Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,118

ФАКТОРЫ АКТИВИЗАЦИИ ПРОТЕСТНОГО ДВИЖЕНИЯ В ДАГЕСТАНЕ

Мамараев Р.М. 1
1 Институт истории археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН
Многочисленные акции протеста в 2011–2012 гг., прокатившиеся в Москве и в других городах России, обострили проблематику чистых и честных выборов, подтвердили реально высокую степень протестной интенсивности. Вопрос уровня протестных настроений и поведения среди населения в нашей стране актуален на сегодняшний день. Поэтому цель данной статьи – через социологический опрос выявить и проанализировать уровень протестного настроения в многонациональной Республике Дагестан. По результатам проведенного социологического опроса автор показал отношение дагестанского респондента к протестным движениям оппозиции в отношении федеральной власти, установил уровень протестного настроения и участия дагестанцев по отношению к федеральной, республиканской, муниципальной властям.
Россия
протесты
«Болотное движение»
«цветная революция»
оппозиция
лидеры оппозиции
Республика Дагестан
федеральная власть
республиканская власть
муниципальная власть
1. Воронцов С.А., Понеделков А.В., Усманов Р.Х. Роль и влияние административно-политических элит в процессе обеспечения национальной безопасности на юге России // Каспийский регион: политика, экономика, культура. – 2014. – № 2 (39). – С. 234–244.
2. Гусева Л.А. Институциональные основы взаимодействия власти и общества // Фундаментальные исследования. – 2014. – № 5–3. – С. 616–619.
3. Зимин В.А. Диалектика взаимоотношений государства и политической культуры // Фундаментальные исследования. – 2014. – № 9–7. – С. 1618–1624.
4. Мамонов М.В. Экспектационное измерение избирательного процесса // Власть. – 2010. – № 6. – С. 7–10.
5. Мамонов М.В. Поствыборная ситуация в России: перспективы и риски // Мониторинг общественного мнения. – 2012. – № 2 (108). – С. 5–10.
6. Понеделков А.В. Политическая наука в элитологическом измерении. – Ростов н/Дону: СКАГС. – 2010. – С. 206–219.
7. Понеделков А.В., Старостин А.М. Россия: социально-политические характеристики безопасности // Власть. – 2011. – № 10. – С. 5–10.
8. Понеделков А.В., Старостин А.М., Ляхов В.П. Местное самоуправление в современной России: поиски в науке и в практике // Наука и образование: хозяйство и  экономика; предпринимательство; право и управление. – 2015. – № 4 (59). – С. 16–20.
9. Працко Г.С., Шпак В.Ю. Политические конфликты и протесты // Юристъ-Правоведъ. – 2013. – № 5 (60). – С. 23–26.
10. Садыков Р.М. Уровень и качество жизни населения как фактор обеспечения социальной безопасности территориальных образований // Фундаментальные исследования. – 2014. – № 11–1. – С. 201–205.
11. Сковиков А.К. Власть и гражданское общество: диалог взаимодействия // Фундаментальные исследования. – 2014. – № 12–12. – С. 2668–2672.
12. Старостин А.М. Стратегическое управление в многосоставном обществе: российский контекст (к постановке проблемы) // Северо-Кавказский юридический вестник. – 2013. – № 3. – С. 94–100.

В современной обществоведческой науке нет однозначного толкования понятия «политический протест». Разные исследователи, исходя из собственных научных задач, включают в это понятие различные политические акции и формы политического участия граждан [7]. Но под политическим протестом обычно понимается «открытая демонстрация негативного отношения к политической системе в целом, ее отдельным элементам, нормам, ценностям, принимаемым решениям» [6], осуществляемая в конвенциональных или неконвенциональных формах [12].

Являясь производным фактором политического развития, политический протест предстает перед исследователями как весьма сложное, многомерное явление политической жизни [8]. Во-первых, политический протест может существовать в виде внутреннего состояния неприятия политическим субъектом господствующих в обществе политических отношений или политической системы в целом. Во-вторых, политический протест – это определенная форма выражения несогласия, сопротивления, неприятия господствующего политического курса, т.е. то, что чаще всего выражается определенной акцией, действием, поступком протестного характера. Можно говорить о массовых и индивидуальных формах политического протеста, о мирных и немирных, организованных и стихийных, прямых и демонстративных, обычных и нетрадиционных политических акциях протестного характера [2]. Кроме того, в политической науке существуют такие понятия, как «протестная активность» и «протестный потенциал». Первое характеризуется степенью охвата граждан различными формами протеста, а также динамикой развития протестного поведения. Второе – склонностью граждан участвовать в протестных акциях при определенных условиях. Наконец, политический протест – это явление политики, атрибут политического, представляющий собой противодействующие силы, движения, тенденции, идущие вразрез с основным течением политической жизни. Как таковой, политический протест присутствует в любой системе политических отношений, сопровождает развитие любого политического режима и в принципе неустраним из политической сферы [11]. Таким образом, политический протест выражает сложный, противоречивый, вихреобразный, нелинейный характер политического развития. Всякое изменение форм и методов проводимой политики неизбежно влияет на особенности существования и проявления состояний политического протеста [9].

События на Манежной, Болотной площади, проспекте Сахарова в 2010–2012 гг. показали, что российское общество созрело для протеста. Но еще до этих событий некоторые социологи прогнозировали надвигающуюся «грозу». Если события на Манежной можно было отнести к беспорядкам либо к провокациям, то Болотная сразу стала символом несогласия. В России пока еще не настолько доверяют демократическим институтам, чтобы выходить на улицу только из-за ущемления своих политических прав [3]. Нужно нечто более глубокое, чем политика [10]. Оно есть социальная несправедливость, полицейский произвол, ненависть к казнокрадам, криминальная власть и т.д. [1].

Многочисленные акции протеста, прокатившиеся по стране после выборов депутатов Государственной Думы в декабре 2011 г. и выборов Президента Российской Федерации 2012 г. [5], актуализировали задачу изучения природы протестных настроений и выбора россиянами допустимых форм выражения своего несогласия с реализуемой политикой, деятельностью ключевых акторов, сложившейся реальностью в целом [4]. Поэтому необходимо через социологический опрос населения выявить и проанализировать уровень протестного настроения в регионах, в данном случае в Республике Дагестан, выявить протестное отношение жителей в регионах к федеральной, региональной и муниципальной властям.

Социологическое исследование проведено в 2014 году в Республике Дагестан. Всего было опрошено 383 человека. Доля городского населения в выборке составляет 56,2 %, а доля сельского 43,8 % соответственно. Участниками опроса являются рядовые граждане. Использовался метод случайного отбора. Автор не претендует на репрезентативность опроса по отдельным группам социологической выборки.

С целью выявления отношения к протестному движению, начавшемуся в конце 2011 года, был задан вопрос «Как вы относитесь к начавшимся после выборов в Государственную думу 2011 г. и продолжавшимся после выборов Президента России 2012 г. протестным движениям в России («Болотное движение»)?». Были получены следующие результаты: «Не поддерживаю протестное движение, т.к. это приводит к дестабилизации в стране» – 53,5 % относительно всей выборки, «Поддерживаю протестное движение, т.к. оно против коррумпированной власти, которая не отстаивает интересы людей» – 18,8 %, «Не поддерживаю протестное движение, т.к. это было спонтанное, неорганизованное движение и лидеры данного движения не пользуются у меня авторитетом» – 17 %, «Поддерживаю протестное движение, т.к. были массовые фальсификации на выборах, протестующие защищают интересы избирателей» – 10,7 %.

Следующий вопрос, который был задан респондентам – «Поддержите ли вы так называемую «цветную революцию» против федеральной власти в нашей стране (примеры Украины, Грузии, Киргизии)»? Самым популярным среди респондентов оказался вариант ответа «Нет, хоть я не совсем доволен властью, т.к. это приведет к развалу страны и к гражданской войне» – 47 %. Далее по значимости показателя следует вариант «Нет, так как лидеры данных движений преследуют только свои корыстные цели» (33,2 %). Вариант ответа «Нет, меня все устраивает» набрал 10,2 %. Равное и чуть менее статистической погрешности количество голосов – 5 %, набрали варианты «Да, так как к власти придут эффективные лидеры» (5 %) и «Да, так как улучшится политическое и социально-экономическое положение в стране» (4,7 %). Из вышеназванного вопроса вытекает другой вопрос – «Примете ли вы участие в так называемой «цветной революции» в нашей стране?». Примут участие – 7 %, «нет» ответили 93 %.

Проанализировав результаты ответов на вопросы в отношении федеральной власти, можно сделать вывод, что респонденты-дагестанцы крайне отрицательно относятся к прошедшим протестным движениям и тем более не готовы поддержать и принять участие в массовых движениях против федеральной власти, проявляют беспокойство о государственной безопасности страны. Революционная оппозиция у респондентов не пользуется авторитетом. Но при этом имеет место быть, хоть и не ярко выраженное, недовольство федеральной властью, которая, как считают респонденты, коррумпирована и не отстаивает интересы людей.

Для выявления протестного настроения в отношении республиканской власти был задан вопрос – «Поддержите ли вы протестное движение против органов власти Республики Дагестан (Главы Республики Дагестан, депутатов Народного Собрания Республики Дагестан, Правительства Республики Дагестан)?». Наибольшей поддержкой у респондентов пользуется вариант ответа «Да, надоела коррумпированная власть, чиновничий и криминальный беспредел» – 26,9 %, далее следует вариант ответа «Да, в Республике нет условий для жизни простых людей» – 16,4 % и вариант ответа «Да, власть не способна установить порядок и стабильность в Республике» набрал – 9,4 %. Второй по популярности среди всех вариантов ответов – «Нет, хоть я не совсем доволен властью, протесты приведут к дестабилизации ситуации в Республике» набрал 25,1 %, далее среди отрицательных ответов следует «Нет, от протестов ничего не изменится, все будет как прежде» – 14,9 % и на последнем месте «Нет, в Республике относительно все хорошо и нет причин для протестов» – 7,3 %.

Ответы на вопрос «Примете ли вы участие в протестных движениях против органов власти Республики Дагестан?» распределились следующим образом: нет – 55,9 %, да – 26,6 % и затруднились ответить 17,5 %.

Для выявления протестных настроений в отношении муниципальной власти в Республике Дагестан респондентам был задан вопрос – «Поддержите ли вы протестное движение против главы своего города/района?». Вариант «Да, он ничего не делает для города/района, нет условий для жизни простых людей» набрал 26,6 %. Вариант «Да, он не способен установить порядок и стабильность» поддержало 9,1 % опрошенных. Среди отрицательных ответов самым популярным является «Нет, от протестов ничего не изменится, все будет как прежде» (26,9 %), далее по значимости показателя следует «Нет, хоть я не совсем доволен властью, протесты приведут к дестабилизации» – 25,8 % и на последнем месте – «Нет, все относительно хорошо и нет причин для протестов» (11,5 %).

Далее был задан вопрос, который был задан респондентам «Примете ли вы участие в протестных движениях против главы своего города/района?». Отрицательно ответили – 72,1 % опрошенных, положительно – 27,9 %.

Проведенный анализ ответов на вопросы об отношении к республиканской и муниципальной властям говорит о том, что большую склонность к участию в протестных мероприятиях в отношении названных видов власти демонстрируют дагестанцы, выделившие политические и властные проблемы. Респонденты не верят, что протесты или подобного рода акции могут что-либо изменить или на что-либо положительно повлиять. Отсутствие уверенности в эффективности от протестов может говорить о скрытом недовольстве. Людей от поддержки протестных настроений останавливает опасность дестабилизации ситуации в республике и в стране в целом. Это говорит о достаточной сдержанности и неагрессивности дагестанцев в отношении к местной власти. Но при этом достаточно высок уровень недовольства региональной и муниципальной властью.

Выводы

Полученные результаты говорят о том, что респонденты крайне отрицательно относятся к прошедшим протестным движениям и тем более не готовы поддержать и принять участие в революционных движениях против федеральной власти, проявляют беспокойство о государственной безопасности. Революционная оппозиция у респондентов из РД не пользуется авторитетом. Но при этом имеет место быть, хоть и не ярко выраженное, недовольство федеральной властью, которая, как считают респонденты, коррумпирована и не отстаивает интересы людей. В то же время, респонденты проявляют явное недовольство республиканской и муниципальной властью, которая обвиняется в коррумпированности, чиновничьем и криминальном беспределе, во взяточничестве, произволе чиновников, разгуле криминала, неспособности навести порядок в республике, отсутствие условий для жизни простых людей. Высокий уровень недоверия можно объяснить низким уровнем доверия республиканским властям, которые своими действиями и поступками компрометируют федеральную власть.

Рецензенты:

Дибиров А.-Н.З., д.пол.н., профессор, ректор, Дагестанский институт экономики и политики, г. Махачкала;

Шахбанова М.М., д.соц.н., старший научный сотрудник отдела социологии, Институт истории, археологии и этнографии ДНЦ РАН, г. Махачкала.


Библиографическая ссылка

Мамараев Р.М. ФАКТОРЫ АКТИВИЗАЦИИ ПРОТЕСТНОГО ДВИЖЕНИЯ В ДАГЕСТАНЕ // Фундаментальные исследования. – 2015. – № 2-23. – С. 5253-5256;
URL: http://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=38191 (дата обращения: 19.10.2018).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252