Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,118

КРАТКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ОТДЕЛЬНЫХ УСЛОВИЙ ЗАКЛЮЧЕНИЯ БРАКА В ИСТОРИИ БРАЧНО-СЕМЕЙНОГО ПРАВА ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ

Ярмонова Е.Н. 1
1 Филиал ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный университет»
В статье рассмотрены различные этапы развития свободной воли будущих супругов при заключении брака. Проведен анализ возможностей выражать свою волю как для невесты, так и для жениха в языческий период истории брачно-семейного права Древней Руси. Раскрыты основные принципы соотношения свободной воли брачующихся и согласия других лиц как условия заключения брака на различных этапах развития брачно-семейного законодательства в период с X по XIX век. Отдельно рассмотрены примеры регулирования прав на свободное волеизъявление лиц, вступающих в брак, и ответственности за принуждение этих лиц к браку, урегулированные зарубежным законодательством. В статье делается вывод о том, что проблема соотношения свободной воли брачующихся и согласия других лиц как условие заключения брака в истории брачно-семейного права дореволюционной России решалась по-разному, и при рассмотрении законодательного и фактического положения в данной сфере можно видеть существенные разночтения.
брак
свобода воли
согласие родителей
принуждение к браку
1. Абрамсон М.Л. Семья в реальной жизни и в системе ценностных ориентаций в южноитальянском обществе X–XIII  вв. // Женщина, брак, семья до начала нового времени: Демографически и социокультурные аспекты. – М., 1993. – С. 39.
2. Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. – Ростов на Дону, 1995. – С. 423.
3. Загоровский А.И. Курс семейного права. – Одесса, 1902. – С. 13–14.
4. История государства и права России, учебник для вузов./ Отв. ред. Чибиряев С.А. –М., 1998. – С. 110.
5. Момотов В.В. Формирование семьи и брака в русском средневековом праве IX–XIV вв. – Ростов на Дону, 1999. – С. 240.
6. Повесть временных лет по Лаврентьевской летописи 1377 г. – М., 1999. – С. 36.
7. Полное собрание законов Российской империи. Т. XI. – Спб., 1830. – № 4406.
8. Суворов Н. О церковных наказаниях. Опыт исследования по церковному праву. – Спб., 1876. – С. 222.
9. Суворов Н. Учебник церковного права. 3-е переработанное издание. – М., 1908. – С. 345.
10. Liutprandi leges/ Ed. Fr. Beyerle. Weimar, 1947. Cap. 120. – Р. 284.

Актуальность исследования заключается в том, что наличие свободной воли лиц, вступающих в брак, и соотношение с ним согласия других лиц, установленных законом, в первую очередь родителей, является одним из основных условий заключения брака. При этом проблема соотношения волеизъявления брачующихся и иных лиц различным образом решалась на разных этапах развития брачно-семейного права дореволюционной России.

Объектом исследования является проблема соотношения свободной воли брачующихся и согласия других лиц как условие заключения брака в истории брачно-семейного права дореволюционной России, а также эволюция его развития.

Предмет исследования представляют научные взгляды по проблемам правового регулирования свободной воли брачующихся и согласия других лиц как условия заключения брака в истории брачно-семейного права дореволюционной России, а также практика его применения.

Основная цель настоящей работы состоит в раскрытии сущности соотношения свободной воли брачующихся и согласия других лиц как условие заключения брака в истории брачно-семейного права дореволюционной России.

В русском обычном праве уже для языческой эпохи можно указать на требование согласия брачующихся. Особенно это правило проявляется при заключении брака через приведение. Примером самостоятельного решения вопроса со стороны невесты, находящейся под опекой родителей языческого периода, является ситуация, когда князь Владимир хотел жениться на дочери полоцкого князя Рогнеде, еще не прибегая к насилию и похищению. Родители невесты, принимая решение об этом браке, предоставили ей самой решение о выборе между двумя женихами – Владимиром и Ярополком. Рогнеда четко сформулировала свой отказ на брак с князем Владимиром: «..не хочу разути сына робичича» [6]. Родители девушки приняли решение в соответствии с ее желанием.

Однако на практике примеры, когда родители решали вопрос о заключении брака своими детьми без учета их мнения, исходя из политических, хозяйственных или иных интересов семей, были не редки. Именно это, видимо, заставило внести в статью 24 Устава князя Ярослава (Краткая редакция) запрет родителям под страхом церковного наказания насильно выдавать замуж девку или женить отрока. В данном случае также ответственность на родителей налагается одинаковая, независимо от того ребенка какого пола принуждают к браку. Родители привлекались к ответственности в том случае, когда кто-либо из детей «что отворит над собою», т.е. покончит жизнь самоубийством или попытается осуществить такой замысел. Особо ст. 33 Устава князя Ярослава (Краткая редакция) устанавливала запрет препятствовать желанию детей жениться или выходить замуж. Данные казусы указывают на психологическое отношение русских к замене языческой свободы природных отношений церковным браком.

Христианская церковь издавна боролась с этими пережитками. Взаимное согласие на вступление в брак по церковным правилам всегда было необходимо. В гл. 50 Кормчей говорится, что совершающий брак «весть при им о хотящих браку сочетатися, в первых да увесть… – аще своим вольным произволением, а не принуждением ради от родителей и сродников или от господней своих … сочетатися хотят ...» [2]. Причем нет никаких ограничений, связанных с полом лиц, совершающих брак, и свободное волеизъявление необходимо как от мужчины так и от женщины.

Но более общим обычаем долгое время и в христианскую эпоху оставалось то, что браки совершались по воле родителей, принуждающих детей вступать в брак или не вступать в него. «Взрослый сын женился по указанию родителей, сообразующихся с желанием сына настолько, насколько это желание соответствовало хозяйственным соображениям семейства» [4]. В данном случае положение женщины, закрепленное нормативно-правовыми актами, практически не отличается от положения мужчины, то есть юридически они были одинаково свободными субъектами, которые самостоятельно могли решать вопросы, связанные с заключением брака. В качестве обоснования необходимости родительского согласия на брак детей В.В. Момотов приводит примеры берестяных грамот, например: грамота с упоминанием Аркадия № 672 «и Оркад (Аркадий) велели без него (или без них) устраивать свадьбу. [Но ты] не выдавай [без него]. А что Повежей (жене Поведа) досталось из денег, то у Твердяты» [5]. Однако в действительности в тот период согласие невесты практически никогда не спрашивалось.

Определяя права родителей давать согласие на брак их детей, следует учитывать, что в соответствии с законодательством, при определении брачной судьбы детей на Руси, как правило, учитывалось мнение как матери, так и отца.

Стремясь соотнести интересы разных сторон при заключении брака, законодательство Петра I прибегало к различным мерам. Так, узаконением 5 января 1724 г. было установлено: «А понеже много случается, что и неволею сочетаемые не дерзают во время брака смело спорить, один за стыд, другие за страх, что уже после является от несогласного тех неволею сочетанных жития, – того ради в прилучающихся у знатных персон и шляхетства и прочих разночинцев браках (кроме крестьянства), прежде венчания брачных приводить родителей их обоих совокупляющихся персон, как отцов, так и матерей, а которые в живых не имеют плотских родителей, то тех, которые вместо родителей действительно вменяются, – к присяге в том, что одни не неволею ль сына женят, другие не неволею ль замуж дочь отдают» [7]. Однако эта гарантия свободы жениха и невесты не удержалась в отечественном законодательстве.

Развитие брачно-семейного законодательства не меняло данных общих установлений, и в более поздний период для вступления в брак было необходимо заручиться согласием родителей. В 1-й трети XIX в. Свод законов гражданских установил обязательное требование согласия на брак со стороны родителей, опекунов или попечителей (статья 6). В статье 12 данного Свода было зафиксировано положение о том, что брак не может быть законно совершен без взаимного и непринужденного согласия лиц, сочетающихся браком, поэтому запрещается родителям своих детей и опекунам лиц, вверенных их опеке, принуждать к вступлению в брак против их желания. Все это показывает, что законодатель старался сочетать свободное волеизъявление лиц, вступающих в брак и выражение воли родителей и иных законных представителей брачующихся.

Для того чтобы раскрыть данное условие заключения брака необходимо провести сравнительный анализ с нормами зарубежного законодательства, регулирующего условия заключения брака. В большинстве европейских стран законодательство также требовало согласия родителей на вступление в брак, однако оно было ограничено достижением детьми определенного возраста: в Пруссии – 24 года, во Франции – 25 лет для сыновей и 21 год для дочерей [3].

В России же обязанность испрашивать согласия родителей не ограничивалась никаким возрастом, и это был обязан делать даже совершенно взрослый, самостоятельный человек. Для лиц, исповедующих православную веру, не было установлено ограничений для родителей в выражении запрета на брак, закон также не устанавливал для детей условий, при наличии которых они могли бы признать такой запрет неправомерным. Несколько иные условия были установлены церковным правом, для представителей евангелическо-лютеранской Церкви в России, лица, исповедующие лютеранскую веру, должны были дать официальное объяснение запрету на брак своих детей. Закон четко предусматривал такие ограничения в случаях, если лицо, с которым хочет вступить в брак сын или дочь, приговорено к позорному наказанию или лишению чести; если доказано, что это лицо привержено пьянству, распутству, безумной расточительности или другим порокам; если оно страдает падучей или заразной болезнью; если оно грубо и намеренно оскорбило своих родителей или прародителей (или таковых – другой стороны) ругательствами или другими обидными для их чести поступками и не получило за это прощения от них; если дети, не испрашивая или не получив разрешения на брак, дали в этом решительное тайное обещание, или же похищением и иными недозволенными средствами старались вынудить это позволение; если другая сторона была разведена с признанием ее виновности; если в возрасте, воспитании и образовании имеется слишком большое неравенство; если другая сторона исповедует нехристианскую веру. Ограничение родительской власти допускалось для раскольников, переходящих в православную веру. Таких лиц закон разрешал венчать без согласия родителей. При заключении браков по исламским нормам между малолетними детьми, совершенные по воле родителей, такие браки должны считаться действительным и после достижения супругами совершеннолетия.

Последствия несоблюдения условия о получении согласия на брак у родителей, иных законных представителей были установлены как светским, так и церковным законодательством. Несоблюдение данного условия на приводит к недействительности брака, но могло привести к серьезным последствиям как для жениха так и невесты. Наказание за нарушение воли родителей при заключении брака могло устанавливаться как церковным правом, например, епитимия, так и светским законом: заключение в тюрьме на срок от 4 до 8 месяцев и лишения права наследования по закону имения того родителя, который впоследствии не простил виновного. Ответственность могла варьироваться в зависимости от пола виновного лица: вступление в брак тайно или явно, против решительного запрещения родителей, или без испрошения согласия их: в этом случае виновные по принесенной на сие от родителей жалобе подвергаются: мужчина – заключению в тюрьме от четырех до восьми месяцев, женщина – заключению на столько же времени в монастырь [9]. Однако, как видно из законодательных норм, сыновья могли нести ответственность за ослушание воли родителей, как и дочери.

Рассматривая ответственность за принуждение девушки к браку с нелюбимым человеком, можно признать, что примеры такого регулирования мы можем видеть и в законодательстве других стран. Например, итальянское законодательство предусматривало ответственность в случае, если девушку принудительно выдают замуж. Такая ответственность проявлялась в виде лишения права опеки такого лица по отношению к девушке, так как законодатель рассматривает такое обращение с девушкой как жестокое, так как «худшего обращения с ней и быть не может» [10]. Но в жизни итальянского общества, как правило, практиковались браки, заключаемые между родственниками девушки и родственниками жениха, хотя в ряде случаев девушки и противились желаниям своих родственников, о чем свидетельствует пример, приводимый М.Л. Абрамсон : «В двух завещаниях составитель распоряжается оставить наследнице значительно большую сумму, если она проявит покорность и согласится на замужество по его выбору, чем в том случае, если она воспротивится ему» [1].

Следует учитывать, что помимо родителей законодательство могло устанавливать и других лиц, чье согласие требовалось при заключении брака, к этой категории, в первую очередь, можно отнести опекунов и попечителей. По Уложению 1845 г. отдельно было выделено такое основание как согласие на брак со стороны опекунов, и попечителей для лиц, не достигших совершеннолетия при отсутствии родителей. Вступившие в брак без согласия опекуна  – ответственность по улож. 1845 г., 156 ст. (арест от 3 недель до 3 месяцев); по новому уложению уголовной ответственности подвергаются [9].

В качестве лиц, которые выражали свое согласие при вступлении в брак, можно указать помещиков по отношению к своим крестьянам, в первую очередь, в период существования крепостного права. Данное положение всегда вызывало негативные отклики, но на практике существовало на протяжении длительного времени.

Со временем закон установил требование о необходимости согласия для заключения брака лиц, состоящих на гражданской и военной службе, со стороны начальства. Петр I установил это требование для военнослужащих, но Свод Законов распространил это требование и на лиц, состоящих на гражданской службе. При несоблюдении этих требований могла устанавливаться дисциплинарная ответственность. А в соответствии с Уставом о Воинской Повинности офицерам в возрасте от 23-лет до 28-лет в сухопутных войсках и 25-лет во флоте начальство могло разрешать брак только в случае наличия имущественного обеспечения.

Выводы

Таким образом, вышесказанное позволяет сформулировать вывод о том, что проблема соотношения свободной воли брачующихся и согласия других лиц как условие заключения брака в истории брачно-семейного права дореволюционной России решалась с учетом мнения брачующихся, но при этом требование о получении согласия законных представителей сохранялось. При анализе данной проблемы следует учитывать, что светское законодательство не было единственным источником регулирования брачно-семейных отношений, поэтому регулирование данной сферы жизнедеятельности граждан в большинстве своем зависело от религиозных норм той или иной религии, которая исповедовалась брачующимися и их законными представителями. Законодатель старался защищать интересы как жениха, так и невесты при вступлении в брак на протяжении всего рассматриваемого периода, однако практика правоприменения показывает, что в большинстве случаев родители самостоятельно решали этот вопрос, в лучшем случае, учитывая пожелания самих лиц, вступающих в брак. Для того чтобы прекратить данную практику, законодательством была предусмотрена ответственность за принуждение к вступлению в брак, но только в тех случаях, когда это влекло к тяжелым последствиям.

Рецензенты:

Меликян А.М., д.и.н., профессор, кандидат юридических наук, руководитель Армавирской городской коллегии адвокатов «Правовая защита», г. Армавир;

Васильев А.М., д.и.н., к.ю.н., профессор кафедры правовых дисциплин Армавирской государственной педагогической академии, г. Армавир.

Работа поступила в редакцию 15.04.2015.


Библиографическая ссылка

Ярмонова Е.Н. КРАТКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ОТДЕЛЬНЫХ УСЛОВИЙ ЗАКЛЮЧЕНИЯ БРАКА В ИСТОРИИ БРАЧНО-СЕМЕЙНОГО ПРАВА ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ // Фундаментальные исследования. – 2015. – № 2-16. – С. 3663-3666;
URL: http://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=37839 (дата обращения: 18.10.2018).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252