Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,749

ИЗМЕНЧИВОСТЬ КОНСТИТУЦИОНАЛЬНЫХ ПРИЗНАКОВ МОЛОДЫХ МУЖЧИН-СТУДЕНТОВ ПО ДАННЫМ 20-ЛЕТНЕГО РЕТРОСПЕКТИВНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Казакова Г.Н. 1 Синдеева Л.В. 1 Ефремова В.П. 1 Мартиросов Э.Г. 2
1 ГБОУ ВПО КрасГМУ им. проф. В.Ф. Войно-Ясенецкого
2 Московское городское физкультурно-спортивное объединение
Данная статья посвящена изучению вопросов конституциональных особенностей юношей-студентов на начальном этапе обучения в университете. Авторы сравнили антропометрические и конституциональные характеристики двух поколений юношей в возрасте 17 – 21 года с разницей в обследовании 20 лет. Распределение по группам: обследованные в 1990 году – группа 1, обследованные в 2010 году – группа 2. Установлено, что достоверно уменьшился рост у юношей 2 группы по отношению к юношам 1 группы. При этом достоверно уменьшилось доля абсолютной массы мышечной ткани и соответственно увеличилось количество жировой ткани. Паралелльно с этим наблюдается уменьшение показателей динамометрии как правой, так и левой кистей. Рассчитаны индексы Рорера, Кетле, Таннера, Rees-Eisenck. В группе 2 увеличилась доля лиц с хронической энергетической недостаточностью и доля лиц с ожирением, а также в этой группе отмечено увеличение доли лиц с гинекоморфным и мезоморфным типом полового диморфизма. При распределении по соматотипам установлено увеличение доли лиц пикнического телосложения и уменьшение доли лиц нормостенического телосложения.
конституция человека
состав тела
антропометрия
соматотипы
индексы
студенты
1. Дерябин В.Е. Возрастная динамика величины полового диморфизма соматических свойств у детей 8-17 лет / В.Е. Дерябин, Т.К. Федотова, Ю.А. Ямпольская // Вопросы современной педиатрии. - 2006. - №5. - С. 176.
2. Кретова И.Г. Мониторинг физического развития и функциональных возможностей студентов / И.Г. Кретова, Е.А. Косцова, С.Е. Чигарина // Вестник СамГУ. Естественнонаучная серия. - 2010. - № 4. - С. 178-184.
3. Мишкова Т.А. Морфофункциональные особенности и адаптационные возможности современной студенческой молодежи в связи с оценкой физического развития: автореф. дис. ... канд. биол. наук. - М., 2010. - 19 с.
4. Никитюк Б.А. Новая техника соматотипирования / Б.А. Никитюк, А.И. Козлов // Вопросы спортивной и медицинской антропологии. - 1990. - Вып. 3. - С. 121-141.
5. Щедрина А.Г. Онтогенез и теория здоровья. - Новосибирск: СО РАМН, 2003. - 163 с.
6. Якубенко О.В. Влияние морфофункциональных особенностей юношей на адаптацию к условиям обучения в вузе / О.В. Якубенко, И.Н. Путалова // Бюллетень СО РАМН. - 2011. - № 2. - С. 115-120.
7. Grimm H. Grundriss der Konstituinsbiologie und antropometie. - Berlin: Springer, 1966. - 291 р.
8. Negasheva M.A. Morphofunctional parameters and adaptation capabilities of students at the beginning of the thrid millennium / M.A. Negasheva, T.A. Mishkova // J. Physiol. Anthropol. Appl. Human Sci. - 2005. - Vol. 24, №4. - P. 397-402.

Студенты - это наиболее динамичная общественная группа, находящаяся в периоде формирования социальной и физиологической зрелости, вынужденная адаптироваться к комплексу факторов социального и природного окружения и вместе с тем в силу ряда причин подверженная высокому риску нарушений в состоянии здоровья. Поэтому в отношении данной когорты населения актуален индивидуально-типологический подход, оценивающий особенности организма с учетом пола, возраста, конституционального типа, что может помочь в разработке рекомендаций для адаптации человека к конкретным условиям обитания [5]. Подавляющее большинство молодых людей пополняют когорту студентов в возрасте от 17 до 21 года, т.е. в юношеский период. Юношеский период в онтогенетическом аспекте представляет собой интервал, когда заканчивается биологическое созревание человека, и все морфофункциональные показатели достигают своих дефинитивных размеров. Кроме того, этот период совпадает с активизацией репродуктивной функции, в связи с чем любые негативные воздействия могут отразиться на здоровье будущего поколения [2, 3]

Междисциплинарный подход к проблеме адаптации студентов-первокурсников к специфическим условиям пребывания в вузе обладает новизной и имеет практическую значимость, особенно в условиях модернизации высшего образования в России [6]. Одной из важнейших задач в рамках курса, выбранного правительством, на настоящем этапе является воспитание физически крепкого молодого поколения с гармоничным развитием физических и духовных сил, повышение у студентов мотивации к здоровому образу жизни. Для осуществления этой задачи необходимо знание закономерностей растущего организма, особенно в связи с изменениями, которые внесены в сроки жизненного цикла и его стадий такими признаками эволюционного процесса, как акселерация, деселерация, ретардация, астенизация, половая инверсия. Требуется изучение того, в каком соотношении они находятся у каждого человека, насколько они выражены у людей разных поколений. Эпохальная динамика размеров тела за последние 40 лет у мальчиков и девочек в целом имеет одинаковое направление - увеличение длины тела и длины ноги, уменьшение обхвата и сагиттального диаметра груди. Однако для ряда признаков отмечаются некоторые половые различия, которые являются территориально специфичными [1, 8]. В связи с вышеизложенным считаем наше исследование своевременным и актуальным.

Цель исследования: на основании сопоставления данных обследования юношей-студентов XXI века с предыдущим поколением выявить закономерности изменчивости антропометрических параметров, состава тела и типов телосложения.

Материалы и методы исследования

Проведено обследование 582 лиц юношеского возраста (от 17 до 21 года) согласно схеме возрастной периодизации онтогенеза человека. Все юноши являлись европеоидами, проживали в Красноярске, обу­чались на 1 курсе высшего медицинского учебного заведения. Измерения проводились на добровольной основе в первой половине дня, в светлом помещении стандартным набором антропометрических инструментов и приборов, прошедших метрическую поверку по общепринятым методикам [4, 7]. Первая выборка (n = 316) была сформирована в 1990 г. (группа 1), вторую выборку (n = 266) составили студенты, обследованные в 2010 г. (группа 2). Обе группы имеют одинаковые характеристики по всем другим показателям, а именно: регион проживания, возраст, пол, место учебы, и тем самым относятся к одной генеральной совокупности, что обеспечивает правомерность сравнений и достоверность выводов.

Программа измерений включала 26 параметров, необходимых для расчета компонентного состава тела и вычисления антропометрических индексов: габаритные размеры (длина и масса тела), толщина кожно-жировых складок на туловище и конечностях, обхватные размеры сегментов конечностей, диаметры дистальных эпифизов длинных трубчатых костей, размеры грудной клетки (обхват и диаметры во фронтальной и сагиттальной плоскостях), размеры таза и тазового пояса (межгребневый диаметр и обхват ягодиц), диаметр плеч.

Определение компонентного состава тела (абсолютных значений жировой, костной и мышечной массы) проводилось по аналитическим формулам J. Matiegka. Наряду с абсолютными показателями определялось также соотношение тканевых компонентов, выраженное в процентах от массы тела. Оценка массо-ростовых соотношений определялась по индексу Кетле. Результаты индексной оценки трактовались в соответствии с рекомендациями ВОЗ (1989). Конституциональный тип определяли по схеме L Rees-H.J. Eisenck, вид гендерной инверсии устанавливали по индексу полового диморфизма Таннера [4, 7]. Обследования были проведены в рамках ежегодного медицинского осмотра первокурсников медицинского вуза (Красноярский государственный медицинский университет им. проф. В.Ф. Войно-Ясенецкого). Результаты исследований фиксировались в индивидуальных протоколах и в электронной базе данных. Статистическую обработку результатов проводили с помощью программы «Soma», разработанной специально для антропологических расчетов с применением методик параметрической и непараметрической статистики.

Результаты исследования и их обсуждение

По результатам обследования обеих групп установлено достоверное уменьшение длины тела (p < 0,001) без существенных изменений массы тела (p > 0,05). При этом значимо уменьшилась абсолютная масса мышечной ткани и увеличилось общее количество жировой (таблица). Абсолютная костная масса оказалась несколько выше у юношей, обследованных в 2010 году.

Снижение общего количества мышечной ткани безусловно отражается на мышечной активности. Так, показатели динамометрии как правой, так и левой кисти в группе 2 были достоверно меньше. Сила правой кисти изменилась с 52,52 ± 0,56 до 43,29 ± 0,66 кг (р < 0,001), левой - с 49,24 ± 0,55 до 40,73 ± 0,60 кг (р < 0,001).

Количественное перераспределение жирового и мышечного компонента неизбежно приводит к изменению доли того или иного типа телосложения в популяции. Наше наблюдение показывает, что одновременно с увеличением доли жировой компоненты в когорте студентов увеличилась доля лиц пикнического телосложения от 4,1 до 11,3%. Также на 6,6% уменьшилась доля представителей нормостенического типа (рис. 1). Количество юношей, относящихся к астеническому типу осталось практически неизменным.

Индексная оценка по Кетле демонстрирует увеличение доли лиц с крайними значениями индекса (рис. 2). Доля лиц с недостаточной массой тела возросла от 2,53% в группе 1 до 9,02% в группе 2. В такой же степени увеличилась доля лиц с избыточной массой тела и ожирением. Соответственно этому факту число мужчин, имеющих нормальную массу тела, за последние 20 лет резко сократилось (от 82,3% в 1990 году до 68,8% в 2010 году). Такой характер временной изменчивости по всей видимости отражает общую тенденцию чередования процессов акселерации и децелерации, имеющей место в настоящее время.

Морфофункциональные признаки молодых мужчин двух поколений

Показатели

Группа 1 (M ± m)

Группа 2 (М ± m)

Достоверность различий

Длина тела, см

177,47 ± 0,35

175,87 ± 0,63

p < 0,001

Масса тела, кг

71,26 ± 0,50

70,21 ± 0,84

p > 0,05

Общее количество жира, кг

11,12 ± 0,28

12,88 ± 0,55

p < 0,01

Абсолютная масса мышечной ткани, кг

35,41 ± 0,34

32,75 ± 0,35

p < 0,001

Абсолютная масса костной ткани, кг

11,24 ± 0,09

11,95 ± 0,11

p > 0,05

Динамометрия правой кисти, кг

52,52 ± 0,56

43,29 ± 0,66

p < 0,001

Динамометрия левой кисти, кг

49,24 ± 0,55

40,73 ± 0,60

p < 0,001

 

Рис. 1. Типы телосложения обследованных мужчин

 

Рис. 2. Результаты индексной оценки телосложения мужчин

Настораживает наметившаяся в последние десятилетия тенденция к сдвигу гендерных морфологических показателей в сторону противоположного пола [5]. Доля «мужественного» андроморфного типа за 20 лет уменьшилась вдвое одновременно с увеличением доли гинекоморфного типа (рис. 3).

Рис. 3. Типы полового диморфизма мужчин

Гинекоморфия телосложения, по всей видимости, может негативно отражаться на морфофункциональном статусе мужского организма. В подтверждение этого предположения приводим наши данные по оценке биологического возраста представителей разных типов полового диморфизма. У всех гинекоморфных юношей выявлено несоответствие календарного возраста биологическому в сторону увеличения последнего. В среднем коэффициент скорости старения гинекоморфов составил 1,79 ± 0,06, т.е. биологический возраст данной группы обследованных составил в среднем 31,4 ± 1,6 лет при среднем календарном возрасте 18,6 ± 1,2 лет. У андроморфов КСС был равен в среднем 1,05 ± 0,02, что можно расценивать как соответствие биологического взраста календарному. Мужчины мезоморфного типа занимали промежуточное положение (коэффициент скорости старения - 1,32 ± 0,08).

Таким образом, наблюдения показывают, что в мужской популяции отмечается стойкая тенденция к антропологической инверсии пола в виде гинекоморфии телосложения, что, возможно, является проявлением ретардации физического развития. Данный факт подтверждается также более низкими значениями длины тела, снижением доли мышечного компонента у юношей XXI века. Инверсию антропологического пола в виде гинекоморфии у мужчин можно считать предиктором ускоренного старения.

Работа выполнена при поддержке гранта ККФПН и НТД (2012) конкурса социальных и гуманитарных исследований, разработок и инноваций в соответствии с приоритетными направлениями государственной поддержки научной, научно-технической и инновационной деятельности в Красноярском крае, утвержденными постановлением Законодательного собрания Красноярского края от 07.07.2009 № 8-3635П (доп. соглашение № 07/12 от 06.07.2012).

Рецензенты:

  • Лесовская М.И., д.б.н., профессор, заведующий кафедрой психологии и экологии человека Института международного менеджмента и образования Красноярского государственного аграрного университета, г. Красноярск;
  • Шилов С.Н., д.м.н., профессор, директор института психолого-педагогического образования Красноярского государственного педагогического университета им. В.П. Астафьева, г. Красноярск.

Работа поступила в редакцию 24.08.2012.


Библиографическая ссылка

Казакова Г.Н., Синдеева Л.В., Ефремова В.П., Мартиросов Э.Г. ИЗМЕНЧИВОСТЬ КОНСТИТУЦИОНАЛЬНЫХ ПРИЗНАКОВ МОЛОДЫХ МУЖЧИН-СТУДЕНТОВ ПО ДАННЫМ 20-ЛЕТНЕГО РЕТРОСПЕКТИВНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ // Фундаментальные исследования. – 2012. – № 8-2. – С. 316-320;
URL: https://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=30361 (дата обращения: 02.12.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074