Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,674

ФИНАНСОВАЯ СВЕРХКОНЦЕНТРАЦИЯ И ЕЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ

Еремин В.В. 1 Побываев С.А. 1 Лапенкова Н.В. 1
1 Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации
Статья посвящена выявлению основных финансовых факторов, негативно влияющих на экономическую безопасность Российской Федерации, что актуально в сложных современных экономических условиях, отягченных санкционным давлением на Россию. Целью работы является характеристика основных направлений концентрации финансов в экономике Российской Федерации и определение аспектов негативного влияния этой концентрации на экономическую безопасность России. В результате исследований определена связь социального направления сверхконцентрации финансов в экономике России с масштабным оттоком капитала из страны, высокой импортозависимостью отраслей российской экономики и низкой производительностью труда. Выявлена региональная, в частности – инвестиционная, банковская и налоговая сверхконцентрация финансов. А также – негативное влияние этих направлений сверхконцентрации на стимулы и возможности развития российских регионов. Сделаны выводы о том, что в определенных случаях финансовая сверхконценрация необходима, в особенности в масштабах государств – между странами. Но в ее региональном и социальном аспекте внутри страны она не должна быть чрезмерной, так как в таком случае из инструмента развития сверхконцентрация финансов превращается в генератор рисков для экономической безопасности Российской Федерации. Статья подготовлена по результатам исследований, выполненных за счет бюджетных средств по государственному заданию Финансовому университету при Правительстве Российской Федерации.
экономическая безопасность
национальная безопасность
региональные финансы
экономика регионов
концентрация финансов
1. Глазьев С.Ю. Стратегия опережающего развития России в условиях глобального кризиса. М.: Экономика, 2010. 255 с.
2. Аганбегян А.Г. О неотложных мерах по возобновлению социально-экономического роста // Проблемы прогнозирования. 2019. № 1 (172). C. 3–15.
3. Мюллерсон А.А., Белякова Г.Я., Дулесов А.Н., Фаскевич Н.В. Перспективы цифровизации промышленного производства // Московский экономический журнал. 2020. № 6. С. 27. DOI: 10.24411/2413-046X-2020-10460.
4. Теняков И.М., Хубиев К.А., Эпштейн Д.Б., Заздравных А.В. Альтернативы стагнации российской экономики: новый геополитэкономический контекст // Terra Economicus. 2022. Т. 20. № 2. С. 40-58. DOI: 10.18522/2073-6606-2022-20-2-40-58.
5. Клейнер Г.Б., Рыбачук М.А. Системная сбалансированность экономики России. Региональный разрез // Экономика региона. 2019. Т. 15. № 2. С. 309-323. DOI: 10.17059/2019-2-1.
6. Еремин В.В. Самоподобная экономика: эффект мультипликатора. 2-е изд. М.: Дашков и К, 2023. 168 с.
7. Маркс К., Энгельс Ф. Отчужденный труд. Экономическо-философские рукописи 1844 года. Соч. 2-е изд. М.: Госполитиздат, 1957. Т. 42. С. 86–99.
8. Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности / пер. с англ. М. Телятникова, Т.В. Панфилова. М.: АСТ, 2004. 635 с.
9. The Wealth Report 2020. Knight Frank. The global perspective on prime property & investment. 2020. 14th edition. 57 p.
10. Доклад о неравенстве в мире / Под ред. Шансель Л. Paris: Paris School of Economics. World inequality lab., 2022. 15 c.
11. Березнев С.В., Кульпина Е.Е. Импортозамещение как ключевой фактор укрепления суверенитета и экономической безопасности современной России // Научные труды ВЭО России. 2022. Т. 237. C. 58-80. DOI: 10.38197/2072-2060-2022-237-5-58-80.
12. Мезоэкономика России: стратегия разбега / Под ред. ч.-к. РАН Г.Б. Клейнера. М.: Научная библиотека, 2022. 808 с.
13. Зубаревич Н. Доходы бюджетов регионов РФ за 2012 год выросли всего на 5 процентов // Российская газета. [Электронный ресурс]. URL: https://rg.ru/2013/07/23/dohodi.html (дата обращения: 13.02.2023).
14. Дьяченко О., Комаров С. Запас прочности // Национальный банковский журнал. 2022. №12 (216). C. 6-11.
15. Hopkins T.K., Wallerstein I.M. World-Systems Analysis: Theory and Methodology. NY: SAGE Publications, Inc. 1982. 199 p.

О необходимости изменения структуры российской экономики в пользу увеличения доли наукоемкого промышленного производства отечественные ученые и эксперты говорят достаточно давно. Как до санкций 2014 г. [1], так и после их введения [2]. Делая акцент на необходимости развития страны с учетом аспектов цифровой трансформации современной экономики [3]. Масштабные санкции 2022 г. обострили эту дискуссию как в теоретическом, так и в практическом ее аспектах, поставив во главу угла задачу обеспечения экономической безопасности России через структурную модернизации российской экономики [4].

Успешное и эффективное решение этой задачи, равно как и подчиненной ей задачи структурной модернизации экономики России, возможно при условии функционирования системы стратегического планирования, основанной на принципах системного подхода, обеспечивающего не только преемственность стратегических планов, но и сбалансированное развитие регионов и отраслей российской экономики [5]. Именно сбалансированность развития экономики России позволит сформировать на регионально-отраслевой карте страны точки роста, распространяющие этот рост на соседние и отдаленные регионы и отрасли за счет цепочек взаимодействия мультипликатора автономных расходов и акселератора инвестиций [6]. Сбалансированность развития разных регионов страны позволит снизить существующий разрыв в уровне жизни их жителей, что позволит противодействовать проблеме перетока населения регионов России в столичные мегаполисы.

Сбалансированность регионального развития невозможна без сбалансированности региональных финансов, которая позволит регионам в большей степени опираться на собственные силы в решении задач экономического развития и финансово заинтересует эти регионы в их развитии. Для этого необходима определенная декомпозиция финансовых ресурсов России как в сфере географического, так и в сфере социального аспекта экономики страны. Проведем анализ существующей ситуации в этих сферах.

Финансовая сверхконцентрация – социальный аспект

Социальный аспект финансовой сверхконцентрации ярко иллюстрирует рисунок 1, из которого видно, что 1% населения России владеет 48% национальных богатств страны.

Фактически, это реализация сформированной К. Марксом [7] и развитой Э. Фроммом [8] теории отчуждения работников от результатов своего труда, которое дестимулирует их выполнять свои обязанности качественно и ответственно, являясь социальной причиной низкой производительности труда в России. Возникает замкнутый круг. Низкие доходы людей не стимулируют рост производительности их труда, тогда как низкая производительность труда не позволяет этим людям создавать продукт, достойный высокой заработной платы. Усугубляет ситуацию отставание России от развитых стран по показателям фондовооруженности, также снижающее производительность труда в российской экономике.

Тем не менее, в экономиках развитых стран доход работников, не занятых наукоемким, высокопроизводительным трудом в сфере промышленности (например, сфера слуг) также значительно выше дохода аналогичных работников в российской экономике. Тогда как по итогам 2020 г. Россия вошла в топ-5 мирового рейтинга по числу миллиардеров [9].

missing image file

Рис. 1. Доля национальных богатств, принадлежащая 1% населения Источник [10]

missing image file

Рис. 2. Отток капитала из России Источник: данные Центрального банка Российской Федерации

Именно социальный аспект российской финансовой сверхконцентрации становится одной из причин масштабного оттока средств за границу России (рисунок 2).

Отток можно определить как избыток средств для их владельцев, не нужный им для осуществления деятельности и жизни на территории Российской Федерации. Масштабы этого оттока – следствие сверхконцентрации финансовых ресурсов страны в руках небольшого процента ее населения. В некотором смысле отток средств основан на определенной зыбкости прав на крупные объекты собственности, полученных в результате приватизации 90-х годов. В совокупности это приводит к тому, что финансовый ресурс развития российской экономики в масштабных объемах изымается и направляется за границу страны на протяжении десятилетий. Результат – значительная зависимость российской экономики от импортных технологий, материалов и оборудования (таблица 1).

Средний уровень самообеспечения по 947 товарным шифрам отечественной продукции, показанным в таблице 1, составил всего 25%. Только пять из всех анализируемых отраслей достигли уровня обеспеченности продукцией отечественного производства, превышающего 40%. Для 19 отраслей из всех, рассмотренных в таблице 1, уровень импортозависимости превышает 80%. Наиболее сложной является ситуация в гражданском авиастроении, фармацевтической промышленности, радиоэлектронной промышленности, обращении с отходами и сельскохозяйственном машиностроении.

В конце 2020 г. была практически полностью изношена треть всего оборудования и машин коммерческих организаций России (на конец 2008 г. – 20,9%). В обрабатывающей промышленности в конце 2020 г. полностью изношены 27,3% машин и оборудования (17,8% в конце 2008 г.). При этом общая степень износа машин и оборудования в российской обрабатывающей промышленности на конце 2020 г. составила 51,9% (на конец 2008 г. – 41%). Средний возраст машин и оборудования в обрабатывающей промышленности вырос с 9,7 года в конце 2008 г. до 12,4 года в конце 2020 г. – еще до объявления масштабных санкций 2022 г., ухудшивших ситуацию [12].

Географический и банковский аспекты финансовой сверхконцентрации

Социальный аспект финансовой сверхконцентрации российской экономики дополняется ее географическим аспектом. В частности – концентраций инвестиций в основной капитал в центральных регионах России (таблица 2).

Из данных таблицы видно, что Центральный федеральный округ (в частности – Москва) привлекают все возрастающую долю инвестиций в основной капитал, перехватывая этот ресурс у других регионов России. Это усиливает разрыв в уровне развития региональных экономик и уровне жизни населения регионов.

Таблица 1

Средние показатели самообеспечения отраслей на 2021 г.

Отрасль

Уточненное количество шифров продукции

Доля отечественной продукции, %

Автомобильная промышленность

100

36,45

Гражданское авиастроение

32

1,56

Социально значимые отрасли

10

28,2

Легкая промышленность

1

17

Лесопромышленный комплекс

4

41

Машиностроение для пищевой и перерабатывающей промышленности

17

22,64

Медицинская промышленность

24

22,55

Нефтегазовое машиностроение

139

14,94

Производство строительно-дорожной, коммунальной,

Лесозаготовительной и наземной аэродромной техники

37

20,97

Производство обычных вооружений, боеприпасов и спецхимии

2

72,5

Радиоэлектронная промышленность

61

6,61

Сельскохозяйственное машиностроение

57

10,08

Станкоинструментальная промышленность

27

17,59

Производство строительных материалов (изделий) и строительных конструкций

8

42,67

Цветная металлургия

26

29,43

Железнодорожное машиностроение

8

46,83

Фармацевтическая промышленность

65

1,78

Химическая промышленность

90

12,19

Черная металлургия

11

49,54

Энергетическое машиностроение, электротехническая и кабельная промышленность

61

20,81

Судостроение

89

28,93

Производство композитных материалов и изделий из них

21

20,02

Тяжелое машиностроение

35

26,42

Обращение с отходами

16

9,68

Источник: [11].

Таблица 2

Региональная структура инвестиций в основной капитал

Регион

Год

2017

2018

2019

2020

2021

Российская Федерация

100,01

100

99,99

100

100

Центральный федеральный округ

26,46

28,11

31,52

32,28

34,22

в т.ч. Московская область

4,37

5,32

5,64

5,28

5,09

г. Москва

12,53

13,98

16,91

18,83

20,95

Северо-Западный федеральный округ

11,75

12,98

10,78

10,67

10,25

Южный федеральный округ

9,01

8,19

7,13

7,1

6,51

Северо-Кавказский федеральный округ

3,1

3,06

3,26

3,46

3,15

Приволжский федеральный округ

15,15

14,01

14,06

13,87

13,42

Уральский федеральный округ

17,68

16,68

15,35

15,11

13,91

Сибирский федеральный округ

8,82

8,85

9,3

9,33

9,82

Дальневосточный федеральный округ

8,04

8,12

8,59

8,18

8,72

Источник: составлено автором по данным Росстата.

missing image file

Рис. 3. Все 1116 российских городов. Численность населения на 1 января 2020 г. Источник: данные Росстата

В свою очередь, следствием этого аспекта финансовой сверхконцентрации является концентрация населения в столичных и причерноморском регионах России, оставляющая Сибирь малозаселенной (рисунок 3).

Последствий такого распределения населения по российской территории множество – от снижения рождаемости, как результата жизни в малогабаритных квартирах крупных городов, до перспектив будущих сложностей контроля над слабозаселенными территориями, обладающими масштабными природными ресурсами.

Немаловажным барьером на пути развития экономики регионов России является налоговая сверхконцентрация. В октябре 2022 г. в экономиках российских регионов оставалось менее 45% от всего объема собранных в них налоговых поступлений. Это на 94,5 млрд руб. или 6,6% меньше аналогичного объема 2021 г. При этом в 2012 г. в распоряжении региональных бюджетов оставалось 79% собранных ими налоговых поступлений [13]. Остальные средства регионы направляли в федеральный бюджет.

Такая ситуация не оставляет регионам стимулов к развитию своих экономик, провоцируя иждивенческие настроения – региональные власти полагаются на финансовую помощь из федерального бюджета. Отметим и падающую под давлением санкций прибыль предприятий, значительная часть налога на которую направляется в региональные бюджеты. В такой ситуации отсутствие трансфертов из центра не позволит регионам развиваться.

Наблюдается нарастающая концентрация финансовых ресурсов страны в руках государства. Так за последние 8 лет доля банков с государственным участием в кредитовании корпоративного сектора выросла до 78%, в привлечении средств юридических лиц – до 70%, в розничном кредитовании – до 75%, в привлечении средств населения – до 76%. Государственная концентрация финансовых ресурсов, как и в случае с инвестициями, отягчается их территориальной концентрацией. 95,1% активов российского банковского сектора приходится на банки Москвы и Санкт-Петербурга, 97% на Центральный и Северо-Западный федеральные округа. За счет каких ресурсов будет финансироваться развитие остальных регионов России, обладающих лишь 3% банковских активов страны? С 2013 г. по 2022 г. количество регионов, у которых нет собственных региональных банков, либо есть только одно такое учреждение выросло в 3 раза и достигло 50 [14].

Заключение

Определенная степень концентрации финансовых ресурсов необходима, так как именно концентрация финансовых ресурсов в экономике наиболее развитых стран, в том числе за счет создания квазимонополий, является источником технологического, финансового и, как следствие, политического превосходства стран центра мир-системы [15]. Но такая концентрация не должна быть чрезмерной внутри границ страны. Так как тогда регионы не имеют достаточного количеств финансов для развития, в то время как недвижимость центра страны дорожает из-за притока финансов и следующих за ними людей. Сконцентрированные в узком кругу людей финансовые ресурсы перестают работать на благо национальной экономики и выводятся за границу чтобы работать на благо экономик других страны. Внутренняя концентрация финансов нужна, в определенных случаях – необходима. Но не до той степени, при которой она препятствует экономическому развитию страны, формируя последствия, чрезвычайно негативные для обеспечения экономической безопасности.


Библиографическая ссылка

Еремин В.В., Побываев С.А., Лапенкова Н.В ФИНАНСОВАЯ СВЕРХКОНЦЕНТРАЦИЯ И ЕЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ // Фундаментальные исследования. – 2023. – № 2. – С. 5-10;
URL: https://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=43426 (дата обращения: 25.04.2024).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1,674