Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,749

ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОЕ ВОСПИТАНИЕ В ЦЕРКОВНО-ПРИХОДСКИХ ШКОЛАХ ТОБОЛЬСКОЙ ЕПАРХИИ В КОНЦЕ XIX – НАЧАЛЕ XX ВВ.

Валитов А.А. 1 Вильцан М.А. 2 Еремеева О.И. 2 Сулимов В.С. 2 Федотова Д.Ю. 1
1 ФГБУН «Тобольская комплексная научная станция УрО РАН»
2 ФГБОУ ВПО «Тобольская государственная социально-педагогическая академия им. Д.И. Менделеева»
В статье на обширных архивных и литературных источниках проанализирована система духовно-нравственного воспитания в церковно-приходских школах Тобольской губернии на рубеже XIX-XX вв. Эти школы активно открывались в исследуемый период в регионе. Основной задачей церковно-приходских школ на протяжении всего периода их деятельности стало религиозно-нравственное воспитание учащихся, развитие в них любви к царю и к России. В церковных школах изучали основы православной веры и нравственности, а также получали первоначальные знания. Церковные школы давали начальное образование и духовно-нравственно воспитывали своих учеников в русле православных традиций. Духовно-нравственное воспитание начиналось в учебное и продолжалось во внеучебное время. Большое внимание в учебно-воспитательном процессе церковно-приходских школ Тобольской епархии уделялось внеклассным мероприятиям, целью которых было нравственное воспитательное воздействие на учащихся. К ним относились посещения учениками храмов по воскресным и праздничным дням, внебогослужебные собеседования священника с родителями и детьми, организация певческих хоров, проведение совместных праздников. Большинство из мероприятий носили религиозный характер.
духовно-нравственное воспитание
церковно-приходская школа
Тобольская епархия
Тобольская губерния
Тобольский епархиальный училищный Совет.
1. Валитов А.А. Краткосрочные педагогические курсы в подготовке учителей для начальных церковных школ Тобольской губернии // Историческая и социально-образовательная мысль. – 2012. – № 4. – С. 17-20.
2. Валитов А.А. Образовательная деятельность Православной Церкви в Западной Сибири в конце XIX – начале XX в. // Образование и наука. – 2014. – № 2 (111). – С. 98-112.
3. Валитов А.А. Роль Тобольской епархии в организации церковно-приходских школ губернии в конце XIX столетия // Вестник Тобольской государственной социально-педагогической академии им. Д.И. Менделеева. – 2010. – № 2. – С. 26-29.
4. Глухих Ф.С. Из неведомого мира // Красен человек ученьем: материалы о воспитании и образовании детей в селениях Сибири конца XIX – начала XX вв. – Новосибирск, 1995. – С. 72-75.
5. Государственное бюджетное учреждение Тюменской области Государственный архив в г. Тобольске (ГБУТО ГА в г. Тобольске). Ф. 61, Оп. 1, Д. 174.
6. Государственное бюджетное учреждение Тюменской области Государственный архив Тюменской области. (ГБУТО ГАТО). Ф. 59. Оп. 1. Д. 4.
7. Извлечения из отчета епархиального наблюдателя о состоянии церковных школ в Тобольской епархии в 1899-1900 учебном году // Школьный листок при Тобольских епархиальных ведомостях. – 1901. – № 5. – С. 38-39.
8. Правила и программы для церковно-приходских школ и школ грамоты. – СПб., 1894. – 23 с.
9. Симора В. Духовно-нравственное воспитание учеников в церковно-приходской школе Российской империи на рубеже XIX-XX столетий // Вестник ПСТГУ IV: Педагогика. Психология. – 2012. – Вып. 2 (25). – С. 118-127.
10. Церковно-приходские школы Тобольской епархии в 1889-1890 учебном году // Тобольские епархиальные ведомости. – 1891. – № 7-8. – С. 151-162.
11. Valitov A.А., Tomilov I.S. Residents’ participance in the celebration of the Tobolosk province in tercentenary of Romanovs’ house // Журнал Сибирского федерального университета. Серия: Гуманитарные науки. – 2013. – Т. 6. – № 12. – С. 1787-1799.

Духовно-нравственное воспитание традиционно определяют как воссоздание общей жизни человека с Богом, утраченной после грехопадения прародителей, происходящее при целительном воздействии благодати Святого Духа. Нравственное воспитание – это содействие процессам самоопределения человека в Боге и формирования целостной иерархической структуры его личности, которое постепенно преобразует прежнее внутреннее устроение, внешний облик человека и приводит его к обновленному духовному состоянию.

Исследователь Симора В. понимает под духовно-нравственным воспитанием целенаправленную деятельность, связанную с приобщением человека к совместной жизни с Богом через воздействие благодати Святого Духа и с постепенным взращиванием цельной структуры личности, нравственно преображающей и обновляющей духовный облик человека [9, c. 118].

Духовно-нравственное воспитание формирует ядро личности, а потому благотворно влияет на все стороны и формы взаимоотношений человека с миром, на его этическое и эстетическое развитие, формирование мировоззрения, гражданской позиции, патриотическую и семейную ориентацию, интеллектуальный потенциал, эмоциональное состояние, общее физическое и психическое развитие [9, c. 118].

Таким институтом духовно-нравственного воспитания были церковно-приходские школы, существовавшие в Российской империи до 1917 г. и являвшиеся начальными учебными заведениями. Они стали создаваться в начале XVIII в., курс большинства подобных школ ограничивался грамматикой, чтением букваря, арифметикой.

Особое распространение церковные школы получили после потрясений 70-80-х гг. XIX в., изменили настроение общества, усилилось внимание к вопросам веры, повысился авторитет Церкви, внимательнее к ней стало относиться и государство. Эти перемены совпали с назначением на пост обер-прокурора Святейшего Синода К.П. Победоносцева.

Важнейшим орудием религиозного просвещения, по мысли Победоносцева, были начальная школа. Сама церковно-приходская школа была для него средством, позволявшим сохранить лояльность народа без глубоких экономических, социальных и административных реформ. Церковная школа должна была просвещать и воспитывать народ исключительно «в простоте мысли, не отрывая его от той среды, где совершается жизнь его и деятельность». Эти школы должны были выполнять двоякую функцию: с одной стороны, формировать духовно-нравственные качества личности ребенка (вера в Бога, почитание старших, любовь к Отечеству, трудолюбие, прилежание, чувство долга и моральной ответственности), с другой стороны, «развивая учащихся», передавать детям «полезные для жизни практические знания» (чтение, письмо, арифметика и др.) [9, c. 118].

Духовно-нравственное и патриотическое воспитание – начало и конец церковно-приходской школы – это основная и главная задача школы, к такому воспитанию детей были направлены все силы учителей [2, c. 99].

Основную задачу церковно-приходских школ (далее ЦПШ) на протяжении всего периода их деятельности можно охарактеризовать словами одного из циркуляров – «дать учащимся религиозно-нравственное воспитание, развить в них любовь к царю и к России, обучаться в них церковному» [6, л.174].

В Тобольской епархии к 1897 г. были следующие типы церковно-приходских школ: одноклассные школы с двухгодичным курсом обучения, двухклассные с четырехгодичным курсом обучения и второклассные с трехлетним курсом обучения [3, c. 26]. В 1899-1900 учебном году численность церковных школ в Тобольской епархии достигла – 292, а число учащихся – 7837 [7, с. 38-39].

Духовно-нравственное воспитание проходило в учебное и внеучебное время [1, 17]. В соответствии с поставленной задачей к школам предъявлялись следующие требования: обязательное чтение утренних и вечерних молитв, чтение святого Евангелия и Жития святых, устройство по праздникам для учеников и народа воскресных чтений, участием детей в Великом посту, участие детей в чтении и пении на богослужениях в храме и прислуживании в алтаре, обязательное обучение пению, обучение детей чтению по-славянски [5, л. 6].

С самого прихода в школу ученик вставал под наблюдение и руководство учителя. От детей настойчиво и неуклонно требовали, чтобы в школу они собирались до общей молитвы, ставились на молитву тихо, без стука и топота ногами, толкотни и переговоров, вели себя благоговейно, без перешептываний и переговоров, молитвы читали не спеша, громко, внятно, с правильными остановками на знаках и выделением голосов слов прощения и благодарения, в подобающих местах делали земные и поясные поклоны, крестным знамением осеняли себя истово.

Во время уроков и между ними вели себя скромно, чинно, без шума, крика и драки, при обращении к ним давали ответы полные и осмысленные, говорили внятно, при ответах стояли прямо, повернувшись лицом к спрашивающему и без разрешения не садились.

Все замечания выслушивали стоя, при входе посторонних лиц вставали и, если вошедший – лицо священного сана, принимали от него благословение и не садились, пока не предложат; по отношению ко всем в своих делах и действиях были правдивы, скромны, вежливы и почтительны. Во время перемен и после уроков учитель следил за играми детей и их поведением.

Каждый урок начинался и заканчивался молитвами, которые пелись всеми учащимися. Например, в школах Курганского и Ялуторовского округов молитвы вычитывались за полчаса до начала занятий по учебному часослову. Очередной дежурный из старшей группы читал их перед иконой с зажженной лампадкой, в то время как остальные молились. Известные ученикам молитвы (Святому Духу, молитва Господня, Богородице Дево, тропари Кириллу и Мефодию, дню или празднику, Достойно есть, молитва за царя и др.) совместно пропевались [10, с. 161]. Выбор песнопений часто был обусловлен местными праздниками или степенью подготовки к пению самих учеников. Вечерние же молитвы исполнялись только в тех школах, где ученики оставались на ночлег, а в других ученикам внушалась необходимость прочтения молитвы дома перед сном в присутствии родителей. Для этого детям раздавались на дом краткие молитвословы [10, c. 161].

Таким образом, дети должны были привыкать к дневному богослужебному кругу. Это была одна из мер нравственно-воспитательного воздействия на учащихся.

Главным предметом церковных школах считался Закон Божий. В программе оговаривалось: «…Он составляет главный из предметов и все другие должны быть, по возможности, поставлены от него в более или менее тесную зависимость. Церковная грамота должна помогать изучению молитв и песнопений; русское чтение и письмо должно быть обращено к предметам по преимуществу религиозного содержания; пению дети будут ближайшим родственником, искание указаний свыше и доброго рода при выборе невесты, покрывало на голове ее и т.п.» [8, с. 26].

Главным методом нравственно-воспитательного воздействия являлся личный пример учителя и убеждение. Ф.С. Глухих, бывшая ученица церковных школ, вспоминала о своей первой учительнице: «…Нарядная, красивая, ласковая, она казалась нам пришедшей из другого, неведомого мира. К каждому платью у нее были туфли, и мы тоже всегда старались одеваться в школу получше, тянулись за ней. Она сразу же это замечала, хвалила за аккуратность. Даже парнишки старались всегда угодить ей. … Речь ее, слова первое время были нам странными: мы привыкли к грубой, резкой речи. Старшие не шибко-то с нами, ребятишками, беседовали, все больше на ходу, окриками, а она как-то спокойно, вроде и ласково, а ослушаться не смели» [4, c. 73].

Наилучшую услугу в делах нравственного воспитания оказывали и оказывают ежедневные чтения с толковым и назидательным объяснением св. Евангелия и жития дневного святого, когда нравственный идеал облекается в живую личность и эта личность оставляет свое святое построение в сердце слушателей.

Обращение учителей с детьми было ласковое, доброжелательное, заботливое, справедливое и терпеливое, но постоянное, настойчивое и требовательное.

Большое внимание в учебно-воспитательном процессе ЦПШ уделялось внеклассным мероприятиям, целью которых было нравственное воспитательное воздействие на учащихся. К ним относились посещения учениками храмов по воскресным и праздничным дням, внебогослужебные собеседования священника с родителями и детьми, организация певческих хоров, проведение совместных праздников. Большинство из мероприятий носили религиозный характер.

Священник – заведующий школой наблюдал за посещением детьми храмов в воскресные и праздничные дни, внушал необходимость «благоговейного поведения и участия в чтении и пении клиросом» [5, л. 12]. В местной прессе сообщали: «…в праздничные и воскресный дни ученики церковно-приходских школ, находящихся в селах, церковные службы посещают неопустительно; ученик же школ, отстоящих от сел на более или менее значительное расстояние, посещают богослужения по великим праздникам, а в воскресные дни поют под руководством своих учителей в часовнях, где таковые есть…». Во многих школах в течение Великого поста ученики два раза в неделю присутствовали в церкви при совершении литургии преждеосвященных даров [10, c. 159]. Перед началом богослужения ученики собирались в школе, где законоучители в воскресные дни рассказывали и объясняли положенное в эти дни Евангелие. А когда начинали звонить колокола, они все вместе под руководством учителя шли в храм. Те, кто хорошо умел читать по-славянски и петь, проходили в клирос, остальные вставали в несколько рядов позади него. Наиболее отличившиеся в хорошем поведении допускались к прислуживанию в алтаре, могли разжигать и подавать кадило, зажигать и гасить свечи, выносить подсвечники с зажженными свечами и т.п. Те же, кто не был в храме по лености наказывались [10, c. 160].

Во время Великого поста все учащиеся исповедовались и причащались, а священники проводили беседы «о таинстве покаяния и святого причастия, о тяжести греха тех, кто не искренен при этом и благих последствиях для преступающих к нему с искренней верой и благоговейным трепетом» [10, c. 161].

Особой гордостью церковных школ были певческие хоры из учеников. Правильно организованных певческих хоров было немного. В 1891 г. в Тобольской епархии при церковно-приходских школа их было только два – при Абалакском Знаменском мужском монастыре и при Тарском городском соборе [10, c. 159].

Таким образом, многие внеклассные мероприятия были продолжением учебного процесса, так как здесь осуществлялось нравственное воспитание в духе религиозности.

Но были мероприятия и иного характера. Так, в отчетных сведениях по Туринскому уезду за 1915 г. сообщается: «За все время настоящей войны (I мировой – автор) школы церковные принимали горячее участие в сборе пожертвований на нужды войны, показывая тем чрез своих представителей – учащих – пример патриотизма и высоко-христианской любви, вселяя этот дух и в воспитанниках церковных школ, которые деятельно помогали в сборах своим примерным воспитателям» [5, л. 2].

Стремясь разнообразить и сделать наиболее интересным пребывание детей в школе, учителя находили подчас очень удачные решения. Учитель Актабанской ЦПШ А. Крестьянинов вспоминал о проведении новогодней елки: «В д. Актабан Каменской волости Ишимского уезда на третий день праздника Рождества Христова 1913 г. в школьном здании была для учеников этой школы устроена Елка. Средства на Елку были добровольно пожертвованы крестьянами. Крестьяне жертвовали и говорили: Что ты там такое устраиваешь? Я им рассказывал. Но они не имели понятия о елке, потому что никогда не видали ее. Крестьяне заинтересовались елкою и терпеливо ожидали на морозе, когда я их впущу в школу. В школе было все приготовлено, елка была отгорожена партами. Народ с шумом ворвался в школу. Дети были до того рады, что и описать трудно; они с удовольствием и радостью пели песенки и рассказывали стихотворения… Когда программа была кончена, ученикам были розданы игрушки и гостинцы с елки. Велика была их радость, когда они получали гостинцы; не менее был рад и я, смотря на своих учеников. Крестьяне остались довольны елкою и обещали на будущий год еще более пожертвовать на елку» [11, c. 1788].

Итак, воздействие на учащихся осуществлялось не только во время учебной деятельности, но и во время внеклассных мероприятий, как правило, носило религиозный характер. В 1915 г. духовенство, как один из положительных результатов церковного воспитания называло: «…под влиянием церковной школы крестьянские дети становятся и почтительными и вежливыми к священнику и к старшему, их игры не отличаются уже той грубостью и жестокосердием, как у «уличных мальчиков”, не посещающих школу. Вырабатывает школа в своих питомцах привычки к труду, любознательность и более осмысленное отношение ко всякого рода явлениям жизни» [5, л. 5].

Таким образом, духовно-нравственное воспитание подрастающего поколения стало важной задачей, как для государства, так и для Православной Церкви. Реализация поставленных целей происходила через систему церковно-приходских школ, которые в это период истории активно развивались.

Рецензенты:

Дианов С.А., д.и.н., доцент, профессор кафедры государственного управления и истории, ФГБОУ ВПО «Пермский национально-исследовательский политехнический университет», г. Пермь;

Гончаров Ю.М., д.и.н., профессор, ФГБОУ ВПО «Алтайский государственный университет», г. Барнаул.

Работа поступила в редакцию 29.07.2014.


Библиографическая ссылка

Валитов А.А., Вильцан М.А., Еремеева О.И., Сулимов В.С., Федотова Д.Ю. ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОЕ ВОСПИТАНИЕ В ЦЕРКОВНО-ПРИХОДСКИХ ШКОЛАХ ТОБОЛЬСКОЙ ЕПАРХИИ В КОНЦЕ XIX – НАЧАЛЕ XX ВВ. // Фундаментальные исследования. – 2014. – № 8-7. – С. 1701-1704;
URL: https://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=35280 (дата обращения: 20.09.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074