Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,749

КЛИНИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА РЕЗУЛЬТАТОВ ЛЕЧЕНИЯ БОЛЬНЫХ ПОСЛЕ УВЕЛИЧЕНИЯ МЕЖАЛЬВЕОЛЯРНОГО РАССТОЯНИЯ

Юркевич А.В. 1 Оскольский Г.И. 1 Щеглов А.В. 1, 2 Машина Н.М. 1 Чубенко О.С. 2
1 ГБОУ ВПО «Дальневосточный государственный медицинский университет»МЗ РФ
2 ФГБУ «Научно-исследовательский институт региональной патологии и патоморфологии» СО РАМН
Приведены результаты протезирования 204 пациентов в возрасте 30–69 лет с дефектами зубных рядов. Определено, что допустимой степенью одномоментного увеличения межальвеолярного расстояния (МАР) является 6 мм. При необходимости высоту нижней части лица в центральной окклюзии можно рекомендовать доводить до ее высоты при физиологическом покое или выше нее на 1-4 мм, если межокклюзионный промежуток (МОП) до протезирования составляет 2–3 мм; до уровня физиологического покоя или выше него на 1–2 мм при МОП равному 4 мм; до уровня физиологического покоя и не более 1 мм выше него при МОП в 5 мм; ниже уровня физиологического покоя или на одном уровне с ним при МОП в 6 мм. В случае величины МОП более 6 мм не рекомендуется увеличивать межальвеолярное расстояние выше высоты нижней части лица при физиологическом покое. Увеличение межальвеолярного расстояния более указанных пределов неизбежно приведет к появлению субъективных расстройств и удлинению периода адаптации.
дефекты зубных рядов
ортопедическое лечение
адаптация к протезам
1. Формирование окклюзионной поверхности зубов в несъемных протезах при лечении больных с генерализованной формой повышенной стираемости зубов / А.И. Дойников, А.А. Гумецкий, А.Е. Завадко и др. // Стоматология. – 1987. – № 3. – С. 56–60.
2. Жулев Е.Н. Частичные съемные протезы (теория, клиника и лабораторная техника). – M.: Медицинское информационное агентство, 2011. – 424 с.
3. Жулев Е.Н. Несъемные протезы: теория, клиника и лабораторная техника. – M.: Медицинское информационное агентство, 2010. – 488 с.
4. Телескопические и замковые крепления зубных протезов / И.Ю. Лебеденко, А.Б. Перегудов, Т.Э. Глебова, А.И. Лебеденко. – М.: Молодая гвардия, 2004. – 344 с.
5. Оскольский Г.И. Адаптация больных к новой высоте прикуса при повторном протезировании // Стоматология. – 1984. – № 2. – С. 59–60.
6. Оскольский Г.И. Ортопедическое лече­ние больных, связанное с увеличением межальвеолярного расстояния // Стоматология. – 1990. – № 6. – С. 86–89.
7. Оскольский Г.И. Патоморфологическое и клинико-функциональное исследование зубочелюстной системы при изменении межальвеолярного расстояния: автореф. дис. ... д-ра мед. наук. – Новосибирск, 1995. – 38 с.
8. Оскольский Г.И. Опыт лечения больных со сниженным прикусом // Дальневосточный медицинский журнал. – 2000. – № 4. Приложение. – С. 44–50.
9. Протокол ведения больных. Частичное отсутствие зубов (частичная вторичная адентия) // Проблемы стандартизации в здравоохранении. – 2004. – № 12. – С. 116–176.
10. Синицын В.Д., Гуненкова И.В. Зависимость сроков адаптации к различным протезам от вида патологии зубочелюстной системы // Стоматология. – 1986. – № 4. – С. 63–64.
11. Шварцман В.А. Протезирование больных при прогеническом прикусе, осложненном частичными дефектами зубных рядов // Стоматология. – 1983. – № 2. – С. 64–65.

Анализ доступной нам литературы и собственные наблюдения не позволяют получить однозначные ответы на вопросы о методике увеличения межальвеолярного расстояния при различных патологических состояниях зубочелюстной системы, о возможности и допустимом пределе одномоментного увеличения МАР, о факторах, влияющих на адаптацию жевательного аппарата после разобщения прикуса, и в какие сроки она протекает [5–8]. Отсутствие четких обоснованных рекомендаций к применению конкретного метода затрудняет врачу выбор правильной тактики лечения.

Цель работы: разработать показания и определить допустимую степень одномоментного увеличения МАР у больных с дефектами зубных рядов, осложненными уменьшением высоты нижней части лица, и установить сроки и факторы, влияющие на адаптацию к протезам.

Материал и методы исследования

Ортопедическое лечение больных проводилось после их обследования, которое начинали с заполнения истории болезни по общепринятой схеме. Особое внимание обращали на причину и время потери зубов, срок пользования протезами и их конструкцию, характер привыкания к ним, оценку протезов больными и особенно замечания пациента по протезам в функциональном и эстетическом плане. При объективном осмотре учитывали изменение высоты нижней части лица, величину межокклюзионного промежутка. У больных с частичной потерей зубов дефекты зубных рядов оценивали по классификациям Кенеди и Е.И. Гаврилова. Ортопедическое лечение больных заключалось в изготовлении коронок, мостовидных, частичных пластиночных и бюгельных протезов по общепринятым методам [2–4, 9].

Межальвеолярное расстояние на новых протезах устанавливали одномоментно в пределах 4–7 мм, используя антропометрические закономерности в расположении режущего края верхних и нижних резцов относительно линии смыкания губ, анатомические признаки лица и разговорные пробы [8]. Высоту нижней части лица в состоянии физиологического покоя, центральной окклюзии со старыми и новыми протезами (до и после протезирования) в клинике измеряли штангенциркулем в день наложения новых протезов, через 1, 3, 6 и 12 мес. пользования ими.

Для оценки результатов лечения и изучения адаптации больных к одномоментному увеличению МАР мы провели протезирование 204 человек (107 муж., 97 жен.) в возрасте 30–69 лет с признаками уменьшения высоты нижней части лица в результате образования дефектов зубных рядов и связанными с этим вторичными деформациями, патологической стираемостью твердых тканей зубов, заболеваниями пародонта и аномалиями прикуса.

Больные были распределены по виду дефектов: на верхней челюсти – 1-й класс по Кенеди – 37 человек (18,14 %), 2-й класс – 71 (34,8 %), 3-й класс – 62 (30,4 %), 4-й класс – 10 (4,9 %), 4-й класс по Е.И. Гаврилову – 24 (11,76 %); на нижней челюсти соответственно – 13 (6,37 %), 82 (40,21 %), 65 (31,86 %), 12 (5,88 %), 32 (15,68 %). Таким образом, у большинства больных дефекты зубных рядов были 2 и 3 классов по Кенеди как на верхней (65,2 %), так и на нижней (72,07 %) челюстях.

Среди принятых больных 98 (48 %) ранее пользовались протезами. Из них у 55 человек (56,12 %) были несъемные, у 14 (14,28 %) – съемные и у 29 (29,59 %) – съемные и несъемные протезы. Время пользования несъемными протезами у 87,3 % принятых больных составило 10–15 лет, а съемными протезами у 82,7 % – до 10 лет. При этом величина МОП у 77 (78,57 %) лиц с протезами колебалась в пределах 3–5 мм.

Измерение высоты нижней части лица в состоянии физиологического покоя и центральной окклюзии показало, что МОП колебался от 2 до 7 мм, но у большинства (77,45 %) оставался в пределах 3–5 мм. При этом наибольшая разница в величине МОП наблюдалась у больных с патологической стираемостью зубов и аномалиями прикуса.

Результаты исследования и их обсуждение

После протезирования высоту нижней части лица увеличивали одномоментно с учетом клинических условий и пожеланий больного улучшить эстетический эффект. Степень увеличения МАР составила у 19,11 % больных 4 мм, у 52,45 % – 5 мм, у 26,96 % – 6 мм, и 7 мм лишь в 1,48 % случаев. По отношению к величине МОП степень увеличения МАР была ниже уровня физиологического покоя у 7,84 %; на одном с ним уровне – у 43,14 % и выше него на 1–3 мм – у 49,02 % больных. Необходимо отметить, что одномоментное увеличение МАР на величину, большую МОП, требовалось практически у всех больных, у которых МОП составлял до протезирования 2–3 мм.

Среди 65 больных с МОП в 4 мм у 40 % МАР после протезирования довели до уровня физиологического покоя; у 33,85 % установили выше него на 1 мм, у 21,54 % – на 2 мм, и у 4,61 % – на 3 мм.

При МОП в 5 мм у 73,02 % больных МАР увеличили одномоментно на 5 мм, т.е. до уровня физиологического покоя, и у 26,98 % – выше МОП на 1–2 мм.

У 23 больных с МОП в 6 мм в 21,47 % случаев МАР было установлено меньше МОП на 2 мм; в 8,96 % – на 1 мм, и в 69,57 % – на одном уровне МОП, т.е. практически у всех больных степень увеличения МАР не выходила за пределы высоты нижней части лица при физиологическом покое.

У пациентов с МОП в 7 мм МАР после протезирования было установлено на 2–3 мм ниже МОП. Наступление адаптации к протезам оценивали на основании анализа субъективных данных и клинического осмотра. Основные жалобы больных сводились к чувству дискомфорта в полости рта; дискоординации движения нижней челюсти и языка, что приводило к затруднению пережевывания и глотания пищи и удлинению времени жевания; нарушению речи; стуку зубов при разговоре; повышению саливации, выраженному преимущественно у лиц, пользующихся съемными протезами в первый раз; болезненности и быстрой утомляемости жевательных мышц при приеме пищи; напряжению и спазму мимических и жевательных мышц (12 больных).

Наблюдения за больными после протезирования показали, что МОП образуется у всех больных, у которых МАР увеличивали до уровня физиологического покоя, через 3–4 недели. Спустя 3 месяца новый МОП в пределах 1–2 мм образовывался также и у пациентов, которым МАР увеличивали выше уровня физиологического покоя.

Нами установлено, что сроки адаптации удлиняются у больных с увеличением возраста. При этом не выявлено различий в расхождении времени привыкания к протезам у мужчин и женщин. Отмечено возрастание сроков адаптации у больных со съемными протезами, особенно у лиц, пользующихся ими впервые. Время фазы раздражения колеблется у лиц с несъемными протезами от 2 до 4 сут, а со съемными от 1 до 8 сут. Фаза охранительного торможения у лиц с несъемными протезами составила от 3 до 20 сут, а со съемными – от 3 до 24 сут. Фаза полного торможения наступала у больных в сроки от 5 до 23 сут (несъемные протезы) и от 8 до 24 сут (съемные протезы). Наблюдения за больными показали, что у 53,92 % из них период полной адаптации к протезам, на которых одномоментно увеличили МАР независимо от клинической картины протекал без осложнений и длился для несъемных протезов 10–14 дней, а для съемных – 13–24 дня. У 40,2 % больных удлинение сроков адаптации к несъемным до 25–46 дней, а к съемным протезам – до 33–56 дней было вызвано погрешностями, допущенными на клинико-лабораторных этапах их изготовления. Эти недостатки устранялись коррекциями, починками и, в отдельных случаях, переделками протезов. У 5,88 % субъективные расстройства были связаны со значительным увеличением МАР, что привело к замене протезов, на которых величина МАР была уменьшена.

Проявляется определенная зависимость между длительностью отдельных фаз и всего периода адаптации от клинических условий зубочелюстной системы, что отмечают и другие авторы. При этом сроки привыкания к протезам при лечении дефектов зубных рядов, осложненных аномалиями и деформациями прикуса, длятся 14–90 дней и даже до 17 месяцев [11], а по мнению других авторов [10] – 7–42 дня, что соответствует нашим данным.

Адаптация к протезам при лечении дефектов зубных рядов, осложненных патологической стираемостью, длится 21–70 дней, если МАР увеличивают одномоментно [1], и возрастает до 3–6 мес. при поэтапной перестройке миотатического рефлекса [7]. По нашим данным, при одномоментном увеличении МАР в пределах 6 мм период адаптации к несъемным протезам протекает 13–39 дней, а к съемным – 15–45 дней.

Заключение

Предел увеличения МАР для каждого больного выбирается индивидуально, при этом положение физиологического покоя может служить основным ориентиром для установления оптимальной высоты нижней части лица [5, 7, 8]. Анализируя данные клинических наблюдений, мы пришли к заключению, что допустимой степенью одномоментного увеличения МАР является 6 мм. При необходимости высоту нижней части лица в центральной окклюзии можно рекомендовать доводить до ее высоты при физиологическом покое или выше нее на 1–4 мм, если МОП до протезирования составляет 2–3 мм; до уровня физиологического покоя или выше него на 1–2 мм при МОП, равном 4 мм; до уровня физиологического покоя и не более 1 мм выше него при МОП в 5 мм; ниже уровня физиологического покоя или на одном уровне с ним при МОП в 6 мм. В случае величины МОП более 6 мм не рекомендуется увеличивать МАР выше высоты нижней части лица при физиологическом покое. Увеличение МАР более указанных пределов неизбежно приведет к появлению субъективных расстройств и удлинению периода адаптации.

Рецензенты:

Сидорова Л.Д., д.м.н., профессор кафедры внутренних болезней Новосибирского государственного медицинского университета МЗ РФ, г. Новосибирск;

Любарский М.С., д.м.н., профессор, заведующий отделом клинической патологии и заместитель директора по научной работе, ФГБУ «Научно-исследовательский институт клинической и экспериментальной лимфологии» Сибирского отделения РАМН, г. Новосибирск.

Работа поступила в редакцию 23.04.2013.


Библиографическая ссылка

Юркевич А.В., Оскольский Г.И., Щеглов А.В., Щеглов А.В., Машина Н.М., Чубенко О.С. КЛИНИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА РЕЗУЛЬТАТОВ ЛЕЧЕНИЯ БОЛЬНЫХ ПОСЛЕ УВЕЛИЧЕНИЯ МЕЖАЛЬВЕОЛЯРНОГО РАССТОЯНИЯ // Фундаментальные исследования. – 2013. – № 7-1. – С. 204-206;
URL: https://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=31814 (дата обращения: 21.09.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074