Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,749

ИНСТРУМЕНТЫ РЕГИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ УПРАВЛЕНИЯ ИНВЕСТИЦИОННОЙ АКТИВНОСТЬЮ ТЕРРИТОРИЙ В ЗАРУБЕЖНОЙ ПРАКТИКЕ

Насрутдинов М.Н. 1 Гаджиев М.М. 2 Заборовская О.В. 3
1 ФГАОУ ВО «Санкт-Петербургский политехнический университет Петра Великого»
2 ГОУ ВПО «Дагестанский государственный университет народного хозяйства»
3 Государственный институт экономики
Устойчивое экономическое развитие во многом определяется эффективностью принятой в регионе инвестиционной политики, которая обеспечивает повышение инвестиционного климата в регионе и, как следствие, стимулирует привлечение дополнительных инвестиций для целей стабильного воспроизводства, а также сохранения и роста потенциала региона. Необходимость формирования эффективной системы управления инвестиционным потенциалом регионов Российской Федерации, а также повышения инвестиционного климата в регионах делает актуальным анализ зарубежного опыта формирования и использования инструментов инвестиционной политики, результаты которого позволяют выявить лучшие практики, которые, в свою очередь, могут быть использованы в отечественной регуляторной среде. На основании анализа зарубежной практики в области применения методов стимулирования инвестиционной активности в регионе установлено, что данные методы могут быть разделены на пять основных групп. Особое внимание уделяется группе экономико-организационных методов, которые можно представить в виде финансовых и нефинансовых инструментов. Авторами проведен анализ системы привлечения инвестиций на примере Китайской Народной Республики (КНР) и Соединенных Штатов Америки (США). Выявлено, что стремительный экономический рост Китая обусловлен разработанной и реализованной инвестиционной политикой, соответствующей принимаемым властями мерам по обеспечению перехода страны к модели экономики, базирующейся на высокой добавленной стоимости, создаваемой сферой услуг, как источнике экономического роста. Реализуемая инвестиционная политика Китая, сочетая в себе как ограничительные, так и поощрительные меры, ориентирована на развитие особых экономических зон, зон свободной торговли и технопарков. Выявлено, что в США, напротив, с целью повышения конкурентоспособности привлечение инвестиций осуществляется преимущественно в научно-исследовательскую сферу, а также в развитие новых технологий, Высокий уровень инвестиционного климата в США достигается за счет применения ряда финансовых и нефинансовых инструментов, совместной работы правительства, частных корпораций и иностранных инвесторов.
региональная инвестиционная политика
методы инвестиционной политики
зарубежный опыт
финансовые инструменты
нефинансовые инструменты
технопарки
промышленные парки
1. Аллахярова Э.С., Иванова Г.А., Нанакина Ю.С. Особенности государственного регулирования и стимулирования инвестиционной деятельности в зарубежной и отечественной практике // Синергия. 2017. № 2. С. 52–64.
2. Седаш Т.Н., Бирюков А.В. Использование зарубежного опыта для повышения конкурентоспособности и инвестиционной привлекательности российских регионов // Финансы и кредит. 2013. № 38 (566). С. 59–65.
3. Насрутдинов М.Н. Анализ зарубежной практики управления инвестиционной активностью территорий // Фундаментальные и прикладные исследования в области управления, экономики и торговли: сборник трудов научно-практической и учебной конференции. 2019. С. 431–436.
4. Гладов А.В., Мартышкин С.А., Прохоров Д.В., Тарасов А.В., Тюкавкин Н.М., Цлаф В.М., Исупов А.М. Зарубежный опыт реализации государственно-частного партнерства: общая характеристика и организационно-институциональные основы // Вестник Самарского государственного университета. 2008. № 66. С. 36–55.
5. Аврамчикова Н.Т. Современная региональная политика: опыт зарубежных стран // Сибирский журнал науки и технологий. 2008. Т. 4. № 21. С. 185–191.
6. Киселева О.В. Инструменты стимулирования инвестиционной активности на примере регионов Приволжского федерального округа // Российское предпринимательство. 2013. Т. 15. № 237. С. 23–31.
7. Безлепкина Н.В. Экономический инструментарий государственного регулирования инвестиций // Наука и современность. 2013. № 24. С. 262–266.
8. Усенко В.Д. Зарубежный опыт формирования и реализации инвестиционных программ // Экономика. Профессия. Бизнес. 2014. № 1. С. 55–59.
9. Гребенкина С.А., Славянов А.С., Фешина С.С. Зарубежный опыт формирования и мониторинга программ развития депрессивных регионов // Инновации в менеджменте. 2019. № 2. С. 34–39.
10. Кудрявцева Т.Ю. Теория, методология и инструментарий формирования кластерной промышленной политики. СПб.: С.-Петерб. политехн. ун-т, 2018. 497 с.
11. Путинцева Н.А., Ушакова Е.В. Новые решения проблемы стагнации социально-экономического развития России // Экономика и управление. 2020. Т. 26. № 1. С. 74–85.
12. Сергеева М.А. Формы и методы формирования и реализации инвестиционной политики региона. М., 2008. С. 27 с.
13. Плешков К.В. Совершенствование инвестиционной привлекательности промышленного региона. Чебоксары, 2007. P. 23 с.
14. Надежина О.С., Наструтдинов М.Н. Методы и механизмы управления инвестиционной активностью региона. СПб.: Астерион, 2016. 132 с.
15. Насрутдинов М.Н. Методические подходы к оценке инвестиционной активности в системе региональной экономики // Фундаментальные и прикладные исследования в области управления, экономики и торговли: сборник трудов научно-практической и учебной конференции. СПб., 2019. С. 249–254.
16. Дегтерева В.А., Заборовская О.В. Развитие сервисной экономики как основа повышения качества жизни населения региона. СПб.: Изд-во Политехн. ун-та, 2007. 176 с.
17. Бреусова Е.А. Индустриально-сервисное направление макроэкономического развития российской экономики: автореф. дис. … канд. экон. наук. 2007. 27 с.
18. Кудрявцева Т.Ю., Схведиани А.Е. Исследование региональных кластеров с использованием информационно-аналитических систем (на примере биофармацевтического кластера) // Регионология. 2020. Т. 28. № 1 (110). С. 48–79.
19. Путинцева Н.А., Ким О.Л. Внедрение коллективных форм собственности (народных предприятий) – фактор роста региональной конкурентоспособности // Вестник Коми республиканской академии государственной службы и управления. Серия Теория и практика управления. 2019. № 23. С. 35–38.
20. Родина Л.А. Налоговое регулирование инвестиционной активности в Китае // Вестник Омского университета. Серия «Экономика». 2014. № 1. С. 173–177.
21. Трещевский Ю.И., Исаева Е.М., Мовсесова М.Г. Управление эффективностью организаций на основе интеграции // Вестник ВГУ. Серия Экономика и управление. 2008. № 2. С. 13–20.
22. Гафаров Ф.М. Формирование и развитие инвестиционного потенциала региона (на материалах Республики Таджикистан): дис. … канд. экон. наук. Душанбе, 2016. С. 25.
23. Перспективы развития китайской экономики в 2016 году [Электронный ресурс]. URL: https://home.kpmg/ru/ru/home/insights/2016/07/china-outlook-2016.html (дата обращения: 25.01.2021).
24. Кокушкина И.В. Региональные аспекты формирования инвестиционного климата и инвестиционной политики Китая // Проблемы современной экономики. 2014. № 2 (50). С. 305–308.
25. Зюбан Е.В. Сравнительный анализ развития политики инвестиционной привлекательности на региональном уровне в России и за рубежом // Ученые записки Российской Академии предпринимательства. 2014. № 38. С. 62–71.
26. Singha K. Infrastructure and Regional Disparity A Case Of North Eastern Region of India. J. Soc. Dev. Sci. 2011. Vol. 2. № 4. Р. 162–180.
27. Приток прямых иностранных инвестиций в Китай превысил $120 миллиардов [Электронный ресурс]. URL: https://www.trud.ru/article/13-12-2019/1383995_pritok_prjamyx_inostrannyx_investitsij_v_kitaj_prevysil_120_milliardov.html (дата обращения: 25.01.2021).
28. Воробьева Ж.Б. Активизация инвестиционных процессов на региональном уровне // Регион: системы, экономика, управление. 2012. № 3 (18). С. 79–82.
29. Родионов Д.Г., Афанасьева Н.В. Стратегия повышения эффективности функционирования инновационного предприятия // Российский экономический интернет-журнал. 2018. Т. 4. С. 94.
30. Андрианов К.Н. Опыт США в реализации промышленной политики // Экономика. Налоги. Право. 2011. № 4. С. 4–13.
31. Любарская М.А., Путинцева Н.А., Чекалин В.С. Концепция повышения энергетической эффективности инфраструктуры города на базе развития экоиндустриальных парков. СПб., 2018. 99 с.
32. Родионов Д.Г., Рудская И.А., Горовой А.А. К вопросу о методологии управления региональными инновационными системами // Вестник Ленинградского государственного университета им. А.С. Пушкина. 2013. Т. 6. № 4. С. 64–76.
33. Родионов Д.Г., Седов А.И. Инновационная инфраструктура как элемент обеспечения конкурентоспособности региона (на примере Республики Мордовия) // Научно-технические ведомости Санкт-Петербургского государственного политехнического университета. Экономические науки. 2013. Т. 1–2. № 163. С. 95–102.

Необходимость формирования эффективной системы управления инвестиционным потенциалом регионов Российской Федерации, а также повышения инвестиционного климата в регионах делает актуальным анализ зарубежного опыта формирования и использования инструментов инвестиционной политики, результаты которого позволяют выявить лучшие практики, которые, в свою очередь, могут быть использованы в отечественной регуляторной среде [1–3]. Вместе с тем анализ научных публикаций [4–6] позволяет сделать вывод о том, что в государствах, относимых к группе стран с развитой рыночной экономикой, на сегодняшний день в рамках региональной политики имеется значимый объем опыта применения инструментария управления инвестиционной активностью [7, 8].

В представленном исследовании авторами поставлена цель анализа зарубежного опыта в сфере государственного регулирования инвестиционной активности с последующей классификацией применяемых методов привлечения инвестиций, отражающей их преимущества.

Материалы и методы исследования

Основу региональной инвестиционной политики любого государства составляет закрепленная законодательно специфическая номенклатура инструментов и мер по достижению целевых показателей инвестиционной деятельности, особенности «реализации которых определяются сложившимся укладом государства и типом региональных проблем» [9]. Однако, несмотря на то, что зарубежный опыт в формировании региональной инвестиционной политики [9] демонстрирует большое разнообразие методов стимулирования инвестиционной активности, реализуемых на всех уровнях власти, которые можно объединить по критерию «тип воздействия» в пять ключевых групп, представленных на рис. 1 [1].

missing image file

Рис. 1. Типы государственного воздействия на инвестиционную активность [1]

Рассматривая более подробно составляющий группу экономико-организационного государственного воздействия на инвестиционную активность инструментарий, следует выделить применяемые в рамках реализации государственной политики с целью создания благоприятных условий для активизации частных инвестиций [11] виды финансовых и нефинансовых инструментов, представленные на рис. 2.

missing image file

Рис. 2. Инструменты государственного регулирования инвестиционной деятельности, составлено по [6, 7]

Ряд исследователей [8, 12] отмечает, что «функция государства в лице соответствующих правительственных организаций заключается в обеспечении координации управления региональной программой и создании эффективного механизма её реализации» (рис. 3).

missing image file

Рис. 3. Механизм реализации и обеспечения координации управления региональной программой (составлено на основе [8, 13])

Большинство стран с развитой экономикой прошли через периоды интенсивного строительства инфраструктуры, которые повысили эффективность и конкурентоспособность регионов. В большинстве случаев приоритетами государственного инвестирования становится социальная и производственная инфраструктура, создаваемая, как правило, в рамках «нулевого» этапа крупного регионального проекта [8, 14, 15]. Исследователи указывают на то, что создание именно базового набора услуг с целью повышения уровня качества жизни и созданий условий для экономического роста и может быть рассмотрено как ключевая цель создания и развития инфраструктуры в целом. Говоря же о трендах, определяющих особенности осуществления государственного регулирования развития инфраструктуры, следует отметить, что в разрезе отраслевой классификации первостепенное место отдается отрасли услуг. Как по объемам капиталовложений и общей численности занятых по отраслям, так и по доле в валовом внутреннем продукте, сектор услуг занимает от 50 % до 70 % в экономиках развитых стран. Выявленные авторами на основе анализа тематических научных публикаций современные тенденции государственного регулирования развития инфраструктуры представлены на рис. 4.

missing image file

Рис. 4. Современные тенденции государственного регулирования развития инфраструктуры (составлено на основе [16–19])

Результаты исследования и их обсуждение

Как уже было сказано выше, с целью имплементации в отечественную практику передовых достижений сложившегося на сегодняшний день инструментария осуществления государственной регуляторной политики, конечной своей целью имеющей повышение уровня инвестиционной привлекательности региональных социально-экономических систем, нами был проведен анализ зарубежного опыта государственного управления инвестиционной деятельностью в регионе.

В первую очередь в этом контексте, на наш взгляд, заслуживает внимания опыт Китайской Народной Республики (КНР).

Одной из важных особенностей развития регионов КНР является их автономность и возможность самообеспечения. Цели реализации региональной политики территориального развития страны, предполагавшие поэтапное осуществление программ социально-экономического развития, обусловили условное разделение Китая на три зоны: Восточную, Центральную и Западную [9]. «Так, на первом этапе в центре стратегических программ развития территорий оказалась Восточная часть, в последующем ставшая «локомотивом» развития национальной экономики, далее последовала Центральная часть, а после – Западная» [9]. За чем в дальнейшем последовало формирование локальных точек роста инвестиционной активности, а именно создание свободных экономических зон (СЭЗ), на территории которых широко применяются финансовые инструменты стимулирования инвестиционной деятельности (налоговые и таможенные льготы). На сегодняшний день на территории КНР создано большое количество особых экономико-административных образований (рис. 5).

missing image file

Рис. 5. Особые экономико-административные образования Китая (составлено на основе [20])

Инвестиционной политике Китая присущ целый ряд уникальных черт, во многом обеспечивших достижение поставленных на государственном уровне целей стимулирования инвестиционной активности территорий. Это и приоритизация объектов поддержки, направленная на увеличение количества и повышение качества отечественной экспортной продукции [3]. Так, например, было произведено выделение высокотехнологичных отраслей и легкой промышленности как передовых секторов экономики, для которых была введена субсидиарная поддержка так называемых «сетей для экспорта» [2], компаниям составляющим которые предоставляются особые льготные условия в Центральном Банке Китая.

Заслуживает внимания и такая инициатива, как обеспечение самостоятельности субъектов управления экономических зон в решении вопросов экономического развития и реализации инвестиционной политики, ставшая по сути решающим фактором, обеспечившим успехи в стимулировании инвестиционной активности СЭЗ [21]. Контроль же за реализацией инвестиционной политики и координацию деятельности ведомств в отношении СЭЗ возложен на специальный орган – Канцелярию Госсовета КНР по делам СЭЗ, директивно устанавливающую для зон своего рода экономические ключевые показатели деятельности, как-то: нормативы отчислений в бюджет, объемы инвестиций в основные фонды, годовой доход и параметры производства и снабжения [21, 22].

Необходимо отметить также и последовательную реализацию государством мер по привлечению иностранных инвестиций. Применение разнообразных форм используемых иностранных инвестиций, обеспечение поэтапного доступа к новым отраслям и сферам народного хозяйства зарубежных инвесторов, наряду с грамотно выстроенной системой стимулирования иностранного инвестирования путем применения различного рода налоговых преференций, позволило обеспечить такую структуру финансирования китайской экономики, при которой наибольшую долю составляют прямые иностранные инвестиции [23], формирующие 69 % всех финансовых поступлений. Кредиты и портфельные инвестиции, представляющие собой иные формы внешнего финансирования, составляют соответственно 26 % и 5 % в общем объеме финансирования [3, 24]. Таким образом, уникальная для современного мира структура финансирования экономики страны была обеспечена также за счет приоритизации стимулирования притока прямых иностранных инвестиций как одной из важнейших целей государственного регулирования инвестиционной активности, нашедшей, в частности, выражение в ряде ограничительных мер по отношению к иным формам зарубежных капиталовложений [3, 14, 15].

Безусловно, данные достижения были бы невозможны без характерной для Китая преемственности в осуществлении государственной политики и наличия политической стабильности [19], на наш взгляд, создающих основу для успешного развития социально-экономических систем. Необходимая координация мер стимулирования привлечения прямых иностранных инвестиций позволила вопреки наличию целого ряда неблагоприятных факторов, начиная с волатильности валютных курсов и нестабильности фондовых рынков, так и в целом замедления экономического роста, обеспечить стабильную положительную динамику притока нефинансовых прямых иностранных инвестиций в экономику Китая за период с 2006 по 2015 г. (рис. 6) [23].

missing image file

Рис. 6. Приток нефинансовых прямых иностранных инвестиций в экономику Китая в 2006–2015 гг. [23]

Результатом региональной инвестиционной политики, направленной на привлечение ПИИ, стали социально-экономические эффекты, представленные на рис. 7.

missing image file

Рис. 7. Социально-экономические эффекты как результат региональной инвестиционной политики, направленной на привлечение ПИИ (составлено на основе [24])

Иллюстративными в силу вышесказанного, на наш взгляд, являются показатели инвестиционной активности китайских предприятий [25]. Так, в 2018 г. 112 китайских компаний вошли в список Fortune Global 500 [26]. Это был пятнадцатый год подряд, когда китайские компании увеличили свое присутствие в списке. Рост китайских компаний был впечатляющим, учитывая, что в 2000 г. в списке было менее 10 компаний. Большинство китайских компаний FG500 работают в секторах энергетики, финансов, розничной торговли, интернета и недвижимости. Более 80 % из этих 112 компаний принадлежат государству. По сравнению со своими глобальными коллегами китайские компании FG500 находятся на ранней стадии своего пути глобализации, но темпы расширения зарубежных рынков набирают обороты. Анализ Deloitte показывает, что в период с 2013 по 2017 г. на долю китайских компаний FG500 приходилось 56 % капитала, инвестированного за рубежом [26].

В настоящее время китайское правительство продолжает работу над улучшением инвестиционной среды для иностранных инвесторов, в частности в последние годы было принято решение о внесении поправок в четыре закона, в соответствии которыми было предусмотрено, что управление созданием и изменением предприятий с иностранными инвестициями, на которые не распространяются специальные административные меры, предусмотренные государством, будет изменено с системы экспертизы и утверждения на систему регистрации. Было разработано более 40 конкретных стратегий и мер, направленных на поощрение открытой и справедливой конкуренции и повышение привлекательности иностранных инвестиций. Кроме того, в 2017 г. каталог отраслей промышленности руководства по иностранным инвестициям был пересмотрен в седьмой раз, в ходе чего ограниченные статьи по иностранным инвестициям были сокращены до 63 пунктов с более ранних 93 пунктов в версии 2015 г. В 2018 г. китайское правительство официально объявило о планах дальнейшего совершенствования политики привлечения иностранных инвестиций и создания максимального комфортного климата для зарубежных инвесторов, заявлены планируемые в значительной степени усиление открытости сферы услуг и полная либерализация обрабатывающей промышленности при ослаблении и частичной отмене ограничений на долю иностранных акционеров в некоторых отраслях. Правительство также приложит усилия для создания более справедливой конкурентной среды как для отечественных, так и для иностранных предприятий. Помимо вышеуказанных улучшений в политике иностранных инвестиций правительство также работает над упрощением формальностей создания предприятий с иностранными инвестициями [26].

На сегодняшний день можно сказать, что стремительный рост национальной экономики Китая во многом обусловлен грамотным формированием комплекса правовых, административных и экономических инструментов развития инвестиционного потенциала регионов и провинций страны. Более того, дальнейшей экономический рост Китайской Народной Республики будет обеспечиваться за счет таких направлений, как региональные и инвестиционные составляющие, что подтверждается положениями «Стратегии социально-экономического развития Китая – оценка путей модернизации» до 2050 г. [24].

С целью проведения сравнения государственных мер по привлечению инвестиций в регионы, рассмотрим практику Соединенных Штатов Америки. В ряде публикаций отмечается, что достигнутый США высокий уровень конкурентоспособности национальной экономики во многом обусловлен политикой привлечения технологических и научных инвестиций в сочетании с мерами по сути своей протекционистского характера, направленными на поддержку предприятий страны [2, 9].

По оценкам исследователей [2, 27], для органов власти штатов всех уровней одним из наиболее актуальных направлений деятельности в целях повышения инвестиционного климата и стимулирования инвестиционной активности в штатах и в стране в целом является организация коллаборации на всех уровнях субъектов управления – и органов власти, и представителей бизнес-сообщества, будь то частные корпорации или же зарубежные инвесторы. Основные методы содействия развитию инвестиционного потенциала территорий США представлены на рис. 8.

missing image file

Рис. 8. Методы содействия развитию инвестиционного потенциала территорий США (составлено на основе [2])

Анализ американской практики управления инвестиционным потенциалом территорий показывает, что обычно используется «комбинация вышеперечисленных инструментов, характер и соотношение которых во многом определяется спецификой территорий или региональных инвестиционных проектов» [2, 27]. Условия для инвесторов формируются таким образом, что наиболее льготные инвестиционные режимы предлагаются тем, чьи инвестиционные проекты направлены на развитие приоритетных отраслей народного хозяйства, а также на создание экспортной или импортозамещающей направленности [2, 27].

Важнейшие рычаги воздействия на инвестиционную активность, используемые в США, представлены на рис. 9.

missing image file

Рис. 9. Важнейшие рычаги воздействия на инвестиционную активность, используемые в США (составлено на основе [2, 28])

Привлечению в экономику страны иностранных инвестиций также отдается одно из приоритетных значений, успешный характер которого обеспечивается во многом благодаря развитой в штатах практике предоставления различных льгот иностранным инвесторам и широкого использования информирования потенциальных инвесторов об условиях реализации инвестиционных проектов [2]. США являются одним из основных получателей международных инвестиций, хотя доля мировых прямых иностранных инвестиций, поступающих в страну, с годами уменьшилась. Абсолютный объем иностранных инвестиций в долларах, привлекаемых Соединенными Штатами, был относительно низким в течение последних 15 лет, составляя в среднем чуть менее 200 млрд долл. в год. Однако за тот же период инвестиционные потоки в остальную часть мира, особенно в Китай, быстро росли. В начале 2000-х гг. Китай получал менее 10 % мировых прямых иностранных инвестиций. В последнее время эта доля возросла до 15–20 %. Из-за этого быстрого роста ежегодных потоков объем иностранных инвестиций в Китае быстро вырос с 3,7 % в 2004 г. до 9,5 % в 2012 г., что сделало Китай вторым после Соединенных Штатов, на долю которых приходилось 13,4 % мировых прямых иностранных инвестиций по состоянию на 2012 г. С января по ноябрь 2019 г. объем прямых иностранных инвестиций в экономику континентальной части Китая составил 845,9 млрд юаней (около 124,4 млрд долл.). В годовом выражении он увеличился на 6 %. Объем иностранных инвестиций в высокотехнологичные отрасли Китая вырос на 27,6 % в годовом исчислении и составил 240,7 млрд юаней. Это 28,5 % от общего объема зарубежных инвестиций за указанный период [27]. Страны Европы по-прежнему остаются крупнейшим источником притока инвестиций в Соединенные Штаты. Однако в последние годы инвестиции, происходящие из Азиатско-Тихоокеанского региона, приобретают все большее значение благодаря увеличению инвестиций из Японии. Инвестиции Китая в США все еще находятся на очень низком уровне. Три четверти инвестиций приходятся на три сектора: производство, другие отрасли промышленности и финансы и страхование [29].

Еще одним из инструментов развития инвестиционной активности территорий выступает организация и поддержка региональных корпораций. Фактически хрестоматийным примером в этом отношении стало создание корпорации администрацией долины реки Теннесси [30] в рамках программы решения ряда социально-экономических проблем путем развития судоходства, электрификации сельских районов, развития коммунального и промышленного водоснабжения, что в конечном итоге позволило администрации штата обрести финансовую независимость.

Следующей широко применяемой формой стимулирования инвестиционной активности территорий является развитие проектов государственно-частного партнерства, социально-экономические экстерналии которых имеют очевидно позитивный характер для развития региональной экономики. Государственное-частное партнерство, объединяя усилия государства и частных инвесторов, обеспечивает как развитие инновационного потенциала территорий, так и решение значимых социально-экономических проблем в рамках реализуемых совместных проектов [2, 27, 31]. Одним из приоритетов отечественной и зарубежной политики становится сегодня создание институциональных основ государственно-частного партнерства [4]. Зачастую для мировой практики становится характерным создание специальных централизованных структур – субъектов управления взаимодействием бизнес-сообщества и органов власти с целью повышения эффективности реализации проектов ГЧП (Partnership UK в Великобритании, PPP Centrum в Чешской республике и т.д. [4]), которые условно могут быть выделены в две формы, представленные на рис. 10.

missing image file

а) б)

Рис. 10. Организационная схема структуры по работе с проектами ГЧП а) в Австралии и Венгрии, б) Великобритании и Чешской Республике [4]

Форма создания подобной структуры определяет порядок ее финансирования. Так, в первом случае, при создании ведомства при министерстве, финансовое обеспечение его деятельности производится за счет бюджетных средств. Во втором случае, функционируя как самостоятельные подразделения, такие организационные структуры могут устанавливать плату за услуги, оказываемые государственному сектору [4].

В США функционирует развитая институциональная основа для реализации проектов ГЧП: государственные органы, занимающиеся вопросами формирования и развития ГЧП (министерства финансов, экономики и обороны), а также нормативно-правовая база, целью которой является реализация контрактной формы ГЧП и бизнеса. Особое место в системе ГЧП отводится Администрации по делам малого бизнеса, которая является одним из пяти крупнейших федеральных кредиторов сектора малого предпринимательства в стране [32]. Среди наиболее перспективных в области ГЧП в США являются такие объединения научно-образовательных организаций, федеральных и местных органов власти, бизнес-сообщества в сфере промышленности и финансовых институтов, которые работают в области исследований и разработок [33] и инновационно-технологических партнерств [2].

Подводя итоги, следует отметить, что проведенный анализ практики США свидетельствует о том, что созданные в стране условия ведения предпринимательской деятельности и сформированный уровень инвестиционного климата, способствующие привлечению различных групп инвесторов, в Соединенных Штатах Америки достигнуты путем реализации описанных в данном исследовании мер поддержки и стимулирования и последовательного осуществления государственной политики на всех уровнях управления [27].

Заключение

Устойчивое экономическое развитие во многом определяется эффективностью принятой в регионе инвестиционной политики, которая обеспечивает повышение инвестиционного климата в регионе и, как следствие, стимулирует привлечение дополнительных инвестиций для целей стабильного воспроизводства, а также сохранения и роста потенциала региона. Анализ зарубежной практики в области стимулирования инвестиционной активности в регионе показывает, что государственные системы управления инвестиционной активностью включают в себя методы, которые условно можно разделить на пять групп: институциональные, экономико-организационные, инфраструктурные методы воздействия, маркетинговое и информационное обеспечение. Особое внимание при разработке инвестиционной политики уделяется группе экономико-организационных методов, которые можно представить в виде финансовых и нефинансовых инструментов. Анализ опыта Китая показал, что стремительный экономический рост страны во многом обусловлен разработанной и реализованной инвестиционной политикой Китая, которая соответствует принимаемым властями мерам по обеспечению перехода национальной экономики к модели, обеспечивающей высокую добавленную стоимость, создаваемой сферой услуг, как источнике экономического роста. Реализуемая инвестиционная политика Китая, сочетая в себе как ограничительные, так и поощрительные меры, ориентирована на развитие особых экономических зон, зон свободной торговли и технопарков, а также на привлечение прямых иностранных инвестиций в развивающиеся отрасли национальной экономики. Выявлено, что в США, напротив, с целью повышения конкурентоспособности привлечение инвестиций осуществляется преимущественно в научно-исследовательскую сферу, а также в развитие новых технологий. Высокий уровень инвестиционного климата в США достигается за счет применения ряда финансовых и нефинансовых инструментов, совместной работы правительства, частных корпораций и иностранных инвесторов. Практическая значимость полученных в ходе исследований результатов заключается в выявлении форм и методов государственной поддержки формирования и реализации эффективной инвестиционной политики зарубежных стран, которые успешно могут быть имплементированы в отечественную практику. С учетом имеющихся ресурсов, инвестиционного и инновационного потенциалов регионов Российской Федерации, в отечественную практику можно перенести такие меры инвестиционной политики, реализованные в зарубежных странах, как:

- активное стимулирование частных инвесторов и привлечение их в крупные долгосрочные проекты по развитию территорий на основе ГЧП;

- активное привлечение иностранных инвесторов для финансирования наукоемких технологий, лабораторий, научно-исследовательских центров;

- гармонизация федерального и регионального законодательства в области управления инвестиционной деятельности в регионах, а также социально-экономического развития регионов;

- развитие центров решения региональных проблем.


Библиографическая ссылка

Насрутдинов М.Н., Гаджиев М.М., Заборовская О.В. ИНСТРУМЕНТЫ РЕГИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ УПРАВЛЕНИЯ ИНВЕСТИЦИОННОЙ АКТИВНОСТЬЮ ТЕРРИТОРИЙ В ЗАРУБЕЖНОЙ ПРАКТИКЕ // Фундаментальные исследования. – 2021. – № 2. – С. 91-101;
URL: https://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=42971 (дата обращения: 18.09.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074