Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,441

РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ВРАНОВЫХ ПТИЦ ЮЖНОЙ ТАЙГИ ПРИИРТЫШЬЯ В ЛЕТНИЙ ПЕРИОД

Одинцев О.А. 1 Одинцева А.А. 2
1 ФГБОУ ВПО «Омский государственный педагогический университет»
2 ФГБУН «Институт экологии и систематики животных» Сибирского отделения Российской академии наук
На основе собранных авторами материалов приведены сведения о распределении врановых птиц южной тайги Прииртышья в период с 16 мая по 31 августа 2013 г.. Проанализированы количественные данные по численности всех встреченных видов врановых птиц исследуемой территории и проведено сравнение с аналогичными данными для конца 1960-х и начала 1990 гг. для всех обследованных местообитаний. Основное внимание уделено описанию характера и сроков пребывания, распределения птиц с указанием показателей обилия. Каждый очерк написан по единому плану и характеризует его сезонную динамику в период гнездования и послегнездовых кочёвок. Общая протяженность маршрутных учетов в 16 местообитаниях составила 595 км. В общей сложности в анализе использовано 112 двухнедельных вариантов населения птиц.
птицы
врановые
популяция
орнитология
распределение птиц
1. Кузякин А.П. Зоогеография СССР // Учен. зап. Московского обл. пединститута. – М.: МОИП, 1962. – Т. 59. – Вып. 1. – С. 3–182.
2. Равкин Ю.С. К методике учета птиц лесных ландшафтов // Природа очагов клещевого энцефалита на Алтае. – Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1967. – С. 66–75.
3. Равкин Ю.С., Доброхотов Б.П. К методике учета птиц лесных ландшафтов во внегнездовое время // Организация и методы учёта птиц и вредных грызунов. – М., 1963. – С. 130–136.
4. Равкин Ю.С., Ливанов С.Г. Факторная зоогеография: принципы, методы и теоритические представления. – Новосибирск: Наука, 2008. – 205 с.
5. Равкин Ю.С., Лукьянова И.В. География позвоночных Южной тайги Западной Сибири. – Новосибирск: Наука, 1976. – 366 с.
6. Рихтер Г.Д. Западная Сибирь. – М.: Изд-во Академии наук СССР, 1963. – 492 с.
7. Коблик Е.А., Архипов В.Ю. Фауна птиц стран Северной Евразии в границах бывшего СССР: списки видов // Зоологические исследования. – 2004. – № 14. – 171 с.
8. Торопов К.В., Шор Е.Л. Птицы южной тайги Западной Сибири: 25 лет спустя. – Новосибирск: Наука-Центр, 2012. – 636 с.

Южная тайга – одна из подзон лесной зоны в Западной Сибири, она расположена между 57 и 60° с. ш. и в основном приурочена к Средне-Обской впадине, большая часть которой представляет собой плоские слабодренированные участки [6].

Район работ расположен на реке Иртыш в 70 км к северу от Тобольска Уватского района Тюменской области около поселков Уки, Луговослинкино, Горнослинкино и Миссия. Район работ приурочен к одной из наиболее дренированных территорий южной тайги и охватывает высокую древнюю террасу, участки первой и второй надпойменных террас и высокую пойму р. Иртыш. Учеты проведены в период с 16 мая по 31 августа 2013 года в 16 ландшафтных урочищах. В надпойменном ландшафте учеты проведены в кедрово-пихтовых, лиственно-хвойных суходольных и полузаболоченных лесах, полях-перелесках, на открытых и облесенных низинных болотах и низкорослых рямах верховых болот. В пойме Иртыша обследованы луга-ивняки, светлохвойно-мелколиственные леса, рослые рямы, открытые низинные болота и ряд рек и озёр. Наряду с естественными местообитаниями был обследован поселок, который за последние годы значительно вырос, почти все дороги заасфальтированы, выстроены административные двухэтажные постройки. Сохранились небольшие по площади поля зерновых культур, примыкающие к поселку, и лесопилка. Данные за 1968 г. взяты из монографии Ю.С. Равкина и И.В. Лукьяновой (1976) [5], а за 1991 г. – К.В. Торопова и Е.Л. Шора (2012) [8]. Спустя 23 года и потом ещё через 22 на территории ключевого участка не удалось обнаружить никаких либо существенных различий в местообитаниях, за исключением зарастания вырубок и гарей и увеличения плотности населения людей и числа строений в поселке.

Цель – изучить численность врановых птиц и установить основные особенности их пространственного распределения в южной тайге Прииртышья в летний период.

Материалы и методы исследования

Учеты птиц проведены на тех же постоянных, но не строго фиксированных маршрутах без ограничения ширины трансекта, с последующим раздельным пересчетом полученных данных на площадь по средним групповым дальностям обнаружения интервальным методом [2, 4]. Для птиц, отмеченных летящими, внесены поправки на среднюю скорость их перемещения [3]. Показатели обилия указаны в скобках и в местообитаниях суши приведены в числе особей на 1 км², как правило, в среднем за указанный период, а на водоёмах и водотоках – в пересчёте на 10 км береговой линии (5 км реки). При этом указаны преимущественно максимальные и средние значения или в балльном выражении. Словесная характеристика обилия вида соответствует предложенной А.П. Кузякиным (1962) шкале балльных оценок численности, с добавлениями верхних и нижних градаций [1, 4].

Все расчёты проведены с использованием программы банка данных лаборатории зоологического мониторинга ИСиЭЖ СО РАН. Общая протяженность маршрутных учетов в 16 местообитаниях составила 595 км. В общей сложности в анализе использовано 112 двухнедельных вариантов населения птиц. Видовые названия птиц указаны по Е.А. Коблику и В.Ю. Архипову (2014) [7].

Результаты исследования и их обсуждение

Отряд Воробьеобразные – Passeriformes

Семейство Врановые – Corvidae

Кукша – Perisoreus infaustus (Linnaeus, 1758)

Гнездящаяся и зимующая птица. В Прииртышье в 2013 г. первый раз встретили только в послегнездовое время, когда она обычна в низинных залесённых болотах (2), во второй половине лета встречалась только в рослых рямах, в это время она обычна там (5), в смешанных пойменных лесах редка (0,1).

За все годы исследования больше всего было отмечено кукши в 1967 году, тогда она встречалась весь летний период. Наибольшее обилие отмечено в рослых пойменных рямах (12), полузаболоченных смешанных лесах и залесённых низинных болотах (7–8). В среднем по территории в 1967 году она была обычным видом (3), в 1991 и 2013 – редким (0,8 и 0,2 соответственно).

Сойка – Garrulus glandarius (Linnaeus, 1758)

Гнездящаяся кочующая и зимующая птица. В 2013 году первый раз была отмечена в начале июня в кедрово-пихтовом лесу (8), встречается редко как в первой половине лета, так и во второй (0,2 и 0,3 соответственно). Предпочитает лиственные и смешанные леса. За все годы исследования значительно чаще встречается во второй половине лета. Предпочитает леса, преимущественно смешанные суходольные, пойменные и пихтово-кедровые, как правило, избегает открытых пространств, особенно низинных болот. В среднем по территории в 1967 году она была обычным видом (1), в 1991 и 2013 – редким (0,3).

Сорока – Pica pica (Linnaeus, 1758)

Гнездящаяся зимующая птица. В 2013 г. 26 мая обнаружено гнездо с 4 птенцами, первые слётки отмечены 6 июня. После вылета молодых начинается постепенное увеличение численности. В первой половине лета многочисленна в смешанном пойменном и осиново-берёзовом лесах, поселках, лугах-ивниках на облесённых болотах (14–36), встречается повсеместно, кроме малых рек, во второй половине лета её обилие возрастает в 2 раза, видимо, это связано в том числе и с прикочёвкой. Сорока предпочитает залесённые участки, посёлки и поля-перелески, в первой половине лета чаще встречается в пойменных местообитаниях, чем за их пределами.

В 1991 г. на гнездовании сорока была многочисленна в посёлках (26), обычна по всему пойменному лесолуговому ландшафту (в среднем 6), редка на пойменных закустаренных болотах (0,3), в надпойменном лесном ландшафте сорока редка (0,5). В послегнездовое время возрастает незначительно.

В 1967 г., как и в другие годы исследования, распределение сороки по местообитаниям сходное, наибольшее обилие отмечено в посёлках, полях-перелесках и лугах-ивняках (6–30).

В среднем по территории в 1967 и 1991 годах она была обычным видом (4), в 2013 – многочисленным (16).

Кедровка – Nucifraga caryocatactes (Linnaeus, 1758)

Гнездящаяся, кочующая и зимующая птица. Первые стайки отмечены уже 30 мая, в это время кедровка многочисленна в смешанных пойменных и надпойменных лесах (11–28). В кедрово-пихтовом лесу в мае кедровка обычный вид (6). Предпочитает смешанные и кедрово-пихтовые леса, питается в основном семенами кедра, поэтому старается гнездиться в лесах с хвойными породами деревьев. В первой половине лета многочисленна в смешанном пойменном, суходольном, полузаболоченном и кедрово-пихтовом лесах (15–29). После гнездования её численность возрастает в несколько раз, во второй половине лета она многочисленна в тех же местообитаниях, что и в первой половине лета (26–51), а в смешанных пойменных лесах она становится весьма многочисленным видом (106). Из за частых кочёвок и перемещений в поисках корма начинается встречаться и в других местообитаниях, во второй половине лета отмечена в низкорослых рямах верховых болот, берёзово-осиновых лесах, рослых рямах и облесённых низинных болотах – здесь она обычный вид (1–3), в полях-перелесках и на лугах-ивняках отмечена только летящей транзитом (0,2–0,7).

В Прииртышье в 1991 г. на гнездовании кедровка была редка. Прикочёвка отмечена в надпойменных лесах, темнохвойной тайге и полях-перелесках (11–12), обычна в смешанных лесах (9), редка в мелколиственных (0,7), также встречена в низкорослых рямах (2). В конце лета она обычна в надпойменных лесах и болотах (2–9), кроме открытых болот (0,2), встречена она в пойменных местообитаниях (0,2), в рослых рямах обычна (1).

В 1967 г. в надпойменном лесном ландшафте её было примерно столько же, как и в 1991 г. После вылета молодых локальная численность кедровки не увеличивалась из-за значительных и, видимо, постоянных перекочёвак. Возрастание обилия приходится на июль, в это время она была многочисленна в смешанных суходольных лесах, низкорослых рямах верховых болот, берёзовом лесу, на полях-перелесках и облесённых низинных болотах (15-63). В отличие от 2013 года, численность кедровки во второй половине лета несколько ниже, чем в середине, её обилие несколько сокращается, но небольшие стайки спонтанно появляются в различных типах местообитаний.

В среднем по территории в 1967 и 1991 годах она была обычным видом и в первой, и во второй половине лета (2), в 2013 – обычна в первой (6), многочисленна во второй (11).

Галка – Corvus monedula Linnaeus, 1758

Гнездящаяся перелётная птица. Молодые особи покидают гнёзда с середины июня. В гнездовой период в 2012 г. практически не встречалась, единичные особи были отмечены в полях-перелесках в первой половине июня, в это время галка здесь обычна (2), на крупных реках и облесённых низинных болотах редка и отмечены особи, летящие транзитом (0,2 и 0,3). В начале июля начинает прикочёвывать из мест гнездования большими стаями к посёлку, и держится в посёлке до конца лета. Во второй половине лета галка многочисленный вид в посёлках (81), на полях-перелесках обычный (5), на низинных болотах редка и отмечается летящей транзитом (0,7).

В Прииртышье в 1991 г. на гнездовании она обычна на лугах-ивняках, посёлках, на пойменных закустаренных болотах, в полях-перелесках (2–8). После вылета молодых её становится втрое больше на лугах-ивняках, в это время она здесь многочисленна (22), в посёлках обычна (5). На предосенних кочёвках была обычна в посёлках (4). По сравнению с 1967 и 2013 гг., в 1991 г. галки гораздо меньше: она практически отсутствовала на полях-перелесках, значительно ниже её обилие и в посёлках, где в 1967 и 2013 гг. она была многочисленна, а во время прикочёвки весьма многочисленна.

В 1967 г. галка в наибольшем количестве встречалась в посёлках (151) и полях перелесках (26). Обычна в лугах-ивняках и открытых низинных болотах пойм (2 и 6) и не встречалась на надпойменных низинных болотах, в берёзово-осиновых лесах. В остальных местообитаниях редка или очень редка. Таким образом, можно отметить, что галка предпочитает пойменные посёлки и в сравнително небольшом количестве встречается в надпойменных полях-перелесках, в глубь тайги практически не идёт.

В среднем по южной тайге Прииртышья в первой половине лета обычный вид во все годы исследования, во второй половине лета многочисленна в 1967 г. (18), редка в 1991 (0,4), в 2013 г. обычна (5).

Грач – Corvus frugilegus Linnaeus, 1758

Залетный вид. Над поселком была встречена одна особь грача, пролетавшего в сторону Тобольска. В Тобольске грачи встречаются повсеместно.

Серая ворона – Corvus cornix Linnaeus, 1758

Гнездящаяся, кочующая и зимующая птица. Первых слётков встретили 24 июня в 2013 г. в посёлке. После вылета молодых численность практически не увеличивается, только в полях-перелесках и лугах-ивняках её становится вдвое больше, в это время серая ворона здесь многочисленный вид (24 и 17 соответственно), многочисленна она также в посёлках (11), обычна в смешанных суходольных, кедрово-пихтовых лесах, на облесённых низинных болотах и на малых и крупных реках (1–10), редка в берёзово-осиновых лесах, на низинных болотах и пойменном озере (0,3–0,4) (рис. 6). Во второй половине лета её обилие в среднем по территории немного возрастает, особенно это заметно в посёлке, где её численность увеличивается вдвое (41), а вот в полях-перелесках и лугах-ивняках её становится меньше.

В Прииртышье в 1991 г. на гнездовании серая ворона была многочисленна в смешанных лесах, на лугах-ивняках, полях-перелесках (11–14), обычна она в рослых рямах (3), редка в смешанных заболоченных лесах (0,2). Кроме того, серая ворона обычна в посёлках, на болотах и низкорослых рямах, по берегам пойменных озёр и Иртыша (1–9). В послегнездовое время её становится вдвое меньше, в посёлках её обилие остается прежним. Во второй половине лета в посёлках её становится в 5 раз больше, в это время она многочисленна в этом местообитании (47).

В 1967 г. в наибольшем количестве встречалась в посёлках и полях-перелесках (26 и 16), как и в последующие годы. Обычна серая ворона была в пойменных лугах-ивняках и на берегах водоёмов, не встречалась только в темнохвойной тайге и была редка или очень редка во всех остальных местообитаниях.

Таким образом, в южной тайге Прииртышья серая ворона предпочитает посёлки, где во второй половине лета отмечена значительная прикочёвка, а на гнездовании поля-перелески, пойменные смешанные леса и луга с ивняками, позднее из этих местообитаний серые вороны откочёвывают к посёлкам. В среднем по территории во все годы обычный вид, как в первой, так и во второй половине лета.

Ворон – Corvus corax Linnaeus, 1758

Гнездящаяся и зимующая птица. В 2013 г. отмечен на гнездовании, в это время он обычен в посёлках, рослых рямах и верховых болотах (2–9), редок в кедрово-пихтовых лесах, в полях-перелесках, лугах-ивняках и на пойменных низинных болотах (0,1–0,2). В послегнездовое время чаще встречается в заболоченных и кедрово-пихтовых лесах, поселках, рослых рямах, в этих местообитаниях ворон обычный вид (2–6), во второй половине лета обилие его в несколько раз возрастает в кедрово-пихтовых лесах и рослых рямах (16 и 18 соответственно).

В 1991 ворон на гнездовании был очень редок в пойменных смешанных лесах и надпойменных полях-перелесках (0,1–0,3), очень редок на низинных открытых болотах (0,02). В послегнездовое время его видели только на низинных болотах, где ворон был редок (0,2–0,5). Во второй половине лета, на позднелетних кочёвках он обычен в суходольных смешанных лесах и полях-перелесках (3–4).

В 1967 году встречался реже всего, на гнездовании не был отмечен, первые особи зафиксированы во второй половине июня в посёлках и пойменных низинных болотах (0,03 и 0,2). Потом он пропадает и вновь появляется только в августе, в это время он редок в суходольных смешанных и полузаболоченных лесах, низкорослых рямах верховых болот (0,03–0,2).

В среднем по исследованной территории ворон в первой половине лета чрезвычайно редкий вид в 1967 и 1991 гг. (0,006 и 0,04 соответственно), во второй половине лета в эти годы – редок (0,1 и 0,6). В 2013 г. встречается чаще, в этот год ворон в среднем по территории обычен всё лето (1).

Заключение

Таким образом, большинство видов врановых птиц на территории южной тайги Прииртышья встречаются практически повсеместно, но предпочитают, в гнездовой период, места более озелененные, с хорошо развитой древесной растительностью и наличием кормов: леса нормальной полноты, лугово-полевые местообитания с перелесками, некоторые виды – посёлки. Врановые избегают низинных болот, если и встречаются, то только в залесённых болотах или летящими транзитом. Кукша и кедровка предпочитают елово-кедровую тайгу и смешанные леса, реже сосновые. Распределение кедровки во многом зависит от их кормовой базы. Галка, сорока и серая ворона предпочитают посёлки, особенно в послегнездовой период, кроме того, серая ворона и сорока – облесённые и мозаичные местообитания, поля с перелесками и кустарниками. По результатам учётов ворона стало больше, но он встречается не повсеместно и обычен только в отдельных местообитаниях, как сойка и кукша, численность которых несколько сократилась по сравнению с результатами учётов 1967 года. В среднем по исследованной территории обилие кедровки возросло в 2 раза, возможно, это связано с урожайностью сосны сибирской в 2013 г.

Рецензенты:

Лихачев С.Ф., д.б.н., профессор, декан факультета экологии, ФГБОУ ВПО «Челябинский государственный университет», г. Челябинск;

Вартапетов Л.Г., д.б.н., заместитель директора по научной работе, ФГБУН «Институт систематики и экологии животных» Сибирского отделения Российской академии наук, г. Новосибирск.

Работа поступила в редакцию 28.12.2014.


Библиографическая ссылка

Одинцев О.А., Одинцева А.А. РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ВРАНОВЫХ ПТИЦ ЮЖНОЙ ТАЙГИ ПРИИРТЫШЬЯ В ЛЕТНИЙ ПЕРИОД // Фундаментальные исследования. – 2014. – № 12-9. – С. 1933-1937;
URL: http://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=36465 (дата обращения: 29.09.2020).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074