Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,749

ПОНЯТИЕ РЕТОРСИЙ В СОВРЕМЕННОМ МЕЖДУНАРОДНОМ ПРАВЕ

Шлюндт Н.Ю. 1
1 ГАОУ ВПО «Невинномысский государственный гуманитарно-технический институт»
Проведен анализ понятия и сущности реторсий в современном международном праве. Предпринята попытка рассмотреть институт реторсий в контексте особых способов охраны, актуальность которых и сегодня не исчерпывается использованием «иных правовых средств», имеющихся в арсенале международного общения. При самостоятельном определении государством используемых средств, оно как участник межгосударственных отношений обязано сообразовывать свою реторсную практику с общепризнанными принципами. В статье выяснены особенности реторсий на основе анализа норм национального законодательства. Обобщается практический опыт и делается вывод, что это адекватные, справедливые, превентивные ответные меры, преследующие восстановление юридического международного порядка. В качестве ключевого момента используется волеизъявление такого субъекта международного права, как государство, которое, выявляя примат «негативного», самостоятельно определяет, когда и какие средства использовать при реализации защиты своих прав.
реторсии
специальные юридические средства
общепризнанные принципы
защитные меры
1. Бартош В.М. Взаимное страхование: теория и практика применения // Законодательство. – 2009. – № 4.
2. Ведомости СНД и ВС РФ. – 1992. – № 30. – Ст. 1806.
3. Ведомости СНД и ВС РФ. – 1992. – № 30. – Ст. 1807.
4. Камаровский Л.П. О международном суде. Книга первая. О способах решения споров между государствами вообще. – М.: Типография Т. Малинского, 1881 // СПС «Гарант».
5. Собрание законодательства РФ. – 1999. – № 22. – Ст. 2670.
6. Устав Организации Объединенных Наций (принят в г. Сан-Франциско 26.06.1945) // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами, Вып. XII. – М., 1956. – С. 14–47.
7. Режим доступа: http://www.legal-way.ru/iss09.php (дата обращения 01.03.2014).
8. Гражданский процессуальный кодекс Китайской Народной Республики (Принят на 4-й сессии Всекитайского собрания народных представителей седьмого созыва 9 апреля 1991 г. Опубликован Указом Председателя Китайской Народной Республики № 44 от 9 апреля 1991 г. Вступил в силу с 9 апреля 1991 г.). [Электронный ресурс].– http://www.legal-way.ru/iss09.php (дата обращения 06.03.2014)
9. Nový občanský zákoník nabývá účinnosti 1. ledna 2014. [Электронный ресурс].– http://www.ruinfo.cz/poleznaya-informacziya/zakony-chexii (дата обращения 10.03.2014).
10. Dernburg Das burgerliche Recht des deutschen Reiches und Preussens. – Bd. I – (3. Aufl., 1906). – II. – P. 94.

Существующие способы охраны, имеющиеся в арсенале международного права, в качестве основной задачи преследуют восстановление юридического международного порядка, осложненного разного рода спорами и несогласиями. При этом достижение цели посредством специальных юридических средств – обеспечение либо возобновление прочного и адекватного межгосударственного сотрудничества ‒ не является особенным и не противопоставляется национальному процессуальному праву. Однако принципиальное отличие детерминируется тем, что права защищаются самими сторонами как волеобразующими субъектами.

Автор ставит целью исследование понятия и выявления сущности реторсий в современном международном праве сквозь призму теоретических и правоприменительных подходов к делению на частноправовые и публично-правовые. Базовая постановка вопроса и отдельные положения относительно механизма реализации и сферы осуществления позволяют выявить сущностное определение дефинитивного понятия «реторсии».

Специфика затронутого института объясняется прежде всего тем, что заинтересованные в преобразовании права, сами субъекты-государства «…при решении своих споров не связываются …существующими нормами положительного права… в основание своих суждений они вольны класть те производящие право нравственные и социальные идеи, которые делают их решения справедливыми и верными…» [4], следовательно, наличие данных норм и их последовательное применение призвано способствовать развитию позитивного права в рамках разрешенного конкретного случая.

Далее, очевидным является тот факт, что, преобразуя конкретный случай в доминанту, каждое государство самостоятельно определяет, что оно считает своим правом и какие средства и способы использовать при реализации защиты этих прав. При этом, следует отметить положительную тенденцию укрепления гуманистических начал в политической деятельности современных цивилизованных государств, усиления общественного мнения.

Поэтому реторсии следует рассматривать как некое противодействие далеко недружественным поступкам другого государства, имеющее целью предупреждение причинения возможного вреда, нарушение признанных в международном праве общепризнанных принципов, выраженных как признание властью иностранного государства.

Среди общепризнанных принципов, на которых в том числе основана реторсная практика, можно назвать следующие:

– принцип суверенного равенства государств (пункт 1 статьи 2 Устава ООН);

– принцип невмешательства одного государства во внутренние дела другого (пункт 7 статьи 2 Устава ООН);

– принцип взаимности (закрепляется в двусторонних договорах и регулируется международными обычаями);

– принцип недискриминаци;

– принцип гарантии и необходимости защиты прав граждан и др. [6].

Подобное право государства, опираясь на данные принципы, исходит из уважения норм национального законодательства, не противоречащего международному, в условиях примата последнего. Но при этом очевиден тот факт, что возможность применения реторсии обусловлена внутригосударственными законодательными средствами.

Изучаемые средства специального характера содержатся в законодательных актах многих современных государств. Например, ст. 430 ГК Монголии, ст. 1261 ГК Армении 1998 г., ст. 1102 ГК республики Беларусь 1998 г., ст. 21 Закона Грузии о международном частном праве 1998 г., п. 2 ст. 608 ГК Литовской Республики 1964 г. и т.д. содержат правило применения ответного ограничения Правительством право-, дееспособности иностранных лиц в случаях особого ограничения иностранным государством гражданской право-, дееспособности граждан и юридических лиц данных суверенных государств [7].

Не исключением является и Российская Федерация. Нормой статьи 1194 ГК РФ, определено аналогичное правило.

Закон Чехии о международном частном праве от 25 января 2012 г., воспринявший подобные правила о реторсиях Закона 1964 г., определяет, что иностранцы и иностранные юридические лица имеют равные личные и имущественные права наравне с гражданами и юридическими лицами Чехии, однако данное правило может не применяться в качестве реторсии на дискриминационные действия иностранного государства[9].

Анализ приведенных нормативно-правовых актов позволяет сделать следующие выводы.

Во-первых, право на установление подобных ограничений принадлежит федеральным органам исполнительной власти, суд в данном случае не обладает полномочиями на установление реторсии как следствия первостепенной причины – выявление факта необоснованного ограничения право- и дееспособности граждан конкретного суверенного государства. Однако в некоторых случаях и судебные органы могут прибегнуть к реторсии при решении вопросов «обратной взаимности».

Под взаимностью, как правило, понимается либо взаимное предоставление государствами национального правового режима – jus cogens (в широком смысле), либо – конкретных прав и обязанностей граждан и юридических лиц иностранных государств на аналогичные права в данном иностранном государстве (в узком смысле). Принцип взаимности, к которому апеллирует международное частное право, позволяет государствам при вводе подобной оговорки в международный договор преследовать цель – обеспечить своим субъектам, находящимся под юрисдикцией государства, пользоваться за границей определенными правами. Обращаясь к отечественному законодательству, следует отметить: необходимость соблюдения принципа взаимности предусмотрена сегментарно, в основном в интеллектуальной сфере.

Так, в соответствии с п. 2 ст. 5 ГПК КНР, если иностранные суды вводят ограничения в отношении гражданских процессуальных прав граждан, юридических лиц и иных организаций КНР, народные суды КНР применяют ответные ограничения в отношении гражданских процессуальных прав граждан, предприятий и организаций данных государств [8]. Поэтому наличие взаимности в международных отношениях презюмируется и соблюдение данного принципа основывается на доброй воле каждого государства. Отступление, нарушение кем-либо влечет ответные меры, т.е. реторсии как «меры возмездия против иностранного государства, его подданных и юридических преемников этих последних» [10], имеющие целью побудить нарушителя восстановить статус-кво [1].

Во-вторых, в ст. 1194 ГК говорится о частноправовых реторсиях, состоящих в специальном ограничении в области гражданско-правовых отношений, имущественных и личных неимущественных прав, право- и дееспособности граждан и юридических лиц государств, дискриминирующих российских субъектов права.

Также в качестве основания применения реторсии могут служить дискриминационные действия в отношении наших соотечественников. Статья 15 Федерального закона от 24.05.1999 № 99-ФЗ «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом»[5] раскрывает принципы и цели государственной политики Российской Федерации в области основных прав и свобод человека и гражданина. Тем самым законодатели определили, что, прежде всего, политика Российской Федерации направлена на сотрудничество с иностранными государствами с учетом соблюдения общепризнанных принципов и норм международного права в области основных прав и свобод человека и гражданина, составляющих основу конституционного права всех правовых государств. В этой связи дискриминация российских граждан, проживающих за рубежом, может являться основанием для пересмотра политики Российской Федерации в отношении государства, в котором такая дискриминация имела место. В ретроспективе можно встретить подобные примеры. Например, Заявление Верховного Совета РФ от 17 июля 1992 г. № 3326/1-1 «О правах человека в государствах Балтии»[3], в котором решительно отвергает закрепление в законодательных актах государств Балтии положений, которые делают нормой дискриминацию по национальному признаку и приведут к росту социально-политической напряженности, негативно повлияют на региональную стабильность. Также Постановление Верховного Совета РФ от 17.07.1992 г. № 3326-1 «О правах человека в Эстонии» [2], согласно которому Правительству Российской Федерации предписано подготовиться к введению временных экономических санкций в отношении Эстонской Республики в случае продолжения властями Эстонии дискриминации этнических россиян. В крайних случаях для защиты прав соотечественников за рубежом могут применяться и Вооруженные Силы Российской Федерации.

Однако касаясь публично-правовой природы реторсий, следует констатировать и тот факт, что регламентируемые российским законодательством, например, специальные экономические меры являются одним из важнейших способов поддержания международно-правовой позиции государства, реализуемого в контексте защиты его экономических и политических интересов на международной арене. Подобные меры предстают как наиболее эффективное средство, используемое государством в отношении другого государства в целях недопущения противоправного деяния и возмещения причиненного ущерба. Содержание международно-правового регулирования превентивных функций и составляет система подобных ответных мер (публично-правовых реторсий), действие которых выражает и реализует возможности международно-правового регулирования непосредственно превентивных функций в позитивном воздействии на межгосударственные отношения.

В-третьих, являются ответными действиями и, следовательно, могут носить упреждающий, превентивный характер.

Являясь принудительной мерой, реторсия предполагает достижения:

1) прекращения международного правонарушения;

2) защиты прав;

3) восстановления прав, что в конечном счете служит восстановлению мирового правопорядка, а в случае необходимости давления на иностранное государство как при отказе исполнения возлагаемых на него обязательств, так и при ненадлежащем их исполнении.

В-четвертых, поводом к применению подобных ответных мер являются только специальные ограничения. При этом не важно, проявляется ли это в действиях соответствующего государства, направленных на дискриминацию частных лиц в их гражданском положении по сравнению со своими гражданами или подданными (формальные реторсии), либо государство ставит их в более худшее положение по сравнению с другими иностранными лицами (материальные реторсии), речь не идет о неких общих ограничениях, установленных в данном государстве в отношении всех иностранных граждан или всех юридических лиц (например, установление полного запрета на приобретение земельных участков и частичного запрета на приобретение иной недвижимости в конкретном государстве).

Одним из основных требований, предъявляемых в современном международном праве к реторсиям, является их безопасность для «третьих лиц». Речь идет о недопущении негативных последствий мирного населения иностранного государства, в отношении которого используется реторсное право. Предположим, что это вполне достижимо при реализации механизма достоверной информации об эффективности применения ответных ограничительных мер и их последствиях в рамках ООН, обеспечиваемого Советом Безопасности.

Более того, характер и размер должны быть адекватными и соответствовать этим же критериям недружественного поступка иностранного государства.

Следовательно, реторсии следует рассматривать как особое средство охраны права, правомерность которых предопределена вынужденной самообороной государства в рамках своей самостоятельной деятельности как признание федеральной исполнительной властью иностранного государства, реализуемой на основании главенствующих когентных принципов.

Рецензенты:

Мухачев И.В., д.ю.н., профессор, зав. кафедрой конституционного и международного права Северо-Кавказского федерального университета, г. Ставрополь;

Труфанов М.Е., д.ю.н., профессор кафедры государственно-правовых дисциплин Невинномысского государственного гуманитарно-технического института, г. Невинномысск.

Работа поступила в редакцию 18.04.2014.


Библиографическая ссылка

Шлюндт Н.Ю. ПОНЯТИЕ РЕТОРСИЙ В СОВРЕМЕННОМ МЕЖДУНАРОДНОМ ПРАВЕ // Фундаментальные исследования. – 2014. – № 6-4. – С. 876-879;
URL: https://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=34260 (дата обращения: 04.12.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074