Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,749

ХОЗЯЙСТВЕННАЯ КУЛЬТУРА И ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО В СССР

Харсеева Н.В. 1
1 Кубанский социально-экономический институт
Цель – дать характеристику хозяйственной культуре в СССР, выделить группы предпринимателей, осуществляющих свою деятельность в данный период. Метод или методология проведения работы. Методологическую основу данного исследования составляют принципы научной объективности, историзма и системности. Результаты. В СССР предпринимательство продолжало свое существование, но уже в модифицированной «административно-командной» форме: до 1960 г. оно базировалось на кооперативной форме собственности, а после – на государственной, при этом развивалось в сфере индивидуально-трудовой деятельности, а также в нелегальном теневом бизнесе. В 50–80-е гг. «теневая» экономика превращается в составную часть хозяйственной жизни страны, а в 70–80-е гг. происходит сращивание «теневых» структур в экономике с коррумпированной партийной и государственной верхушкой. Хозяйственная культура данного периода, адаптируясь и приспосабливаясь к условиям идеологического прессинга и прямого правового давления, приобретает имплицитную форму.
хозяйственная культура
предпринимательство
СССР
теневая экономика
частная собственность
1. Геллнер Э. Условия свободы. – М., 1996.
2. Зиновьев А. Коммунизм как реальность. URL: http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/ History/zinov/03.php (дата обращения: 22.02.2014).
3. Корягина Т. Теневая экономика в СССР // Вопросы экономики. – 1990. – № 3.
4. Костина А.В. Массовая культура как феномен постиндустриального общества. – М., 2008.
5. Кравцова А.П. Предпринимательская культура в современном российском обществе (социологические аспекты): дис. ... канд. соц. наук. – М., 2005.
6. Магун В. Об изменениях трудовых ценностей российского населения // Куда идет Россия? Власть, общество, личность. – М., 2000.
7. Попов Ю.Н. Теневая экономика в системе рыночного хозяйства: учебник / Ю.Н. Попов, М.Е. Тарасов. – М., 2005.
8. Постановление пленума Верховного суда РСФСР № 2 г. Москва 21 февраля 1973 г. URL: http://www.vsrf.ru/vscourt_detale.php?id=323 (дата обращения: 22.02.2014).
9. Трансформация теневой экономики сферы малого бизнеса. URL: http://www.vneshmarket.ru/content/document_r_5251FC84-700F-4456-B55F-96CED74C8B62. (дата обращения: 22.02.2014).
10. Якунин В.И., Багдасарян В.Э., Сулакшин С.С. Цивилизационно-ценностные основания экономических решений. – М., 2008.
11. Forbes.ru. URL: http://www.forbes.ru/kompanii/potrebitelskii-rynok/246238-value-money-kak-rostovskii-predprinimatel-sozdal-set-gloriya-dz (дата обращения: 22.02.2014).

В послереволюционной России происходит трансформация социокультурных и экономических отношений, материальных и духовных ценностей, вследствие чего претерпевает существенные изменения хозяйственная культура. Вместе с ликвидацией частной собственности была практически уничтожена и система частного предпринимательства.

Несмотря на то, что в первой половине 20-х годов еще были люди, знавшие, что такое предпринимательство и уважительно к нему относящиеся, постепенно индивидуальный хозяин вытесняется трудовым коллективом, «чувством хозяина». Хозяйственная инициатива работника подавляется растущей централизацией экономики и планом. «Хозяйственные функции с необходимой свободой экономического целеполагания и индивидуальной ответственностью отчуждались от работника, превращаясь в прерогативу администрации и государства» [5, с. 54]. Понадобилось несколько десятков лет строительства социализма, чтобы сформировалась уравнительная ментальность. Для всех частная собственность стала источником эксплуатации, олицетворением зла, морального и социального, причиной вражды между людьми, социальными группами и классами.

В официальную систему хозяйственных ценностей входил ударный труд на общее благо, общественная собственность, о которой должен был заботиться каждый, аскетизм, который дополнили символическим благосостоянием, коллективизм, дополненный «иерархическим индивидуализмом», при этом личные интересы подчинялись общественным, а личность полностью подчинялась коллективу. Что касается индивидуализма и практицизма, то они имели маргинальный характер. Человек, живущий в социалистическом обществе, не мог заботиться о материальном достатке, то есть ориентироваться на прибыль («коммунистический труд» должен быть бескорыстным), об обустройстве быта. Подобные стремления подвергались культурному остракизму. Советская художественная литература и кино были всецело подчинены задаче создания героя-труженика, бескорыстного и самоотверженного.

Социалистическое хозяйствование быстро превратилось в общенародные кампании и различные ударные комсомольские стройки, которые явились примером истинных трудовых подвигов трудящихся, в которых раскрылись такие их социокультурные особенности, как самоотверженность, бескорыстие, исполнительность, терпение и надежность. Энтузиазм трудящихся постоянно стимулировали морально и материально: выдавали премии передовикам производства, присваивали почетные звания, вручали «переходящее красное знамя» и т.п.

Но, оказалось, невозможно долго поддерживать такой мобилизационный тип культуры. Как правильно заметил Э. Геллнер, «люди не выдерживают постоянного упоения священным... и ищут мирское пространство – чтобы расслабиться... Везде и всюду разлитая святость – слишком тяжелая ноша для этого мира» [1, с. 49, 51]. В реальности идеальное и реальное находились в большом разрыве между собой: эмоциональное переживание, высокие идейные порывы, высокий уровень квалификации, с одной стороны, и необустроенный быт, низкая оплата труда – с другой. В итоге несмотря на всю гуманистическую составляющую хозяйственной культуры происходит деформация личности.

Подобное положение дел привело к тому, что к 70-м годам ХХ века в сознании трудящихся масс закрепился парадокс сознания «общее – значит ничье», который привел к безответственности, бесхозяйственности, безынициативности, к низкому качеству труда и различным формам злоупотреблений. Примечательно, что на фоне расхищения общественной собственности росла ценность личной собственности. В. Магун, говоря о ситуации до 1991 года, пишет: «...у работающего населения России слабее, чем у работающего населения других стран, выражены достижительные ценности труда, и, наоборот, сильнее выражены ценности, в которых проявляется стремление к высокому заработку и минимизации трудовых усилий. Одной из самых низких (в сравнении с 32 другими странами) была и общая оценка значимости труда» [6, с. 440]. Происходит поворот от тоталитарного общества к потребительскому и от идеологической советской массовой культуры к потребительской массовой культуре западного образца [4].

По мнению большинства ученых (Р. Киран, Т. Кении «Продавшие социализм. Теневая экономика в СССР», В. Дикхут «Die Restauration des Kapitalismus in der Sowjetunion» («Реставрация капитализма в Советском Союзе»), Т. Корягина «Теневая экономика СССР», Г. Гроссман «“Вторая экономика” в СССР» и др.) с приходом к власти Н.С. Хрущева в истории советской экономики начинается новый период – зарождение «теневой экономики». Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР «О реорганизации промысловой кооперации» были ликвидированы кустарные промыслы, и их место постепенно заняли «теневики». По данным, приведенным Т.И. Корякиной, в начале 1960-х годов годовая стоимость нелегально произведенных товаров составляла около 5 млрд руб., в конце 1980-х годов – 90 млрд руб. Начиная с 1960 года, за тридцать лет «теневая экономика» выросла в 14 раз, а экономика СССР выросла всего лишь в 3,6 раза. Соответственно, росло и число «теневых предпринимателей»: начало 1960-х годов – 6 млн, 1974 год – 17–20 млн, 1989 год – 30 млн [3].

К «теневым предпринимателям» мы отнесем лиц, которые в условиях советской экономики получали дополнительный или основной доход от неофициального производства, торговли и оказания услуг, рискуя получить наказание, предусмотренное за данный вид деятельности (от административного вплоть до уголовного), поскольку в СССР «теневое предпринимательство» являлось экономическим преступлением. Как правило, «теневое предпринимательство» функционировало в следующих сферах жизнеобеспечения населения: производство; торговля; сфера услуг.

Специально оговорим, что под производством понимается подпольное изготовление различных товаров, пользующихся спросом у населения (одежда, обувь, кассеты с музыкальными записями, солнцезащитные очки и т.п.). Интересно, что подпольные предприятия чаще всего создавались на территории государственных предприятий и использовали в производстве краденое сырье и государственное оборудование. В свою очередь, под торговой деятельностью, или спекуляцией, «следует понимать такую систематическую деятельность по скупке и перепродаже с целью наживы товаров и иных предметов, которая является для виновного основным или дополнительным источником извлечения средств существования» [8]. Товарами для продажи являлись: подпольная продукция; товары государственной торговли; иностранные товары; краденые товары.

Также сюда можно отнести и торговлю иностранной валютой, драгоценными камнями. В зависимости от вида деятельности предусматривались различные меры наказания: от административного до уголовного, вплоть до высшей меры.

В 70–80 годы хищение общественной собственности стало массовым явлением. Коммунистическая идеология понятие «чувство собственности» трактовала как антипод понятия «социалистический образ жизни», тем самым формируя неуважение к любым формам собственности. Ю.Н. Попов подчеркивает: «Самыми распространенными видами теневой деятельности были бартерные обмены материальными ресурсами, продажа ресурсов (стройматериалов, горюче-смазочных материалов, продовольственных товаров и др.) «на сторону», взятки за принятие нужных «клиенту» управленческих решений» [7, с. 89].

Несмотря на то, что подобная предпринимательская деятельность преследовалась законом, жажда обогащения была сильнее страха наказания, тем более в России были созданы все условия для подобной деятельности: отсутствие необходимых товаров порождало спрос на них, спрос определял предложение, которое в свою очередь активизировало предпринимательскую деятельность определенной части граждан. Ученые также называют субъективную склонность «многих людей к применению любых, в том числе и противоправных и/или асоциальных мер для получения дополнительной прибыли, выгоды, благ или преимуществ, несмотря на риск возможного наказания. Это подталкивает к мысли, что теневая экономика в той или иной форме будет и в дальнейшем сосуществовать наряду с открытой (официальной) экономикой. Однако их соотношение может изменяться в зависимости от проводимой социально-экономической политики и эффективности мер государственного и рыночного регулирования экономической деятельности» [9]. При этом «теневые предприниматели» эффективнее, чем государство, определяли спрос населения на конкретные виды товаров и успешно его удовлетворяли.

Поскольку предприниматели как хозяйственные агенты отсутствовали в формальных правилах функционирования экономики, предпринимательская деятельность в экономических отношениях советской системы формировалась преимущественно как криминальная. Этому способствовало и ослабление централизованного контроля со стороны силовых и правовых органов в хозяйственных отношениях, а также желание людей улучшить качество своей жизни, его материальную базу, что, соответственно, отразилось на их потребительском поведении.

Примечательно, что дефицитные товары и услуги производились и распределялись, как правило, в «теневой экономике»: спекуляция дефицитными вещами, разнообразные незаконные предприятия в торговле и сфере услуг и т.д. С торговли джинсами начинали свой бизнес многие участники списка Forbes – М. Прохоров, М. Ходорковский, М. Гуцериев, К. Миновалов [11]. Не случайно многие крупные предприниматели современной России вышли из криминальной среды, где они в середине 80-х годов успешно освоили уголовные методы ведения «бизнеса». Так, например, Ю. Айзеншпис – бывший валютчик, В. Ротборг, В. Гусинский – фарцовщики. В частности, биография В. Гусинского является типичным примером биографии современного предпринимателя, вышедшего из «теневой экономики». В советские времена он занимался «фарцовкой» джинсами, часами, кассетами и неоднократно задерживался милицией, а в 1986 году на него было возбуждено уголовное дело № 50 464 по ст. 147 УК РФ.

Несмотря на то, что услуги «теневиков» в советский период пользовались большой популярностью, население относилось к ним негативно, называя их за глаза «спекулянтами», «барыгами», даже если они реализовывали результаты собственного труда. В целом в Советском Союзе не было принципиальных возможностей для развития легальных форм личности предпринимательского типа. Тем не менее к сфере частного предпринимательства можно отнести свободные профессии и многое другое, разрешенное законом или полузаконное, например, «приусадебные участки колхозников; садово-огородные участки городских жителей; рынки; сдача жилья в городах и курортных местах; частные портные, парикмахеры, зубные врачи, ювелиры; частные уроки…» [2]. Под частнопредпринимательской понималась индивидуальная трудовая деятельность с целью получения прибыли на основе использования государственных, кооперативных или иных общественных форм. Отдавая себе отчет в том, что государство жестко контролировало частную деятельность, тем не менее в Советском Союзе были предприниматели, которые официально ею занимались. В их числе: специалисты в сфере образования и медицины; ремесленники и кустари; лица, занимающиеся сдачей жилья внаем; лица, занимающиеся строительными или промысловыми работами, заключающие с государственными организациями договор на выполнение работ. Например, в 1983 году, по данным УБХСС МВД СССР, в стране насчитывалось около 40 тыс. бригад, занимающихся строительством, с общей занятостью 280 тыс. человек.

Как видим, предпринимательская деятельность в советский период была связана не только с экономическим риском, но и с риском быть осужденными за нарушение юридических норм и за их соблюдение. Таким образом, в СССР предпринимательство продолжало свое существование, но уже в модифицированной «административно-командной» форме: до 1960 года оно базировалось на кооперативной форме собственности, а после – на государственной. При этом предпринимательство развивалось в сфере индивидуально-трудовой деятельности, а также в нелегальном «теневом предпринимательстве»: в 50–80-х годах «теневая» экономика превращается в составную часть хозяйственной жизни страны, а в 70–80-х годах происходит сращивание «теневых» структур в экономике с коррумпированной партийной и государственной верхушкой.

Хозяйственная этика данного периода, адаптируясь и приспосабливаясь к условиям идеологического прессинга и прямого правового давления, приобретает имплицитную форму. И все же в этих условиях она выполняет важные функции и помогает накопить предпринимательский потенциал общества, основываясь на знании потребностей населения в услугах, перспективном мышлении, неприязни к бесхозяйственности, рачительном отношении к материальным ценностям.

Можно выделить следующие формы предпринимательства в Советском Союзе:

– легальное предпринимательство: частное (специалисты в сфере образования и медицины; ремесленники и кустари; лица, занимающиеся сдачей жилья внаем; лица, занимающиеся строительными или промысловыми работами) и коллективное (кооперативы и экспериментальные хозяйства). Данный вид деятельности создал особую хозяйственную культу, основанную на целеустремленности, высокой идейности, моральной чистоте и принципиальности, гуманизме, честности и правдивости, ответственности, чувстве долга, дисциплинированности, самокритичности и требовательности к себе, общественном характере интересов и мотивов деятельности. Примеры коллективного предпринимательства в СССР доказали, что предприятия с общественной формой собственности на средства производства эффективнее частных при капитализме;

– «теневое предпринимательство», целью которого было в условиях советской экономики получение дополнительного или основного дохода от неофициального производства, торговли и оказания услуг, рискуя получить наказание, предусмотренное за данный вид деятельности, (от административного вплоть до уголовного). Лица, организовывающие подобную деятельность, были лишены каких-либо моральных принципов. С выгодой для себя они использовали кризисные моменты в социально-экономическом развитии страны, они не ассоциировали себя с Советским государством, им были чужды его морально-нравственные нормы. Выше всего ставилось личное обогащение за счет государственной собственности, украденного, купленного и т.п., то есть быстрое обогащение, не связанное с трудовой деятельностью. Поэтому о духовно-нравственном компоненте их деятельности не приходится говорить.

На формирование хозяйственной культуры советского общества оказала влияние предпринимательская культура первой группы предпринимателей. Происходило взаимовлияние нравственных принципов предпринимателей и государственной идеологии. «Фарцовщики», «барыги», «спекулянты» осуждались народом. В свою очередь, современные ценностные ориентации россиян формировались под воздействием советской хозяйственной культуры, вобравшей в себя вышеназванные ценности для утверждения идеалов труда на благо Отечества, гуманизма, справедливости и т.п. Высокие духовно-нравственные запросы социалистического государства предполагали наличие более высоких целей по отношению к экономическим целям.

Исследование, проведенное отделом стратегических социальных и социально-политических исследований ИСПИ РАН, показывает, какие ценности россияне унаследовали от социализма и с чем у них ассоциируется капитализм: коллективизм (53 %); порядок (41 %); патриотизм (38 %); справедливость (34 %); нравственность (21 %).

Принимая во внимание тот факт, что в процессе опроса россияне называют традиционные для них ценности, заметим, что капитализм у них ассоциируется с частной собственностью (67 %), властью узкого круга людей (42 %), преступностью (39 %), социальной незащищенностью (37 %). Знаменательно, что после нескольких лет построения капитализма в России большинство россиян ответили, что хотят опять жить в социалистическом обществе [10, с. 73].

Таким образом, можно сказать, что в советский период произошли значительные изменения в ценностной системе хозяйственной культуры: индивидуалистическое начало подавлялось, а общинное было подчинено идеологии, заменившей идею служения, и контролю коммунистической партии. И все же в этих условиях сохраняются практицизм, индивидуализм, хотя и потребительский, и солидарность.

Хозяйственная культура претерпела существенные изменения после Октябрьской революции: было уничтожено свободное предпринимательство, а с ним и ориентация на прибыль, вся экономическая жизнь страны, а также инициатива, риск, достижительные установки, творческий поиск, находились во власти государства и подчинялись политическому курсу. А если они выходили за его рамки, то это приводило к переходу в «теневую экономику».

Исследовав развитие хозяйственной культуры в советский период, можно сделать выводы, что в ней отмечается как полиморфизм, что характерно для многих культур, так и противоречивость духовно-нравственных ценностей. В ней присутствуют индивидуализм, практицизм, рационализм, стремление к богатству, в то же время они отрицаются и осуждаются. Отличительной чертой российской хозяйственной культуры является тот факт, что достижительные ценности уступают по своему значению ценностям общинным, религиозным и в первую очередь государственным. Служение выступало той объединяющей силой, которая объединяла индивидуальное и государственное.

Рецензенты:

Волкова П.С., д.ф.н., профессор, Кубанский государственный аграрный университет, г. Краснодар;

Азизова Н.Р., доктор культурологии, главный научный сотрудник, ФБНУ «Институт социальной педагогики» Российской академии образования, г. Москва.

Работа поступила в редакцию 10.03.2015.


Библиографическая ссылка

Харсеева Н.В. ХОЗЯЙСТВЕННАЯ КУЛЬТУРА И ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО В СССР // Фундаментальные исследования. – 2015. – № 2-8. – С. 1792-1796;
URL: https://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=37313 (дата обращения: 23.09.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074