Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,441

РАЗРАБОТКА СТРАТЕГИЙ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ СЕЛЬСКИХ ТЕРРИТОРИЙ КАК ИНСТРУМЕНТ АДАПТАЦИИ ИХ К КРИЗИСНЫМ УСЛОВИЯМ

Криулина Е.Н. 1 Луговской С.И. 1 Тарасенко Н.В. 1
1 ФГБОУ ВПО «Ставропольский государственный аграрный университет»
Настоящая статья посвящена исследованию возможностей использования элементов стратегического управления социально-экономическим развитием сельских территорий в кризисных условиях. Этот подход позволяет с наибольшей достоверностью выявить его существующие и прогнозируемые «угрозы» и «преимущества», «риски» и «точки роста» с тем, чтобы в текущем режиме своевременно вносить корректировки на изменяющиеся внешние и внутренние вызовы и обеспечивать реализацию положений действующих документов стратегического характера. Существующая в большинстве своем идентичность сельских территорий регионов и страны в целом сложившимся в результате их административно-территориального деления сегодняшним сельским муниципальным образованиям позволяет рассматривать Стратегии социально-экономического развития муниципальных районов как нормативную базу развития сельских территорий, совпадающих с границами муниципалитетов. В результате их изучения были установлены существующие особенности сельских территорий как основа разработки сценарных вариантов их социально-экономического развития с точки зрения максимальной адаптации к кризисным условиям и внесены соответствующие предложения применительно к Ставропольскому краю.
сельские территории
муниципальные районы
стратегическое управление
социально-экономическое развитие
1. Федеральный закон «О стратегическом планировании в Российской Федерации» № 172 от 24.06.2014 года.
2. Распоряжение Правительства Ставропольского края от 15.07.2009 № 221-рп (ред. от 26.06.2013) «Об утверждении Стратегии социально-экономического развития Ставропольского края до 2020 года и на период до 2025 года» Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс» (дата обращения: 25.05.2015).
3. Ансофф И. Стратегическое управление / пер. с анг. – М.: Экономика, 1989.
4. Никонова Г.Н., Криулина Е.Н. Необходимость, предпосылки и некоторые результаты типологии сельских муниципальных образований региона // Вестник АПК Ставрополья. – 2011. – № 3 (23).
5. Парахина В.Н., Максименко Л.С., Панасенко С.В. Стратегический менеджмент: электронный учебник с гр. УМО. – М.: ООО «ИздательствоКноРус», 2010.
6. Тарасенко Н.В., Криулина Е.Н. Развитие сельских территорий региона как условие эффективного аграрного производства // Вестник института дружбы народов Кавказа. – 2012. – № 1.
7. Теория, методика и практика оценки уровня и перспектив социально-экономического развития сельских территорий Ставропольского края : учеб.-практ. пособие для рук. и специалистов с.-х. организаций, студентов в системе подготовки и переподготовки специалистов экон. профиля / В.И. Трухачев, Н.В. Тарасенко, Н.В. Криулина, С.И. Луговской, Е.А. Шевченко; под общ. ред. Н.В. Тарасенко; СтГАУ. – Ставрополь: АГРУС, 2013. – 1,24 МБ. – (Гр. МСХ Ставроп. края).
8. Томпсон-мл. А.А., Стрикленд А.Дж. III. Стратегический менеджмент: концепции и ситуации для анализа. – 12-е изд. / пер. с англ. – М.: Издательский дом «Вильямс», Москва – Санкт-Петербург – Киев, 2003.

Реальное использование понятия «стратегия» в России началось в период рыночных преобразований и относилось в основном к фирмам, хозяйствующим коммерческим структурам. Территориальный аспект стратегического управления появился позднее и был реализован применительно к социальным и экономическим вопросам сельского развития, при разработке ФЦП «Социальное развитие села». Затем последовали другие судьбоносные для села (как территории) документы долговременного (стратегического) характера – различные Концепции, Доктрины, Программы, Стратегии.

К настоящему времени наработан значительный и разноплановый понятийный аппарат стратегического развития [3, 5]. Мы склонны согласиться с мнением ряда ученых о том, что под стратегией следует понимать сложившуюся позицию организации в окружающей среде, приводящую ее к достижению поставленных целей. При этом именно за нею лежит выбор управленческих решений, не противоречащих системе положений действующего законодательства. Но это, на наш взгляд, верно лишь для коммерческих структур, где и выбор управленческих решений, и ответственность за них лежит на руководителях организаций.

Применительно к формированию стратегий территориального развития подход должен быть качественно иным, иметь четко определенный механизм и порядок осуществления. В этом случае выбор того или иного варианта разработки стратегии и ответственность за ее исполнение будет определяться не конкретным управленцем, а общими для всех участников этого процесса принципами и механизмами. При этом ответственность за стратегические решения будет лежать на властных структурах соответствующих уровней.

То, что изменения в реальной ситуации обязаны вызывать существенные корректировки положений программных нормативных документов, доказывается принятием Федерального закона № 172 «О стратегическом планировании в Российской Федерации», который отменил положения предыдущего закона в этой области и в большей степени обеспечивает соответствие сложившимся реалиям [1]. Уже в самом начале текста Законодатель устанавливает приоритет стратегического планирования в Российской Федерации для целей координации государственного и муниципального стратегического управления и бюджетной политики регионов и страны в целом. Таким образом, закрепленные в законе положения о стратегическом муниципальном управлении с учетом существующей в большинстве регионов страны (в том числе и в Ставропольском крае) идентичности сельских территорий сегодняшним сельским муниципальным образованиям могут быть применимы и при разработке конкретных механизмов долговременного территориального социально-экономического развития. Кроме того, в апреле 2015 года Правительством России была утверждена Стратегия устойчивого развития сельских территорий, в которой уже нашли отражение и положения цитируемого выше закона. Таким образом, двойное внимание со стороны федеральных органов власти к социально-экономическому развитию сельских территорий является весомым аргументом в признании огромной значимости сельских территорий для страны, а для аграрных регионов, к которым можно отнести и Ставропольский край, – в особенности. Именно поэтому сельские территории также вовлекаются в процесс стратегического управления развитием. Справедливости ради отметим, что в настоящее время стратегии как нормативный документ являются преимущественно инструментом муниципального управления, в то время как сельские территории видение своего перспективного социально-экономического развития реализуют в программах конкретной целевой ориентации различных сроков действия.

Это тем более важно, что вследствие мировых экономических и политических событий 2014–2015 годов неизмеримо возросла практическая значимость сельских территорий как базы для развития сельского хозяйства и, соответственно, достижения продовольственной безопасности России. В большинстве своем градообразующими организациями сельских муниципалитетов как фактического аналога заключенных в их границах сельских территорий выступают сельскохозяйственные организации, успешная хозяйственная деятельность которых формирует не только продовольственный базис страны, но и определенный уровень жизни своих тружеников. Учитывая к тому же, что в границах сельских территорий проживает четверть населения России, а в ряде регионов она достигает 60 % всего населения, то органы власти всех уровней, принимающих конкретные стратегические решения, ответственны и за обеспечение благосостояния сельских жителей.

В то же время и в констатирующей части многих нормативных документов последнего времени, имеющих прямое или опосредованное отношение к сельскому развитию, и в исследованиях ученых убедительно фиксируется сегодняшнее неблагополучие сельских территорий. В процессе нашего исследования было установлено, что такая ситуация свойственна и сельским территориям Ставропольского края. Многолетние исследования данной проблемы, основанные на статистической, бухгалтерской и ведомственной информации, а также на результатах социологического обследования населения различных по типу и комплексу природно-экономических условий сельских территорий в рамках деятельности Ставропольского регионального отделения Центра социальной политики и мониторинга сельского развития, позволили выявить следующее.

Особенности сельских территорий заключаются во внутрирегиональном разнообразии природных факторов в Ставропольском крае. Учеными Ставропольского НИИ сельского хозяйства были выделены четыре зоны, названные в соответствии с основополагающими признаками – климатическими и почвенными характеристиками сельских территорий: Первая зона (крайне засушливая) – сочетание природных факторов в этой зоне обеспечивает возможности получения самого высококачественного зерна в крае, но в условиях рискового земледелия; вторая (засушливая) зона – в этой зоне имеются предпосылки для производства зерна, винограда, ведения скотоводства, овцеводства и свиноводства; третья зона (неустойчивого увлажнения) – имеются хорошие условия для развития производства зерна и технических культур, садоводства, овощеводства, скотоводства, а также птицеводства и свиноводства; четвертая зона (достаточного увлажнения) – имеются предпосылки для развития зернового производства, производства технических культур, овощеводства, садоводства, выращивания ягодных культур, туристско-рекреационных услуг для жителей края и других регионов и стран [7].

Отмеченные особенности зон определяют характер и специфику разрабатываемых стратегий социально-экономического развития сельских территорий районов в границах соответствующих муниципальных образований, расположенных на территории Ставропольского края. Стратегии районов формировались на основе принятой Правительством Ставропольского края в 2009 году «Стратегии социально-экономического развития Ставропольского края до 2020 года» [2].

Нам представляется, что существенной частью этих документов должно быть изложение «сильных» и «слабых» сторон рассматриваемых территорий. Сильными сторонами сельских территорий первой зоны выступают: наличие слабозаселенных земель для размещения объектов производственной и инженерной инфраструктуры, незанятое население, относительно низкие затраты на производство, возможности производства высококачественного зерна и условия для развития овцеводства и мясного скотоводства, экологическое благополучие территорий. Однако слабыми сторонами являются: сложившееся монопроизводство и монозанятость населения, безработица, низкая плотность населения, неразвитость транспортной инфраструктуры и практическое отсутствие городов, проблемы с предоставлением многих социальных услуг.

В сельских территориях, входящих во вторую зону, при сохранении слабых сторон, свойственных первой зоне, появляются более широкие возможности для социально-экономического развития. Это относительно более высокая заселенность, урбанизированность, развитость транспортной инфраструктуры (в том числе железнодорожных коммуникаций), расширенный набор производимых продуктов, в том числе виноградарства, переработка сельскохозяйственного сырья, более широкий диапазон занятости населения и т.д.

Специфика территорий третьей зоны заключается уже в их многопрофильности, возможности производить практически весь набор продукции растениеводства и животноводства, их переработку, более высокой степени урбанизации. Наличие запасов не только нерудных материалов, но и сырья стратегического назначения может обеспечить развитие на мощной основе добывающего кластера и производства строительных материалов. Большая часть районных муниципальных образований своими административными центрами имеет города, хотя преимущественно районного значения, на территории этой зоны расположена и столица края – город Ставрополь. К слабым сторонам можно отнести, как и во второй зоне, относительно низкий квалификационный уровень населения и работающих, недостаточный уровень доходов населения и неразвитость несельскохозяйственной сферы производства.

Сельские территории четвертой зоны – особенные, здесь самая высокая насыщенность городами (в том числе курортами российского значения), хорошо обустроенная транспортная инфраструктура, самая высокая плотность населения, хорошие природно-климатические условия и возможность производить разнообразные экологически чистые продукты питания как для своего населения, так и приезжающих лечиться и отдыхать, наличие запасов подземных минеральных вод и лечебных грязей для развития туристско-рекреационного кластера, сельского туризма, агротуризма, этнотуризма и так далее.

Особенностью принятых районами Стратегий стало то, что в процессе их разработки муниципальные органы власти не особо придерживались нормативных положений о структуре рекомендованной стратегии. В результате отсутствия унифицированной формы основного документа социально-экономического развития района у потенциальных инвесторов, организаций осуществляющих свою деятельность на территории районов, да и просто у сельских жителей возникали сложности с пониманием и выполнением направлений, определенных в принятых ими стратегиях.

Все это послужило причиной принятия министерством экономического развития Ставропольского края решения о необходимости пересмотра этих документов и внесения во все стратегии районов поправок с учетом майских Указов Президента РФ и последующих изменений в социально-экономической жизни государства. Кроме этого, было решено продлить сроки реализации стратегий до 2025 года. Однако, несмотря на требования, поставленные задачи были выполнены не всеми администрациями муниципальных районов. В результате имеются Стратегии социально-экономического развития района с продленными сроками их реализации, но вот структура и форма остались прежними, без изменений. Кроме того желателен пересмотр содержания стратегий не реже одного раза в три года с учетом постоянно меняющихся внутренних и внешних вызовов.

Сам факт отсутствия или некачественно выполненного раздела SWOT-анализа ставит под сомнение правомерность и достоверность содержащихся в таких стратегиях направлений развития и обусловленных ими мероприятий социально-экономического характера.

Нам представляется, что в сложившейся экономической ситуации нужна активизация усилий самих органов местного самоуправления на использование имеющихся ресурсов и возможностей, привлечение инвесторов и пропаганду инвестиционной привлекательности. Без этого невозможно формирование и, соответственно, реализация профессионально подготовленных и корректируемых Стратегий социально-экономического развития сельских территорий в границах муниципальных районов.

Рецензенты:

Кузьменко В.В., д.э.н., профессор, заведующий кафедрой налогов и налогообложения, Северо-Кавказский федеральный университет, г. Ставрополь;

Фурсов В.А., д.э.н., профессор кафедры социально-культурного сервиса и туризма, Северо-Кавказский федеральный университет, г. Ставрополь.


Библиографическая ссылка

Криулина Е.Н., Луговской С.И., Тарасенко Н.В. РАЗРАБОТКА СТРАТЕГИЙ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ СЕЛЬСКИХ ТЕРРИТОРИЙ КАК ИНСТРУМЕНТ АДАПТАЦИИ ИХ К КРИЗИСНЫМ УСЛОВИЯМ // Фундаментальные исследования. – 2015. – № 5-4. – С. 738-741;
URL: http://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=38333 (дата обращения: 06.05.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074