Scientific journal
Fundamental research
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,087

ELABORATION AND COMMERCIALIZATION OF TECHNOLOGIES IN RUSSIA INSTITUTIONAL PROBLEMS (BY THE EXAMPLE OF NANOINDUSTRY)

Lavrentyeva A.V. 1
1 Volgograd State University
В данной статье проведен анализ, обозначена логика и особенности институционального развития наноиндустрии России. Показаны приоритеты институциональной политики государства в инновационном секторе. Выявлена динамика финансирования организаций, осуществляющих исследования и разработки и численность персонала в данных организациях в Российской Федерации за период с 1995 по 2013 г. Обозначена тенденция сокращения количества организаций, осуществлявших НИОКР, и занятых в научно-технологической сфере. Отражена динамика институционализации наноиндустрии и динамика основных индикаторов развития наноиндустрии РФ в период с 2008 по 2013 г., а также выявлены институциональные аномалии наноиндустрии РФ. Представлен обзор основных институциональных проблем, возникающих в процессе разработки и коммерциализации высоких технологий, и предложены пути их устранения.
The logics and peculiarities of nanoindustry in Russia and its development analysis, are reflected in the article. Priorities of public institutional policy in the innovation sector are given. The financing dynamics of organizations, carrying out research and development and organizations’ these personnel dynamics in different over 1995–2013 are determined. The reduction trend in the number of organizations, fulfilling R&D and the reduction of employees, working in this sector is represented in the article. The nanoindustry’s institutionalization dynamics Russia’s main development indicators dynamics over the 2008–2013 and Russia’s nanoindustrial insitutionare also reflected in the current research. The authors suggest an overview of the main institutional problems, which arise while elaborating and commercializing the technologies and give possible solutions
nanoindustry
public economic policy
new technologies
program-oriented development
institutional problems
1. Glazev S.O strategii modernizacii i razvitija jekonomiki Rossii v uslovijah globalnoj depressii // Sergej Glazev : ofic. sajt. URL: http://www.glazev.ru/econom_polit/269/.
2. Grazhdankin A.I., Kara-Murza S.G. Belaja kniga Rossii. Stroitelstvo, perestrojka i reformy: 1950–2013 gg. M.: Nauchnyj jekspert, 2015. 728 s. рр. 261–264.
3. Kommercializacija rezultatov nauchno-tehnicheskoj dejatelnosti: evropejskij opyt, vozmozhnye uroki dlja Rossii. M.: CIPRAN RAN, 2006. 264 s. рр. 22–26.
4. Polterovich V.M. Kuda idti: dvadcat chetyre tezisa // Jekonomicheskaja nauka sovremennoj Rossii. 2014. no. 3. рр. 7–16.
5. Portal «Rossijskaja nacionalnaja nanotehnologicheskaja set». URL: http://www.rusnanonet.ru/nns.
6. Prezidentskaja iniciativa «Strategija razvitija nanoindustrii»: (Poruchenie Prezidenta RF ot 24.04 2007 g. no. Pr-688). M., 2007. 8 р. рр. 5–6.
7. Rossijskij statisticheskij ezhegodnik, 2011. URL: http://www.gks.ru/bgd/ regl/b11_13/Main.htm.
8. Rossijskij statisticheskij ezhegodnik, 2014. URL: http://www.gks.ru/bgd/ regl/b14_13/Main.htm.
9. Strategija innovacionnogo razvitija Rossijskoj Federacii na period do 2020 g. / Ministerstvo jekonomicheskogo razvitija Rossijskoj Federacii. URL: http://www.economy.gov.ru/minec/activity/sections/innovations/doc2012 0210_04.
10. Ukaz Prezidenta RF ot 07.07.2011 no. 899 «Ob utverzhdenii prioritetnyh napravlenij razvitija nauki, tehnologij i tehniki v rossijskoj federacii i perechnja kriticheskih tehnologij Rossijskoj Federacii». URL: http://graph.document.kremlin.ru/ page.aspx?1;1563800.
11. Federalnyj zakon Rossijskoj Federacii ot 19 ijulja 2007 g. no. 139-FZ «O Rossijskoj korporacii nanotehnologij». URL: http://www.rg.ru/ 2007/07/25/nano-korporacia-dok.html.
12. Federalnyj zakon Rossijskoj Federacii ot 20 ijulja 2011 g. no. 249-FZ «O vnesenii izmenenij v Federalnyj zakon «O nauke i gosudarstvennoj nauchno-tehnicheskoj politike» i statju 251 chasti vtoroj Nalogovogo kodeksa Rossijskoj Federacii v chasti utochnenija pravovogo statusa fondov podderzhki nauchnoj, nauchno-tehnicheskoj i innovacionnoj dejatelnosti». URL: http://www.rg.ru/2011/07/26/nauka-nalog-dok.html.

Инновационный вектор развития оказывает все большее влияние на экономический рост, благосостояние и конкурентоспособность страны. Для ликвидации технологического отставания от развитых стран в России объявлен курс на модернизацию и технологическое развитие, которое невозможно без формирования соответствующих рыночных инструментов. В связи с этим особо актуальными становятся вопросы разработки и коммерциализации технологий.

Создание новых технологий – результат длительного процесса исследований и разработок, включая фундаментальные и прикладные исследования, опытно-конструкторские работы, последующую коммерциализацию технологий. Инновации – это сложный процесс, вовлекающий большое количество разных участников и стейкхолдеров. Чтобы инновационная политика была успешной, необходимо собрать всех участников и стейкхолдеров вместе и предоставить им возможность влияния на нее в полном объеме [3, с. 22]. Наибольшего прогресса добиваются те страны, где этим вопросам уделяется первостепенное значение. Институционализация нанотехнологий в России происходит согласно общей многоэтапной логике этого процесса, но имеет явно выраженную особенность, связанную с догоняющим характером развития наноиндустрии по сравнению с большинством стран мира, развивающих или еще создающих инновационную экономику.

Предпосылки и импульсы развития наноиндустрии сформировались в условиях многочисленных общесистемных институциональных аномалий, заложенных в ходе либерально-рыночных реформ. Прежде всего, произошло резкое сужение монетарного диапазона (финансовой базы) научно-исследовательских институтов и подразделений (табл. 1).

Таблица 1

Финансирование исследований и разработок в РФ (1995?2013 гг.)

Показатели

1995

2000

2005

2010

2011

2012

2013

Расходы федерального бюджета, %

к расходам федерального бюджета

0,31

1,69

2,19

2,35

2,87

2,76

3,19

к валовому внутреннему продукту

1,60

0,24

0,36

0,51

0,56

0,57

0,64

Внутренние затраты на исследования и разработки, %

к валовому внутреннему продукту

0,85

1,05

1,07

1,13

1,09

1,12

1,12

Источник. Сост. авт. по: Российский статистический ежегодник, 2014. С. 488–489; Российский статистический ежегодник, 2011. С. 556; Российский статистический ежегодник, 2003. С. 531.

Таблица 2

Динамика организаций, осуществляющих исследования и разработки, в РФ (1995–2013 гг.)

Показатели

1995

2000

2005

2010

2011

2012

2013

Общее число организаций

4059

4099

3566

3492

3682

3566

3605

в том числе:

             

научно-исследовательские организации

2284

2686

2115

1840

1782

1725

1719

конструкторские бюро

548

318

489

362

364

340

331

проектные и проектно-изыскательские организации

207

85

61

36

38

33

33

опытные заводы

23

33

30

47

49

60

53

образовательные учреждения ВПО

395

390

406

517

581

560

671

научно-исследовательские, проектноконструкторские подразделения в организациях

325

284

231

238

280

274

266

Источник. Сост. авт. по: Российский статистический ежегодник, 2014. С. 481; Российский статистический ежегодник, 2011. С. 545.

Бюджетные расходы на НИР и НИОКР сократились с 2,43 % ВВП в 1992 г. до 0,24 % в 2000 г. и постепенно повышались, достигнув в 2013 г. 0,64 % ВВП. Внутренние затраты компаний на исследования и разработки начиная с 2000 г. (на фоне благоприятной внешнеэкономической ситуации, в частности стабильного роста цен на нефть) росли довольно медленно. Не случайно в 2012 г. Россия занимала в рейтинге стран мира по совокупным (государственным и частным) расходам на НИОКР лишь 32-е место (1,16 % ВВП), уступая многим развивающимся странам.

В постсоветский период наблюдалась явно выраженная тенденция сокращения количества организаций, осуществлявших НИОКР, и занятых в научно-технологической сфере (табл. 2).

Общее число организаций, выполняющих научные исследования и разработки, сократилось в 1995–2013 гг. на 11,2 %, однако столь небольшой спад не должен вводить в заблуждение, поскольку он вызван ростом числа вузов, прежде всего в частном секторе (на 69,9 %). При этом количество конструкторских бюро сократилось на 39,6 %, научно-исследовательских институтов – на 24,7 %, проектных и проектно-изыскательских институтов – на 84,1 % (более чем в 6 раз). При этом «в ходе приватизации отраслевых НИИ, КБ и НПО многие из них утратили свою опытную базу... С исчезновением организаций, занятых внедрением результата разработок в производство, завершился демонтаж существовавшей ранее инновационной системы страны (и в прошлом недостаточно сильной)» [2, с. 264]. Результатом стала комплексная дисфункция институционального механизма взаимосвязи науки и производства, которая стала тормозящим фактором формирования институтов и механизмов коммерциализации инноваций. Кроме того, с середины 1990-х гг. численность научных работников уменьшилась на 31,5 %, в том числе количество исследователей – на 28,9 % (табл. 3), стабилизировавшись на уровне показателей СССР 1960-х гг. [2, с. 261].

Таблица 3

Динамика численности персонала в области исследований и разработок в РФ (1995–2013 гг.), чел.

Показатели

1995

2000

2005

2010

2012

2013

Общая численность персонала

1061044

887729

813207

736540

726318

727029

в том числе:

           

исследователи

518690

425954

391121

368915

372620

369015

техники

101371

75184

65982

59276

58905

61401

вспомогательный персонал

274925

240506

215555

183713

175790

175365

прочий персонал

166058

146085

140549

124636

119003

121248

Источник. Сост. авт. по: Российский статистический ежегодник, 2014. С. 482; Российский статистический ежегодник, 2011. С. 547.

Целенаправленные попытки придать импульс инновационному развитию экономики России предпринимаются с начала 2000-х гг. В середине 2000 г. была представлена концепция социально-экономического развития РФ на период до 2010 г., подготовленная Центром стратегических разработок и получившая неофициальное название «Стратегия-2010». Один из ее ключевых разделов был посвящен инновационному развитию как необходимому условию модернизации экономики. Однако на фоне роста мировых цен на энергоносители и быстрого подъема российской экономики данная задача была отодвинута на периферию государственного внимания.

Вместе с тем в 2002 и 2006 гг. были изданы указы Президента РФ «Об утверждении приоритетных направлений развития науки, технологий и техники в Российской Федерации и перечня критических технологий Российской Федерации», определивших ориентиры и приоритеты технологического развития. В конце второго срока президентства В. Путина была издана президентская инициатива «Стратегия развития наноиндустрии» (2007 г.), в которой констатировался революционный характер нанотехнологий, ведущий к формированию наномира, ставились задачи развития наноиндустрии, среди которых фигурировала ликвидация избыточных институциональных, правовых и экономических барьеров развития рынков нанопродукции и наноуслуг, а также определялся комплекс институтов развития наноиндустрии [6, с. 5–6]. В 2007–2008 гг. были приняты федеральная целевая программа «Развитие инфраструктуры наноиндустрии в Российской Федерации на 2008–2011 годы» и Программа развития наноиндустрии в Российской Федерации до 2015 г., а с 2010 г. согласно постановлению Правительства РФ началось формирование национальной нанотехнологической сети.

В 2009 г. Президентом РФ Д. Медведевым была утверждена Концепция социально-экономического развития РФ на период до 2020 г., основанная на концепции человеческого развития. В данном стратегическом документе были установлены новые целевые ориентиры модернизации и поэтапного перехода к инновационному типу экономического развития. В 2011 г. был подписан федеральный закон № 254-ФЗ «о внесении изменений в закон № 127-ФЗ «О науке и государственной научно-технической политике» от 23.08.1996 г.» В текст закона были внесены существенные дополнения, связанные с определением ключевых терминов, относящихся к инновационной деятельности, а также глава IV п. 1 «Государственная поддержка инновационной деятельности», в которой фиксировались основные цели и принципы такой поддержки, субъекты и формы ее предоставления, порядок оценки эффективности и перечень критических технологий. Было установлено 8 таких технологий: безопасность и противодействие терроризму; индустрия наносистем; информационно-телекоммуникационные системы; науки о жизни; перспективные виды вооружения, военной и специальной техники; рациональное природопользование; транспортные и космические системы; энергоэффективность, энергосбережение, ядерная энергетика [10]. Однако ранг (уровень) приоритетности данных технологий и соответствующих направлений научно-технического развития определен не был, что до сих пор создает определенные сложности при распределении ограниченных бюджетных ресурсов.

С начала 1990-х гг. в РФ функционировали Российский фонд фундаментальных исследований и Фонд Бортника, финансировавшие соответственно фундаментальные разработки и наукоемкие стартапы. В конце 1990-х гг. появились первые частные венчурные фонды, которые в 1997 г. объединились в Российскую ассоциацию венчурного инвестирования. В 2006–2007 гг. были учреждены Российская венчурная компания и Внешэкономбанк, функции которых были связаны с финансовой поддержкой крупных инновационных проектов. В 2007 г. был создан основной институт развития наноиндустрии – Российская корпорация нанотехнологий, которая была учреждена Федеральным законом от 19.07.2007 г. № 139-ФЗ [11], и Правительство РФ внесло имущественный взнос в размере 130 млрд руб. для обеспечения ее деятельности.

Федеральным законом «О науке и государственной научно-технической политике» в редакции 2011 г. предусмотрены различные формы поддержки научной, научно-технической и инновационной деятельности, в том числе финансовой (специальные фонды, субсидии, гранты, кредиты и т.д.). В Налоговый кодекс РФ были внесены изменения, согласно которым с 2012 г. фирмы получили возможность резервировать 3 % суммы подоходного налога на цели проведения НИОКР [12]. Вместе с тем, по мнению С. Глазьева, формирование в России нового технологического уклада невозможно без трехкратного увеличения расходов на науку и инновации, что, в свою очередь, предполагает радикальное повышение нормы накопления в экономике [1]. В 2011 г. Минэкономразвития РФ представило новый проект стратегии инновационного развития под названием «Инновационная Россия – 2020» [9], согласно которому предполагалось увеличение доли инновационной продукции в общем объеме промышленного производства до 25–35 % с примерно 5 % в 2010 г. Однако реалистичность поставленной цели вызывает обоснованные сомнения.

Трудно признать, что предпринимаемые федеральными властями меры, направленные на стимулирование инновационного предпринимательства и коммерциализации инноваций, не приносят значимых результатов. Так, по данным В. Полтеровича, к 2014 г. в России функционировало более 70 технопарков, свыше 120 бизнес-инкубаторов, более 100 центров трансфера технологий, более 10 особых экономических зон [4, с. 7–16]. По состоянию на начало 2015 г. в структуру национальной нанотехнологической сети входили 13 нанотехнологических центров, 87 научно-исследовательских центров, 141 центр коллективного пользования и научно-образовательный центр, 258 научно-производственных предприятий, 11 инвестиционных фондов и венчурных компаний, 80 проектных компаний ОАО «РОСНАНО» [5]. Наблюдается и положительная динамика основных индикаторов развития наноиндустрии РФ (табл. 4), однако, очевидно, что этот процесс происходит со значительным торможением и институциональными искажениями.

Наноиндустрия РФ испытывает негативное влияние эффекта path dependence в связи с догоняющим характером своего развития: если в США Национальная нанотехнологическая инициатива была принята в 1999 г., а в Евросоюзе, Японии и многих других странах аналогичные стратегические акты были утверждены в начале 2000-х гг., то в России президентская инициатива «Стратегия развития наноиндустрии» появилась лишь в 2007 г. В результате институционализация отечественной наноиндустрии проходит в ускоренном режиме, что обусловливает высокую концентрацию, взаимное наложение и усиление институциональных аномалий. Так, создание инфраструктурных институтов и институтов развития в сжатом периоде 2007–2011 гг. привело к их функциональному дублированию, гипогенезии (недоразвитию) и искаженным формам реализации на практике (рисунок).

Таблица 4

Динамика основных параметров наноиндустрии РФ (2008–2013 гг.)

Показатели

2008

2009

2010

2012

2013

Число организаций, выполнявших исследования и разработки, связанные с нанотехнологиями, ед.

463

465

480

489

486

Численность исследователей, выполнявших исследования и разработки, связанные с нанотехнологиями, чел.

14873

14500

17928

19865

17893

Внутренние затраты на исследования и разработки, связанные с нанотехнологиями, млн руб.

11026,2

15113,1

21283,7

26360,2

21808,1

Источник. Сост. авт. по: Российский статистический ежегодник, 2014. С. 481; Российский статистический ежегодник, 2011. С. 547.

pic_65.tif

Динамика институционализации наноиндустрии в РФ. Условные обозначения: ПНРНТТ – Приоритетные направления развития науки, технологий и техники в РФ; ПКТ – Перечень критических технологий РФ; РВК – Российская венчурная компания; ВЭБ – Внешэкономбанк; ФЦП – федеральная целевая программа «Развитие инфраструктуры наноиндустрии в Российской Федерации на 2008–2011 годы»; Программа НИ – Программа развития наноиндустрии в РФ до 2015 г.; ПП ННС – Постановление Правительства РФ «О национальной нанотехнологической сети» от 23.04.2010 г. № 282; ТП – технологические платформы

Приоритеты институциональной политики государства в инновационном секторе быстро и противоречиво меняются: с региональных кластеров (2007 г.) акцент был перенесен на технологические платформы (2011 г.), в настоящее время уже рассматривается проект внедрения технологических инновационных платформ (аналога европейских ETIPs). При этом игнорируются как отсутствие объективной готовности хозяйствующих субъектов к использованию этих трансплантированных институтов, так и сжатый период, отводимый на их адаптацию, что приводит к атрофии и функциональному «перерождению».

Инициатива государства по созданию эффективной системы коммерциализации требует действенных механизмов стимулирования, эффективного использования интеллектуальной собственности и эксплуатации ее бизнесом.

Статья подготовлена при поддержке РГНФ. Грант № 14-12-34009 а(р).