Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,074

ПРОЦЕССЫ ФОРМИРОВАНИЯ ТРУДОВОГО ПОТЕНЦИАЛА СЕВЕРНЫХ РЕГИОНОВ РОССИИ В ИСТОРИЧЕСКОЙ ПЕРСПЕКТИВЕ

Корчак Е.А. 1
1 ФГБУН «Институт экономических проблем им. Г.П. Лузина» Кольского научного центра РАН
В статье представлен анализ процессов формирования трудового потенциала северных регионов России в исторической перспективе. Определено, что на всем протяжении освоения северных территорий процессы формирования трудового потенциала происходили под влиянием природно-климатических, экономико-географических и социально-демографических факторов. Важную роль в освоении северных регионов сыграла система северных гарантий и компенсаций как основной инструмент стимулирования притока квалифицированных кадров. Особое значение в процессах формирования трудового потенциала северных регионов России имело миграционное движение, результатом которого стало формирование постоянного «северного» населения. Основным результатом влияния экономико-географических факторов на процессы формирования трудового потенциала северных регионов РФ стало появление в структуре расселения монопрофильных поселений. Определены особенности современного процесса расселения северных регионов России.
Север
трудовой потенциал
промышленное освоение
северные гарантии и компенсации
1. Беловол А.А. Создание и развитие северных городов Коми АССР в конце 1920-х – середине 1950-х: дис. ... канд. истор. наук: 07.00.02 [Электронный ресурс] // Человек и наука: сайт. – URL: http://cheloveknauka.com/ (дата обращения: 18.08.2017).
2. История промышленного освоения Севера на примере Печорского края [Электронный ресурс] // Ухтинский государственный технический университет. Библиотечно-информационный комплекс: сайт. – URL: http://lib.ugtu.net/ (дата обращения: 21.08.2017).
3. Упадышев Н.В. ГУЛАГ на Европейском Севере России: дис. ... док. экон. наук: 07.00.02 [Электронный ресурс] // Электронная библиотека диссертаций: сайт. – URL: http://www.dissercat.com/ (дата обращения: 14.06.2017).
4. Ильина В.А. О формах хозяйственного освоения территорий Северо-Востока в 1920–1930-е годы (на примере акционерного Камчатского общества) / В.А. Ильина // Вестник Томского государственного университета. – 2008. – № 2(3). – С. 41–44.
5. Пилясов А.Н. Трест «Дальстрой» как суперорганизация [Электронный ресурс] // Региональный информационный портал Колыма.ru: сайт. – URL: http://www.kolyma.ru/ (дата обращения: 02.04.2017).
6. Ильина В.А. Итоги хозяйственного освоения Камчатки к концу 1930-х гг. В контексте теории фронтира [Электронный ресурс] // Камчатская краевая научная библиотека им. С.П. Крашенинникова: сайт. – URL: http://www.kamlib.ru/ (дата обращения: 02.04.2017).
7. Бубличенко В.Н. Детские закрытые учреждения НКВД-МВД СССР на Европейском Севере России: 1935–1956 гг.: дис. ... канд. истор. наук: 07.00.02 [Электронный ресурс] // Электронная библиотека диссертаций: сайт. – URL: http://www.dissercat.com/ (дата обращения: 28.11.2017).
8. Шашков В.Я. Спецпереселенцы в истории Мурманской области: к 65-летию Мурманской области [Электронный ресурс] // Издательский дом «Гелион»: сайт. – URL: http://helion-ltd.ru/ (дата обращения: 24.11.2017).
9. Медведева Г.Б. Процесс исторического развития округов на Крайнем Севере России. 1929–1996 годы: на материалах Ненецкого округа: дис. ... канд. истор. наук: 07.00.02 [Электронный ресурс] // Электронная библиотека диссертаций: сайт. – URL: http://www.dissercat.com/ (дата обращения: 17.04.2017).
10. Проблемы формирования населения и использования трудовых ресурсов в районах Крайнего Севера. Материалы к научному совещанию / ред. В.В. Яновского. – Магадан, 1965. – 64 с.
11. История города Муравленко [Электронный ресурс] // Город Муравленко. Ямало-Ненецкий автономный округ: сайт. – URL: http://www.muravlenko.com/ (дата обращения: 17.04.2017).
12. Муниципальная информационно-аналитическая система. Город Губкинский, ЯНАО [Электронный ресурс] // Муниципальное образование город Губкинский: сайт. – URL: http://www.gubadm.ru/ (дата обращения: 18.04.2017).

Значение северных регионов России как территорий с дискомфортными условиями жизнедеятельности и выраженной спецификой социально-экономического развития обусловлено их стратегическим значением, в т.ч. запасами минеральных и топливно-энергетических, биологических и водных ресурсов. Помимо этого, северные регионы России обладают адаптированным к дискомфортным условиям жизнедеятельности человеческим потенциалом, коренными малочисленными народами Севера и значительным трудовым потенциалом, процессы формирования которого исторически были связаны с промышленным освоением северных и арктических территорий.

Большая часть трудового потенциала северных регионов России сформировалась в результате насильственной миграции [1]: в конце 1920-х гг. для освоения малозаселенных северных территорий была создана репрессивная система в виде исправительно-трудовых лагерей. Так, в процессе промышленного освоения Печорского края применялся труд заключенных Ухтопечорского лагеря ОГПУ [2]. Помимо этого в целях промышленного освоения северных регионов использовались «лагерные экспедиции» и «пересыльные пункты», а также «спецпоселения» [3]: на месте разработки Ухтинских месторождений строились крупные промышленные объекты (Архангельский целлюлозно-бумажный комбинат), транспортная и социальная инфраструктура, города и поселки.

Особой формой организации промышленного освоения северо-восточной части СССР стали крупнейшие «межотраслевые хозяйственно-территориальные объединения» – «интегральные комбинаты» [4, с. 42], за которыми в соответствии с функциональными задачами на основе единого руководства закреплялись определенные территории, вовлекались необходимые и сопутствующие отрасли народного хозяйства. Яркие примеры такой организации формирования трудового потенциала – государственный трест «Дальстрой» и «Акционерное Камчатское общество». Первый с целью промышленного освоения районов Верхней Колымы использовал труд заключенных северо-восточного исправительно-трудового лагеря (по результатам труда и в зависимости от его интенсивности определялись «потенциал выживания заключенного», возможности досрочного освобождения, а также возможности создания колониальных поселков для закрепления постоянного населения); труд вольнонаемных квалифицированных рабочих (в частности, привлекаемых «по комсомольским путевкам» из гг. Москвы и Ленинграда); конечные результаты природопользования коренных малочисленных народов Севера (насильно объединявшихся в артели, «снабжающие» собственной продукцией – мясом, рыбой, пушниной, овощами – комбинат) [5]. Второй – за счет планового переселения способствовал значительному росту численности населения Камчатки и формированию соответствующего трудового потенциала: за время существования комбината регион стал крупнейшей рыбодобывающей базой СССР (здесь было построено 24 рыбокомбината) и усилил военно-политическое значение территории на восточных границах страны [6].

В 1930–1940-х гг. широкое распространение получили детские закрытые учреждения НКВД-МВД СССР – «трудовые колонии» и «приемники-распределители» – организация школьного обучения в которых способствовала формированию трудового потенциала северных регионов (пример – детская колония «Конвейер» под г. Архангельском, отличавшаяся высокими степенью успеваемости и качеством знаний [7]).

В это же время особую роль в формировании трудового потенциала северных регионов сыграли спецпереселенцы. Например, в целях промышленного освоения Кольского полуострова в Мурманскую область было направлено 45 тыс. чел. спецпереселенцев (из Украины, Белоруссии, а также Республики Карелия, Калининской, Саратовской, Челябинской, Куйбышевской и Астраханской областей), «расселившихся» в г. Хибиногорске и спецпоселках Нива-строй, № 5 и Дальние Зеленцы [8]. В целях «производственного вливания» для спецпереселенцев на хозяйственных территориях были основаны сети профессионально-технического образования (курсовая сеть предприятий треста «Апатитстрой», горно-химический и медицинский техникумы в сегодняшнем Апатитско-Кировском районе; сеть учреждений профессионального образования на территории строительства Нивской ГЭС; отделы технического обучения на предприятиях «Мурманрыба» [8]).

Для вовлечения в процессы промышленного освоения северных регионов коренных малочисленных народов образовывались национальные (автономные) округа: в 1929 г. с целью перевода «кочевников на оседлый образ жизни» в форме «принудительного внедрения животноводства и огородничества» был образован Ненецкий национальный округ [9].

Важную роль в освоении северных регионов сыграла система северных гарантий и компенсаций (льгот по найму и увольнению, по заработной плате и отпускам, социальному страхованию и пенсионному обеспечению, жилищных льгот), ставшая основным инструментом стимулирования притока квалифицированных кадров: в 1930 г. в целях стимулирования притока квалифицированной рабочей силы и инженерно-технических работников в отдаленные промышленно неразвитые районы утверждено «Положение о льготах для лиц, работающих в отдаленных местностях СССР и вне крупных городских поселений». В 1932 г. Постановлением «О дополнительных льготах для рабочих и служащих, работающих в Мурманском округе» были установлены особые «мурманские» льготы, а в 1945 г. было введено специальное положение о «северных льготах» для работников комбината «Дальстрой», позднее распространившее свое действие на работников Норильского комбината [10, с. 6].

Фактором дальнейшего развития процессов формирования трудового потенциала северных регионов стало миграционное движение, активизировавшееся в послевоенное время в связи с нарастанием интенсивности промышленного освоения и связанных с ним процессов расселения северных территорий. Движущей силой процесса урбанизации северных регионов в это время стал значительный рост численности населения: приток квалифицированных специалистов повысил темпы промышленно-транспортного освоения северных территорий, развития транспортной и социальной инфраструктур. Пример – начало освоения в середине 1960-х гг. крупнейших запасов углеводородов на севере Западной Сибири и создание Западно-Сибирского нефтегазодобывающего комплекса, повлекшие «взрывной» рост численности населения Тюменской области, где в 1960–1980-е гг. было возведено более 45 населенных пунктов (городов и поселков), а рост численности населения в 2,5 раза привел в том числе и к значительным качественным деформациям трудового потенциала региона.

В целом пик численности населения и, соответственно, трудового потенциала северных регионов пришелся на 1989–1991 гг., когда максимальным стало и количество образованных городских поселений. В общей системе расселения северных регионов особое место заняли «моногорода», особенно широкое распространение получившие, например, в Мурманской области: на месте месторождений полезных ископаемых появились монопрофильные поселения г. Кировск (1929 г., до 1934 г. – Хибиногорск; градообразующее предприятие города – АО «Апатит»); г. Ковдор (1953 г.; градообразующее предприятие – АО «Ковдорский горно-обогатительный комбинат»); гг. Мончегорск (1935 г., до 1937 – г.п. Монча-Губа) и Заполярный (1955 г.), а также пгт. Никель (1935 г., до 1944 г. – финское поселение Колосйоки), градообразующее предприятие – АО «Кольская горно-металлургическая компания»; пгт. Ревда (1950 г., градообразующее предприятие – ОО «Ловозерский ГОК»). Соответствующее повышение на полуострове энергозатрат привело к строительству филиала ОАО «Концерн Росэнергоатом» «Кольская атомная станция» Зори (градообразующее предприятие появившегося в 1973 г. г. Полярные Зори) и ОСП «Каскад Серебрянских ГЭС» филиала «Кольский» АО «ТГК-1» (градообразующего предприятия выросшего в 1971 г. пгт. Туманный). В Ямало-Ненецком автономном округе выросли г. Муравленко (1984 г., появление поселения связано с развитием образованного в 1982 г. для обеспечения ускоренного ввода в разработку нефтяных месторождений нефтегазодобывающего управления Суторминскнефть [11]) и г. Губкинский (1986 г., фактически градообразующими предприятиями поселения стали ведущие сегодня добычу природного газа ОО «РН – Пурнефтегаз» и ОО «Газпром добыча Ноябрьск» [12]).

В 1960–1980-х гг. миграционное движение в северных регионах было связано с созданием комфортных условий для жизнедеятельности и применением адресного подхода к формированию трудового потенциала территорий. В частности, в это время был утвержден перечень районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей и определены основные и дополнительные льготы. К основным были отнесены ежемесячная выплата надбавок к заработной плате; ежегодное предоставление дополнительного отпуска; предоставление один раз в три года дней без сохранения заработной платы, необходимых для проезда к месту использования отпуска и обратно и оплата такого проезда предприятием; выплата разницы между фактическим заработком и пособием, получаемым по государственному социальному страхованию в случае временной утраты трудоспособности; назначение пенсии по старости на льготных условиях; льготные условия вступления в жилищно-строительные кооперативы. К дополнительным – получение в повышенном размере суточных и единовременного пособия в случае переезда на работу в районы Крайнего Севера и приравненные к ним местности; обеспечение жилой площадью по месту работы; исчисление в повышенном размере стажа, дающего право на получение пенсии по старости и инвалидности; возмещение фактических расходов, связанных с проездом работника и членов его семьи к прежнему месту жительства после окончания срока трудового договора; выплата единовременного пособия молодым специалистам, направляемым после окончания высшего или среднего специального учебного заведения на работу в районы Крайнего Севера и приравненные к ним местности.

В конце прошлого века сокращение государственных инвестиций и перевод предприятий на самофинансирование, последовавшее за этим сокращение производств и снижение объема экспорта многих видов сырья, разрушение системы централизованного обеспечения и схемы товародвижения, а также дефицитность бюджетов большинства северных поселений актуализировала проблему стабилизации численности населения северных регионов. С 1991 г. «зародилась» тенденция снижения численности населения за счет миграционного оттока населения, в структуре которого большую часть составило население трудоспособного возраста: северные регионы стали массово покидать молодые граждане трудоспособного и репродуктивного возраста, адаптированные к дискомфортным «северным» условиям жизнедеятельности (особо ощутимо направление миграционных перемещений, повлекших сокращение трудового потенциала, затронуло Мурманскую и Магаданскую области, Республики Саха (Якутия) и Коми). Одновременно с такими процессами начала увеличиваться безработица.

Распад СССР и последовавшая за ним нестабильность экономической ситуации, спад производства и снижение потребности в рабочей силе, рост дифференциации в оплате труда на предприятиях материальной сферы и в учреждениях бюджетного сектора экономики, рост безработицы (особенно среди молодежи), структурная перенаселенность (высокая доля граждан пожилого возраста, отдавших «покорению Севера» всю жизнь и не имеющих возможность выехать в благоприятные по природно-климатическим условиям регионы), базирование воинских поселений (с достаточно узкой сферой приложения труда), а также резкое повышение стоимости жизни привели к масштабному миграционному оттоку населения, ставшему основным источником деформации трудового потенциала северных регионов.

Особенности современного процесса расселения северных регионов РФ – локальный характер освоения, затрагивающий отдельные (в основном арктические) части крупных промышленных районов, цикличность развития ресурсных территорий, обусловленная исчерпанием источников сырья, расширение депрессивных территорий с «затухающим» производством, «закрытие» опустевших и неперспективных населенных пунктов, в том числе на основе укрупнения соответствующих поселений, в состав которых они входили. Особые уязвимые группы поселений в современной системе расселения северных регионов РФ составляют монопрофильные и сельские поселения.

Первые образуют уязвимую категорию поселений в силу низкой степени социальной устойчивости при наступлении кризисных ситуаций: среди основных проблем их социально-экономического развития – снижение численности населения за счет миграционной убыли населения, последствия которой проявляются в снижении уровня материального благосостояния и ухудшении качества трудового потенциала (специфическая черта рынков труда монопрофильных поселений – высокая доля занятых в материальном производстве и слабое представительство нематериальных сфер производства, значительная отраслевая дифференциация работников по уровню заработной платы), а также зависимость от градообразующего предприятия (обеспечивающего занятостью значительную долю населения и являющегося крупнейшим налогоплательщиком). Многочисленные исследования таких поселений свидетельствуют о том, что наличие градообразующего предприятия препятствует росту экономической активности населения и развитию монопрофильного поселения как саморазвивающегося территориального образования.

Вторые на фоне природно-климатических условий образуют уязвимую группу в силу слабой очаговой заселенности: для них также характерна устойчивая тенденция снижения численности населения, обезлюдивание и запустение. Территориальная удаленность и неразвитость транспортной инфраструктуры таких поселений, а также специфика «сельского» вида экономической деятельности составляют основные факторы дотационности местных бюджетов, критического состояния жилищного фонда, информационной и коммуникационной исключенности, высоких уровней безработицы и бедности и, как следствие, разрушения трудового потенциала. Северная специфика сельских поселений связана и с «особой» этнической структурой населения, обусловленной жизнедеятельностью малочисленных коренных народов Севера, среди основных характеристик которых – высокий уровень заболеваемости, алкоголизация и низкая продолжительность жизни, вызванные такими проблемами социально-экономического развития сельских поселений, как безработица, низкий уровень жизни, ограниченный доступ к услугам отраслей социальной сферы.

Современная специфика выполняемых поселениями функций продуцирует территориальную дифференциацию условий, уровня и качества жизни населения, воздействуя тем самым на процессы формирования трудового потенциала северных регионов РФ. В частности, территориальная организация промышленности Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов определила их высокую «мигрантоемкость»: трудовая миграция здесь обеспечивает приток мигрантов трудоспособного возраста и способствует формированию таких характеристик трудового потенциала, как высокий уровень экономической активности и высокая доля занятого населения, имеющего квалификацию. Отраслевая структура территориальных экономик Архангельской области и Республики Карелия, где большая часть поселений связана с таким видом экономической деятельности, как «сельское и лесное хозяйство», обусловила дефицит квалифицированной рабочей силы на фоне значительного территориального дисбаланса трудовых ресурсов и низкой степени трудовой миграции. Системы расселения, функциональная специфика и неоднородность социально-экономического положения поселений в Мурманской области и Республике Коми продуцируют высокую степень территориальной дифференциации безработицы (более 80 % занятых приходится на крупные городские поселения, в отдаленных, сельских и арктических поселениях уровень безработицы достигает 40 %) и уровня жизни населения (разница в соотношениях между среднемесячной заработной платой и величиной прожиточного минимума трудоспособного населения в промышленных и «депрессивных» поселениях достигает 5 раз). В Республике Саха (Якутия) и Чукотском автономном округе этническая составляющая человеческого потенциала и низкая степень интенсивности внутренних миграционных потоков препятствуют эффективному использованию собственных трудовых ресурсов. Продуцируемая социально-экономическими факторами и природно-климатическими условиями, значительной удаленностью от центра страны, неудовлетворительным состоянием энергетической и транспортной инфраструктур миграционная непривлекательность Камчатского края, Магаданской и Сахалинской областей вызывает дефицит трудового потенциала и структурные диспропорции на локальных рынках труда.


Библиографическая ссылка

Корчак Е.А. ПРОЦЕССЫ ФОРМИРОВАНИЯ ТРУДОВОГО ПОТЕНЦИАЛА СЕВЕРНЫХ РЕГИОНОВ РОССИИ В ИСТОРИЧЕСКОЙ ПЕРСПЕКТИВЕ // Фундаментальные исследования. – 2017. – № 9-1. – С. 195-199;
URL: http://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=41728 (дата обращения: 14.11.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074