Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,074

ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ, ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ И ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРОБЛЕМЫ КИБЕРЭКСТРЕМИЗМА СРЕДИ МОЛОДЕЖИ В ВУЗЕ

Макашова В.Н. 1 Трутнев А.Ю. 1 Новикова И.Н. 1 Ганиева Л.Ф. 1
1 ФГБОУ ВПО «Магнитогорский государственный технический университет имени Г.И. Носова»
В статье поднимается проблема киберэкстремизма, его влияния на современную студенческую молодежь, указывается на её комплексный характер, описываются способы противодействия существующим угрозам. На данный момент тема является особо актуальной и обусловлена широким применением современных информационных технологий в вузе. Для эффективной защиты от киберугроз авторы предлагают учитывать как чисто технические, так и психолого-лингвистические аспекты. В связи с этим рассмотрены основные механизмы обеспечения информационной безопасности и даны рекомендации по использованию методов противодействия киберэкстремизму. Также затронуты проблемы неосведомленности родителей и обучающихся о таких видах угроз. Выявлена проблема развития киберэкстремистских наклонностей среди молодежи в вузе. Представлена статистика киберэкстремистских преступлений и мера наказания за содеянное. Предложены способы решения данной проблемы.
киберэкстремизм
киберпространство
психология
педагогика
лингвистика
информационная безопасность
1. О противодействии терроризму: федеральный закон от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2006. – № 11. – Ст. 1146.
2. Закон РФ «О средствах массовой информации» // Официальный сайт Роскомнадзора. 2011. URL: http://www.rsoc.ru/docs/preduprezhdenija._st.4_._2012_g._obshhaja.rtf.
3. Ожегов С.И. Словарь русского языка. – 17-е изд. – М., 1995.
4. Сабитов Р.А. Расследование преступлений экстремистской направленности: методикаи квалификация: учеб. пособие / Р.А. Сабитов, П.В. Худяков. – Челябинск: Челяб. Юрид. Ин-т. МВД России, 2010.
5. Сазанова Е. Молодежный экстремизм как социальный феномен // Экстремизм и другие криминальные явления. – М., 2008.
6. Хуторской А.В., Король А.Д. Диалогичность как проблема современного образования (философско-методологический аспект) // Вопросы философии. – 2008. – № 4.
7. Альперович В., Верховский А., Юдина Н. Между Манежной и Болотной: Ксенофобия и радикальный национализм и противодействие им в 2011 году в России // Центр «СОВА». 2012. 24 февраля. URL: http://www.sova-center.ru/racismxenophobia/publications/2012/02/d23739.
8. Домарев В.В. Защита информации и безопасность компьютерных систем. – К.: «Диа-Софт», 2011. – 38 с.
9. Бирюков А.А., Информационная безопасность: защита и нападение. – 2012. – URL: http://e.lanbook.com/books/element.php?pl1_id=39990.
10. Бехтерев В.М., Внушение и его роль в общественной жизни. – М.: Изд-во «Лань» 2013. – URL: http://e.lanbook.com/books/element.php?pl1_id=30536.
11. Семечкин Н.И., Психология социальных групп. – М.: Изд-во «Лань», 2011. – URL: http://e.lanbook.com/view/book/2999/page20.
12. Хайдарова В.Ф., Краткий словарь интернет – языка. – М.: Изд-во «Лань», 2013. – URL: http://e.lanbook.com/view/book/44286/page118.
13. Сабитов Р.А. Расследование преступлений экстремистской направленности: методика и квалификация: учеб. пособие / Р.А. Сабитов, П.В. Худяков. – Челябинск: Челяб. Юрид. Ин-т. МВД России, 2010.
14. Зеркина. Е.В., Чусавитина. Г.Н. Подготовка будущих учителей к превенции девиантного поведения в сфере информационно-коммуникационных технологий: монография. – Магнитогорск: МаГУ, 2008. – 185 с.
15. Чусавитина Г.Н., Чернова Е.В. Толерантность как средство борьбы с экстремизмом и терроризмом // Современные проблемы науки и образования: тезисы докл. ХLIII внутривуз. науч. конф.преп. МаГУ. – Магнитогорск. 2011. – С. 100–102.

Современный мир экстремален по скорости развития событий и степени возникающих рисков. Культура и этика выдвигают повышенные требования к уровню ответственности человека, принуждая проявлять волевые качества, способность противостоять собственным негативным эмоциям (страху, гневу, агрессии) и оставаться человеком, а не уподобляться животным, несмотря ни на что. Контркультура в образе киберэкстремизма, напротив, снимает все культурные и этические ограничения с человека и группы, действуя по принципу «чем хуже, тем лучше». Безусловно, в этом смысле киберэкстремизм является одним из механизмов усиления негативных процессов в обществе и в культуре. Неумение жить в поликультурном, многоголосном мире, где трудно быть услышанным, замеченным. Это мир, где идет тотальная конкуренция за внимание. И ясно (еще с античности), что сжечь библиотеку легче, чем написать книгу, а шансы привлечь к себе внимание таким действием – более велики. Сегодня благодаря СМИ любое событие может стать мировой новостью. Экономические условия жизни не способствуют выбору в пользу культуры и этики. Экономика задает нам правила игры. Экономика работает, чтобы продавать. Для продажи нужно заполучить внимание и эмоции потенциального клиента. Наш мир превращен в огромную сцену, где нужно «продать себя». Но очевидно, что привлечь внимание выдающимся талантом дано немногим, зато скандал, агрессия – средство вседоступное.

На сегодняшний день сторонники экстремизма с легкостью могут использовать возможности, предлагаемые информационно-коммуникативными технологиями. Например, создание и регистрация информационных ресурсов, направленных на формирование и поддержку определенного мнения по ключевым вопросам, на обмен опытом, на вербовку последователей и др. В различных социальных сетях созданы многочисленные группы, целью которых является распространение информации экстремистской направленности.

Во всех видах экстремизма присутствуют общие черты: угроза, фанатизм, одержимость в стремлении навязать свои принципы и взгляды оппонентам; опора на чувства, инстинкты, предрассудки, а не на разум; неспособность к толерантности, компромиссам либо игнорирование их.

Молодежь, особенно в возрасте 13–22 лет, является более подверженной экстремистским идеям, т.к. является активным и основным пользователем Интернета. Этому возрасту присуще обостренное чувство справедливости, попытка самовыражения, поиск ценностей и смысла жизни. Кроме того, в это время подросток озабочен желанием найти свою группу, поиском собственной идентичности, которая формируется по самой примитивной схеме «мы – они». Также у молодежи этого возраста неустойчивая психика, они легко подверженны внушению и манипулированию. Этим подсознательным запросам как нельзя лучше соответствуют экстремистские субкультуры с их четким разделением на «наших» и «не наших» и четко провозглашенными границами добра и зла (а также зримыми образами этого зла в лице «чужих» – темнокожих, евреев, кавказцев и т.д.).

В результате, в последние годы наблюдается обострение молодежного экстремизма, который в настоящее время может рассматриваться как проблема общегосударственного значения и угроза национальной безопасности России.

Киберэкстремистская деятельность молодежных групп осуществляется в отношении властных структур, отдельных политиков, объединений, социального строя или социальных групп, религиозных общин, религиозных деятелей, наций.

В современных условиях исследование форм проявления киберэкстремизма в молодежной среде имеет важное значение для деятельности государственных органов и спецслужб по предупреждению правонарушений со стороны молодежных неформальных объединений. Распространение экстремизма в молодежной среде в настоящее время приобрело очень большие масштабы и имеет опасные последствия для будущего нашей страны, так как подрастающее поколение – это ресурс национальной безопасности, гарант поступательного развития общества и социальных инноваций.

Экстремизм – (лат. extremus – крайний) – ориентация в политике на радикальные идеи и цели, достижение которых осуществляется в основном силовыми и нелегитимными и противоправными методами и средствами.

Киберэкстремизм – один из видов киберугроз, которые вызывают общую озабоченность. В число его целей могут входить политическая или экономическая дестабилизация, кража военных или гражданских активов и ресурсов в политических целях [1].

Думается, понятие киберэкстремизма следует рассматривать как комплексную проблему современности, включающую в себя не только чисто технические аспекты, но и психологические, педагогические, а также лингвистические. Такой подход призван обеспечить более объективный и всесторонний анализ существующих угроз и способствовать выявлению важнейших характеристик упомянутого социально опасного явления.

Очевидно, что понимание и использование психологических механизмов воздействия на человека существенно увеличивает негативный эффект от действий злоумышленников. Соответственно, необходимо разработать приёмы психологической защиты, позволяющие эффективно блокировать угрозу личности и волевое давление извне.

Лингвистический компонент киберугроз также требует пристального внимания. Он тесно связан с психологическими механизмами и способен усилить воздействие на целевую аудиторию. В условиях глобализации владение иностранными языками является очень важным, поскольку сетевое общение носит трансграничный характер и позволяет быстро устанавливать контакты по всему миру. Однако лингвистические навыки успешно используются не только добропорядочными гражданами для расширения возможностей личного и профессионального общения. В арсенале злоумышленников, действующих в виртуальном пространстве, умение оказывать влияние на аудиторию с использованием лингвистических средств занимает одно из существенных мест. В связи с этим особую актуальность приобретает понимание особенностей функционирования языковых механизмов в процессе коммуникации.

С сожалением приходится констатировать, что в условиях современного социально-экономического развития Российской Федерации масштабы компьютерной преступности настолько существенны, что представляют реальную угрозу общественной жизни.

Подтверждением роста таких преступлений являются статистические данные Совета безопасности РФ, согласно которым в начале века выявлено более 700 тыс. попыток осуществления компьютерных атак на официальные информационные ресурсы органов государственной власти при этом более 50 тыс. О росте и масштабах компьютерных преступлений наглядно свидетельствуют приведённые ниже данные [8]. Средний показатель количества уголовных дел, по которым производство приостановлено, составляет 43 % и ярко отражает низкую степень профессионализма сотрудников правоохранительных органов в деятельности по раскрытию, расследованию и предупреждению этих преступных посягательств [9]. Основная часть преступлений – это компьютерные преступления, связанные с незаконным доступом к информации и с использованием вредоносных программ. Анализ сложившейся ситуации показывает, что около 20 % преступников – люди в возрасте до 18 лет, 60 % – лица от 18 до 30 лет, около 65 % из них имеют высшее либо незаконченное высшее образование [11]. 

Серьезной мерой наказания является уголовное преследование за пропаганду киберэкстремизма в Интернете. В прошлом году было вынесено 71 судебное решение за пропаганду, 50 были связаны с распространением запрещенных материалов в Интернете, социальных локальных сетях.

Материалы располагались:

● на сайтах – 18;

● в социальных сетях и форумах – 29;

● в виде фильмов в локальной сети – 2;

● в рассылках по электронной почте – 1.

Приговоры выносились по ст. 282 УК РФ (возбуждение национальной ненависти) и ст. 280 УК РФ (публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности).

В связи с этим часто обсуждается вопрос о правомерности применения ст. 280 и ст. 282 УК в Интернете. Состав ст. 280 и 282 УК относится к любым публичным высказываниям, и Интернет не может быть исключением. И тут важно верно оценить степень публичности. К сожалению, критерий публичности до сих пор никак не оценивается. В 2011 г. в наказания распределились следующим образом:

● лишение свободы – 5;

● условные сроки – 23;

● штрафы – 10;

● обязательные работы – 9;

● исправительные работы – 2;

● ограничение свободы – 1.

Таким образом, несмотря на значительный рост числа наказанных за пропаганду в Интернете, создается впечатление, что правоохранители по преимуществу занимаются имитацией борьбы с экстремизмом, и тем более с киберэкстремизмом, в мировой паутине.

Особенно актуальна данная проблема среди молодежи. Сложная социально-политическая среда, в которой приходится существовать современной российской молодежи, неопределенность ее социальных перспектив, приводит к тому, что конфессиональная либо этническая общность начинают рассматриваться в качестве референтных групп. Что способствует усилению и актуализации локальных солидарностей, которые предоставляют молодому человеку более доступные для понимания и практического воплощения ценности. Рост интолерантных установок, гиперидентичность, в том числе в сфере этнического самосознания, подкрепляются достаточно низким уровнем гражданской интеграции. Агенты социализации, способные транслировать идеи гражданской общности в молодежной среде, либо перестали существовать, либо в значительной степени утратили авторитет. Сама специфика молодежной среды способствует усилению объединяющих целей и ценностей.

Высшая школа, будучи одним из основных проводников гражданской интеграции, способна эффективно внедрять принцип толерантности в сознание и поведенческие модели современной молодежи.

Общество, по сути, пребывает в состоянии растерянности, под воздействием атмосферы неуверенности, опасений. И немалую лепту в формирование этой атмосферы вносят СМИ. Нет свидетельств готовности журналистского сообщества профессионально обсуждать эти вопросы с экспертами в области обеспечения безопасности.

Подытоживая сказанное, можно назвать некоторые направления комплексного исследования проблематики информационного противодействия угрозе:

● правовые аспекты функционирования СМК, включая Интернет;

● идейно-теоретические аспекты, в том числе создание системы социализации подрастающих поколений, формирования толерантности и культуры мира.

Информационная война протекает, если можно так выразиться, в различных пространственных координатах. Не только связанных с непосредственными боевыми действиями или операциями, но и в пространстве культурном, религиозном, научном, экономическом.

Если политика властей относительно СМИ выстроена грамотно, если налажено взаимодействие и доверие, СМИ могут служить серьезным орудием в борьбе с киберэкстремизмом. В противном случае они могут стать средством манипулирования общественным мнением, невольным выразителем и пропагандистом идеологии терроризма. Самое нелепое, что может сделать власть, – ограничить свободу прессы и доступ к информации. В такой ситуации начинает работать альтернативная система пропаганды – слухи. А они в информационной пустоте имеют страшную разрушительную силу.

Выделяются следующие основные тенденции развития компьютерной преступности [12]:

● высокие темпы роста;

● корыстный умысел совершенных компьютерных преступлений;

● усложнение способов совершения компьютерных преступлений и появление новых видов противоправной деятельности в сфере компьютерной информации;

● рост уровня профессионализма компьютерных преступников;

● обновление компьютерных преступников и увеличение числа лиц, ранее не привлекавшихся к уголовной ответственности;

● рост материального ущерба от компьютерных преступлений в процентном соотношении потери от прочих видов преступлений;

● совершение преступлений с использованием компьютерных сетей.

Так какова же причина компьютерных преступлений? Ответить однозначно нельзя. Это и сложность в поисках следов преступников, и скрытность. Так, шансов быть найденным у компьютерного преступника гораздо меньше, чем у грабителя банка, даже при поимке у него меньше шансов попасть за решетку. Обнаруживается около 1 % компьютерных преступлений. И вероятность того, что за компьютерное мошенничество преступник попадет в тюрьму, составляет меньше 10 % [8].

К причинам или мотивам, по которым совершаются преступления в области компьютерной информации, можно отнести:

● получение злоумышленником материальных ценностей (61 %);

● хулиганство (17 %);

● месть (5 %);

● компьютерный шпионаж и слежка (7 %);

● самовыражение (5 %);

● случайные факторы (5 %).

Причем наиболее типичными преступными целями являются:

● подделывание счетов;

● фальсификация платежных документов;

● хищение денежных средств;

● перечисление денежных средств на фиктивные счета;

● совершение покупок;

● незаконные валютные операции;

● незаконное получение кредитов;

● манипуляции с недвижимостью;

● продажа конфиденциальной информации;

● хищение материальных ценностей или товаров.

При этом, как правило, с хищением денежных средств связано 52 % преступлений, с разрушением и уничтожением средств компьютерной техники – 16 %, с подменой исходных данных – 12 %, с хищением информации и программ, а также с хищением услуг – 10 % [8].

Оценка вероятных источников угроз безопасности глобальных сетей

(по степени потенциальной опасности)

Категория нарушителей:

1. Внутренние пользователи системы – 58 %.

2. Независимые хакеры – 51 %.

3. Бывшие служащие – 45 %.

4. Конкуренты – 44 %.

5. Компьютерные террористы – 43 %.

6. Консультанты и временные сотрудники – 32 %.

7. Персонал вычислительных систем – 29 %.

8. Сотрудники иностранных разведок – 14 %.

9. Поставщики оборудования и программного обеспечения – 13 %.

10. Клиенты – 7 %.

Борьбу с киберэкстремизмом необходимо усилить. Речь не идёт о голословной пропаганде, в цветах показывающей негативные качества мелких экстремистов. Необходимо донести до людей идеи и мысли об истинной опасности киберэкстремизма. Важно, чтобы люди знали, с чем они могут столкнуться, на что они идут, выражая симпатии идеям экстремистского толка. Информационная борьба должна идти в первую очередь не против самого явления киберэкстремизма, а за умы людей, их осознание современных общественно-политических реалий. Ведь проблема киберэкстремизма в целом и в СМИ в частности исключительно актуальна и важна в условиях социальных изменений современного российского общества. Она имеет правовые, социологические, социально-психологические и духовно-нравственные аспекты.

Рецензенты:

Сайгушев Н.Я., д.п.н., профессор кафедры профессионального образования, МГТУ им. Г.И. Носова, г. Магнитогорск;

Севостьянова В.С., д.фил.н., доцент кафедры иностранных языков для профессиональной коммуникации, МГТУ
им. Г.И. Носова, г. Магнитогорск.

Работа поступила в редакцию 19.12.2014.


Библиографическая ссылка

Макашова В.Н., Трутнев А.Ю., Новикова И.Н., Ганиева Л.Ф. ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ, ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ И ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРОБЛЕМЫ КИБЕРЭКСТРЕМИЗМА СРЕДИ МОЛОДЕЖИ В ВУЗЕ // Фундаментальные исследования. – 2014. – № 12-6. – С. 1289-1293;
URL: http://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=36319 (дата обращения: 21.01.2020).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074