Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,441

СВЯЗЬ КЛИНИКО-ИММУНОЛОГИЧЕСКОЙ ЭФФЕКТИВНОСТИ ЛЕЧЕНИЯ АППЕНДИКУЛЯРНОГО ПЕРИТОНИТА У ДЕТЕЙ СО СТРУКТУРНО-ФУНКЦИОНАЛЬНЫМИ СВОЙСТВАМИ И ГЕНЕТИЧЕСКОЙ ДЕТЕРМИНИРОВАННОСТЬЮ ЭРИТРОЦИТОВ ПО СИСТЕМЕ АВ0 И Rh

Гаврилюк В.П. 1
1 ГБОУ ВПО «Курский государственный медицинский университет», Курск
Под постоянным наблюдением находилось 68 детей в возрасте 7,5 ± 2,1 лет с верифицированным диагнозом разлитой гнойный аппендикулярный перитонит. Определена клинико-иммунологическая эффективность использования комплексного лечения аппендикулярного перитонита у детей в зависимости от группы крови по системе АВ0 и Rh. Установлено, что у детей с аппендикулярным перитонитом и обладателей второй группы крови более выражены изменения иммунного статуса и структурно-функциональных свойств эритроцитов, тогда как у детей с третьей группой крови изменения иммуно-метаболического статуса менее выражены. У детей с аппендикулярным перитонитом установлены взаимосвязи между группой крови и резус-фактором и структурно-функциональными изменениями мембраны красных клеток крови.
аппендикулярный перитонит у детей
группа крови
резус-фактор
мембрана эритроцитов
1. Виксман М.Е. Маянский А.Н. Способ оценки функциональной активности нейтрофилов человека по реакции восстановления нитросинего тетразолия. – Казань, 1979. – 15 с.
2. Лапароскопические методы лечения аппендикулярного перитонита у детей / А.Ф. Дронов, А.Н. Смирнов, В.И. Котлобовский и др. // Современные технологии в педиатрии и детской хирургии: материалы VII Российского конгресса. – 2008. – С. 355.
3. Новые принципы оценки и коррекции иммунологических расстройств / А.М. Земсков, В.М. Земсков, И.Э. Есауленко и др. – М.: Триада-Х, 2008. – 336 с.
4. Лечение аппендикулярного перитонита у детей / О.В. Карасева, Л.М. Рошаль, А.В. Брянцев и др. // Детская хирургия. – 2007. – № 3. – С. 23–27.
5. Конопля А.И., Гаврилюк В.П., Костин С.В. Нарушения иммунного статуса и перекисного окисления липидов при разлитом аппендикулярном перитоните у детей // Человек и его здоровье. – 2010. – № 1. – С. 34–39.
6. Лакин Г.Ф. Биометрия. – М.: Высшая школа, 1980. – 243 с.
7. Клиническая иммунология для врачей / В.П. Лесков, А.Н. Чередеев, Н.К. Горлина, В.Г. Новоженов. – М., 1997. – 120 с.
8. Медведев А.Н., Чаленко В.В. Способ исследования поглотительной фазы фагоцитоза // Лаб. дело. – 1991. – № 2. – С. 19–20.
9. Меньшиков В.В. Лабораторные методы исследования в клинике. – М.: Медицина, 1987. – 365 с.
10. Пулатов А.Т. О классификации острого аппендицита и аппендикулярного перитонита у детей // Детская хирургия. – 2007. – № 1. – С. 36–40.
11. Шамсиев А.М., Давранов Б.Л., Шамсиев Ж.А. Репродуктивное здоровье женщин, перенесших аппендикулярный перитонит и первичный перитонит в детском возрасте // Детская хирургия. – 2008. – № 3. – С. 35–39.
12. Щербаков В.И. Применение НСТ-теста для оценки чувствительности нейтрофилов к стимуляторам // Лаб. дело. – 1989. – № 1. – С. 30–33.
13. Beutler E. How do red cell enzymes age a new perspective // Brit. J. Haemat. – 1985. – Vol. 61. – P. 377–384.
14. Dodge G.T., Mitchell C., Hanahan D.J. The preparation and chemical characteristics of hemoglobin free ghosts of human eryrhrocytes // Arch. Biochem. Biophys. – 1963. – Vol. 100. – P. 119–130.
15. Fairbanks G., Steck T. Electrophoretic analysis of the major polypeptides of the human erythrocyte membrane // Biochemistry. – 1971. – Vol. 10. – P. 2606–2616.
16. Peritonitis in childhood: clinical relevance of cytokines in the peritoneal exudate / F.M. Haecker, E. Fasler-Kan, C. Manasse et al. // Eur. J. Pediatr. Surg. – 2006. – Vol. 16(2). – P. 94–99.
17. Laemli U.K. Cleavage of structural proteins during the assembly of the head of bacterophage T4 // Nature. – 1970. – Vol. 227. – P. 680.

В настоящее время, несмотря на постоянное совершенствование методов диагностики и лечения острого аппендицита у детей, доля послеоперационных осложнений при наиболее тяжелых формах заболевания сохраняется на высоком уровне и составляет 5-30 % [2]. Причем развитие осложнений при аппендикулярном перитоните остается малопрогнозируемым, а значит, и недостаточно управляемым процессом. Существующие на современном этапе различия в хирургической тактике в отношении методов санации и дренирования брюшной полости, самой методики операции не оказывают значительного влияния на число послеоперационных внутрибрюшных осложнений [4]. В сложившейся ситуации дальнейшее улучшение результатов лечения может быть достигнуто путем эффективного воздействия на пато-физиологические механизмы развития перитонита и в первую очередь это относится к состоянию иммунной системы у ребенка [10, 11, 16].

Остаются неизвестными взаимосвязи аппендикулярного перитонита и системы эритроцитарных антигенов крови, которые могли бы стать генетическими маркерами тенденций заболевания в сторону выздоровления или прогредиентного течения, а также иммунологической реактивности пациентов в зависимости от групп крови [4, 10].

В связи с этим остается актуальным изучение роли наследственного фактора в этиологии и патогенезе аппендикулярного перитонита у детей для углубления знаний о существующих механизмах патогенеза данного заболевания, для изучения иммунологической реактивности организма при аппендикулярном перитоните, для совершенствования диагностики и лечения, а также разработки эффективных мер профилактики [3, 5].

Цель исследования ‒ установление взаимосвязей между клиническим течением и динамикой иммуно-лабораторных показателей у детей с аппендикулярным перитонитом в зависимости от структурно-функциональных свойств и генетической детерминированностью эритроцитов по системе АВ0 и Rh.

Материал и методы исследования

Под постоянным наблюдением находилось 68 детей в возрасте 7,5 ± 2,1 лет с верифицированным диагнозом разлитой гнойный аппендикулярный перитонит. Диагноз выставлялся на основании характерной клинической картины, лабораторно-инструментальных и интраоперационных данных. Группа контроля состояла из 12 соматически здоровых детей того же возраста.

Больным в первые сутки после верификации диагноза и предоперационной подготовки производилось оперативное вмешательство - аппендэктомия, аспирация выпота, промывание и дренирование брюшной полости. В послеоперационном периоде производилось обезболивание, инфузионная и антибактериальная (цефалоспорины III поколения + аминогликозиды III поколения + метронидазол) терапия, которая корригировалась согласно результатам посева и определения чувствительности флоры в перитонеальной жидкости.

Лабораторные методы исследования крови проводились по общепринятым методикам при поступлении больных в стационар и на 18-е сутки. При оценке гемограмм за основу брались физиологические нормы, соответствующие международной системе единиц (СИ) в клинических исследованиях [9].

В работе фенотип лимфоцитов определялся методом иммунофлюоресцентного анализа с помощью моноклональных антител (ООО «Сорбент», г. Москва) к структурам, CD4 (Т-хелперы), CD8 (цитотоксические клетки), CD16 (NK-клетки, естественные киллеры), CD22 (В-лимфоциты) [7].

Количественная оценка уровней ФНОα, ИЛ-1β, ИЛ-6, ИЛ-8, ИЛ-4, ИЛ-10, проводилась с помощью тест-систем (ООО «Цитокин», г. Санкт-Петербург) методом твердофазного иммуноферментного анализа. Активность и интенсивность фагоцитоза нейтрофилов периферической крови оценивали по фагоцитарному индексу (ФИ) и фагоцитарному числу (ФЧ). Активность кислородзависимых систем нейтрофилов оценивали по реакции восстановления нитросинего тетразолия спонтанного (НСТ-сп.) и стимулированного зимозаном (НСТ-ст.) [1, 8, 12].

Выраженность перекисного окисления липидов (ПОЛ) оценивали по содержанию в крови малонового диальдегида (МДА) и ацилгидроперекисей (АГП) [9]. Кроме этого, определяли активность каталазы.

Эритроциты получали из 5 мл гепаринизированной крови по методу E. Beutler [13]. Определяли сорбционную способность эритроцитов (ССЭ) и сорбционную емкость их гликокаликса (СЕГ) [5]. О функциональном состоянии эритроцитов судили также по накоплению в них малонового диальдегида [5]. Мембраны эритроцитов получали методом G.T. Dodge [14]. Электрофорез проводили в присутствии додецилсульфата натрия в вертикальных пластинах полиакриламидного геля по методу U.K. Laemmli [18]. Белки окрашивали Кумаси голубым R-250 по модифицированной методике G. Fairbanks [15].

Статистическую обработку результатов исследования проводили, используя непараметрические методы [6].

Результаты исследования и их обсуждение

Первоначально нами сравнивалась встречаемость групп крови по системе АВ0 и резус-фактора в группе детей с острым аппендицитом без осложнений. Сравнивая встречаемость маркеров групп крови и резус-фактора с популяцией здоровых людей, достоверных различий получено не было (табл. 1).

Таблица 1

Группа крови и процент заболеваний острым аппендицитом и аппендикулярным перитонитом у детей

Генетические маркеры

Здоровые

Острый
аппендицит

Аппендикулярный перитонит

1

2

3

О (I)

30,9

30,4

31,2

A (II)

31,7

32,7

44,1*1,2

B (III)

22,0

22,7

9,3*1,2

Rh(-)

81,2

80,1

83,3

Rh(+)

18,8

19,9

16,7

Примечания:

1) здесь и на последующих таблицах звездочкой отмечены достоверные отличия средних арифметических (p < 0,05, критерий χ2 в абсолютных значениях);

2) цифры рядом со звездочкой - по отношению к показателям какой группы эти различия;

3) представительность маркеров крови в группе здоровых по данным А.М. Земскова [6].

Тогда как у детей с АП достоверно чаще (44,1 %), чем у здоровых людей (31,7 %, p < 0,05), определялась вторая группа крови, реже - третья группа крови (9,3 % по сравнению с 22,7 p < 0,01) (см. табл. 1). Встречаемость первой группы крови одинакова как в группе здоровых доноров, так и больных АП (31,2 и 30,9 соответственно). При сравнении встречаемости резус-фактора у здоровых доноров и больных АП достоверных различий получено не было (см. табл. 1).

У больных АП с первой группой крови выявлено повышение в крови количества CD16 и В-лимфоцитов, при этом повышается концентрация провоспалительных цитокинов в плазме крови (ФНОα, ИЛ-6, ИЛ-8, Г-КСФ), компонентов системы комплемента, продуктов ПОЛ, возрастает значение НТС-теста спонтанного и активность каталазы без изменения фагоцитарной активности нейтрофилов периферической крови. В отличие от предыдущей группы детей с фенотипом А (II) снижено количество Т-хелперов и Т-супрессоров/цитотоксических клеток, повышена концентрация ИЛ-1β, кислородзависимая активность нейтрофилов (НСТ-сп. И НСТ-ст.) и снижена активность фагоцитоза нейтрофилов периферической крови (рисунок).

pic  pic

pic

Показатели иммунного статуса и ПОЛ в крови у детей с АП в зависимости от группы крови. Примечание (здесь и далее): f- p < 0,05 по отношению к группе здоровых доноров, отмеченных радиусом окружности

Тогда как у детей с третьей группой крови изменения менее выражены, чем у пациентов с первой группой крови: на уровне нормы остается количество NK-клеток, концентрация ИЛ-6, ФИ, ФЧ, НСТ-ст (см. рисунок).

Далее нами сравнивались показатели иммунного статуса в зависимости от принадлежности по резус-фактору между собой. У пациентов с резус-отрицательной принадлежностью повышены концентрации ИЛ-6 в плазме крови, тогда как концентрации ФНОα и ИЛ-1β в плазме крови оказались сниженными по сравнению с таковыми у пациенток с резус-положительной принадлежностью.

Оценка изменения структурно-функциональных свойств мембраны эритроцитов у лиц с аппендикулярным перитонитом с различными группами крови выявила некоторые отличия (табл. 2).

Таблица 2

Структурно-функциональные свойства эритроцитов у детей с аппендикулярным перитонитом с различной группой крови по системе АВ0

Группы больных

α-спектрин

β-спектрин

Анкирин

АТБ

4,1

Паллидин

4,5

Дематин

Актин

Г3ФД

Тропомиозин

ГSТ

СЕГ

ССЭ

МДА

0 (I)

-

-

-

-

-

-

-

А (II)

-

-

-

-

В (III)

-

-

-

-

-

-

-

-

Так, у детей с фенотипом 0 (I) изменены 8 показателей из 15, тогда как у больных со второй группой крови таких показателей 11, а у лиц с третьей группой крови - 7 показателей (табл. 2). Отличий существенных в изменениях структурно-функциональных свойств красных клеток крови в зависимости от резус-принадлежности получено не было.

Заключение

Таким образом, у детей с аппендикулярным перитонитом и обладателей второй группы крови ассоциированы с более выраженными изменениями иммунного и оксидантного статуса и структурно-функциональных свойств эритроцитов, тогда как у детей с третьей группой крови изменения иммуно-метаболического статуса менее выражены, что, вероятно, и обусловливает большую встречаемость второй группы крови у детей с аппендикулярным перитонитом.

Исходя из полученных результатов, есть основания утверждать о важной роли антигенной структуры по системе АВ0 и Rh в регуляции иммунного гомеостаза у детей с АП и, возможно, в «отвечаемости» на проводимую терапию. Данные результаты необходимо учитывать при разработке способов и методов профильной иммунокоррекции у детей с АП и учитывать в работе профильных лечебно-профилактических учреждений для прогнозирования осложнений при остром аппендиците у детей.

Рецензенты:

Снимщикова И.А., д.м.н., профессор, зав. кафедрой иммунологии и специализированных клинических дисциплин ФГБОУ ВПО «Орловский государственный университет», г. Орел;

Афанасьев Ю.И., д.м.н., профессор, зав. кафедрой внутренних болезней №1. ФГАОУ ВПО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет», г. Белгород.

Работа поступила в редакцию 30.09.2011.


Библиографическая ссылка

Гаврилюк В.П. СВЯЗЬ КЛИНИКО-ИММУНОЛОГИЧЕСКОЙ ЭФФЕКТИВНОСТИ ЛЕЧЕНИЯ АППЕНДИКУЛЯРНОГО ПЕРИТОНИТА У ДЕТЕЙ СО СТРУКТУРНО-ФУНКЦИОНАЛЬНЫМИ СВОЙСТВАМИ И ГЕНЕТИЧЕСКОЙ ДЕТЕРМИНИРОВАННОСТЬЮ ЭРИТРОЦИТОВ ПО СИСТЕМЕ АВ0 И Rh // Фундаментальные исследования. – 2011. – № 11-2. – С. 277-280;
URL: http://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=29045 (дата обращения: 23.06.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074