Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,087

КАЧЕСТВО РАБОЧЕЙ СИЛЫ ПРОМЫШЛЕННОГО РЕГИОНА КАК ФАКТОР ФОРМИРОВАНИЯ ПОТЕНЦИАЛА ЕГО КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ

Неживенко Е.А. 1 Головихин С.А. 1 Неживенко Г.В. 1
1 ФГБОУ ВО «Челябинский государственный университет» АНО ДО «Академия дополнительного образования»
В статье поднимается проблема формирования потенциала конкурентоспособности промышленного региона. Высказывается точка зрения о качестве рабочей силы как ведущем факторе формирования потенциала конкурентоспособности региона. Приводится состав параметров качества рабочей силы региона, к которым предложено относить структуру занятого населения и структуру безработных по уровню образования, баланс спроса и предложения на рынке труда на категории рабочей силы с разным уровнем образования, возрастную структуру рабочей силы, изменения рабочей силы в результате миграционных процессов. В статье представлены результаты исследования качества рабочей силы промышленного региона, проведенного авторами на примере Челябинской области. Описываются аналитические выводы о сбалансированности спроса и предложения на рынке труда промышленного региона. Приводятся результаты анализа образовательной структуры занятых в экономике региона и образовательной структуры безработных. Даны характеристики возрастных параметров качества рабочей силы. Описывается влияние миграционных процессов на качество рабочей силы региона. Представлены выводы о тенденциях формирования и изменения параметров качества рабочей силы в промышленном регионе. Высказывается мнение авторов о влиянии этих тенденций на формирование потенциала конкурентоспособности региона.
качество рабочей силы
промышленный регион
потенциал конкурентоспособности
образовательная структура
рынок труда
возрастная структура населения
миграционные процессы
1. Неживенко Е.А., Головихин С.А. Состояние и проблемы обеспечения конкурентоспособности региона // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Экономика и менеджмент. 2011. № 28 (245). С. 128–133.
2. Ахунов Р.Р. Оценка конкурентоспособности региона на основе структурных элементов воспроизводственного потенциала // Региональная экономика: теория и практика. 2016. № 2. С. 107–124.
3. Гайнанов Д.А., Губарев Р.В., Дзюба Е.И., Файзуллин  Ф.С. Индустриальный потенциал регионов России: оценка и резервы роста // Социологические исследования. 2017. № 1. С. 106–116.
4. Хмелева Г.А., Чертопятов Д.А. Стратегии инновационного развития регионов // Экономика и предпринимательство. 2018. № 10 (99). С. 462–467.
5. Кучина Е.В. Формирование конкурентоспособной рабочей силы в регионе // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия Экономика и менеджмент. 2013. Т. 7. № 4. С. 82–87.
6. Неживенко Е.А. Индикаторы достойного труда в контексте российской практики оценки // Социум и власть. 2014. № 3 (47). С. 74–80.
7. Лаврентьева И.В., Абрамкина С.Р., Белкин В.Н. Проблематика сбалансированности процессов воспроизводства рабочей силы в контексте реаллокации рабочих мест (на примере УрФО) // Социум и власть. 2018. № 6 (74). C. 46–54.

Проблема обеспечения конкурентоспособности регионов России остается одной из самых насущных [1, 2]. Однако множество аспектов разрешения этой проблемы остаются за рамками тех исследований, которые являются основой построения реальной экономической политики, направленной на формирование потенциала конкурентоспособности. В то же время игнорирование таких аспектов становится серьезным препятствием для индустриального развития [3], увеличения потенциала региональной конкурентоспособности и его задействования в реальных экономических и управленческих процессах, нацеленных на рост уровня социально-экономических достижений региона и его инновационное развитие [4]. Для промышленных регионов, таких как Челябинская область, одним из наиболее актуальных аспектов обеспечения роста потенциала конкурентоспособности является качество рабочей силы, сосредоточенной в регионе [5].

Изучение наличия и потребности региональной экономики в кадрах [6, 7], исследование качественных параметров рабочей силы в настоящее время должно стать основой разработки системы управления трудовым и образовательным потенциалом конкурентоспособности региона, что определяет целевую установку проведенного авторами данной статьи исследования, результаты которого представлены в настоящей статье.

Материалы и методы исследования

Инструментом построения представленных результатов расчетов явился программный продукт «Информационная система прогнозирования и планирования кадровой обеспеченности Челябинской области» (текущая версия системы 2.14.0), а информационную базу исследования составили данные официальной статистики и экспертные данные, полученные от респондентов – ведущих работодателей региона.

Результаты исследования и их обсуждение

В ходе предпринятого авторами исследования были получены следующие результаты. Качество рабочей силы в Челябинской области, прежде всего, характеризуют структура занятого населения и безработных по уровню образования. Согласно проведенным расчетам, в структуре занятого населения Челябинской области по уровню образования в настоящее время преобладает доля лиц с высшим образованием (34,98 %). Доля таких лиц с 2002 г. постоянно прирастала и увеличилась на 14,18 % к 2018 г. Выявленная тенденция свидетельствует о повышении уровня качества занятого населения. Вторая по значимости доля в структуре занятого населения приходится на лиц со специальностями среднего профессионального образования (далее СПО) (30,09 % в 2018 г.), что также свидетельствует о высоком уровне качества занятого населения. Однако за 2002–2018 гг. доля этой категории занятого населения сократилась на 6,71 %, в том числе за счет смены предпочтений у абитуриентов в пользу высшего образования. 14,56 % занятого населения в 2018 г. не имели профессионального образования. При этом с 2002 г. доля таких лиц сократилась на 12,34 %, в том числе по лицам с начальным общим образованием (или без него) – на 0,51 %, по лицам с основным общим образованием – на 2,92 %, а по лицам со средним (полным) общим образованием – на 8,91 %. Это говорит о позитивных качественных изменениях в структуре занятого населения региона.

В целом для Челябинской области характерен высокий уровень качества рабочей силы. Однако следует отметить, что распределение долей безработных по уровням образования имеет прямую зависимость от распределения долей занятого населения соответствующей категории (среднее значение линейного коэффициента корреляции Пирсона равно +0,61). В результате в структуре безработных по уровню образования высокую и постоянно увеличивающуюся долю имеют лица с высшим образованием (20,85 % в 2018 г., что на 14,25 % больше, чем в 2002 г.), а также лица с профессиями СПО (23,74 % в 2018 г., что на 9,24 % больше, чем в 2002 г.). Сокращается доля безработных со специальностью СПО (26,73 % в 2018 г., что на 7,77 % меньше, чем в 2002 г.), также лиц без профессионального образования (28,67 % в 2018 г., что на 15,83 % меньше, чем в 2002 г.).

Спрос и предложение на разные по уровню образования категории рабочей силы не совпадают. Отсюда возникает дисбаланс спроса и предложения на рынке труда, вызывающий превышение предложения над спросом в основном для тех категорий работников, которые имеют высокий уровень образования.

Качество рабочей силы по уровням образования можно представить также в разрезе видов экономической деятельности. По результатам расчетов на основе программы «Информационная система прогнозирования и планирования кадровой обеспеченности Челябинской области» установлено, что в среднегодовой численности занятых 34,98 % (596 953 чел.) приходится на лиц, имеющих высшее образование, 30,08 % (513 418 чел.) – на лиц, имеющих специальность СПО, 20,38 % (347 725 чел.) – на лиц, имеющих профессию СПО, и 14,56 % (248 498 чел.) – на лиц, не имеющих профессионального образования. Наибольшая доля лиц с высшим образованием сосредоточена в обрабатывающих производствах (21,42 %), торговле (15,24 %), образовании (13,82 %), здравоохранении и социальных услугах (8,55 %), транспорте (7,57 %), государственном управлении (5,69 %), строительстве (4,64 %). Самый высокий удельный вес лиц, имеющих специальность СПО, приходится на торговлю (24,92 %), обрабатывающие производства (20,72 %), строительство (8,77 %), здравоохранение (7,57 %), транспорт (6,18 %), образование (5,84 %), сельское хозяйство (5,39 %). Значимая часть лиц, имеющих профессии СПО, находится в обрабатывающих производствах (32,22 %), строительстве (14,13 %), сельском хозяйстве (8,11 %), торговле (6,25 %), образовании (5,46 %). Что касается лиц, не имеющих профессионального образования, то наибольшая их часть работает в обрабатывающих производствах (19,63 %), сельском хозяйстве (15,4 %), торговле (14,97 %), строительстве (12,04 %), на транспорте (6,91 %), в операциях с недвижимым имуществом (4,38 %).

Показательной является структура занятых, имеющих соответствующий уровень образования, в разрезе отдельных видов экономической деятельности. Доля лиц с высшим образованием превышает средний по региону уровень (34,98 %) в таких видах экономической деятельности, как финансовая и страховая деятельность (62,27 %), образование (60,45 %), административная деятельность (59,12 %), государственное управление (58,41 %), здравоохранение (48,28 %), транспорт (36,6 %). Группа видов экономической деятельности, для которых доля лиц с высшим образованием находится на среднем уровне, приближающемся к региональному, включает: добычу полезных ископаемых (33,13 %), деятельность в области информации и связи (33,4 %), деятельность гостиниц и общественного питания (32,91 %), торговлю (32,74 %), обрабатывающие производства (32,36 %), операции с недвижимым имуществом (32,27 %), профессиональную и научно-техническую деятельность (30,76 %), деятельность в области культуры, спорта и организации досуга (30,75 %). В остальных видах экономической деятельности доля таких лиц не превышает 18,24 %.

Наиболее высокой долей лиц, имеющих специальности СПО в общей численности занятых, отличаются 4 вида экономической деятельности: водоснабжение и водоотведение (53,52 %), обеспечение электроэнергией, газом и паром (53,28 %), торговля (46,04 %), здравоохранение (36,77 %). В этих видах экономической деятельности доля лиц со специальностями СПО превышает региональный уровень (30,08 %). В остальных видах экономической деятельности доля таких лиц имеет примерно одинаковый уровень (в среднем 22,47 %). Удельный вес лиц, имеющих профессии СПО, в среднегодовой численности занятых в среднем по региону составляет 20,38 %, что меньше, чем удельный вес лиц, имеющих высшее образование и специальности СПО. Доля таких лиц наиболее высока в строительстве (32,38 %), обрабатывающих производствах (28,35 %), сельском хозяйстве (25,03 %), профессиональной, научной и технической деятельности (24,53 %), культуре и спорте (24,51 %), транспорте (23,83 %), операциях с недвижимым имуществом (23,76 %), информации и связи (23,47 %), деятельности гостиниц и общепита (23,34 %).

В образовательной структуре занятых региона наименьшая доля приходится на лиц, не имеющих профессионального образования – 14,56 %. Однако в ряде видов экономической деятельности доля таких лиц в среднегодовой численности занятых выше этого уровня. Такое положение характерно для сельского хозяйства (33,96 %), добыче полезных ископаемых (26,67 %), деятельности в области культуры и спорта (24,51 %), профессиональной, научной и технической деятельности (22,18 %), операциях с недвижимым имуществом (21,21 %), информации и связи (20,15 %), строительстве (19,7 %).

Характеристикой качества рабочей силы является также ее возрастная структура. Так, в рассматриваемый период, с 2002 по 2018 г., в Челябинской области наблюдается ухудшение показателей, отражающих уровень качества рабочей силы по возрастным параметрам. В целом возрастная структура занятого населения в Челябинской области имеет положительные характеристики: в ней преобладает доля укрупненной группы от 20 до 49 лет (73,7 %), которая является реальной основой трудового потенциала региона, обладающей знаниями, умениями и навыками, необходимыми для осуществления трудовой, профессиональной деятельности и при этом достаточно высокой восприимчивостью к новшествам и освоению профессиональных инноваций. Но динамика изменения возрастной структуры занятых в регионе свидетельствует о наличии негативных тенденций. В том числе в силу неблагоприятных демографических тенденций уменьшается доля молодежи от 20 до 29 лет в структуре занятого населения (по возрастной группе до 20 лет с 1,8 % в 2002 г. до 0,4 % в 2018 г., по возрастной группе с 20 до 29 лет – с 21,9 % до 19,9 %).

Самой представительной в структуре занятого населения Челябинской области является возрастная группа от 30 до 49 лет (удельный вес таких лиц в структуре занятого населения в 2018 г. составил 53,8 %, в том числе доля группы лиц от 30 до 39 лет составила 29,0 %, а от 40 до 49 лет – 24,8 %). Это группа тех людей, которые обладают наиболее высокой трудовой активностью, уже обрели должный уровень квалификации и практический опыт работы, позволяющий выполнять трудовые операции на высоком профессиональном уровне. Однако доля таких лиц в структуре занятого населения также сократилась на 2,3 % за последние 17 лет.

Доля лиц от 50 до 59 лет (19,2 %) практически равна доле лиц от 20 до 29 лет (19,9 %), однако доля людей предпенсионного возраста в составе занятого населения растет (с 16,3 % в 2022 г. до 19,2 %). Доля лиц от 60 лет и выше по сравнению с прочими возрастными категориями занятого в Челябинской области населения невысока (6,7 %), однако эта доля увеличилась с 2002 г. по 2018 г. почти вдвое.

Резерв роста количественных и качественных характеристик трудовых ресурсов, задействованных в экономике региона, кроется в том потенциале, который сформировался в среде лиц, не имеющих в данный момент работы. Значимость такого резерва можно оценить на основе данных о возрастной структуре безработных. Незначительная и уменьшающаяся доля безработных в возрасте до 20 лет может оцениваться позитивно, поскольку причина этой тенденции кроется в основном в том, что молодые люди этой возрастной категории в подавляющем большинстве получают образование в системе высшего и среднего профессионального образования, а следовательно, формируют образовательный потенциал трудовых ресурсов региона высокого уровня качества. Однако высокий удельный вес безработных в возрастной категории 20–29 лет (самый высокий среди всех возрастных категорий на протяжении периода с 2002 по 2018 г. и превышающий в некоторые годы отметки в 40 %) свидетельствует о сложившейся крайне негативной ситуации. Она заключается в том, что экономикой региона не востребован сформированный системой образования потенциал молодежи, что влечет за собой разрыв между образовательно-квалификационными возможностями, возможностями продуктивного накопления практического опыта, профессионального роста и потребностью экономики в таком потенциале. В такой ситуации сильна угроза разрушения и утраты потенциала данной категории людей, а следовательно, снижения уровня качества рабочей силы региона. В связи с этим задачей первостепенной значимости является эффективное управление резервом роста качества рабочей силы региона в разрезе данной возрастной категории безработных. Велика доля безработных и в наиболее активной и профессионально состоявшейся категории людей в возрасте 30–39 лет (32,2 %). За период с 2002 по 2018 г. эта доля увеличилась на 6,8 %. Это означает, что, с одной стороны, задействование этого резерва неиспользуемых трудовых ресурсов является важным и реальным фактором повышения уровня качества рабочей силы, а с другой, неиспользование этого резерва приводит к утрате того потенциала, который имеется у данной категории людей.

Доля безработных в возрастных категориях 40–49 лет является более низкой по сравнению с категориями до 40 лет. И эта доля постоянно уменьшается (с 20,1 % в 2002 г. до 13,6 % в 2018 г.). Такая же характеристика может быть дана возрастной группе безработных 50–59 лет (14,8 % в 2002 г. и 10,8 % в 2018 г.). Это говорит о том, что образовательный, квалификационный потенциал и профессиональные характеристики данных категорий людей в регионе используется наиболее полно, хотя здесь также имеются определенные резервы роста качества рабочей силы, которые следует учитывать при управлении трудовыми ресурсами региона.

На качество рабочей силы Челябинской области оказывают влияние и миграционные процессы. Миграционные процессы выступают как положительный фактор, способствующий повышению уровня качества рабочей силы, так как позволяют привлекать в регион рабочую силу, в том числе квалифицированную, в молодых и профессионально зрелых возрастах. Однако таким позитивным факторам противодействуют негативные обратные процессы, связанные с выездом из региона квалифицированных людей и людей в таких же перспективных возрастах. По этой причине анализ влияния миграционных процессов на качество рабочей силы следует проводить на основе оценки сальдо миграции.

В рассматриваемом периоде с 2000 по 2018 г. негативные тенденции превалировали лишь в 2002, 2003 и 2004 гг., когда сальдо миграции было отрицательным, то есть когда количество покинувших регион лиц превышало количество прибывших. Однако в целом за последние 19 лет наблюдается положительная разница между величинами региональных потоков въезжающих и выезжающих. Причем положительная разница в последние годы растет. Это означает, что количественных потерь рабочей силы в регионе не происходит.

О качественных изменениях рабочей силы Челябинской области, происходящих вследствие влияния миграционных процессов, представляется возможным судить на основании данных о структуре прибывших и выбывших по возрасту. В период с 2011 по 2018 г. структура выбывших и прибывших практически одинакова. Так в 2011 г. доля выбывших из региона молодых людей от 15 до 29 лет составляла 42,45 %, а доля прибывших была выше – 46,74 %. В этом году соотношение долей выбывших и прибывших лиц из укрупненной группы наиболее перспективных в качественном отношении возрастных категорий от 15 до 49 лет было 72,11 % против 75,02 %. То есть доля прибывших была в 1,04 раза больше, чем доля выбывших, что говорит о том, что в плане возрастных параметров качества рабочей силы «въездной» миграционный поток в полной мере компенсировал потери от «выездного» потока. Однако ощутимого прироста качества рабочей силы эти процессы в 2011 г. не принесли. В 2018 г. доля выбывших из региона молодых людей от 15 до 29 лет по сравнению с 2011 г. уменьшилась и составила 37,67 %, доля прибывших – 37,82 %. В 2018 г. соотношение долей выбывших и прибывших лиц из укрупненной группы наиболее перспективных в качественном отношении возрастных категорий от 15 до 49 лет было 69,93 % против 69,2 %. Таким образом, «въездной» миграционный поток в 2018 г. практически полностью компенсировал потери качества рабочей силы, оцененных возрастными параметрами, в результате выбытия из региона лиц данной категории. При этом можно считать, что изменений в качестве рабочей силы в результате встречного влияния двух миграционных факторов в 2018 г. не произошло.

Справочно следует отметить, что структура миграционного потока прибывших в период с 2000 по 2018 г. претерпела изменения. С 2000 г. по 2010 г. в структуре такого потока численность прибывших в рамках международной миграции преобладала над численностью прибывших в рамках межрегиональной миграции (в 2000 г.: 21 295 чел. против 12 273 чел., то есть международный поток прибывших превышал межрегиональный поток в 1,74 раза; в 2010 г. – 15180 чел. против 4 658 чел., то есть международный поток прибывших превышал межрегиональный поток в 3,26 раза при сокращении интенсивности этих потоков). С 2011 г. эта пропорция изменилась на противоположную: поток межрегиональной миграции стал превышать поток международной миграции (в 3,63 раза в 2011 г. и 2,75 раза в 2018 г.) при увеличении интенсивности обоих потоков.

Влияние миграционных процессов на качество рабочей силы можно было бы охарактеризовать образовательными характеристиками потоков выезжающих и приезжающих. Однако официальная статистика таких наблюдений в Информационной системе прогнозирования и планирования кадровой обеспеченности Челябинской области отсутствует.

Выводы

Таким образом, можно сделать вывод о том, что в целом для Челябинской области характерен высокий уровень качества рабочей силы. Однако для принятия взвешенных управленческих решений, связанных с обеспечением необходимого и достаточного для роста конкурентоспособности региона уровня качества рабочей силы, следует считать необходимым продолжение исследований в направлении выявления кадровой потребности и дисбаланса кадровой потребности региона по видам экономической деятельности.


Библиографическая ссылка

Неживенко Е.А., Головихин С.А., Неживенко Г.В. КАЧЕСТВО РАБОЧЕЙ СИЛЫ ПРОМЫШЛЕННОГО РЕГИОНА КАК ФАКТОР ФОРМИРОВАНИЯ ПОТЕНЦИАЛА ЕГО КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ // Фундаментальные исследования. – 2019. – № 8. – С. 65-69;
URL: http://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=42535 (дата обращения: 29.05.2020).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074