Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,074

ЭВОЛЮЦИЯ И КЛАССИФИКАЦИЯ ИНФОРМАЦИОННЫХ РЕСУРСОВ КАК ЭКОНОМИЧЕСКОЙ КАТЕГОРИИ

Магомаева Л.Р. 1
1 Грозненский государственный нефтяной технический университет имени академика М.Д. Миллионщикова
В статье рассматривается вопрос об информационных ресурсах как экономической категории. Проводится анализ разграничений понятий информация и информационные ресурсы. Последние фактически стали экономической категорией вместе с созданием систем сбора и обработки информации, т.е. когда их смысловое понимание дополнилось технологическим. Приводится эволюция понимания информационных ресурсов как экономической категории, которая насчитывает немногим более 50 лет. За это время институциональное, доктринальное и технологическое понимания информационных ресурсов существенно разошлись, в первом случае это лишь документированная информация (сведения), государственных органов, во втором вся совокупность знаний, потенциально применимых в экономической деятельности, тогда как в третьем – цифровые базы данных, доступные с помощью информационно-коммуникационных технологий. В этой связи затруднены попытки классификации информационных ресурсов, которые могут быть подразделены по видам: государственные, научные, статистические, корпоративные и т.п., но такая классификация будет изменчива. Существенно большую практическую ценность имеет понимание информации и информационных ресурсов как экономических категорий – средств снижения неопределенности для экономических субъектов. В этом плане научно и практически актуальна совокупность проблем оценки адекватности, оперативности и стоимости поиска, получения, обработки и интерпретации информации.
экономическая категория
информация
информационные ресурсы
информационная экономика
информационное общество
1. Берг А.И., Китов А.И., Ляпунов А.А. Радиоэлектронику – на службу управления народным хозяйством // Коммунист. – 1960. – № 9. – С. 46–52.
2. Булгаков А.Л., Кононова В.А. Повышение эффективности корпоративного управления на основе внедрения технологии бизнес-интеллекта / А.Л. Булгаков, В.А.Кононова // Государственный аудит. Право. Экономика. – 2016. – № 2. – С. 154–163.
3. Владимиров В.В. Концепция информационных ресурсов и ее применение в регулировании хозяйственной деятельности экономики переходного периода: дис. ... канд. экон. наук. – Волгоград, 1999. – С. 123.
4. Дятлов С.А. Информационная модель трансформации экономических систем / С.А. Дятлов. – СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та экономики и финансов, 1996. – 18 с.
5. Моргоев Б.Т. Региональная интеграция как элемент устойчиво-сбалансированного развития территорий // Бизнес в законе. – 2014. – № 6 [Электронный ресурс]. – URL: http://cyberleninka.ru/article/n/regionalnaya-integratsiya-kak-element-ustoychivo-sbalansirovannogo-razvitiya-territoriy (дата обращения: 12.02.2017).
6. О таможенном регулировании в Российской Федерации [Текст]: Федеральный закон от 27.11.2010 г. № 311-ФЗ // Собрание законодательства. – 2010. – № 48. – С. 1485–1498 (ст. 6252).
7. Плеханов Г.Г., Герасимов Б.Н. Экономические проблемы создания АСУ / Г.Г. Плеханов, Б.Н. Герасимов // Обл. межотрасл. науч.-техн. семинар. – Куйбышев, 1977. – С. 73–78.
8. Рыжов В.С. К вопросу о сущности АСУ/ В.С. Рыжов. – М.: 1976. – 57 с.
9. Савченко А., Супрун П. Оценка эффективности управления производством / А. Савченко, П. Супрун // Вопросы экономики. – 1973. – № 1. – С. 4–8.
10. Таможенный кодекс Таможенного союза [Текст]: Редакция от 08.05.2015 // Собрание законодательства РФ. – 2010. – № 50. – Ст. 6615.
11. Levitan K.В. Information resources as «goods» in the life cycle of information production // Journal of the American Society for Information Science. – 1982. – Vol. 33. № 1. – С. 44–54.
12. Marshak J., Radner R. Economic Theory of Teams. Conn. – 1972. – C. 123–234.
13. Power D.J. A Brief History of Decision Support Systems. – URL: http://dssresources.com/history/dsshistory.html (accessed 20.02.2017).
14. Stigler G. The Economic of Information // Journal of Political Economy. – 1961. – Vol. 69, № 3. – С. 213–225.
15. Types of information resources // The University of Nottingham. – URL: http://www.nottingham.ac.uk/studyingeffectively/reading/infotypes.aspx (accessed 11.05.2017).

В современной экономике успех или отставание субъекта хозяйствования, так или иначе, связаны с наличием или отсутствием информации, которая влияет на рынки труда, капитала, товаров, технологий и все остальные, приобретая свою цену, определяемую адекватностью, полезностью и степенью реального или потенциального воздействия на экономические отношения. Принято считать, что приобрести информацию можно лишь благодаря высокой степени интеграции с информационными системами данных. В современных условиях доступ к информации действительно упростился, однако её адекватность не очевидна и требует проверки. Кроме того, информация для инновационных разработок, как правило, не хранится в готовом виде в базах данных, а требует эвристического подхода. Информация превращается в информационный ресурс не обязательно при помещении в базу данных, она становится ресурсом, приобретая реальную (потенциальную) стоимость, определяемую количественными и качественными показателями особых потребительских свойств информации, её применимости, степени эффективности воздействия на экономические отношения (в данном случае и компромат всегда был и остается одним из наиболее востребованных видов экономической информации).

Исследования в этой сфере, начатые в 1950-х гг., на рубеже 1960-х гг., привели Д. Стиглера к выводу о том, что для ищущего покупателя издержки поиска рыночной информации примерно пропорциональны числу продавцов [11]. Данная предельно простая модель не была призвана решать вопросы информационной экономики, но, тем не менее, формировала одно из основных направлений исследования современной экономики, понимание информации как экономической категории и средства снижения неопределенности для экономических субъектов.

Анализируя исследования 1950– 1970-х гг. сложно согласиться с нередким указанием в современной литературе на то, что эволюция и классификация информационных ресурсов как экономической категории – новое или даже инновационное направление исследований. Такого рода исследования, как на Западе, так и в отечественной экономической науке, начались не сегодня. Ещё в 1950-е гг. в IBM шли активные исследования проблем автоматических систем обработки экономически значимой информации, предназначавшихся для распространения, распределения и сегментации информации с целью удовлетворения потребностей бизнеса, научных или правительственных организаций. Разрабатываемую интеллектуальную систему, опиравшуюся на возможности вычислительных машин, предполагалось использовать для автоматического реферирования и автокодирования документов, а также для создания профилей интересов для каждой из ключевых «точек» организации (сортировки по тэгам). К концу 1950 г. была разработана и сформулирована общая концепция гибкой системы идентификации входящей или требуемой для анализа экономической информации. Таким образом формировались информационные ресурсы, складывалось их понимание как экономической категории.

Отправной точкой этого направления исследований принято считать существенно опередившую свое время статью Х.П. Луна (1958 г.). Тогда новое (для 1950-х гг.) направление развития способов обработки информационных ресурсов, не получив дальнейшего развития, было забыто на долгие годы, а именно до 1989 г., т.е. до его возрождения Г. Дреснером. В то же время, как это ни парадоксально, оно развивалось в СССР. Уже в ноябре 1959 г. А.И. Берг, А.И. Китов и А.А. Ляпунов впервые в практической плоскости поставили вопрос о создании автоматизированной системы управления (АСУ). На секции кибернетики Всесоюзного совещания по вычислительной математике и вычислительной технике авторы предложили специальный доклад «О возможностях автоматизации управления народным хозяйством», развив его в публикациях [1]. Исходя из понимания информационных ресурсов именно как экономической (тогда – народнохозяйственной категории), авторы заложили научную основу дальнейших разработок в этом направлении. Тогда под АСУ понимали комплекс программно-аппаратных средств и квалифицированного персонала, предназначенный для накопления информационных ресурсов и их обработки в целях управления процессами производства и функционирования предприятий всех отраслей экономики.

Авторы концепции АСУ получили поддержку на самом высоком уровне (публикации в газете «Правда» и журнале «Коммунист»). Считалось, что централизованные государством информационные ресурсы социалистической экономики обеспечат автоматизацию управления и производства, что рассматривалось как доказательство преимуществ социализма, модернизации экономики в рамках НТП. Плановая экономика идеально подходила для такого рода разработок. Считалось, что её «организм» может и должен управляться единым «мозгом» на базе всей совокупности информации, в максимально научно обоснованном автоматическом режиме. Нарастающие объемы информационных ресурсов требовали активизации разработок теории систем управления в экономике, общей теории автоматизации, проектирования современных ЭВМ. Несколько научно-конструкторских школ [1] соревновались в разработке АСУ для целей эффективной обработки информационных ресурсов.

Система разрабатывалась как «автоматизированная», а не «автоматическая», т.е. сохраняющая за человеком важнейшие функции целеполагания и функции, не поддающиеся автоматизации. На следующем этапе АСУ стали сопрягаться с системами поддержки принятия решений (СППР) (на Западе – decision support systems (DSS), в качестве базовых инструментов повышения качества управленческих решений.

Параллельно на Западе в 1960–1970 гг. в процессе превращения информационных ресурсов в экономическую категорию, к базам данных стали применять понятие intelligence systems, как систем, разумно ускоряющих и оптимизирующих любую деятельность. Широкое понимание intelligence подразумевало агрегирование взаимосвязей между событиями, фактами, прогнозами и документами. (На этом, начальном этапе данное понятие подразумевало исключительно операционные возможности выявления, сегментации, каталогизации и классификации данных. О числовых данных тогда речи пока не шло. Лишь десятилетия спустя наметилось смещение в сторону реляционных баз данных и числовых показателей, так как всякий бизнес-процесс стал нуждаться в точном измерении.) Совокупность проблем оценки стоимости поиска, получения, обработки и интерпретации информации, начала практически разрешаться в 1950-е гг. в сфере теории принятия решений [12]. Здесь делался акцент на ключевом значении достоверных эмпирических данных, касающихся методов обработки и передачи информации. Тогда же, уже в плане практического применения, начал активно обсуждаться вопрос о сущности самого понятия информации в плане возможности отнесения её к категориям экономической науки.

Если в западной рыночной экономике информационные ресурсы были востребованы прежде всего бизнесом для получения конкурентных преимуществ, то в плановой экономике их изучение патронировалось государством и правящей партией, стремившихся совершенствовать плановое начало экономики и добиться преимущества в мировом соревновании двух систем. Политические установки на информатизацию в советской экономике подкреплялись научными экономическими обоснованиями.

В то же время информационные ресурсы, пусть и обрабатываемые на новом технологическом уровне, не стали движущей силой развития советской экономики. Административные методы централизованного внедрения АСУ, не опиравшиеся на частный интерес и конкуренцию, сталкивались с системными факторами торможения, АСУ часто навязывались предприятиям, которые не были заинтересованы в автоматизированной обработке информации. Кроме того, эффективность внедрения АСУ снижалась ошибочными сбором излишней информации, которая не использовалась [9]. Таким образом, информационные ресурсы настойчиво, но не всегда успешно инсталлировались в советскую экономику. Формально, они были признаны экономической категорией лишь в 1985 г. с введением ГОСТ 24.104-85 «Автоматизированные системы управления», где сбор и обработка информации должны были приносить полезные технико-экономические, социальные и иные результаты: сокращать управленческий персонал, повышать качество и т.п.

В это время (1989 г.) на Западе аналитик американской исследовательской и консалтинговой компании Gartner, Говард Дреснер, специалист по рынкам информационных технологий, вновь «открыл» понятие Business Intelligence, «освежив» его в научном обороте как общее понимание информационных технологий поддержки принятия решений.

Если на Западе для их развития была благодатная почва, то в СССР в условиях «перестройки» и углубляющегося кризиса было не до того. Лишь к середине 1990-х гг. и в российской экономической науке сформировалась научная парадигма, базовым положением которой стало информационное единство мира [4]. С этого времени информационное содержание экономических категорий, оставаясь основой их существования как субъективных понятий, стало и объективной реальностью экономических процессов и явлений, отражаемых этими понятиями. В то же время возник вопрос о том, насколько обосновано применение понятия ресурс к современной информации?

Традиционное экономическое понимание «ресурса» как запаса, потенциала развития, источника доходов или всего, что добавляет продукту или услуге стоимость, средства расширяющего возможности деятельности частично перешло и на информационные ресурсы. Информационные ресурсы как экономическую категорию сегодня принято понимать исходя из того, что информация, став основным фактором развития, превратила технологии обработки собственных ресурсов в магистральное направление развития экономики.

Исходя из традиционного (марксистского) (Economics не оперирует данным понятием. В этой связи российские авторы ещё на рубеже 1990–2000-х гг. справедливо отмечали, что современные экономические теории выявляют в информации лишь характеристики, присущие конкретной экономической доктрине. При этом не разработана экономическая теория, адекватно раскрывающая категорию экономической информации, ее свойства и характеристики, определяющие её место в глобальной экономике // Владимиров В.В. Концепция информационных ресурсов и ее применение в регулировании хозяйственной деятельности экономики переходного периода: дис. ... канд. экон. наук. – Волгоград, 1999. С. 9. Указанная проблема, в целом, актуальна и сегодня) понимания экономической категории как теоретического (абстрактного) выражения существующих производственных отношений, логического понятия, отражающего наиболее общие и существенные стороны экономической жизни, в современных условиях она стала формой познания информационных отношений, информационной экономики. Таким образом, отнесение информационных ресурсов к экономическим категориям вполне закономерно. Вывод о том, что информация это экономический ресурс, подлежащий как количественной, так и качественной оценке как и земля, труд и капитал, не нов [3]. В то же время вопрос об информационных ресурсах как экономической категории до сих пор удовлетворительно не разрешен. Одной из причин является частая подмена понятий информация и информационные ресурсы.

Попытки их дифференциации предпринимаются вот уже несколько десятилетий. В начале 1980-х гг. информационные ресурсы понимались лишь как документы или информация в электронном виде или в базах данных [11].

Данное технологическое понимание присутствует и сегодня, включая компоненты доступа в компьютерные системы и сети, веб-ресурсы, доступные в Сети источники данных, а также информацию, хранимую в цифровом виде. На старте цифровой эпохи, в конце 1980-х гг., информационная сфера стала рассматриваться, прежде всего, как сфера управления, соответственно менялось понимание информационных ресурсов, как баз данных для принятия управленческих решений. Именно в этом направлении развивалась наука, был основан первый академический журнал в этой сфере The Information Resources Management Journal (IRMJ), создана профессиональная Ассоциация. Развивая это же направление, Г. Дреснер (Howard Dresner), в конце 1980-х гг. сформулировал современное понятие «бизнес-аналитики» («бизнес-интеллекта») как интегрированного понятия для описания «концепции и методов улучшения бизнес-решений с помощью информационных (fact-based) систем поддержки» (В российской и мировой литературе принято ссылаться на формулировку Г. Дресснера 1989 г., однако даже в специализированных трудах отсутствует точная ссылка не неё) [13]. Этот подход к обработке информационных ресурсов получил всеобщее признание и был развит в том числе и в российской литературе, где рассматривается как совокупность систем или приложений быстрой переработки экономической информации, доведения её до конечного пользователя и использования как инструмента инновационного клиентоориентированного предприятия [2]. В данном случае информационные ресурсы рассматриваются как база принятия управленческих решений, что представляется хотя и обоснованным, но все же ограниченным подходом, характерным в основном для целей нормативного регулирования. Так, действующее российское законодательство для целей государственного управления относит к информационным ресурсам документированную информацию (сведения), имеющуюся в распоряжении государственных органов в соответствии с международными договорами, законодательством Таможенного союза и федеральными законами [8].

В соответствии с законодательством Таможенного союза информационные ресурсы формируются на базе документов и сведений, представляемых в ходе деятельности обладателя ресурсов, и могут иметь ограниченный доступ. Порядок формирования информационных ресурсов и доступа к ним определяется законодательством государств – членов Таможенного союза. Таким образом, под информационными ресурсами в целом понимается организованная совокупность документированной информации, включающая в себя базы данных, создаваемые, обрабатываемые и накапливаемые в информационных системах владельцев ресурсов [10].

Указанный подход имеет служебный характер и вполне может удовлетворять задачи документооборота, однако в доктринальном понимании понимание информационных ресурсов должно быть существенно шире. К ним следует отнести всю совокупность знаний, воздействующих на вовлечение всех видов ресурсов в экономику. Столь широкое понимание пока не конкретизировано в науке. Анализируя современное состояние изученности проблематики информационных ресурсов как экономической категории, несложно прийти к выводу о том, что теоретический анализ данной исследовательской проблемы не стоит в центре внимания современной экономической науки. Существенно большее, приоритетное внимание уделяется вопросам обработки, хранения, передачи и воспроизводства информационных ресурсов.

В то же время мы исходим из того, что переход к информационному обществу связан не с тем, что «общество, государство и наука осознали потенциал информации и информационных технологий, т.е. не с субъективным фактором, а с тем, что информация стала производительной силой и её доля в экономике постепенно теснит традиционный «реальный сектор». Соответственно для развития понимания информационных ресурсов как экономической категории следует исходить из понимания природы информации, дифференциации её количественного и качественного аспектов, определение их значения в экономической деятельности. Сегодня понятие информационных ресурсов диверсифицировано. Основной акцент сделан на управленческих и организационных аспектах, а также технологиях управления. Речь идет о применении и эксплуатации систем искусственного интеллекта (business intelligence systems), экспертных систем, технологий управления бизнес-процессами, моделирования, хранения данных и их интеллектуального анализа, управления базами данных, систем поддержки принятия решений, дистанционных образовательных технологиях, разработке программного обеспечения, технологий электронной коммерции и т.п.

Именно с переходом к постиндустриальному обществу информация стала рассматриваться как экономическая категория, т.е. с позиции ее роли в процессе производства, распределения и потребления благ, а также отношений между субъектами экономики [7, с. 73–78]. Из глобального объема информации экономический субъект отбирает актуальную для его бизнес-процесса. В результате информация распределяется неравномерно из-за разного экономического и социального положения агентов.

По теории Дж. Акерлофа государство не вмешивается в эту ассиметрию, которая регулируется гарантиями и репутацией. Информационная ассиметрия не устранима, так как постоянно продуцируется активностью агентов, независимо от их целей и устремлений. В то же время информацию нельзя рассматривать в виде чистой субстанции, так как она существует лишь в определенной институциональной среде и во взаимосвязи с состоянием и развитием информационно-коммуникационных технологий. В данном случае возникает потребность в систематизации [14].

Классификации информационных ресурсов многообразны. Их принято делить по типам информационных потоков. К информационным ресурсам относят открытия или события, информацию в различных публикациях, справочные материалы, словари, книги (включая электронные), веб-сайты, включая блоги, доклады на конференциях и т.п. [15]. В литературе приводится и деление на общественные, конфиденциальные, представительные и образовательные информационные ресурсы.

В широком смысле любой информационный ресурс может считаться экономической категорией, так как может быть использован в той или иной сфере производства, распределения или потребления материальных благ. Непосредственно для экономической (предпринимательской) деятельности наиболее важными информационными ресурсами могут считаться собственно экономические данные: сведения о деятельности компаний, котировки акций, корпоративная отчетность, правительственная информация, каталоги веб-сайтов, базы данных по демографии и исследованиям населения, данные по эконометрике, международной торговле, международном праве, труде, трудовых отношениях и ресурсах, природных ресурсах [5].

К экономической категории также могут быть отнесены и информационные ресурсы, аккумулирующие знания по экономической теории, истории, других науках, теории игр, принципам промышленной организации и статистики.

Экономическими категориями являются государственные информационные ресурсы, отражающие состояние, регулирование и перспективы развития критически важных для экономики структур – систем и институтов государства (национальная безопасность, энергетика, финансы и кредит, связь, государственное управление и т.п., воздействие на информационные ресурсы которых может иметь экономически и политически значимые последствия.

В то же время не вся информация может быть отнесена к исследуемой совокупности. В современной литературе прослеживается прямая зависимость между экономическими результатами и количеством информации, введенной в экономическую деятельность, что представляется не вполне корректным, так как не любая информация, «введенная в экономическую деятельность», там востребована и перерабатывается. Далеко не вся информация адекватна и релевантна стоящим перед экономическим субъектом задачам.

Таким образом, информация, традиционно с момента зарождения товарно-денежных отношений, рассматривается как экономический ресурс, подлежащий как количественной, так и качественной оценке, наравне с землей, трудом и капиталом. Информационные ресурсы, начав формироваться в XX веке не сразу стали пониматься как экономические категории. Последними они стали с внедрением систем сбора и обработки информации, когда их понимание как совокупности информации, дополнилось технологическим пониманием агрегирования, быстрого доступа и практического применения в экономике. Эволюция понимания информационных ресурсов как экономической категории насчитывает немногим более 50 лет. За это время институциональное, доктринальное и технологическое понимания информационных ресурсов существенно разошлись, в первом случае это лишь документированная информация (сведения) государственных органов, во втором вся совокупность знаний потенциально применимых в экономической деятельности, тогда как в третьем – цифровые базы данных, доступные с помощью информационно-коммуникационных технологий. В этой связи затруднены попытки классификации информационных ресурсов, которые могут быть подразделены по видам: государственные, научные, статистические, корпоративные и т.п., но такая классификация будет изменчива. Существенно большую практическую ценность имеет понимание информации и информационных ресурсов как экономических категорий – средств снижения неопределенности для экономических субъектов. В этом плане научно и практически актуальны дальнейшие исследования всей совокупности проблем оценки адекватности, оперативности и стоимости поиска, получения, обработки и интерпретации информации, превращения информационных ресурсов в преобладающий фактор развития информационного общества.


Библиографическая ссылка

Магомаева Л.Р. ЭВОЛЮЦИЯ И КЛАССИФИКАЦИЯ ИНФОРМАЦИОННЫХ РЕСУРСОВ КАК ЭКОНОМИЧЕСКОЙ КАТЕГОРИИ // Фундаментальные исследования. – 2017. – № 7. – С. 167-172;
URL: http://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=41605 (дата обращения: 18.01.2020).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074