Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,749

ПОЛЕ ЭМЕРДЖЕНТНОСТИ КАК ЕДИНИЦА ЯЗЫКОВОЙ СИСТЕМЫ

Альбеков Н.Н. 1, 3 Жеребило Т.В. 2, 3
1 ГКНУ «Академия наук Чеченской республики»
2 ФГБОУ ВПО «Ингушский государственный университет» Министерства образования и науки Российской Федерации
3 ФГБОУ ВПО «Чеченский государственный педагогический институт» Министерства образования и науки Российской Федерации
В статье описываются особенности полевого подхода, в своё время намеченного И. Триром и Г. Ипсеном и получившего в современной лингвистике широкое распространение. В теориях полевых языковых структур позиционируются различные типы полей: ассоциативные, грамматические, грамматико-лексические, лексико-семантические, морфосемантические, парадигматические, семантические, синтагматические, синтаксические, функционально-семантические и др. Нами разработано поле эмерджентности, наиболее близко стоящее к функционально-семантическим полям. В связи с этим принципиально значимым является послужившее точкой отсчёта при разработке поля эмерджентности выделение двух основных структурных типов функционально-семантических полей: 1) моноцентрических, центрированных, имеющих чётко выраженную доминанту; 2) полицентрических, слабо центрированных, базирующихся на совокупности различных средств. Поле эмерджентности как единица языковой системы обладает полинаправленной универсальной структурой, предполагающей наличие ядра, центра и периферии, включающих, наряду с основным понятием, разноуровневые средства функционирующей системы языка: фонемные, словообразовательные, лексические, фразеологические, морфологические, синтаксические, стилистические, текстовые, в результате взаимодействия которых происходит приращение смысла в тексте, сопровождающееся изменением семантики языковых единиц: фонем, морфем, лексем, семем, синтаксических структур.
граммема
единица исследования
единица языка
лексема
морфема
периферия
поле эмерджентности
предложение
производное слово
словообразовательный тип
словосочетание
текст
фонема
центр
ядро
1. Альбеков Н.Н. Эмерджентность в инвариантно-вариативной структуре текста. – Грозный: Изд-во ЧГУ, 2013. – 126 с.
2. Андреева Л. Д. Концепция языкового поля в свете доминантного анализа // Лингвистические исследования. Социальное и системное на различных уровнях языка: сб. науч. тр. – М., 1986. – С. 3–10.
3. Бёк В. Классификация семантических функций и комплексов языковых средств // Исследования по семантике. – Уфа: Изд-во Башкир. ун-та, 1989. – С. 23–32.
4. Бондарко А.В. Проблемы грамматической семантики и русской аспектологии. – СПб.: Изд-во С.-Петербург. ун-та, 1996. – 220 с.
5. Бондарко А.В. Функциональная грамматика. – Л.: Наука, 1984. – 136 с.
6. Буйленко И.В. Современные представления о полевых структурах в языке // Электронный научно-образовательный журнал ВГСПУ «Грани познания». – № 1(21), февраль 2013 www.grani.vspu.ru.
7. Долгих Н.Г. Теория семантического поля на современном этапе развития семасиологии // Филол. науки. – 1973. – № 1. – С. 89–98.
8. Жеребило Т.В. Лингвостилистическая парадигма в современном языкознании: Парадигма. Теория. Метод. – Saarbrücken: LAP, 2012. – 420 с.
9. Жеребило Т.В. Словарь лингвистических терминов (5280 словарных единиц). – Назрань: Пилигрим, 2010. – 486 с.
10. Кобозева И.М. Лингвистическая семантика. – М.: Ком-Книга, 2007. – 352 с.
11. Меркулова Е.М. Структура семантического гиперполя характерологических прилагательных // Семантико-функциональные поля в лексике и грамматике: межвуз. сб. науч. тр. – Л.: Изд-во ЛГПИ, 1990. – С. 87–96.
12. Полевые структуры в системе языка / науч. ред. З.Д. Попова. – Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1989. – 198 с.
13. Попова З.Д., Стернин И.А. Интерпретационное поле национального концепта и методы его изучения // Культура общения и ее формирование. Вып. 8. – Воронеж, 2001. – С. 27–30.
14. Щур Г.С. Теория поля в лингвистике. – М.: Наука, 1974. – 256 с.
15. Яцкина В.И. О некоторых подходах к теории семантического поля // Функционирование языковых единиц в контексте. – Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1978. – С. 97–102.

Полевые структуры, выделенные в лингвистических исследованиях, наиболее тесно связаны с системными отношениями в языке. Полевой подход, восходящий к известным трудам И. Трира и Г. Ипсена, в современной лингвистике не только получил широкое распространение, но и стал основополагающим принципом в лингвистической методологии [1–15].

В теориях полевых языковых структур позиционируются различные типы полей: ассоциативные, грамматические, грамматико-лексические, лексико-семантические, морфосемантические, парадигматические, семантические, синтагматические, синтаксические, функционально-семантические и др.

Теории поля используются в фонологии, словообразовании, лексикологии, морфологии, грамматике, семантике, теории текста, стилистике. Поля обычно рассматриваются как системные структуры, обладающие собственной спецификой, но и вместе с тем они характеризуются связями и отношениями, присущими языковой системе и её подсистемам.

Согласно сложившейся традиции, основными характеристиками поля являются следующие:

1) поле как набор элементов, семантически взаимосвязанных на уровне системы, выполняющих одну и ту же функцию;

2) поле как структура, включающая однородные и разнородные компоненты;

3) наличие в поле микрополей от двух и более;

4) вертикальная и горизонтальная организация полей;

5) наличие в структуре поля ядра, центра и периферии;

6) пересечение полей, в результате которого компоненты поля могут относиться к ядру одного поля и одновременно принадлежать периферии других полей.

В лингвистике разработаны разнообразные классификации полей, однако наиболее перспективной в плане исследования поля эмерджентности представляется классификация функционально-семантических полей (ФСП), рассматриваемая А.В. Бондарко как система языковых средств, «объединенных на основе общности и взаимодействия их семантических функций» [5, с. 21–22]. В рамках данных ФСП выделяются следующие структурные типы полей:

1) моноцентрические с ярко выраженной доминантой;

2) полицентрические, базирующиеся на совокупности языковых средств, которые не могут образовать единую гомогенную систему:

а) диффузные поля с размытой структурой;

б) поля с компактной полицентрической структурой, явно выраженным центром [5, с. 61–62].

В. Бёк иначе классифицирует ФСП, положив в основу рассмотрение семантических функций: предикативные поля модальности, темпоральности, персональности; номинативные, обозначающие определенный факт действительности; поля, обладающие интенциальными семантическими функциями, выводящимися из коммуникативных и структурно-семантических типов предложений; обстоятельственные, опирающиеся на части простых и сложных предложений; служебные функционально-семантические поля, характеризующиеся аспектуальностью, нумеральностью [3, с. 24–25].

Использовав в качестве точки отсчёта данные особенности, мы разработали понятие «поле эмерджентности», трактуемое как единица языковой системы, обладающая полинаправленной универсальной структурой, предполагающей наличие ядра, центра и периферии, включающих, наряду с основным понятием, разноуровневые средства функционирующей системы языка: фонемные, словообразовательные, лексические, фразеологические, морфологические, синтаксические, стилистические, текстовые, в результате взаимодействия которых происходит приращение смысла в тексте, проявляющееся в эмоционально значимых ситуациях общения как потенциал, процесс или результат всех действий, происходящих в полинаправленной ситуации, и сопровождающееся изменением семантики языковых единиц: фонем, морфем, лексем, семем, синтаксических структур [1; 8; 9].

Поле эмерджентности оказалось наиболее перспективным при анализе текстов: устных, письменных, печатных, электронных. Как единица языковой системы поле эмерджентности обладает рядом свойств, прогнозирующих его использование в процессе исследования многомерных структур.

Обращает на себя внимание такая особенность, как сложность поля эмерджентности, обусловленная его системностью, прогнозируемой изоморфностью поля эмерджентности и системы языка: структурные уровни, на которых функционируют фонетические, словообразовательные, лексические, морфологические, синтаксические единицы, пронизывают как языковую систему, так и поле эмерджентности. Так, в процессе анализа стихотворения М. Цветаевой «Минута» выявляются ряды языковых единиц, формирующих данное поле:

а) на уровне фонетики (минута, минущая, минешь, мимо), где звуковые совпадения позволяют поэтессе сблизить по смыслу разные на первый взгляд слова, у которых появляется общий дифференциальный компонент, указывающий на их мизерность, малость, ничтожность – нечто, противопоставленное вечности;

б) на уровне словообразования (разминовение минут), где авторский неологизм разминовение возникает под влиянием слов, включённых в тексте в словообразовательное гнездо, начинающееся с вершины «минута»;

в) на уровне лексики, где в парадигму со стержневым словом «минута» попадают слова, формирующие ощущение тщетности существования, мизерности тех величин, которые существуют в этом мире, в отличие от вечного, огромного, запредельного мира: минута, мерящая, малость обмеривающая, десятеричная корь, из дел не выросшие, тщета, маятников маята и др.

Восклицательные предложения «О, мель! О, мелочь!» особо ощутимо обозначают тщетность бытия. Шестая строфа как бы моделирует в сжатой форме все смыслы, позиционированные в предыдущих пяти строфах:

Минута: мающая! Мнимость

Вскачь – медлящая! В прах и в хлам

Нас мелющая! Ты, что минешь:

Минута: милостыня псам!

Сложность поля эмерджентности в данном случае реализуется как множество языковых элементов, соединенных с помощью нетривиальных, оригинальных связей слов, словосочетаний, предложений, абзацев друг с другом. Сложность художественного текста представлена динамической сетью элементов, соединённых по определенным правилам:

а) использование ассоциативных связей (минута – минешь);

б) применение парадигм: антонимических (ныне – завтра, начиналось – кончилось), паронимических, проявляющих тенденцию в рамках поля эмерджентности к переходу в синонимическую парадигму: Так лги ж, так льсти ж.

Сложность как свойство поля связано с внутренним разнообразием языковой системы, многообразием её единиц и подсистем, что создаёт гибкость поля эмерджентности, способность изменять семантику единиц, входящих в него. Сложность поля прогнозирует его многоуровневость, связанную с иерархией взаимодействий. Иерархичность поля эмерджентности обеспечивается вхождением более дробных единиц в укрупнённые языковые единицы. При этом может возникнуть такой сверхсложный режим функционирования, при котором происходит приращение смысла не по принципу аддитивного сложения, но по принципу полной замены значения прямо противоположным: «Вскачь – медлящая!».

Разрушают ли подобные приёмы целостность поля эмерджентности? Скорее они создают условия для более мощного приращения смысла в тексте. Более того, сама целостность поддерживается совокупностью языковых ресурсов, используемых в художественном тексте. В частности, в данном случае целостность поля может обеспечиваться анжамбеманом, сущность которого заключается в переносе слов, групп слов, словосочетаний, частей предложения из предыдущей строфы в последующую: Так лги ж, так льсти ж (последняя строка 2 строфы) – Другим (начало 3 строфы); Водораздел (последнее слово 3 строфы) – Души живой? (начало 4 строфы); Чем надпись: «И сие пройдёт» (последняя строка 4 строфы) – На перстне... (начало 5 строфы).

В процессе анализа текста выявляется целостность поля эмерджентности, выступающая как системное свойство, тесно связанное с эмерджентностью. Если исчезает целостность, разрушается системность и исчезает свойство эмерджентности. Лексемы минута, душа, море, водораздел, вечность и др. сами по себе не формируют поля эмерджентности. Для их перехода в новое качество необходимо объединить хотя бы два слова: водораздел души, море разменивать, править вечностью и т.п. При накоплении же количества появляется новая – многомерная система, синтезирующая все уровневые и межуровневые единицы, компоненты текста.

В этом случае мы можем говорить об одной из значимых особенностей – полинаправленности поля эмерджентности, органически вытекающей из его сложности, целостности, многоуровневости, иерархичности. С одной стороны, поле нацелено на синтез компонентов текста, с другой стороны, его структура взаимосвязана с интенциями автора. Так, в первой строфе объединяются в текст слова, внешне не имеющие отношения друг к другу, но в тексте они синтезируются с помощью интегральных компонентов «мгновенность происходящего», «отказ от мгновенного, тщетного»: МИН’УТА (от ·лат. minuta – уменьшенная).

1. Мера времени, равная 1/60 часа и состоящая из 60 секунд.

2. Очень короткий промежуток времени, мгновение.

МИНУТЬ – пройти, исчезнуть, миновать. ВЫБРОСИТЬ – Бросая, удалить, освободиться от чего-н. ВЫРВАТЬ – резким движением выдернуть, извлечь что-л. При этом в тексте актуализируются именно те лексико-семантические варианты, которые наиболее близки указанным дифференциальным компонентам. Возникает вполне естественный вопрос, каким образом формируется поле эмерджентности – появляется ли оно в результате простого сложения компонентов текста или существует иной принцип, нацеленный на его формирование.

Если учесть, что свойство эмерджентности, приращение смысла возникает в том случае, когда появляется хотя бы минимальный контекст – структура, состоящая из двух слов: путях обратных, измерена тщета, Аравий циферблатных, маятников маята, – и вне этой структуры новый смысл исчезает, он не существует (путь, обратный, измерить, тщета, Аравия, циферблатный, маятник, маята), то, очевидно, именно структура является организующим принципом поля эмерджентности. Следовательно, структурность также является одним из свойств поля эмерджентности, прогнозирующих связь его компонентов, близость смыслов, наличие инвариантного смысла у всех компонентов поля, системные связи внутри поля эмерджентности, взаимозависимость компонентов поля и другие особенности структурного и содержательного планов. К основным особенностям поля эмерджентности относятся компоненты, приобретающие новый смысл в соотношении с другими компонентами.

Одно из свойств поля эмерджентности – ингерентность, характеризующая его как часть языковой системы, в то же время поле может распределяться по всей структуре языковой системы, но это уже особый вопрос, который в перспективе должен быть ещё исследован.

Таким образом, в процессе рассмотрения поля эмерджентности как языковой единицы были выявлены такие особенности, как целостность, системность, структурность, иерархичность, полинаправленность, комплексность, синтетизм и др.

Разработка поля эмерджентности представляется наиболее значимой для исследовательских ситуаций, нацеленных на интерпретацию многообразных текстов, функционирующих в условиях современного информационного «бума».

Рецензенты:

Сулейбанова М.У., д.фил.н., профессор кафедры русского языка, ФГБОУ ВПО «Чеченский государственный университет» Министерства образования и науки Российской Федерации, г. Грозный;

Чокаев К.З., д.фил.н., профессор (русский язык и литература), ГКНУ «Академия наук Чеченской республики», г. Грозный.

Работа поступила в редакцию 10.03.2015.


Библиографическая ссылка

Альбеков Н.Н., Альбеков Н.Н., Жеребило Т.В., Жеребило Т.В. ПОЛЕ ЭМЕРДЖЕНТНОСТИ КАК ЕДИНИЦА ЯЗЫКОВОЙ СИСТЕМЫ // Фундаментальные исследования. – 2015. – № 2-8. – С. 1797-1800;
URL: https://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=37314 (дата обращения: 23.09.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074