для апробации методики взяты два уровня: региональный (за 2009 и 2010 годы) и российский (за 2009 и 2010 годы).

3. Критерии для оценки результативности социальной политики определены методом экспертных оценок.

4. Отдельное направление в анализе посвящено сравнению показателей российского и регионального уровня.

Таблица 1

Перечень статистических показателей для оценки результативности социальной политики

№ п/п

Сфера

Название показателя

1

Здравоохранение

Численность врачей на 10 000 чел. населения

2

Численность среднего медперсонала на 10000 чел. населения

3

Заболеваемость на 1000 чел. населения

4

Младенческая смертность

5

Материнская смертность

6

Среднемесячная номинальная начисленная зарплата работников здравоохранения

7

Отношение среднемесячной зарплаты работников здравоохранения к среднемесячной зарплате в регионе (стране, муниципалитете)

8

Мощность ЛПУ на 10 000 человек населения

9

Образование

Численность детей на 100 мест в ДОУ

10

Количество компьютеров на 100 обучающихся в вузах

11

Среднее число учащихся на одного учителя

12

Расходы консолидированного бюджета на общее образование

13

Доля расходов консолидированного бюджета на начальное и среднее профессиональное образование

14

Численность студентов вузов на 10 000 чел. населения

15

Отношение среднемесячной заработной платы в образовании к средней по экономике

В данной статье приведены лишь предварительные результаты анализа статистических показателей. При расчете были рассчитаны темпы роста всех исследуемых показателей, учитывая, что их изменение может по-разному влиять на результативность социальной политики. Формула представляет собой формулу расчета темпов роста для первого показателя за период 2009 и 2010 годы:

Eqn107.wmf

В целом в собранном массиве данных 20 показателей, снижение которых положительно влияет на результативность социальной политики и 42 показателя, увеличение которых положительно влияет на результативность социальной политики (определено экспертами в ходе опроса).

На предварительном этапе анализа была принята шкала для оценки результативности социальной политики, представленная в табл. 2.

Анализ данных по Российской Федерации показал, что динамика 30 (48 % от общего числа показателей) из 62 показателей говорит о том, что значимых изменений в результативности социальной политики за исследуемый период нет. 17 показателей (27 %) показали положительные сдвиги в результативности социальной политики.

Таблица 2

Шкала для оценки результативности социальной политики

Изменение показателя

Результативность

Интерпретация

Более чем на 15 %

–2

Существенное снижение результативности

От 5 до 15 %

–1

Снижение результативности

До 5 %

0

Никаких существенных изменений результативности

От 5 до 15 %

1

Рост результативности

Более чем на 15 %

2

Существенный рост результативности

Шесть показателей (10 %) указывают на значительное улучшение показателей результативности. Удалось значительно снизить материнскую смертность, увеличить средний размер пенсий и улучшить соотношение среднего размера пенсий и среднего размера заработной платы, снизить коэффициент напряженности на рынке труда и увеличить количество семей, улучшивших жилищные условия.

Еще шесть показателей свидетельствуют о том, что результативность социальной политики за исследуемый период даже снизилась.

Динамика четырех показателей свидетельствует о существенном снижении результативности социальной политики. Так, снизилось число прибывших в страну, снижен в целом миграционный прирост, выросло количество выбросов в окружающую среду и выросла доля рецидивистов в общей численности преступников.

Таким образом, можно сказать, что результативность социальной политики на уровне РФ за исследуемый период не ознаменовалась значительными успехами, однако в ней есть как положительные моменты, так и те, на которые необходимо обращать более пристальное внимание.

Анализ статистических данных по Кемеровской области показал, что динамика 26 (42 %) из 62 показателей говорит о том, то значимых изменений в результативности социальной политики на региональном уровне за исследуемый период нет. Это чуть меньше, чем на уровне РФ.

20 показателей (32 %) показали положительные сдвиги в результативности социальной политики, что указывает на большую относительную результативность социальной политики на уровне Кемеровской области, чем на уровне РФ.

Шесть статистических показателей (10 % от общего количества показателей) указывают на значительное улучшение показателей результативности. Несмотря на то, что количественно есть совпадения, все-таки содержательно более успешными в Кемеровской области были несколько иные направления: также увеличился средний размер пенсий, снизился коэффициент напряженности на рынке труда. Кроме того, выросло количество компьютеров на 100 обучающихся в вузах, выросли затраты предприятий на охрану труда (для промышленного Кузбасса – это очень важный показатель), выросла доля социальных выплат в денежных доходах населения, удалось существенно снизить удельный вес тяжких и особо тяжких преступлений в общем объеме преступлений.

Четыре показателя (7 %) в Кемеровской области показали, что результативность социальной политики за исследуемый период даже снизилась.

Динамика еще шести показателей свидетельствует о существенном снижении результативности социальной политики. Так, снизился процент устроенных на работу государственными учреждениями, снижен в целом миграционный прирост, выросла доля рецидивистов в общей численности преступников, выросло число пострадавших от несчастных случаев, в том числе со смертельным исходом. Кроме того, снизились инвестиции на охрану окружающей среды.

Таким образом, можно сказать, что результативность социальной политики за исследуемый период по статистическим данным, характеризующим результативность социальной политики в Кемеровской области, не ознаменовалась значительными успехами. Но отдельные направления выглядят более успешными, чем на уровне РФ.

Один из первых выводов, который можно сделать – это то, что подобный мониторинг очень важен в деятельности государственных органов управления. Необходимо совершенствовать представление статистических данных, расширять перечень показателей, увеличивать количество субъектов, обязанных предоставлять те или иные данные в органы статистики. Пока же данные разрозненны, собираются с отставанием по времени, что затрудняет оперативную работу.

В заключение отметим, что при анализе статистических данных по отдельным сферам социальной политики более успешными в плане результативности оказались на региональном уровне социальная защита и материальное благосостояние, на уровне РФ – социальная защита и социально-трудовые отношения.

Наименее результативными оказались в Кемеровской области такие направления, как социально-трудовые отношения и демографическая политика, а на уровне РФ – образование и демографическая политика.

Как уже было сказано, результаты проведенного исследования могут составить основу мониторинга результатов социальной политики как постоянное наблюдение за каким-либо процессом. Цель наблюдения – выявление соответствия наблюдаемого процесса стандартам, желаемым результатам, первоначальным предположениям [5].

Далее исследование будет направлено на выработку более точных критериев результативности. Это будут критерии, определенные отдельно для каждого показателя методом экспертных оценок. Такая же схема будет использована для анализа статистических данных и рассмотрения результатов социальной политики на муниципальном уровне. Группой исследователей КемГУ разработана и апробирована пока только на муниципальном уровне анкета для оценки результативности социальной политики методом анкетного опроса населения по месту жительства. Предстоит разработка методики интегрирования оценок, полученных с помощью статистических данных и оценок, полученных с помощью анкетного опроса населения.

Публикация подготовлена при поддержке РГНФ (№11-13-42001).

Рецензенты:

Поварич И.П., д.э.н., профессор, заведующий кафедрой менеджмента ФГБОУ ВПО «Кемеровский государственный университет», г. Кемерово;

Морозова Е.А., д.э.н., профессор, декан экономического факультета ФГБОУ ВПО «Кемеровский государственный университет», г. Кемерово.

Работа поступила в редакцию 29.11.2012.