Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,674

ОСОБЕННОСТИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ АРКТИЧЕСКИХ МУНИЦИПАЛИТЕТОВ АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ

Ловдин Е.Н. 1 Лец О.В. 1
1 ФГБУН «Федеральный исследовательский центр комплексного изучения Арктики имени академика Н.П. Лаверова Уральского отделения Российской академии наук»
В статье на основе проведенного анализа динамики показателей, определяющих социально-экономическое состояние арктических муниципальных образований Архангельской области за период с 2010 по 2019 г., выявлены особенности и дифференциация их развития. Отмечено, что отличительной особенностью современного состояния арктических муниципалитетов региона является снижение уровня их социально-экономического развития. По мнению авторов, это является следствием напряженной, а в некоторых случаях критической ситуации в медицинской, социальной, транспортной и энергетической отраслях, а также жилищно-коммунальном хозяйстве. Население арктических муниципалитетов Архангельской области сталкивается с отсутствием качественной и доступной медицинской помощи, износом объектов жилищно-коммунального хозяйства, социальной, транспортной и энергетической инфраструктур, дефицитом кадров и оттоком населения. Продолжение данной ситуации может привести к невосполнимому изменению демографической ситуации, по итогу которой арктические муниципалитеты Архангельской области могут превратиться в вахтовые поселки. В работе также построена матрица позиционирования арктических муниципальных образований Архангельской области по показателям «Реально располагаемые доходы на душу населения» и «Производство товаров и услуг на душу населения»; рассмотрены возможные пути перехода муниципалитетов в правый верхний сектор матрицы, характеризующийся относительно высокими значениями показателей социально-экономического развития; предложен ряд рекомендаций органам власти.
социально-экономическое развитие
муниципальные образования
Арктическая зона Российской Федерации
матрица позиционирования
1. Конышев В.Н., Сергунин А.А. Арктика на перекрестье геополитических интересов // Мировая экономика и международные отношения. 2010. № 9. С. 43–53.
2. Татаркин А.И., Логинов В.Г., Захарчук Е.А. Социально-экономические проблемы освоения и развития Российской арктической зоны // Вестник Российской академии наук. 2017. Т. 87. № 2. С. 99–109.
3. Селин В.С. Экономическая политика в Арктике: сравнительный анализ // Проблемы развития территории. 2016. № 5 (85). С. 176–190.
4. Пилясов А.Н., Замятина Н.Ю. Освоение Севера 2.0.: вызовы формирования новой теории // Арктика и Север. 2019. № 34. С. 57–76.
5. Ивантер В.В. Арктический вектор России: современное состояние и перспективы // МИР (Модернизация. Инновации. Развитие). 2015. Т. 6. № 4–1 (24). С. 8–9.
6. Лексин В.Н., Порфирьев Б.Н. Российская Арктика сегодня: содержательные новации и правовые коллизии. Экономика региона. 2018. Т. 14. № 4. С. 1117–1130.
7. Дмитриева Т.Е., Бурый О.В. Опорные зоны развития российской Арктики: содержание, рейтинги и проекты // ЭКО. 2019. № 1 (535). С. 41–59.
8. Суслов Ю.Е., Суслов Е.Ю., Евдокимов К.В. Проблемы управления устойчивым социально- экономическим развитием российской Арктики // Вестник Белгородского университета кооперации, экономики и права. 2020. № 5 (84). С. 88–99.
9. Тутыгин А.Г., Чижова Л.А. Индивидуальные и общесистемные проблемы регионов Арктической зоны Российской Федерации: возможности совместного решения // Научное обозрение. 2016. № 24. С. 193–197.
10. Гибадатова Г.Р., Гринько Т.С., Давыдова А.А. и др. Факторы устойчивого развития регионов России: монография // Под общ. ред. С.С. Чернова. Кн. 16. Новосибирск: Издательство ЦРНС, 2014. 283 с.
11. Указ Президента Российской Федерации от 02.05.2014 № 296 «О сухопутных территориях Арктической зоны Российской Федерации» [Электронный ресурс]. URL: http://pravo.gov.ru/proxy/ips/?docbody=&firstDoc=1&lastDoc=1&nd=102349446 (дата обращения: 12.03.2021).
12. Федеральный закон от 13 июля 2020 № 193-ФЗ «О государственной поддержке предпринимательской деятельности в Арктической зоне Российской Федерации» [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_357078 (дата обращения: 12.03.2021).
13. Города и районы Архангельской области. Основные социально-экономические показатели (2010 – 2014): статистический сборник. / Управление Федеральной службы государственной статистики по Архангельской области и Ненецкому автономному округу. Т. I. 2015. 132 с.
14. Муниципальные районы и городские округа Архангельской области и Ненецкого автономного округа. Основные социально-экономические показатели (2015–2019): статистический сборник. / Управление Федеральной службы государственной статистики по Архангельской области и Ненецкому автономному округу. Т. I. 2020. 108 с.
15. Муниципальные районы и городские округа Архангельской области и Ненецкого автономного округа. Основные социально-экономические показатели (2015–2019): статистический сборник. / Управление Федеральной службы государственной статистики по Архангельской области и Ненецкому автономному округу. Т. II. 2020. 136 с.
16. Тутыгин А.Г., Чижова Л.А., Зеленина Л.И., Тутыгин Р.А. Портфель займов как объект агент-ориентированного моделирования // Экономика и управление. 2016. № 5 (127). С. 53–58.
17. Чижова Л.А., Ласкин А.А, Лец О.В. Индивидуальная предпринимательская активность как индикатор региональной экономической политики // Фундаментальные исследования. 2021. № 4. С.102–110.
18. Чижова Л.А. Возможные сценарии устойчивого развития моногородов (на примере г. Новодвинска) // Модели устойчивого развития: территориальные аспекты. Сборник статей. 2012. С. 360–363.
19. Торцев А.М., Смиренникова Е.В. Перспективные направления развития рыболовного туризма в Архангельской области // Современные проблемы науки и образования. 2015. № 1–1. С. 1832.
20. Торцев А.М., Студёнов И.И. Промышленное рыболовство в условиях расширения границ особо охраняемых природных территорий в Архангельской области // Вестник Алтайской академии экономики и права. 2020. № 5–2. С. 346–351.
21. Матвиенко И.И., Тутыгин А.Г., Чижова Л.А. Инвестиционная привлекательность муниципальных образований региона: монография. Архангельск: КИРА, 2012. 249с.
22. Тутыгин А.Г., Чижова Л.А., Регета А.И. Малый бизнес в Арктике: предпосылки для смены парадигмы управления // Арктика и Север. 2020. № 39. С. 37–51.

Арктика, как объект государственной политики, имеет особое значение, поскольку основные стратегические геополитические интересы всей страны связаны с развитием арктического региона и освоением его богатого ресурсного потенциала [1].

В последние годы сохраняется повышенный интерес и внимание ученых различных направлений к Арктической зоне Российской Федерации (далее – АЗРФ). Появилось большое количество новых научных работ, освещающих различные аспекты состояния территорий Российской Арктики. Наиболее значимые из них – исследования А.И. Татаркина, С.Н. Котлярова, Е.А. Захарчук [2], В.С. Селина [3], А.Н. Пилясова, Н.Ю. Замятиной [4], В.В. Ивантера [5], В.Н. Лексина, Б.В. Порфирьева [6], Т.Е. Дмитриевой, О.В. Бурого [7] и др.

Занимая практически одну пятую территории России, арктические регионы играют особую роль в геополитическом и социально-экономическом аспектах развития нашей страны. Сегодня центром принятия решений и практической реализации государственной политики в АЗРФ выступает Министерство РФ по развитию Дальнего Востока и Арктики [8].

В настоящее время к общим проблемам арктических территорий Российской Федерации относят: суровые природно-климатические условия, низкую плотность населения, сырьевую направленность экономики, низкий уровень развития инфраструктуры (в том числе транспортной), высокую стоимость энергоресурсов и т.д. [9]. В контексте сбалансированного развития территорий АЗРФ одна из важнейших ролей сегодня отводится муниципальным образованиям, которые в перспективе должны стать точками экономического роста и повышения эффективности социальной политики, развития малого предпринимательства, центрами социальной и экономической активности населения [10]. Поэтому развитие арктических муниципальных районов и городских округов – ключевое условие не только для освоения, но и для устойчивого закрепления государства в Арктике. Для достижения этой задачи предстоит решить целый ряд проблем: арктические муниципалитеты крайне неоднородны по уровню социально-экономического развития, удалены от основных промышленных центров и зачастую зависимы от поставок товаров первой необходимости из других регионов страны.

Цель исследования: с помощью анализа данных статистики по арктическим муниципальным образованиям Архангельской области (далее – муниципальные образования АЗРФ) в динамике с 2010 по 2019 г. выявить особенности их социально-экономического развития; определить позицию (место) арктических муниципальных образований Архангельской области в системе координат основных социально-экономических показателей региона; разработать рекомендации для органов власти по достижению наиболее высоких значений показателей социально-экономического развития муниципальных образований АЗРФ.

Материалы и методы исследования

Анализ социально-экономического состояния муниципальных образований АЗРФ проводится авторами на основе расчета показателей, характеризующих социально-демографические процессы: численность, привлечение и отток населения, обеспеченность населения квалифицированным медицинским персоналом (врачами) и, как следствие, качество и количество медицинских услуг, и расчета показателей, характеризующих уровень материального благосостояния населения и его покупательную способность (социально-экономические показатели): среднемесячная номинальная начисленная заработная плата работников организаций, средний размер назначенных месячных пенсий, жилищный фонд и обеспеченность населения жильем. Авторы рассматривают состояние муниципальных образований АЗРФ за период с 2010 по 2019 г.

К муниципальным образованиям АЗРФ в Архангельской области, согласно Указу Президента Российской Федерации от 2 мая 2014 г. № 296 «О сухопутных территориях Арктической зоны Российской Федерации», относятся три муниципальных района Архангельской области: Мезенский, Онежский, Приморский и четыре городских округа: Архангельск, Новодвинск, Новая Земля, Северодвинск [11].

Федеральный закон от 13 июля 2020 г. № 193-ФЗ «О государственной поддержке предпринимательской деятельности в Арктической зоне Российской Федерации» включает в АЗРФ дополнительно два муниципальных района Архангельской области – Лешуконский и Пинежский муниципальные районы [12].

Социально-экономическое состояние городского округа Архангельской области «Новая Земля» авторами рассматриваться и анализироваться не будет в силу специфики данной территории, а именно проживания на ней в основном работников-вахтовиков, а также переменного состава военнослужащих.

Основные показатели, характеризующие демографическую ситуацию и социально-экономическое положение муниципальных образований АЗРФ за 2010 и 2019 гг., подробно представлены в статистических сборниках Архангельскстата и для наглядности сведены в таблицу [13–15].

Социально-экономические показатели арктических муниципальных образований Архангельской области за 2010 и 2019 гг.

 

Численность населения, тыс. чел.

Естественный прирост, чел.

Миграционный прирост, чел.

Среднесписочная численность работников организаций, чел.

Численность безработных, зарегистрированных в государственных учреждениях службы занятости, чел.

Среднемесячная номинальная начисленная заработная плата работников организаций, руб.

Средний размер назначенных месячных пенсий, руб.

Жилищный фонд, тыс. кв. м общей площади жилых помещений

Обеспеченность населения жильем, кв. м общей площади жилых помещений на одного жителя

Численность врачей всех специальностей, чел.

Обеспеченность населения врачами на 10 000 чел. населения, чел.

2010 год

Архангельск

355,7

-434

52

120139

1505

25020,7

9649,7

7985,0

22,5

3844

108,1

Новодвинск

40,6

-17

-148

12942

474

18811,0

9641,4

809,2

19,9

167

41,2

Северодвинск

193,0

-122

-2023

71228

966

24433,9

10364,7

4121,7

21,3

1045

54,1

Лешуконский

7,9

-68

-134

1726,0

134

19549,0

9641,6

303,8

38,3

20

25,2

Мезенский

10,3

-60

-114

2742

627

17382,5

9829,2

385,7

37,4

20

19,4

Онежский

34,0

-77

-258

6333

1498

13815,5

8762,8

881,0

25,0

85,0

24,1

Пинежский

26,9

-86

-304

6570

1244

16856,6

9331,9

914,6

34,0

53,0

19,7

Приморский

25,4

-46

-312

7621

409

18902,4

8589,0

872,4

34,3

156

61,4

2019 год

Архангельск

354,1

-1147

-226

84824

1508

54477,9

18969,5

8385,2

23,7

3109

87,8

Новодвинск

37,7

-175

-208

10550

250

45496,6

19230,1

847,7

22,5

142

37,7

Северодвинск

183,0

-400

86

71483

586

63485,2

20539,7

4406,6

24,1

1124

61,4

Лешуконский

6,0

-92

-87

1242

1242

47586,6

19040,6

325,6

53,8

15

24,8

Мезенский

8,3

-82

-106

3242

251

66722,7

19313,7

376,0

45,3

18

21,7

Онежский

29,0

-208

-351

6189

283

43061,6

17443,6

898,9

31,0

73

25,1

Пинежский

20,9

-155

-379

4798

487

46507,4

18316,1

901,1

43,0

47

22,4

Приморский

25,1

-99

92

7476

157

59937,1

17190,3

1030,6

41,1

203

80,9

Результаты исследования и их обсуждение

Рассмотрим динамику отдельных показателей, характеризующих социально-экономическое положение арктических муниципалитетов Архангельской области.

1. Численность населения.

Численность населения в Архангельской области в течение последних 10 лет характеризуется наличием отрицательного сальдо. Темпы прироста (убыли) населения в арктических муниципалитетах области имеют отрицательное значение (рис. 1), при этом лидерами по темпам убыли населения являются Лешуконский, Пинежский, Мезенский и Онежский районы.

missing image file

Рис. 1. Темпы прироста (убыли) населения в арктических муниципалитетах Архангельской области в 2019 г. в сравнении с 2010 г., %

За анализируемый период с 2010 по 2019 г. убыль населения муниципальных образований АЗРФ составила 29,60 тыс. чел. (в городских округах – 14,4 тыс. чел., в муниципальных районах – 15,2 тыс. чел.). Указанная убыль населения состоит из естественной и миграционной. За десятилетний период естественная убыль населения в муниципальных образованиях АЗРФ составила 7100 чел. (в городских округах – 3853 чел., в муниципальных районах – 3247 чел.). За этот же период миграционная убыль населения в муниципальных образованиях АЗРФ составила 28838 чел.: в городских округах – 13402 чел., в муниципальных районах – 15436 чел. (таблица).

Сокращение численности населения муниципальных образований АЗРФ ухудшает демографическую ситуацию, что, в свою очередь, сдерживает экономическое развитие муниципальных образований АЗРФ.

2. Среднесписочная численность работников организаций.

За анализируемый период наблюдается сокращение среднесписочной численности работников организаций в муниципальных образованиях АЗРФ, оно составило 39963 чел., при этом в городских округах Архангельск и Новодвинск – 37707 чел., в Лешуконском, Онежском, Пинежском и Приморском муниципальных районах – 2545 чел. (таблица). Указанное сокращение стало следствием закрытия предприятий лесопромышленного комплекса, сельского хозяйства и обрабатывающей промышленности. Вместе с тем за период с 2010 по 2019 г. наблюдается рост среднесписочной численности работников организаций в двух муниципальных образованиях АЗРФ: городском округе Северодвинск – 255 чел. и Мезенском муниципальном районе – 500 чел. Отчасти это объясняется приростом численности работников на предприятиях военно-промышленного комплекса Северодвинска, вызванным увеличением объемов гособоронзаказа, а также разработкой месторождений полезных ископаемых на территории Мезенского района.

3. Численность безработных, зарегистрированных в государственных учреждениях службы занятости.

За период с 2010 по 2019 г. наблюдается устойчивое сокращение данного показателя во всех муниципальных образованиях АЗРФ, кроме городского округа Архангельск, где указанная численность осталась на том же уровне, что и в 2010 г. – 1508 чел. Данное сокращение стало следствием сокращения численности населения муниципальных образований АЗРФ.

4. Среднемесячная номинальная начисленная заработная плата работников организаций.

Это один из наиболее важных показателей, определяющих уровень жизни населения. В муниципальных образованиях АЗРФ в 2019 г. максимальное значение выявлено в Мезенском муниципальном районе – 66722,7 руб., минимальное значение – в Онежском муниципальном районе – 43061,6 руб. За период с 2010 по 2019 г. указанный показатель кардинально изменился. Минимальный темп прироста за 10 лет зафиксирован в городском округе Архангельск – 118 %, максимальный – в Мезенском муниципальном районе – 284 % (рис. 2).

missing image file

Рис. 2. Темпы прироста среднемесячной заработной платы и среднего размера пенсий в арктических муниципалитетах Архангельской области в 2019 г. в сравнении с 2010 г., %

5. Средний размер назначенных месячных пенсий.

Максимальное значение его в 2019 г. наблюдалось в городском округе Северодвинск – 20539,7 руб., минимальное значение – в Приморском муниципальном районе – 17190,3 руб. Минимальный прирост выявлен в Мезенском муниципальном районе – 96 %, максимальный – в Приморском муниципальном районе – 100 % (рис. 2).

Данные рис. 2 наглядно отображают ситуацию более чем двукратного превышения темпов роста заработной платы над темпами роста пенсий.

6. Площадь жилищного фонда.

Это показатель также характеризует уровень жизни населения. Максимальное значение его в 2019 г. выявлено в городских округах Архангельск и Северодвинск – 8414,3 кв. м и 4331,7 кв. м соответственно, минимальное значение – в Лешуконском районе – 325,6 кв. м.

За период с 2010 по 2019 г. в муниципальных образованиях АЗРФ указанный показатель имеет устойчивую тенденцию к увеличению. Это касается всех муниципальных образований АЗРФ, кроме Мезенского и Пинежского муниципальных районов, где показатели уменьшаются. Минимальный прирост показателя отмечен в Онежском муниципальном районе – 2 %. Максимальный прирост в Приморском муниципальном районе. Данный показатель достиг уровня 18 %. В городских округах увеличение площади жилищного фонда в среднем на уровне 5 %.

Изменение данного показателя связано с ветхостью деревянного жилого фонда. Действие программы переселения населения из ветхого и аварийного жилья осуществляется в крупных муниципальных образованиях АЗРФ. В связи с этим площади жилищного фонда в основном увеличиваются на территориях городских округов.

7. Обеспеченность населения жильем.

Максимальное значение указанного показателя в 2019 г. достигнуто в Лешуконском муниципальном районе – 53,8 кв. м на одного жителя. Минимальное значение – в городском округе Новодвинск – 22,5 кв. м на одного жителя (таблица).

Данный показатель за период с 2010 по 2019 г. повышается во всех арктических муниципальных образованиях Архангельской области. Минимальный темп прироста выявлен в городском округе Архангельск – 5 %, максимальный темп прироста – в Лешуконском муниципальном районе – 40 %. Скорее всего, увеличение показателя связано с изменением численности населения арктических муниципалитетов региона.

8. Численность врачей всех специаль- ностей.

В 2019 г. максимальное значение этого показателя наблюдалось в городском округе Архангельск – 3147 чел., минимальное – в Лешуконском муниципальном районе – 15 чел. (таблица). За период с 2010 по 2019 г. положительная динамика изменения данного показателя достигнута только в двух муниципальных образованиях АЗРФ: городской округ Северодвинск – 8 % и Приморский муниципальный район – 30 %. В остальных муниципальных образованиях АЗРФ присутствует отрицательная динамика указанного показателя. Привлечение молодых специалистов по программе «Земский доктор» и обеспечение их благоустроенным комфортабельным жильем привело к увеличению количества врачей в Приморском муниципальном районе. Также немаловажным фактором, способствовавшим увеличению количества врачей в Приморском муниципальном районе, стало обновление материально-технической базы фельдшерско-акушерских пунктов.

Отрицательная в целом динамика численности врачей всех специальностей во многих муниципальных образованиях АЗРФ связана с проводимой на всей территории Российской Федерации оптимизацией медицинских учреждений, а также в связи с ухудшением состояния материально-технической базы здравоохранения в отдаленных муниципальных образованиях АЗРФ.

9. Обеспеченность населения квалифицированным медицинским персоналом (врачами).

В 2019 г. данный показатель максимален в городском округе Архангельск – 87,8 чел. на 10 000 чел. населения. Но в сравнении с 2010 г. показатель имеет отрицательное сальдо в 19 %. Минимальное значение показателя определено в Мезенском муниципальном районе – 21,7 чел. на 10 000 чел. населения. При сравнении с 2010 г. значение показателя увеличилось на 12 %.

Уменьшение показателя за период с 2010 по 2019 г. на 8 % выявлено в городском округе Новодвинск и в Лешуконском муниципальном районе на 2 %. В остальных муниципальных образованиях АЗРФ за период с 2010 по 2019 г. присутствует тенденция к увеличению показателя обеспеченности населения врачами. Однако на фоне отрицательной динамики численности врачей это происходит за счет устойчивого снижения численности населения. Максимальный прирост данного показателя наблюдается в Приморском муниципальном районе (32 %), минимальный – в Онежском муниципальном районе (4 %).

Анализ вышеуказанных показателей наглядно демонстрирует дифференциацию (неравномерность) социально-экономического развития арктических муниципальных образований Архангельской области, но не даёт возможности оценить позицию муниципалитета относительно региона в целом. Поэтому далее для достижения цели нашего исследования воспользуемся матричным подходом, который широко используется при изучении социально-экономических процессов и явлений, например, в работах [16; 17].

В практике анализа социально-экономической ситуации, характеризующей развитие той или иной территории, наиболее часто используются такие показатели, как реально располагаемые доходы (социальная составляющая) и производство товаров и услуг (экономическая составляющая) в расчете на душу населения. Используя актуальные данные статистики [14; 15], построим соответствующие диаграммы (рис. 3).

missing image file

Рис. 3. Среднедушевые показатели реально располагаемых доходов населения и производства товаров и услуг в арктических муниципалитетах Архангельской области

Анализ данных рис. 3 позволяет утверждать, что экономическая составляющая развития территории характеризуется более высокими значениями для Мезенского и Приморского муниципальных районов, а также для городских округов Новодвинск и Северодвинск. Это вызвано проведением работ по добыче полезных ископаемых (Мезенский и Приморский районы), а также наличием крупных промышленных предприятий ВПК в Северодвинске и целлюлозно-бумажного комбината в Новодвинске. Высокий уровень социальной составляющей, представленной показателем реально располагаемых доходов на душу населения, имеют такие арктические муниципалитеты Архангельской области, как городские округа Архангельск, Северодвинск и Приморский и Мезенский муниципальные районы. При этом в Мезенском и Приморском районах, а также в Новодвинске, по сравнению с другими муниципалитетами, наблюдается существенная диспропорция между среднедушевыми доходами населения и удельным показателем производства товаров и услуг.

На рис. 4 позиционируем арктические муниципалитеты Архангельской области в системе координат «Реально располагаемые доходы на душу населения – Производство товаров и услуг на душу населения».

missing image file

Рис. 4. Позиционирование арктических муниципальных образований Архангельской области по показателям «Реально располагаемые доходы на душу населения» и «Производство товаров и услуг на душу населения»

По аналогии с матричным подходом, примененным в работе [16; 17], получившаяся плоскость разделена на четыре сектора с помощью значений показателей осей координат, характерных для Архангельской области в целом. Отметим, что значение реально располагаемых доходов на душу населения в регионе составило 347,61 тыс. руб., а значение показателя производства товаров и услуг на душу населения – 363,92 тыс. руб.

В правый верхний сектор с высокими значениями показателей «Реально располагаемые доходы на душу населения» и «Производство товаров и услуг на душу населения» попали городской округ Северодвинск, Приморский и Мезенский муниципальные районы Архангельской области. Это вполне соответствует текущей экономической ситуации, поскольку Северодвинск является центром подводного атомного судостроения, его городская промышленность также представлена предприятиями пищевой отрасли, сферы услуг, торговли. На территории Приморского муниципального района находится месторождение алмазов им. М.В. Ломоносова – по оценкам экспертов, крупнейшее в европейской части материка, промышленное освоение которого началось в 2005 г. На территории Мезенского муниципального района ведется разработка месторождения алмазов имени В.П. Гриба. На сегодняшний день трубка Гриба – одна из крупнейших разведанных алмазоносных трубок в мире. На базе месторождения построен Верхотинский горно-обогатительный комбинат [14, с. 9–21]. Однако, как уже было отмечено выше, в Мезенском и Приморском районах, в отличие от Северодвинска, существует значительная диспропорция между экономической и социальной составляющей, что в конечном итоге может привести к росту социальной напряженности.

В правом нижнем секторе с высоким значением показателя «Производство товаров и услуг на душу населения» и низким значением реально располагаемых доходов на душу населения оказался городской округ Новодвинск. Это также вполне может быть объяснимо мононаправленностью экономики города, возникновение и развитие которого связано со строительством и ростом крупного целлюлозно-бумажного предприятия АО «Архангельский целлюлозно-бумажный комбинат», а также наличием фанерного завода. [14, с. 9]. При этом диспропорция между экономической и социальной составляющими может иметь более серьезные последствия, чем в упомянутых выше Мезенском и Приморском районах в связи с фактическим вхождением Новодвинска в «большую агломерацию» и достаточно компактным размещением городского населения. Отметим также, что среди наиболее крупных промышленных моногородов Архангельской области (Коряжма, Новодвинск и Северодвинск) Новодвинск в социально-экономическом плане является наиболее проблемным [18, с. 362].

Левый верхний сектор с низким значением показателя «Производство товаров и услуг на душу населения» и высоким значением показателя «Реально располагаемые доходы на душу населения» занят городским округом Архангельск. Архангельск – крупный научно-образовательный и культурный центр региона. Экономика города достаточно диверсифицирована, здесь есть предприятия в области деревообработки, добычи и переработки рыбы, производства продуктов питания, предприятия сферы торговли и услуг и т.д.

В левый нижний сектор с низкими значениями обоих показателей попали Лешуконский, Пинежский и Онежский муниципальные районы. Лешуконский район находится вдали от железной дороги и автодорог с асфальтовым покрытием. Связь с областным центром осуществляется воздушным путём, а зимой при установлении ледовых переправ – «зимником», основу экономики района составляют лесозаготовки, в сельском хозяйстве – молочно-мясное животноводство. Основу экономики Пинежского района составляют лесозаготовки, сельскохозяйственные организации занимаются молочно-мясным животноводством. База экономики Онежского района – лесопромышленный комплекс, кроме того в районе для судов с мая по ноябрь доступен порт, имеющий лесоэкспортные и торговые причалы и связанный с железнодорожной сетью. В онежском сельскохозяйственном производстве заняты рыболовецкие колхозы и фермерские хозяйства, на территории района разрешен лицензионный лов ценной промысловой рыбы (сёмги) [14, с. 17–19].

Цветными стрелками на рис. 2 обозначены возможные пути перехода муниципалитетов в правый верхний сектор матрицы, характеризующийся относительно высокими значениями показателей социально-экономического развития. Например, красные стрелки, идущие от левого нижнего сектора (рис. 2) означают возможности разработки на муниципальном уровне мероприятий стратегической направленности, позволяющих либо достичь более высоких социальных, либо экономических показателей.

Зеленые стрелки также показывают направление для перехода в соответствующий сектор, характеризующийся высокими значениями показателей социально-экономического развития.

Так, в случае с такими арктическими муниципалитетами Архангельской области, как Лешуконский, Пинежский и Онежский районы, которые по основным социально-экономическим показателям находятся в ситуации, близкой к кризисной, органам муниципальной власти можно рекомендовать акцентировать внимание на развитии территорий за счет максимального использования их туристического потенциала, в том числе охотничьего и рыболовного туризма. Важным моментом здесь будет являться учет того, что самым перспективным направлением такого вида туризма является его развитие именно на особо охраняемых природных территориях [19].

Отметим, что для всех вышеперечисленных районов характерно наличие особо охраняемых природных территорий. Для Лешуконского района это территории Онского государственного природно-биологического заказника регионального значения, Усть-Четласского природно-ландшафтного заказника регионального значения, Шегмасского ботанического памятника природы, резервата «Кымский». На территории Пинежского района имеется Пинежский государственный заповедник, который насчитывает многочисленные карстовые воронки и более 100 пещер. В Онежском районе мировую известность имеет Водлозерский национальный парк, которому в 2001 г. решением ЮНЕСКО был присвоен статус биосферного заповедника. Также в Онежском районе в 2013 г. был создан национальный парк «Онежское Поморье» для охраны уникальных крупных массивов коренных таежных лесов, выходящих на морское побережье.

Следует отметить, что для Онежского района сегодня актуальна задача развития не только любительского, но и промышленного рыболовства, но, как указано в работе [20, с. 350], для развития последнего в условиях особо охраняемых природных территорий существует множество проблем и конфликтов, которые требуют от органов власти пристального внимания и решения.

Если муниципалитет присутствует в правом нижнем секторе матрицы (рис. 4), то для него характерен высокий уровень социальной напряженности ввиду низких значений реально располагаемых доходов на душу населения, что негативно сказывается на отношении населения к действующей власти в целом. В нашем случае в данном секторе вполне логично с учетом вышесказанного находится городской округ Новодвинск, муниципальным органам власти которого рекомендуется инициировать деятельность по привлечению инвестиций в экономику и её диверсификации (в том числе за счет развития малого и среднего бизнеса) и, конечно, выходить на соответствующий уровень взаимодействия с представителями градообразующего предприятия по решению вопроса об обеспечении соответствующего роста оплаты труда основного и вспомогательного персонала [21].

К числу мероприятий органов власти по обеспечению перехода муниципалитета из левого верхнего сектора в правый верхний сектор матрицы следует отнести: содействие обновлению основных производственных фондов, увеличению объемов выпуска товаров (работ, услуг), повышению инновационной активности предприятий.

Кроме развития туристического потенциала органам власти следует обратить внимание на развитие малого и среднего предпринимательства на арктических территориях. Хотя, как показывают последние исследования этой проблематики, «…на арктических территориях в системе координат социально-экономического развития экономическими драйверами являются крупные корпоративные структуры, тогда как малому бизнесу отводится роль локализованного «социального буфера»…» [22, с. 37].

С учетом вышеизложенного, на наш взгляд, усилия органов власти всех уровней (федерального, регионального и местного) должны быть направлены на закрепление за крупными предприятиями, ведущими деятельность на территориях арктических муниципалитетов, повышенной социальной нагрузки и в первую очередь: создание новых рабочих мест, трудоустройство местного населения, обеспечение стабильных и высоких доходов трудоспособного населения. Ведь предпринимательство на данных территориях будет развиваться (даже без финансовой помощи со стороны государства) только при наличии стабильных реально располагаемых доходов и высокого уровня покупательной способности населения.

Отметим, что ряд выводов и предложений данной работы коррелируется с результатами исследований, проведенных нашими коллегами по инвестиционной привлекательности муниципальных образований Архангельской области. Так, например, у Пинежского и Онежского районов, а также у городского округа Новодвинск имеются неплохие перспективы для повышения инвестиционной привлекательности. Но, к сожалению, Лешуконский район находится в списке аутсайдеров по возможным привлечениям инвестиций в свою экономику [21, с. 177]. Тем не менее, невзирая на проблемы и имеющиеся весьма ограниченные ресурсы, усилия органов государственной власти должны быть направлены на обеспечение сбалансированного социально-экономического развития арктических территорий России в целом и территорий арктических муниципалитетов в частности.

Заключение

На основе проведенного анализа динамики показателей, определяющих социально-экономическое состояние арктических муниципальных образований Архангельской области за период с 2010 по 2019 г., выявлены особенности и дифференциация их развития.

Отличительной особенностью современного состояния арктических муниципалитетов является снижение значений целого ряда показателей, характеризующих уровень социально-экономического развития арктических муниципалитетов региона. Указанное снижение является следствием напряженной, а в некоторых случаях критической ситуации в медицинской, социальной, транспортной и энергетической отраслях, а также жилищно-коммунальном хозяйстве.

Уменьшение количества рабочих мест, отсутствие качественной и доступной медицинской помощи, высокая степень износа жилищного фонда, отсутствие достаточного количества современного общественного транспорта, износ сетей и оборудования в ЖКХ и в энергетической отрасли привели к снижению численности населения в муниципальных образованиях АЗРФ. Продолжение данной ситуации может привести к невосполнимому изменению демографической ситуации, по итогу которой судьбой большинства арктических муниципальных образований Архангельской области может стать либо трансформация в вахтовые поселки, либо полная потеря численности населения их территорий.

На основе анализа данных статистики построена матрица позиционирования арктических муниципальных образований Архангельской области по показателям «Реально располагаемые доходы на душу населения» и «Производство товаров и услуг на душу населения», рассмотрены возможные пути перехода муниципалитетов в правый верхний сектор матрицы, характеризующийся относительно высокими значениями показателей социально-экономического развития. При этом матричное позиционирование может быть использовано для выявления скрытых сигналов к росту социальной напряженности в отдельных муниципалитетах. В качестве рекомендаций органам власти предложено: в максимальной степени использовать туристический потенциал, в том числе развивать охотничий и рыболовный туризм на особо охраняемых природных территориях; оказывать содействие промышленному рыболовству; инициировать деятельность по привлечению инвестиций в экономику и её диверсификации (в том числе за счет развития малого и среднего бизнеса); выходить на соответствующий уровень взаимодействия с представителями крупных предприятий по решению социально значимых вопросов (обеспечении соответствующего роста оплаты труда персонала, трудоустройства местного населения); содействовать обновлению основных производственных фондов и увеличению объемов выпуска товаров (работ, услуг), повышению инновационной активности предприятий.

Работа выполнена в рамках темы ФНИР «Разработка и обоснование системы показателей для целей моделирования сбалансированного социально-экономического развития арктических территорий», номер государственной регистрации АААА-А19-119020490098-1.


Библиографическая ссылка

Ловдин Е.Н., Лец О.В. ОСОБЕННОСТИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ АРКТИЧЕСКИХ МУНИЦИПАЛИТЕТОВ АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ // Фундаментальные исследования. – 2021. – № 5. – С. 36-45;
URL: https://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=43036 (дата обращения: 23.06.2024).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1,674