Scientific journal
Fundamental research
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,749

MENTAL NON-PSYCHOTIC DISORDERS IN WOMEN OF REPRODUCTIVE AGE WITH UTERINE MYOMA

Насырова Р.Ф.
During assessment of mental health of women of reproductive age with uterine myoma we have obtained data demonstrating high co-morbidity of mental disturbances with gynecological pathology. It has been revealed that with high level of statistical significance (р < 0,05) female patients with mental non-psychotic disorders predominated (44,29 % (31 women)) and group with pre-nosological manifestations predominated (45,71 % (32)) as compared with cohort of women without mental disturbances (10,00 % (7)). Obtained data substantiates necessity of creation of complex highly effective diagnostic, preventive and therapeutic strategies applied in gynecological patients with pre-illness states and non-psychotic disorders. Keywords: mental non-psychotic disorders, uterine myoma, women of reproductive age

Миома матки является одной из самых распространенных патологий в структуре гинекологических заболеваний у женщин репродуктивного возраста, при этом в настоящее время отмечается значительное «омоложение» данной патологии. Частота ее встречаемости у женщин старше 35 лет, по данным разных авторов, составляет от 25 до 50 %. Развиваясь у женщин репродуктивного возраста, миома матки нарушает их детородную функцию: способно приводить к бесплодию, невынашиванию беременности, перинатальным потерям [3, 6, 9, 10]. Принимая во внимание сложившуюся в последние годы неблагоприятную демографическую ситуацию, рассматриваемое гинекологическое заболевание приобретает высокую социальную значимость [7].

По определению экспертов Всемирной организации здравоохранения репродуктивное здоровье женщины характеризуется состоянием полного физического, психического и социального благополучия, а не только отсутствием болезней, касающихся функций и процессов репродуктивной системы [3]. Сочетание гинекологической и психической патологии ухудшает клинический прогноз каждой из них, а также социальную адаптацию и качество жизни женщин [1, 2]. Данная доброкачественная гормонально зависимая опухоль требует преимущественно радикального подхода к лечению, в связи с чем по поводу миомы матки выполняется до 50-70 % оперативных вмешательств в гинекологических стационарах [3, 6]. Поэтому большое внимание уделяется изучению влияния различных видов хирургических вмешательств на психическое состояние и качество жизни оперированных по поводу миомы матки женщин [8]. Следует отметить, что основной современной терапевтической тактикой при диагностировании неосложненных форм данной нозологии является консервативное медикаментозное лечение [3, 4].

В связи с этим целью исследования явилось изучение психических непсихотических расстройств у женщин репродуктивного возраста с миомой матки, находящихся на диспансерном учете у гинеколога.

Материал и методы исследования

Исследование проводилось в соответствии с требованиями Хельсинкской декларации Всемирной медицинской ассоциации об этических принципах проведения медицинских исследований с участием людей в качестве субъектов (2000 г.). После получения письменного информированного согласия было обследовано 70 женщин с верифицированным диагнозом миома матки - код D25 по Международной классификации болезней 10-го пересмотра (МКБ-10) в возрасте от 21 до 45 лет. Инструментальная диагностика миомы матки осуществлялась с помощью ультразвукового сканирования. Распределение по клинической классификации было следующим: клинически незначимые миомы или миомы малых размеров - 17,14 % (12) женщин; малые множественные миомы матки - 25,71 % (18); миома матки средних размеров - 21,43 % (15); множественная миома матки со средним размером доминантного узла - 35,71 % (25). Из исследования исключались больные с тяжелыми сопутствующими соматическими заболеваниями, а также с коморбидной гинекологической патологией пролиферативного и нейроэндокринного генеза. Обследованные женщины находились на диспансерном учёте в областном центре планирования семьи и репродукции (г. Томск), им не планировались и не проводились хирургические вмешательства по поводу миомы матки.

При изучении социодемографических характеристик выявлено, что возрастное распределение обследованных оказалось неравномерным: 71,43 % (50) обследованных женщин находились в позднем репродуктивном возрасте - от 36 до 45 лет, в репродуктивном (24-35 лет) - 20,00 % (14) и самой малочисленной (8,57 % (6)) оказалась группа больных раннего репродуктивного возраста (18-23 года), при этом средний возраст составил 35,77 ± 1,55 лет. Исследование социальных параметров у обследованных с миомой матки выявило следующие особенности. Уровень образования в целом по группе оказался достаточно высоким: преобладали лица с высшим образованием - 55,72 % (39 женщин), со средним специальным 27,14 % (19), незаконченным высшим - 12,86 % (9) и среднее образование имели 4,28 % (3) обследованных. Подавляющее большинство пациенток занималось активной трудовой деятельностью: превалировали женщины 21,42 % (15), занимающиеся высшим менеджментом, служащие составили 22,86 % (16) и специалисты - 17,14 % (12), не работали 1,43 % (1). Анализ семейного положения у изучаемых больных также показал, что большая часть женщин состояли в официальном браке - 54,28 % (38), в незарегистрированном браке - 14,29 % (10), не замужем было 31,43 % (22) обследованных. Пациентки с нулевым паритетом беременности составили 24,28 % (17) ввиду относительно позднего возникновения данной патологии репродуктивной системы; не имели детей - 38,57 % (27), имели одного ребенка - 15,71 % (11), двух детей - 41,43 % (29), трех и более детей - 4,29 % (3).

В исследовании использовался клинико-психопатологический метод. Обработку данных проводили с помощью стандартных алгоритмов биометрии с использованием пакета программ Statistica (версия 8.0). Различия считались достоверными при уровне значимости р < 0,05.

Результаты и обсуждение

В результате клинико-психопатологического обследования женщин с миомой матки были определены уровни психического здоровья, обозначенные как «без психических нарушений», «донозологические проявления» и «психические непсихотические расстройства». Выявлено, что с высоким уровнем статистической значимости (р < 0,05) преобладали пациентки с психическими непсихотическими расстройствами (44,29 % (31)) и группа с донозологическими проявлениями (45,71 % (32)) по сравнению с когортой женщин без психических нарушений (10,00 % (7)).

Клиническими проявлениями донозологических состояний являются полиморфные кратковременные нарушения невротического уровня, вегетативные и соматические дисфункции, чередующиеся с периодами относительного благополучия. Диагностирование донозологических состояний у обследованных женщин с миомой матки дает основание для выявления группы лиц повышенного риска развития пограничной патологии в психической деятельности, находящихся между «здоровьем и болезнью» и нуждающихся в контрольных наблюдениях и периодических осмотрах. В группе пациенток, имеющих донозологические проявления, встречались как психоадаптационные, так и психодезадаптационные состояния [5].

Психоадаптационные состояния (ПАС) оценивались как относительно стабильные образования, соответствующие «предпатологии» при сохранности компенсаторных способностей. Клинически отдельные варианты ПАС характеризовались теми же проявлениями, что и ПДАС, но в более изолированном, нестойком и редуцированном виде («микросимптомы») и регистрировались у 21,43 % (15) обследованных. Психодезадаптационные состояния (ПДАС) определялись как относительно стабильные симптомокомплексы, соответствующие регистру пограничных расстройств, формирующихся в течение длительного периода (около 6 месяцев и более) в виде четырех вариантов - астенического, дистимического, психовегетативного и дисмнестического. Для первого варианта облигатным проявлением являлся симптомокомплекс физической или психической слабости, второго - аффективных нарушений, третьего - вегетативных дисфункций, четвертого - изменений в сфере внимания и памяти. ПДАС выявлялись в актуальном состоянии у 24,29 % (17) пациенток.

Астенический вариант ПАС-ПДАС в актуальном состоянии был зарегистрирован у 24,29 % (17) обследованных. Данная форма экстранозологического уровня была представлена двумя подтипами: с преобладанием физической слабости и с преобладанием психической слабости. Первый вариант определялся у 12,86 % (9) женщин и характеризовался превалированием пониженного физического тонуса после привычного вида деятельности и нарушением сна. Если при данном варианте ПАС, выявляемом у 4,29 % (3) пациенток с миомой матки, чувство физического недомогания возникало на короткий срок и быстро редуцировалось, то выраженная слабость в рамках ПДАС, которая была диагностирована у 8,57 % (6), требовала пролонгированного периода восстановления сил и характеризовалась присоединением непродолжительных вегетативных дисфункций и гипотимных реакций. Показатель выявляемости астенического ПАС с психической слабостью, характеризующегося преходящими, кратковременными ухудшениями интеллектуальной продуктивности, оказался на уровне 7,14 % (у 5 пациенток). Обследованные отмечали снижение памяти, способности к концентрации и адекватному переключению внимания. Частота данного варианта ПДАС, отличающегося укорочением «светлых» промежутков, составила 4,29 % (3). Данные женщины также предъявляли жалобы на головокружение, изменение продолжительности сна, затрудненное пробуждение, раздражительность, неустойчивость настроения, метеочувствительность. Дистимический вариант на этапе ПАС, выявляемый у 5,71 % (4) женщин, характеризовался психоэмоциональными сдвигами в виде чувства внутренней напряженности, беспокойства, переживания дискомфорта и неудовлетворенности, неопределенной тревоги, предчувствия неприятности. У 1,43 % (1) обследованных выявлено ПДАС с преобладанием кратковременной эмоциональной неустойчивости, субъективно оцениваемой как «несвойственные ранее», в текущем состоянии регистрировались раздражительность с повышенной истощаемостью, чувство беспокойства и переживания психического дискомфорта, легкое возникновение дисфорических вспышек с недовольством и озлобленностью. Психовегетативный вариант ПАС был диагностирован у 4,29 % (3) пациенток на основании наличия у них фрагментарных вегетативных нарушений. Дезадаптационный уровень, проявляющийся вегетативным дисбалансом в нескольких системах организма с эмоциональными отклонениями в виде гипотимических и тревожно-фобических реакций, зарегистрирован у 10,00 % (7) обследованного контингента.

В соответствии с диагностическими критериями МКБ-10 диагностированные психические расстройства включали четыре кластера: аффективные, преимущественно депрессивного спектра (F3) выявлены у 7,14 % (5); невротические, связанные со стрессом, и соматоформные расстройства (F4) - у 30,00 % (21) обследованных женщин; поведенческие синдромы, связанные с физиологическими нарушениями и физическими факторами (F5) - у 4,29 % (3) и расстройства личности и поведения в зрелом возрасте (F6) - у 2,86 % (2).

Распределение по нозологиям внутри каждого регистра было следующим. В группу с аффективными расстройствами вошли пациенты с депрессивным эпизодом легкой степени (F32.0; 4,29 % (3)), депрессивным эпизодом средней степени (F32.1; 1,43 % (1)) и рекуррентным аффективным расстройством (текущий эпизод легкой степени) (F33.0; 1,43 % (1)). Полученные в ходе исследования данные свидетельствуют о высокой распространенности психических нарушений кластера «Невротические, связанные со стрессом и соматоформные расстройства» (F4) среди женщин с миомой матки. Изучение структуры психических нарушений данного регистра продемонстрировало, что психические нарушения у 7,14 % (5) обследованных соответствовали диагностическим критериям неврастении (F48.0) из секции «Других невротических расстройств» (F48); у 7,14 % (5) - рубрике «Реакция на тяжелый стресс и расстройства адаптации» (F43). Психические нарушения из рубрики фобических тревожных расстройств (F40) были зарегистрированы у 2,86 % (2); актуальное психическое состояние 4,29 %  (3) женщин соответствовало рубрике F41 «Другие тревожные расстройства»; 5,71 % (4) обследованных пациенток имели соматизированные расстройства (F45). Психические нарушения, соответствующие диагностическим критериям обсессивно-компульсивного (F42) и диссоциативного (F44) расстройства, выявлены у 2,86 % (2) больных. Из секции поведенческих синдромов, связанных с физиологическими нарушениями и физическими факторами (F5), выявлялись 2,85 % (2) случаев атипичной нервной анорексии (F50.1) и в 1,43 % (1) - диспареуния неорганического происхождения (F52.6). Психические нарушения кластера расстройства личности и поведения в зрелом возрасте (F6) были представлены у обследованных истерическим (F60.4; 1,43 % (1)) и тревожным (F60.6; 1,43 % (1)) вариантами.

При синдромальной оценке статуса установлено, что у пациенток с миомой матки преобладали тревожный и депрессивный синдромы (38,57 % (27) и 35,71 % (25) соответственно), отличительными особенностями которых у обследованных женщин являлись переживания по поводу результатов очередного ультразвукового обследования диагностирования количества и размеров миоматозных узлов, эффективности проводимого лечения, предчувствие проблем при возможном неблагоприятном исходе гинекологического недуга, пессимистической оценкой прогноза развития репродуктивной патологии.

Далее по частоте следовали астенический и ипохондрический синдромы (20,00 % (14) и 17,14 % (12) соответственно). Последний характеризовался постоянной фиксацией на незначительных симптомах имеющегося гинекологического заболевания, также отмечалось стремление к ограничению любых факторов, которые, по мнению женщины, могли неблагоприятно отразиться на состоянии половой системы, а также вызвать осложнения репродуктивной патологии. Данная категория больных придерживалась различных диет, минимизировала производственные и бытовые нагрузки, тщательно выполняла рекомендации врача-гинеколога, с особой пунктуальностью относилась ко времени приема медикаментов, пыталась «усовершенствовать» лечебный процесс, настоятельно требовала проведения дополнительных обследований. При дальнейшем проведении корреляционного анализа с применением коэффициента Спирмана установлено, что ипохондрические проявления были значимо сопряжены с принадлежностью пациенток к определенной возрастной категории (R = 0,273; p < 0,05). Фобический синдром выявлялся у 5,71 % (4) обследованных, которые испытывали навязчивые страхи перерождения опухоли в злокачественную, неуспешности терапии, страх ожидания необходимости удаления репродуктивного органа, потери фертильности, женственности и возникновения семейных проблем из-за имеющегося гинекологического заболевания. Истерический синдром диагностирован у 8,57 % (6) женщин и проявлялся в требовании поддержки и внимания со стороны близких, «понимании тяжести состояния» больной, сочувствии, демонстративным и аффективно окрашенных требованиях по отношению к близкому окружению «жалости» и «сострадания», в раздражительности и плаксивости. Деперсонализационно-дереализационный и обсессивный синдромы выявлялись у 6,25 % (5) и 4,29 % (3) пациенток соответственно.

Заключение. Высокая коморбидность донозологических проявлений и психических непсихотических расстройств при миоме матки у женщин репродуктивного возраста оказывает несомненное негативное влияние на течение и прогноз болезни, существенно ухудшает эффективность гинекологических лечебных мероприятий. Полученные данные обосновывают необходимость создания комплексных высокоэффективных диагностических, профилактических и терапевтических стратегий, применяемых у гинекологических больных с доболезненными состояниями и психическими непсихотическими расстройствами в психиатрической и гинекологической практике.

Исследование выполнено в рамках Гранта Президента Российской Федерации для государственной поддержки молодых российских ученых (№ гранта МК-3743.2008.7).

Список литературы

  1. Междисциплинарный подход к реабилитации женщин с гинекологическими заболеваниями, ассоциированными с непсихотическими психическими расстройствами / Р.Ф. Насырова, Л.С. Сотникова, И.Е. Куприянова, В.А. Семке // Сибирский вестник психиатрии и наркологии. - 2010. - №6. - С. 57-61.
  2. Менделевич Д.М., Менделевич В.Д. Гинекологическая психиатрия (современные аспекты проблемы) // Неврологический вестник. - 1993. - № 25 (1/2). - C. 104-108.
  3. Национальное руководство. Гинекология / под ред. В.И. Кулакова, И.Б. Манухина, Г.М. Савельевой. - М.:ГОЭТАР-Медиа. - 2007. - 1063 с.
  4. Самойлова Т.Е. Миома матки. Обоснование неоперативного лечения (обзор литературы) // Проблемы репродукции. - 2003. - № 9(4). - С. 32-36.
  5. Семке В.Я. Превентивная психиатрия. - Томск: Изд-во Томского университета, 1999. - 404 с.
  6. Тихомиров А.Л., Лубнин Д.М. Миома матки. - М.: МИА, 2006. - 174 с.
  7. Улумбекова Г.Э. Демография и показатели здоровья населения России // Российский психиатрический журнал. - 2010. - № 2. - C. 28‒35.
  8. The psychosocial outcomes of total and subtotal hysterectomy: A randomized controlled trial / N. Flory, F. Bissonnette, R.T. Amsel, Y.M. Binik // J. Sex. Med. - 2006. - №3. - P. 483-491.
  9. Laughlin S.K., Schroeder J.C., Baird D.D. New directions in the epidemiology of uterine fibroids // Semin. Reprod. Med. - 2010. - № 28 (3). - P. 204-217.
  10. Olive D.L., Pritts E.A. Fibroids and reproduction // Semin. Reprod. Med. - 2010. - № 28(3). - P. 218-227.

Рецензенты:

Иванова Т.И., д.м.н., доцент кафедры психиатрии, наркологии, психотерапии и клинической психологии ГОУ ВПО «Омская государственная медицинская академия», Омск;

Елисеев А.В., д.м.н., профессор кафедры психиатрии, наркологии и психотерапии ГОУ ВПО «Сибирский государственный медицинский университет Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию», Томск.