Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,087

ОЦЕНКА ВЕГЕТАТИВНОГО РЕАГИРОВАНИЯ ОРГАНИЗМА ЮНОШЕЙ В УСЛОВИЯХ СИБИРИ

Пуликов А.С. 2, 1 Москаленко О.Л. 2 Мейнгот Я.Я. 3
1 ФГБОУ ВПО «Красноярский государственный педагогический университет им. В.П. Астафьева»
2 ФГБНУ «Научно-исследовательский институт медицинских проблем Севера»
3 Университет Российской академии образования
Проведено обследование 305 юношей г. Красноярска антропометрическими и функциональными методами с целью выявления конституциональных особенностей вегетативного обеспечения деятельности организма юношей в условиях Сибири. Установлено, что у юношей разных типов телосложения (по Рис-Айзенку) выявлена высокая реакция артериальных сосудов, преобладание симпатического и смешанного влияния вегетативной нервной системы с нормальной вегетативной реактивностью и согласованной деятельностью висцеральных систем. В то же время на физическую нагрузку у юношей астенического типа отмечается выраженное симпатическое влияние, слабое симпатическое и умеренное парасимпатическое влияние у юношей нормостеников, умеренные симпатическое и парасимпатическое влияния у юношей пикников. У пикников при преобладании парасимпатического тонуса отмечается повышенная вегетативная реактивность и нарушения межсистемных отношений.
юноши
тип телосложения
вегетативный тонус
вегетативная реактивность
индекс Кетле2
Сибирь
1. Вейн А.М. Вегетативные растройства: Клиника. Лечение. Диагностика. – М.: Мед. информ. агентство. – 2003. – 752 с.
2. Пуликов А.С., Москаленко О.Л. Конституциональные особенности кардио-респираторной системы и адаптационные возможности юношей // В мире научных открытий. – 2012. – № 5.3. – С. 87–111.
3. Копосова Т.С. Соматотипы и особенности вегетативной регуляции сердечного ритма у 11–12-летних детей, проживающих в условиях приполярного региона / Т.С. Копосова, С.Ф. Лукина, И.А. Савенкова // Экология чел. – 2008. – № 5. – С. 21–27.
4. Литовченко О.Г. Онтогенетические и адаптационные аспекты морфофункционального состояния учащихся г. Сургута в условиях лечебной деятельности // Успехи современ. естествознан. – 2006. – № 2. – С. 45.
5. Лукина С.Ф. Соматотипы и морфофункциональный статус детей дошкольного возраста г. Архангельска / С.Ф. Лукина, Л.В. Бец, Т.С. Копосова // Экология чел. – 2006. – № 8. – С. 24–28.
6. Мартиросов Э.Г. Технологии и методы определения состава тела человека / Э.Г. Мартиросов, Д.В. Николаев, С.Г. Руднев. – М.: Наука, 2006. – 248 с.
7. Основные представления о синдроме вегетативной дистонии у детей и принципах лечения [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://medi.ru/doc/j0108035.htm (дата обращения 2.02.2015.)
8. Пуликов А.С., Москаленко О.Л., Зайцева О.И. Особенности адаптации организма юношей в возрастном аспекте в различных экологических условиях // В мире научных открытий. – 2011. – № 5. – С. 76–83.
9. Яскевич Р.А., Деревянных Е.В., Поликарпов Л.С. и др. Оценка качества жизни у пожилых мигрантов Крайнего Севера в период реадаптации к новым климатическим условиям // Успехи геронтологии. – 2013. – Т. 26. – № 4. – С. 652–657.
10. Пульсовое давление как зеркало здорового сердца [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://blog.ubr.ua/zdorove/ulsovoe-davlenie-kak-zerkalo-zdorovogo-serdca-6096 (дата обращения 2.02.2015.)
11. Суханова И.В. Взаимосвязь морфофункциональных показателей и типов гемодинамики у юношей Северо-Востока России / И.В. Суханова, А.Я. Соколов // Экология человека. – 2008. – № 5. – С. 36–39.
12. Суханова И.В. Показатели морфофункционального развития студентов СМУ в зависимости от типа телосложения / И.В. Суханова, А.Я. Соколов // Вестн. Северного международн. университета. – 2006. – Т.6, № 6. – С. 89–92.
13. Пуликов А.С., Москаленко О.Л. Физическое развитие и мужской гипогонадизм у юношей в условиях центральной Сибири // В мире научных открытий. – 2012. – № 2.2. – С. 128–142.
14. Kérdö I. Ein aus Daten der Blutzirkulation kalkulierter Index zur Beurteilung der vegetativen Tonuslage // Acta neurovegetativa. – 1966. – Vol. 29, № 2. – P. 250–268.
15. Qpovozrastny dynamics of physical development and adaptation opportunities of young men of Siberia. Moskalenko O.L., Pulikov A.S. В сборнике: Applied and Fundamental Studies Proceedings of the 2nd International Academic Conference. Publishing House «Science and Innovation Center», and the International Journal of Advanced Studies. – 2013. – С. 107–112.

Важная роль в жизнедеятельности организма принадлежит вегетативной нервной системе. Вегетативное обеспечение связывает между собой деятельность висцеральных и соматических органов и в целом отражает особенности и резервы адаптации организма [8, 15]. Вегетативный тонус означает ту деятельность организма, посредством которой регулируется деятельность всех органов в целях поддержания жизни и уравновешения внешних воздействий. Из этого определения следует, что вегетативный тонус нельзя рассматривать как абсолютное преобладание одной функции, которое анатомически связано с одним, не всегда однозначно выделяемым отделом нервной системы, но следует рассматривать как характерный вид деятельности, затрагивающей организм целиком, которая с использованием всех механизмов, регулирующих жизненные процессы (нервных и гуморальных), дает возможность организму решать задачи актуальной адаптации [14].

Вегетативный тонус и реактивность дают представление о гомеостатических возможностях организма, вегетативное обеспечение деятельности – об адаптивных механизмах. В обеспечении тонуса активно участвуют регуляторные аппараты, поддерживающие метаболическое равновесие, соотношение между симпатической и парасимпатической системами. Чаще всего в практике исследуют показатели сердечно-сосудистой системы и дыхания, так как они легче, чем другие, регистрируются с помощью современных приборов [1, 9, 7, 2].

При изучении аспектов адаптации в различных экологических условиях у людей разного возраста установлено, что студенты Северного международного университета характеризуются астеничностью телосложения, повышенным артериальным давлением и сниженным адаптационным потенциалом [12]. У юношей г. Магадана наблюдается некоторое снижение функциональных резервов сердечно-сосудистой системы. Избыточная масса тела с повышенным общим содержанием жира в теле выявляет отчетливое снижение функциональных резервов кардио-респираторной системы [11]. Также большую степень функционального напряжения организма в условиях Севера испытывают дети крайних соматотипов – астенического и дигестивного [3, 5], в условиях техногенного загрязнения – юноши пикнического соматотипа [8].

Особое беспокойство в настоящее время вызывают тенденции в ухудшении здоровья школьников и студентов юношеского возраста, так как темпы морфофункционального развития и состояние их здоровья зависят не только от генофонда, но и в значительной степени от ряда факторов окружающей среды [4].

Цель: выявить конституциональные особенности вегетативного обеспечения деятельности организма юношей в условиях Сибири.

Материал и методы исследования

Объектом исследования служили 305 юношей-студентов г. Красноярска от 17 до 21 года, согласно схеме возрастной периодизации онтогенеза человека – юношеский возраст. Все юноши являлись европеоидами. Средний возраст обследованных юношей составил 18,77 ± 0,28 года. Обследования проводились на добровольной основе и с учетом информированного согласия, стандартным набором антропометрических инструментов и физиологических приборов, прошедших метрическую поверку, по общеизвестным и принятым методикам (W.L. Rees-H.J. Eysenck (1945), Эрисмана, Рорера, массы тела (Кетле2) [6, 13].

Для определения вегетативного обеспечения организма широко используются кардиоинтервалография (КИГ) и интегральные показатели. Определение минутного объема крови (МОК) проводили непрямым способом Лилье ‒ Штрандера и Цандера, активацию и реактивность вегетативной нервной системы, межсистемные соотношения определяли по индексу Кердо, Даньини ‒ Ашнера, Хильдебранта [1].

Статистическую обработку результатов проводили с помощью пакета прикладных программ «STATISTIKA v.6.0», «Microsoft Excel».

Результаты исследования и их обсуждение

По типам телосложения установлено, что 60,34 % юношей относится к астеникам, 32,54 % – к нормостеникам, 7,12 % – к пикникам. Астеники имели средний рост 180,14 ± 0,57 см, массу тела 67,96 ± 1,20 кг, индекс массы тела 20,93 ± 0,59 кг/м2, индекс плотности тела (Рорера) на нижней границе нормы (11,64 ± 0,48 кг/м3). Средний рост нормостеников со статистической значимостью не отличался от астеников – 179,90 ± 0,52 см, однако нормостеники были примерно на 3,5 кг тяжелее астеников (71,31 ± 1,44 кг), но индекс массы тела находился также в пределах нормы (21,76 ± 0,57 кг/м2), как и индекс Рорера (12,11 ± 0,39 кг/м3). У пикников средний рост со статистической значимостью был выше (182,71 ± 0,44 см), как и масса тела (86,00 ± 1,63 кг), что соответствовало величине индекса массы тела, равной 26,01 ± 0,79 кг/м2, и относилось по индексу Кетле2 рекомендаций ВОЗ к избыточной массе тела. Индекс Рорера был также значительно выше нормы (14,12 ± 0,64 кг/м3) за счет увеличения костно-жировой и мышечной масс. При этом у 33,34 % юношей-пикников отмечалась избыточная масса тела и у 14,28 % юношей – ожирение. Избыточная масса тела наблюдалась среди и астеников (5,62 %), и нормостеников (14,58 %), что, по-видимому, связано с условиями труда и быта студентов, среди которых основное место занимают гиподинамия и несбалансированное питание.

Пропорциональность развития грудной клетки, рассчитанная по индексу Эрисмана, у астеников – 0,83 ± 0,64 и свидетельствует, что у большинства астеников узкая грудная клетка и вполне соответствует астеническому типу телосложения. У всех нормостеников грудная клетка развита более пропорционально (3,86 ± 0,87), у всех пикников – широкая грудная клетка (11,81 ± 0,25), что соответствует пикническому типу телосложения.

Анализ расчета минутного объема крови, вегетативного тонуса и вегетативной реактивности показал, что в группе астеников ЧСС в покое равно 77,27 ± 1,68 уд./мин, повышается после нагрузки до 88,69 ± 1,63 уд./мин и существенно снижается после рефлекса Даньини – Ашнера (82,20 ± 1,34 уд./мин). Артериальное давление (АДс) систолическое в покое – 120,28 ± 1,04 мм рт.ст.; АД диастолическое (АДд) – 72,92 ± 0,91 мм рт.ст., АД пульсовое (АДп) – 48,8 мм рт.ст. После физической нагрузки происходило незначительное повышение только АДс – 124,79 ± 0,97 мм рт.ст., АДд даже несколько снижалось (70,40 ± 1,13 мм рт.ст.), АДп – 54,36 мм рт.ст. После рефлекса Даньини – Ашнера со статистической значимостью снижалось только АДс и АДп (АДс – 118,19 ± 1,05 мм рт.ст., АДд – 69,40 ± 1,16 мм рт.ст., АДп – 48,8 мм рт.ст.).

У юношей нормостенического и пикнического типов телосложения от состояния покоя до состояния нагрузки и после рефлекса Даньини ‒ Ашнера происходили аналогичные изменения в показателях, как и юношей астенического типа, но были и некоторые особенности. АДс повышалась в покое от астеников к нормостеникам (123,91 ± 1,53 мм рт.ст.) и пикникам (127,05 ± 0,93 мм рт.ст.), как и ЧСС. АДд у нормостеников в покое было даже ниже (70,83 ± 1,28 мм рт.ст.), чем у астеников и тем более пикников (75,19 ± 0,84 мм рт.ст.), АДп было довольно высоким: у астеников – 48,8 мм рт.ст., у нормостеников – 53,1 мм рт.ст., у пикников – 51,9 мм рт.ст.

При физической нагрузке возрастали показатели АДс, АДп и ЧСС от астеников к нормостеникам и пикникам, но снижалось АДд у юношей астенического и пикнического типов телосложения. Очень наглядны изменения АДп: у астеников – 54,4 мм рт.ст., у нормостеников – 55,0 мм рт.ст, у пикников – 63,7 мм рт.ст.

После рефлекса Даньини ‒ Ашнера у всех соматотипов происходило существенное снижение показателей АДс, АДп и ЧСС, за исключением АДд, которое у юношей нормостеников не снижалось (70,38 ± 1,23 мм рт.ст.), у астеников снижение не имело статистической значимости (69,40 ± 1,16 мм рт.ст.), у пикников происходило даже статистически значимое повышение (73,83 ± 1,22 мм рт.ст.). АДп опускалось до уровня покоя или несколько ниже: у астеников – 48,8 мм рт.ст., у нормостеников – 49,5 мм рт.ст., у пикников – 49,0 мм рт.ст.

Расчет минутного объема крови показал, что у астеников МОК в покое был равен 3805,59 ± 20,71 л, после физической нагрузке МОК возрастал (4936,64 ± 19,43 л) и после рефлекса Даньини – Ашнера МОК снижался (4261,61 ± 14,04 л), но не достигал величин МОК в покое, что в целом свидетельствует о повышенном симпатическом тонусе у юношей астеников. Повышение симпатического тонуса подтверждается также индексом Кердо, который у юношей астеников в покое составляет 2,34 ± 0,8, резко повышается после физической нагрузки на 16,16 ± 3,97 ед., но снижается после рефлекса Даньини – Ашнера лишь на 4,15 ± 3,86 ед. Вегетативная реактивность находилась в пределах нормы. Данные показатели индекса Кердо удостоверяют выраженное симпатическое влияние на физическую нагрузку и слабое снижение после рефлекса Даньини – Ашнера.

Все данные величины указывают на то, что юноши астенического типа деятельности вегетативной нервной системы находятся в состоянии, близком к равновесному, с нормальной или несколько повышенной вегетативной реактивностью, симпатическим вегетативным тонусом и согласованной деятельностью висцеральных систем. Однако высокое пульсовое давление у молодых людей является серьезным сигналом о наличии сердечно-сосудистых проблем, так как пульсовое давление выше 40 мм рт.ст. считается отклонением от нормы [10].

У нормостеников МОК в покое был равен 4407,39 ± 17,91 л, после физической нагрузки МОК возрастал (4950,68 ± 19,50 л) и после рефлекса Даньини – Ашнера МОК (4137,83 ± 15,09 л) снижался ниже величины индекса в покое, свидетельствуя о значительном влиянии парасимпатического тонуса, что подтверждается и индексом Кердо, который у юношей-нормостеников в покое составлял 12,71 ± 0,87, слабо повышался после физической нагрузки на 4,94 ± 2,79 ед. и умеренно снижался после рефлекса Даньини – Ашнера (на 7,4 ± 4,96 ед.). Данные показатели индекса Кердо также говорят о повышенном симпатическом и умеренном парасимпатическом влиянии на физическую нагрузку у юношей нормостеников. ЧСС после нагрузки и после рефлекса Даньини – Ашнера изменялась на 6–9 сокращений в минуту, что указывает на неизмененную физиологическую вегетативную реактивность. Индекс Хильдебранта находится на уровне 4,7 ± 0,02. В целом для юношей нормостенического типа характерны повышенный симпатический тонус при нормальной вегетативной реактивности и согласованной деятельности висцеральных систем. Высокое АДп является следствием потери адекватной реакции сосудов и предиктором потери их упругости и эластичности.

У пикников МОК в покое составлял 4304,21 ± 28,63 л, после физической нагрузки МОК возрастал (5470,32 ± 19,13 л) и после рефлекса Даньини – Ашнера МОК (4124,83 ± 18,53 л) снижался ниже величины индекса в покое, свидетельствуя о значительном размахе вегетативного влияния на физическую нагрузку и существенном парасимпатическом противодействии. Вегетативная реактивность находилась в пределах нормы или была снижена при симпатическом влиянии и повышена при парасимпатическом тонусе.

Индекс Кердо у юношей пикников в покое составлял 9,29 ± 0,28, умеренно повышался после физической нагрузки (на 8,46 ± 2,21 ед.) и более существенно снижался после рефлекса Даньини – Ашнера (на 10,87 ± 5,85 ед.). Данные показатели АДп, индекса Кердо также говорят об умеренном симпатическом и более выраженном парасимпатическом влиянии на физическую нагрузку у юношей-пикников по сравнению с юношами нормостениками и астениками. Индекс Хильдебранта несколько выше нормы (5,24 ± 0,02) при более тесном 50 % квартильном разбросе (4,17–5,44) и тем самым, не отрицая нарушений межсистемных отношений, предполагает повышенный симпатический и смешанный вегетативный тонус при нормальной вегетативной реактивности. Напряжение реакции сосудов может приводить впоследствии к потере адекватной реакции сосудов, их упругости и эластичности, артериальной жесткости и увеличению скорости пульсовой волны.

Заключение

В г. Красноярске у юношей разных типов телосложения (по Рис-Айзенку) выявлены высокая реакция сосудов, преобладание симпатического и смешанного влияния вегетативной нервной системы с нормальной вегетативной реактивностью и согласованной деятельностью висцеральных систем. В то же время на физическую нагрузку у юношей астенического типа отмечается выраженное симпатическое влияние, слабое симпатическое и умеренное парасимпатическое влияние у юношей-нормостеников, умеренные симпатическое и парасимпатическое влияния у юношей-пикников. Большую степень функционального напряжения организма в условиях Сибири испытывают пикники, у которых при преобладании парасимпатического тонуса отмечается повышенная вегетативная реактивность и нарушения межсистемных отношений.

Рецензенты:

Игнатова И.А., д.м.н., профессор кафедры специальной психологии, ГОУ ВПО «Красноярский государственный педагогический университет им. В.П. Астафьева», г. Красноярск;

Смирнова О.В., д.м.н., зав. лабораторией клинической патофизиологии, ФГБНУ «Научно-исследовательский институт медицинских проблем Севера», г. Красноярск.

Работа поступила в редакцию 19.02.2015.


Библиографическая ссылка

Пуликов А.С., Пуликов А.С., Москаленко О.Л., Мейнгот Я.Я. ОЦЕНКА ВЕГЕТАТИВНОГО РЕАГИРОВАНИЯ ОРГАНИЗМА ЮНОШЕЙ В УСЛОВИЯХ СИБИРИ // Фундаментальные исследования. – 2015. – № 1-2. – С. 332-336;
URL: http://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=36898 (дата обращения: 09.08.2020).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074