Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,749

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ОРИЕНТИРОВ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РЕГИОНОВ РФ НА ОСНОВЕ ПОКАЗАТЕЛЕЙ РАЗВИТЫХ СТРАН

Кривенцова Л.А. 1 Печеркина М.С. 1
1 Институт экономики УрО РАН
В целях выбора ориентиров социально-экономического развития регионов в статье представлены определения благосостояния и экономической безопасности и проведен обзор различных подходов к оценке их уровня в мировой экономике. Рассмотрены преимущества и недостатки различных индексов благосостояния, разрабатываемых международными организациями и некоммерческими объединениями. Информационной базой исследования выступили официальные данные Всемирного банка и Росстата. Проведено сопоставление показателей экономической безопасности и благосостояния населения России с показателями развитых стран, в частности стран Большой семерки, для определения пороговых значений уровня социально-экономического развития регионов в международном экономическом пространстве. Были рассмотрены следующие показатели: ВВП на душу населения, темпы прироста ВВП, государственный долг в процентах к ВВП. Анализ показателей выявил определенное отставание России от стран G7 по темпам социально-экономического развития. Данные показатели возможно использовать для прогнозирования социально-экономического развития России и корректировки показателей на уровне регионов. Разрабатываемый подход к определению ориентиров социально-экономического развития регионов может найти применение в деятельности органов государственной власти при прогнозировании социально-экономического развития региона с учетом мировых тенденций.
благосостояние
экономическая безопасность
социально-экономическое развитие
уровень жизни
индекс человеческого развития
экономический рост
1. Spacey J. Types of Economic Security. Simplicable. 2018. [Electronic resource]. URL: https://simplicable.com/new/economic-security (date of access: 15.10.2020).
2. Tang S.M. Rethinking economic security in a globalized world. Contemporary Politics. 2015. 21:1. Р. 40–52. DOI: 10.1080/13569775.2014.993910.
3. Алабичева М.А. Экономическая безопасность личности как структурная составляющая экономической безопасности государства // Социально-экономические явления и процессы. 2014. Т. 9. № 11. С. 9–15.
4. Косарев М.Н. Экономическая безопасность в системе национальной безопасности России // Вестник Уральского юридического института МВД России. 2016. № 1. С. 29–32.
5. Домнина С.В. Возможности оценки благосостояния населения региона в рамках сравнительного и доходного подходов // Вестник Самарского государственного университета. Серия: Экономика и управление. 2012. № 1 (92). С. 29–36.
6. Сафиуллин А.Р. Методологические подходы к оценке качества формирования благосостояния населения // Современные наукоемкие технологии. 2007. № 3. С. 97–99.
7. Шабунова А.А., Морев М.В., Россошанский А.И., Белехова Г.В. Уровень жизни и социальная реальность: мониторинг. Вологда: ИСЭРТ РАН, 2015. 122 с.
8. Черешнев В.А., Чичканов В.П., Куклин А.А., Кривенко Н.В., Калинина А.А., Кривенцова Л.А., Епанешникова Д.С. Влияние деятельности транснациональных корпораций на благосостояние населения стран // Стратегические направления и приоритеты регионального развития в условиях глобальных вызовов / Под общ. ред. д.э.н. Ю.Г. Лавриковой, д.э.н. Е.Л. Андреевой. Екатеринбург: УрО РАН, 2019. 504 с. С. 293–350.
9. Cobb C., Goodman G.S., Wackernagel M. Why bigger isn´t better: the Genuine Progress Indicator 1999 Update. San Francisco: Redefining Progress, November 1999. [Electronic resource]. URL: http://www.rprogress.org/publications/1999/gpi1999.pdf (date of access: 15.10.2020).
10. Talberth J., Cobb C., Slattery N. The Genuine Progress Indicator 2006 A Tool for Sustainable Development. [Electronic resource]. URL: http://rprogress.org/publications/2007/GPI %202006.pdf (date of access: 15.10.2020).
11. Манахова И.В. Новая парадигма измерения благосостояния: Россия и страны ОЭСР // Уровень жизни населения регионов России. 2013. № 12. С. 61–66.
12. Смирнов В.М. Индекс социального прогресса в системе измерителей социального развития России и ее регионов // Проблемы экономики и юридической практики. 2017. № 1. С. 15–17.
13. Legatum Prosperity Index 2018 – Methodology Report. [Electronic resource]. URL: https://www.prosperity.com/about/methodology (date of access: 15.10.2020).
14. Индексы и индикаторы человеческого развития. [Электронный ресурс]. http://hdr.undp.org/sites/default/files/2018_human_development_statistical_update_ru.pdf (дата обращения: 15.10.2020).
15. Особенности развития человеческого капитала в субъектах Российской Федерации [Электронный ресурс]. URL: https://ac.gov.ru/files/content/22461/3-grigorev-pdf.pdf (дата обращения: 15.10.2020).

Рост благосостояния населения страны является приоритетной целью любого государства. Однако исследования показывают, что достижение высокого уровня благосостояния невозможно без обеспечения экономической безопасности личности, территории, страны. Дифференциация регионов по уровню благосостояния проявляется в том, что наибольший уровень имеют регионы с высоким уровнем экономического развития. Это влечет за собой возникновение ситуации «замкнутого круга» в экономически слабых регионах, сочетание неблагоприятных условий социально-экономического развития: высокий уровень безработицы, низкая загрузка производственных мощностей – небольшой объем поступлений налогов – небольшой ВРП – препятствует привлечению инвестиций. Кроме того, регионы функционируют в условиях неопределенности факторов внешней и внутренней среды, что способствует возникновению угроз экономической безопасности, что приводит к ухудшению сложившегося уровня благосостояния. Целью исследования является выявление закономерностей в развитых странах для определения ориентиров социально-экономического развития России и ее регионов.

Методические подходы к определению экономической безопасности и благосостояния

На сегодняшний день существует множество подходов к определению экономической безопасности, равно как и благосостояния. Ученые во всем мире до сих пор не пришли к единому мнению, по каким критериям все же анализировать уровень безопасности и благосостояния. Например, в зарубежной литературе преобладает подход, определяющий экономическую безопасность человека как ситуацию наличия стабильного источника финансового дохода, который позволяет постоянно поддерживать текущий уровень и на ближайшую перспективу. Дж. Спейси [1], С.М. Танг [2] под экономической безопасностью понимают устойчивость систем, обеспечивающих нацию, регион, сообщество, отдельное лицо или семью базовым уровнем жизни. То есть в общем виде экономическая безопасность подразумевает наличие такого дохода, который бы обеспечивал базовое повседневное потребление. В трудах российских ученых можно выделить социальную направленность обеспечения экономической безопасности. Так, в трудах [3, 4] подчеркивается, что экономическая безопасность – это, прежде всего, создание условий социально-экономической защищенности жизненно важных интересов человека, повышение качества жизни, развитие личности. Таким образом, на экономическую безопасность оказывает существенное влияние определенный уровень благосостояния населения на территории.

В свою очередь благосостояние включает в себя материальные элементы, связанные с обеспечением жизнедеятельности человека (например, потребление продуктов питания); нематериальные элементы – психологические и эмоциональные элементы (например, удовлетворение от трудовой деятельности, отношения в семье); а также каналы, с помощью которых блага создаются и доводятся до индивида, что обеспечивает обладание благами [5, 6]. При исследовании благосостояния оно часто отождествляется с уровнем жизни или качеством населения. Благосостояние включает в себя не только полноценное и достойное человеческое существование, всестороннее развитие личности, но и обеспечение расширенного воспроизводства территории. Благосостояние исследуется на макро- и микроуровне. Макроуровень характеризуется уровнем жизни всего общества, а микроуровень – уровнем жизни отдельных людей. Сформированы следующие концепции благосостояния: ресурсная, концепция «субъективного» благосостояния, концепция фактического уровня жизни и концепция располагаемых возможностей [7].

Уровень благосостояния нуждается в количественном измерении, поэтому определенную популярность в мире приобрели различные индексы оценки благосостояния, разрабатываемые международными организациями, негосударственными образованиями и частными научными школами.

В табл. 1 представлены подходы к разработке методик оценки благосостояния, приведены названия индексов, описаны их преимущества и недостатки [8].

Приведенные зарубежные индексы используются для характеристики страны в целом. Основным недостатком этих методик является их общий характер, сложность применимости к уровню региона, за исключением методики ОЭСР. Также практически невозможен сбор статистических данных на уровне регионов, так как заложенные в них показатели рассчитываются на уровне страны.

Результаты исследования и их обсуждение

Поэтому для установления ориентиров социально-экономического развития регионов России возможно экстраполировать закономерности, выявленные путем проведения сравнительного анализа России со странами-лидерами, на её регионы.

Наиболее часто для межстранового сопоставления используется индекс человеческого развития (ИЧР). ООН определяет «развитие человека как процесс расширения спектра выбора: важные элементы выбора – жить долгой и здоровой жизнью, получить образование и иметь достойный уровень жизни; дополнительные элементы выбора – политическая свобода, гарантированные права человека и самоуважение» [14]. В состав ИЧР входят:

1) доход, определяемый показателями валового внутреннего продукта (ВВП) по паритету покупательной способности в долл. США;

2) образование, определяемое показателями грамотности (с весом 2/3), и доля учащихся среди детей и молодежи в возрасте от 7 до 24 лет (с весом 1/3);

3) долголетие, определяемое через продолжительность предстоящей жизни при рождении (ожидаемую продолжительность жизни).

Сравнение (ИЧР) по странам в 2000 и 2018 гг. представлено на рисунке.

Таблица 1

Преимущества и недостатки индексов благосостояния

Название индекса, авторы

Достоинства

Недостатки

Индекс человеческого развития (Human Development Index – HDI).

Разработан ООН в рамках Программы развития в 1990 г.

Ежегодная оценка.

Измеряется в 189 странах.

Доступна статистика за 29 лет

Учитывается малое количество факторов.

Некоторые из учитываемых факторов изменяются только в длительном периоде

Индекс устойчивого экономического благосостояния (Index of Sustainable Economic Welfare – ISEW).

Разработан Г. Дейли и Дж. Коббом в 1998 г. [9]

Учитывает экономические, экологические и социальные факторы

Некоторые из факторов не имеют количественной оценки, что ведет к разным подходам к их оцениванию

Индикатор подлинного прогресса (Genuine Progress Indicator – GPI).

Разработан американской научно-исследовательской организацией «Redefining Progress» в 1995 г. [10]

Учитывает негативные экстерналии экономического роста, что ведет к более точному оцениванию благосостояния

Недоступность достоверных данных об отдельных компонентах индикатора для некоторых стран делает невозможным качественное сравнение уровня благосостояния

Индекс лучшей жизни

(Better Life Index – BLI) [11].

Разработан ОЭСР в 2011 г. с учетом положений, выдвинутых комиссией Стиглица

Благодаря совокупности учитываемых показателей, позволяет провести наиболее комплексную оценку уровня благосостояния.

Каждый год ОЭСР публикует доклад «Как жизнь?», отражающий динамику уровня благосостояния в разных странах на основе Индекса лучшей жизни

Оценка проводится всего по 39 государствам, большая часть из которых – развитые экономики

Всемирный индекс счастья (World happiness Index) [12].

Предложен на Генеральной Ассамблее ООН в 2011 г. для дополнительного обоснования принятия макроэкономических решений

Рассчитывается с 2012 г. для 150 стран.

Предусматриваются инструменты для анализа краткосрочных и долгосрочных оценок

Опирается на субъективные индивидуальные оценки показателей

Индекс процветания Легатум института (Legatum Prosperity Index) [13].

Разработан Институтом Legatum в 2006 г.

Рассчитывается с 2007 г. для 149 стран. При необходимости возможно изменение весовых характеристик каждого из ключевых элементов

Данные по некоторым переменным не всегда доступны, могут публиковаться раз в несколько лет или появляются в открытом доступе позднее подсчета индекса, в этом случае используются данные прошлых периодов

Примечание. Составлено по [8].

krivenc1.wmf

Индекс человеческого развития в различных странах в 2000 и 2018 гг. Примечание. Составлено по: [14].

Интегральный ИЧР рассчитывается как среднеарифметическая сумма трех составляющих. Однако в случае исследования региональных систем данной методикой оценки благосостояния необходимо учитывать неполноту ВРП, который не является достоверным показателем в регионах с высокой долей теневой экономики; искажение результатов расчета происходит также за счет того, что регион является более открытой системой, чем государство (т.е. потребление и производство значительно различаются).

В 2018 г. по сравнению с 2000 г. ИЧР вырос во всех странах мира. По уровню индекса человеческого развития Россия относится к странам с высоким уровнем индекса, но уступает, США, Германии и другим странам Большой Семерки. Также ИЧР в России выше, чем в странах БРИКС.

В субъектах УрФО в 2017 г. самый высокий ИЧР имеют ХМАО и ЯНАО (0,9), самый низкий у Курганской области (0,8) [15]. Увеличение ИЧР и снижение различий в его уровне между регионами является фактором успешности реализации управленческого воздействия. Анализ составляющих ИЧР дает возможность определить тенденции развития социально-экономических процессов в регионе, выявить проблемные сферы и определить приоритетные направления управленческого воздействия.

Подходы к оценке благосостояния населения страны объединяют индикаторы, характеризующие экономический рост страны, распределение доходов между слоями общества, развитость инфраструктуры и механизм доступа к общественным фондам (здравоохранению, образованию, транспорту, коммунальным услугам и др.), индивидуальный стиль жизни и возможности людей, природно-климатические и экологические условия и т.д. Поэтому для оценки уровня благосостояния применяется широкий набор индикаторов, из которых чаще всего используется индикатор «ВВП на душу населения». ВВП представляет собой сумму валовой добавленной стоимости всех производителей-резидентов в экономике плюс любые налоги на продукты и минус любые субсидии, не включенные в стоимость продуктов. Рассмотрим динамику этого индикатора в России и развитых странах Европы с 2007 по 2018 г. (табл. 2).

Из табл. 2 следует, что США и Великобритания имели самый высокий уровень ВВП на душу населения среди выделенных стран за весь анализируемый период. По сравнению с приведенными странами Россия существенно отстает от уровня развитых стран. К 2018 г. по сравнению с 2007 г. в некоторых странах стало наблюдаться снижение ВВП на душу населения.

Рассмотрим годовой рост ВВП стран мира с 2007 по 2018 г. (табл. 3). Кризис 2008–2009 гг. отразился на экономиках стран снижением ВВП. Среди стран БРИКС наиболее глубокое падение ВВП наблюдалось в России. Экономика Бразилии, имеющая схожую с Россией структуру экспорта (продукция добывающей промышленности и аграрного сектора), показала похожую динамику в период кризиса. Индия и Китай прошли кризис 2008–2009 гг. с замедлением роста, но без глубокого падения, вернувшись к докризисным темпам прироста ВВП уже в 2010 г.

С 2012 г. ВВП начал снижаться практически во всех странах (табл. 3). В России темп прироста за период 2012–2013 гг. в среднем составил (5,8 %), уступая Китаю (12,6 %). Самое низкое значение показателя за этот период было в Италии. В результате падения цен на нефть в 2015–2016 гг. Россия и Бразилия оказались в зоне отрицательных приростов. В остальных странах такого сильного снижения не наблюдалось.

Таблица 2

ВВП на душу населения, доллар США

Страна

2007

2008

2009

2010

2011

2012

2013

2014

2015

2016

2017

2018

Бразилия

7348

8831

8598

11286

13246

12370

12300

12113

8814

8710

9925

9001

Россия

9101

11635

8563

10675

14351

15435

16007

14101

9314

8745

10751

11289

Индия

1028

999

1102

1358

1458

1444

1450

1574

1606

1729

1981

2010

Китай

2694

3468

3832

4550

5618

6317

7051

7651

8033

8079

8759

9771

США

47976

48383

47100

48468

49887

51611

53118

55048

56823

57928

59958

62887

Германия

41587

45427

41486

41532

46645

43858

46286

47960

41140

42099

44240

47616

Франция

41508

45334

41575

40638

43791

40875

42593

43011

36638

37039

38679

41470

Италия

37823

40778

37080

36001

38599

35054

35550

35518

30230

30936

32327

34489

Япония

35275

39339

40855

44508

48168

48603

40454

38109

34524

38794

38332

39290

Великобритания

50567

47287

38713

39436

42039

42463

43445

47426

44975

41064

40361

42962

 

Таблица 3

Темпы прироста ВВП (годовой, %)

Страна

2007

2008

2009

2010

2011

2012

2013

2014

2015

2016

2017

2018

Бразилия

6,1

5,1

-0,1

7,5

4,0

1,9

3,0

0,5

-3,5

-3,3

1,3

1,3

Россия

8,5

5,2

-7,8

4,5

4,3

3,7

1,8

0,7

-2,3

0,3

1,6

2,3

Индия

7,7

3,1

7,9

8,5

5,2

5,5

6,4

7,4

8,0

8,2

7,2

6,8

Китай

14,2

9,7

9,4

10,6

9,6

7,9

7,8

7,3

6,9

6,7

6,8

6,6

Германия

3,0

1,0

-5,7

4,2

3,9

0,4

0,4

2,2

1,7

2,2

2,5

1,5

Франция

2,4

0,3

-2,9

1,9

2,2

0,3

0,6

1,0

1,1

1,1

2,3

1,7

Италия

1,5

-1,0

-5,3

1,7

0,7

-3,0

-1,8

0,0

0,8

1,3

1,7

0,8

Япония

1,7

-1,1

-5,4

4,2

-0,1

1,5

2,0

0,4

1,2

0,6

1,9

0,8

США

1,9

-0,1

-2,5

2,6

1,6

2,2

1,8

2,5

2,9

1,6

2,2

2,9

Великобритания

2,4

-0,3

-4,2

1,9

1,5

1,5

2,1

2,6

2,4

1,9

1,9

1,4

 

Таблица 4

Государственный долг, в % к ВВП

Страна

2007

2008

2009

2010

2011

2012

2013

2014

2015

2016

2017

2018

Италия

110.3

112.6

125.6

124.4

117.2

135.3

142.9

155.5

156.7

154.5

152.1

147.3

Великобритания

52.9

65.7

78.8

89.7

103.3

107.4

103.2

113.3

112.8

122.5

119.9

116.6

США

86.2

102.2

115.6

125.7

130.9

132.6

136.2

135.5

136.5

138.3

135.0

136.3

Россия

7,4

6,1

4,7

8,9

8,7

9,6

10,2

11,8

12,4

13,3

12,6

11,7

Франция

75.9

82.5

97.6

101.0

103.8

111.9

112.5

120.2

120.8

123.7

122.8

122.1

Бразилия

56,7

55,9

59,2

51,7

51,2

53,6

51,5

56,2

65,5

69,8

73,7

76,5

Китай

19,3

16,7

17,3

16,4

14,8

14,4

14,6

14,9

15,5

16,1

16,2

16,3

Германия

63,9

65,5

72,9

82,4

79,8

81,1

78,7

75,7

72,1

69,2

65,3

61,9

Индия

51,5

50,5

51,5

50,1

46,6

47,7

47,6

47,3

46,4

46,9

45,1

45,6

Япония

157,6

162,6

178,0

183,7

195,0

201,4

202,3

200,4

196,6

199,1

198,8

201,2

 

Однако на фоне роста ВВП возникла следующая негативная тенденция. Из табл. 4 следует, что во всех приведенных странах не только растет доля государственного долга в ВВП и начинает превышать ВВП. Подобная ситуация стала следствием проводимой политики фискального стимулирования.

Рост государственного долга может привести к росту расходов на его обслуживание и увеличению налогового бремени, что может замедлить экономический рост. Что касается Российской Федерации, то за последние 10 лет прослеживается умеренный рост совокупного объема государственного долга с нарастанием его темпов начиная с 2014 г. Это связано с ухудшением мировой конъюнктуры на сырьевых рынках, началом торможения российской экономики, постепенным исчерпанием суверенных резервов и необходимостью финансировать дефицит федерального бюджета.

Выводы

В настоящее время основные внешнеэкономические факторы развития страны, включая цены на нефтегазовые ресурсы, складываются менее благоприятно, на что накладывается еще влияние санкций. В таких условиях необходимо определить и внутренние ориентиры социально-экономического развития, чтобы сконцентрировать ресурсы на стратегически важных направлениях. Таким инструментом в России, к примеру, стали национальные проекты, призванные повысить благосостояние населения не только на уровне страны в целом, но и на уровне регионов, и обеспечить реализацию стратегических целей развития страны.

Выбор ориентиров социально-экономического развития необходим в процессе управления регионом и должен опираться как на мировые индексы, так и на стратегические векторы на федеральном уровне.

Статья выполнена в соответствии с планом НИР ФГБУН «Институт экономики УрО РАН» на 2019–2021 гг.


Библиографическая ссылка

Кривенцова Л.А., Печеркина М.С. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ОРИЕНТИРОВ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РЕГИОНОВ РФ НА ОСНОВЕ ПОКАЗАТЕЛЕЙ РАЗВИТЫХ СТРАН // Фундаментальные исследования. – 2020. – № 11. – С. 119-124;
URL: https://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=42884 (дата обращения: 17.05.2022).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074