Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,074

К ПОСТАНОВКЕ ПРОБЛЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ФОЛК-КУЛЬТУРЫ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Гаврилюк Т.В. 1
1 ФГБОУ ВПО «Тюменский государственный нефтегазовый университет»
В статье анализируется фолк-движение как новая форма молодёжной солидарности. Уточняются понятия «фолк», «неофолк», «народная культура», «фолк-движение», «молодёжное движение» и описывается их взаимосвязь. С позиции конструктивистского подхода исследуются свойства славянского фолк-движения как с учётом глобальных тенденций, так и в контексте социокультурного пространства современной России. Было установлено, что славянская фолк-культура представляет собой самостоятельный социокультурный феномен, который не может быть интерпретирован как часть народной культуры. В статье подчёркивается противоречивость исследуемого феномена, с одной стороны, демонстрирующего консервативный поворот российской культуры, с другой стороны – обладающего постмодернистскими чертами. Подчёркиваются скрытые риски популяризации данного феномена в форме молодёжного движения. В работе аргументируется необходимость и целесообразность проведения качественных эмпирических исследований при дальнейшем анализе проблемы.
фолк
неофолк
фолк-культура
фолк-движение
молодёжное движение
постмодерн
консерватизм
конструктивизм
феноменология
1. Бернштейн Б.М. Три стрелы глобализации искусства // Методология гуманитарного знания в перспективе XXI века. К 80-летию профессора Моисея Самойловича Кагана. Материалы международной научной конференции. 18 мая 2001 г. Санкт-Петербург. Серия «Symposium». – Вып. № 12. – СПб: Санкт-Петербургское философское общество, 2001. C. 278–281.
2. Куприянов Б.В., Подобин А.Е. Очерки общественной педагогики: ролевое движение в России. – Кострома: КГУ им. Н.А. Некрасова, 2003. – 104 c.
3. Орлов Д.В. Субкультура ролевиков в современном российском обществе: автореф. дис. ... канд. социол. наук. – Саратов, 2009. – 19 c.
4. Писаревская Д.Б. Феномен субкультуры ролевых игр в современном обществе: дис. ... канд. ист. наук: 07.00.07. – М., 2009. – 263 c.
5. Светлой памяти постмодерна посвящается... Михаил Эпштейн и Валерий Савчук // Художественный журнал, № 64. URL: http://xz.gif.ru/numbers/64/epshtein-savchuk/ (Дата обращения: 12.04.2014).
6. Чимирис Е.С. Нео-фолк versus рок. Культурные и институциональные основания политической нестабильности в Сербии // Полития. – 2008. – № 4 (51). – С. 86–94.
7. Cohen R.D. Rainbow Quest: The Folk Music Revival & American Society, 1940–1970. Amherst: University of Massachusetts Press, 2002.
8. Denisoff R.S. Great Day Coming: Folk Music and the American Left. Urbana: University of Illinois Press, 1971.
9. Egenes J. The remix culture: How the folk process works in the 21st century. PRism 7(3). URL: http://www.prismjournal.org/fileadmin/Social_media/Egenes.pdf (Дата обращения: 12.04.2014).
10. Eyerman R., Barretta S. From the 30s to the 60s: The folk Music Revival in the United States // Theory and Society: 25 (1996): 501–43.
11. Harvey D. The condition of Postmodernity. – Oxford: Blackwell, 1990.
12. Koskoff E., Cusick S.A feminist ethnomusicology: writings on music and gender. – Urbana: University of Illinois Press, 2014.
13. Potter P. Most German of the Arts: Musicology and Society from the Weimar Republic to the end of Hitler’s Reich. – New Haven: Yale University Press, 1998.
14. Shekhovtsov A. Apoliteic music: Neo-Folk, Martial Industrial and «metapolitical fascism» // Patterns of Prejudice, Vol. 43, Issue 5 (December 2009), Р. 431–457. URL: http://www.shekhovtsov.org/articles/Anton_Shekhovtsov-Apoliteic_Music-Russian.html (Дата обращения: 12.04.2014).
15. Sweers В. The power to influence minds: German folk music during the Nazi era and after // Annie Janeiro Randall (ed.), Music, Power, and Politics. – New York: Routledge 2005. – Р. 65–86.

Глобальное социокультурное пространство изо дня в день умножает возможные альтернативы культурного выбора, доступные индивидам и группам. Вместе с тем распад некогда существовавшей упорядоченной системы ценностей и ориентиров, которую принято называть «ядром культуры», усложняет процесс поиска верной жизненной траектории, порождая новые, зачастую эклектичные культурные формы и новые типы солидарностей в молодежной среде. Кроме того, одной из существенных черт информационной эры является хаотичное поглощение художественных стилей всех предшествующих эпох, смысловое перекодирование традиционных культурных элементов, их включение в не свойственные им изначально дискурсы и практики. С одной стороны, этот процесс даёт индивидам невиданные ранее возможности дифференциации жизненных стилей, с другой – провоцирует ностальгию по ушедшим культурным формам, стремление перенести чётко структурированную систему идеалов и жизненных форм, существовавшую в прошлом, в реалии современного города. Особенно отчётливо эта тенденция проявляется в субкультурном пространстве.

В последние годы наблюдается всплеск интереса к народной культуре, появляется множество субкультурных групп, использующих этнические элементы в музыке, костюме, символике, ритуалах, игровых практиках. На наш взгляд, подобного рода сообщества целесообразно именовать интегративным понятием «фолк-культура». Его значение определим следующим образом: фолк-культура – это движение, объединяющее субкультуры поклонников фолк-музыки, занимающихся реконструкцией этнических культурных форм. Целью данной статьи является постановка проблемы исследования феномена русского фолк-движения, интерес к которому обусловлен как его массовостью и растущей популярностью в молодёжной среде, так и рисками, связанными с его политизацией, усиливающейся пропагандой националистических и фашистских идей.

Прежде всего, следует определить базовое для нашего исследования понятие «молодёжное движение». Часто его используют в контексте политических целей и интересов больших социальных групп молодёжи, борющихся за изменение существующей социальной реальности. В нашем исследовании предлагается иная трактовка этого понятия в социокультурном контексте – как конгломерат субкультур, объединённых общностью визуальной, музыкальной или художественной стилистики, форм и способов проведения досуга, обладающих общим смысловым, семиотическим полем и единым информационным пространством.

Фолк-культура как конгломерат субкультур с подвижными границами, изменчивым членством, фрагментированной идентичностью и различными мировоззренческими ориентирами её представителей – новый объект исследования, нуждающийся в разработке особой концептуальной схемы анализа. Отдельные аспекты, связанные с существованием и функционированием включённых в данное движение субкультур (например, ролевиков, реконструкторов) были проанализированы в отечественной социологии, в частности в работах Б.В. Куприянова, А.Е. Подобина [2], Д.В. Орлова [3], Д.Б. Писаревской [4]. Социальное значение фолк-музыки мало изучено в России. Если за рубежом данной проблематике посвящено множество исследований, среди которых можно выделить работы таких авторов, как Р. Денисофф [8], Е. Кошкофф, С. Кьюсэк [12], Дж. Эдженс [9], Е.С. Чимирис [6] и др., с 1955 года существует международная исследовательская ассоциация «Society for Ethnomusicology» и издаётся журнал «Ethnomusicology» (http://www.ethnomusicology.org/), посвящённый анализу функционирования фолк-музыки в социокультурном контексте, то в отечественной социологии эта тема практически не представлена. Особо следует отметить усилившийся в 1990–2010-е гг. интерес зарубежных авторов к изучению взаимосвязи фолк-музыки и пропаганды нацизма [14, 15].

Теоретико-методологическим фундаментом нашего исследования является конструкционистская парадигма, общие принципы которой лежат в феноменологии А.Щюца. Обратимся к исследованию фолк-культуры как феномена сознания её представителей и феномена социальной реальности. Прежде всего, следует эксплицировать базовое понятие «фолк». Наиболее часто в повседневности слово «folk» используют применительно к музыкальному стилю, включающему в звуковой ряд элементы народных песен (от популярной музыки до тяжёлого металла), и этническому стилю в одежде, воспроизводящему черты национального костюма. Достаточно часто встречаются в данной связи смежные понятия, объединяющие противоположные культурные сферы, например, понятие «неофолк» («neofolk»), в широком значении тождественное современной фолк-музыке в целом, в узком – представляющее собой экспериментальный подстиль, сочетающий элементы этнической музыки, индастриала и классики.

Принципиально разделение понятий «фолк-культура» и «народная культура»: первая является частью современного городского культурного ландшафта, имеет эклектичный характер, экспериментальна, динамично развивается в информационном обществе; вторая – аутентичный источник её «вдохновения», этническая культура традиционного общества, почти полностью утраченная на сегодняшний день ввиду отсутствия социальных условий её функционирования. Следовательно, «фолк-культура» – это знаковая система второго порядка, надстраивающаяся над собственно этнической субкультурой. Игнорируя исходные функции присвоенных символов или артефактов, она переносит их в иной социокультурный контекст и наделяет новым значением. Поэтому фолк-культуру во всех её разновидностях нельзя интерпретировать как часть народной культуры, эти феномены принципиально отличны друг от друга – и генетически, и функционально. Современная русская (или шире – славянская) фолк-культура представляет собой знаковую систему, у которой отсутствует референт. Следовательно, мы имеем дело не с возрождением исконно русских бытовых практик, ритуалов и художественных форм, а с их имитацией и попыткой реконструирования. Этот вывод применим и к ценностно-нормативной основе фолк-движения, имеющей псевдоконсервативный характер. Консерватизм его представителей является симулякром ввиду длительного разрыва традиции как этнических славянских субкультур, так и национальной культуры в целом в период существования СССР.

Так каковы же механизмы перекодирования элементов народной культуры? Данный процесс следует рассматривать на трёх уровнях:

  1. Влияние глобальных тенденций социокультурной динамики, в частности так называемого «фолк-возрождения», имеющего место в западной массовой культуре и искусстве и выражающегося во всплеске интереса к этнике в ХХ в. Особенно ярко этот процесс нашёл отражение в музыке [7, 10]. Данное явление можно считать частью «ретроспективной глобализации» культуры (термин Б.М. Бернштейна) – вовлечения в мир искусства артефактов и практик, изначально ему чуждых, например, архаических форм, сохранившихся в традиционных культурах или в субкультурных нишах, где они получают новые функции и интерпретируются в системе его понятий и ценностей [1, с. 280].
  2. Целенаправленное воздействие государства через СМИ и другие социальные институты: защита этнических культур как часть государственной культурной политики, включение видимых маркеров этничности в массовую культуру, опора на национальные архетипы в конструировании имиджа политических деятелей и др.
  3. Самоорганизация культурного пространства, формирующая «фолк-движение». Особого внимания заслуживает изучение функционирования фолка в пространстве молодёжной культуры.

Все три процесса неразрывно связаны. Так, государственная политика с её выраженным акцентом на продвижение в широкие слои населения симулякров народной культуры способствует популяризации фолка в самых разнообразных его формах, приданию ему статуса интегрирующей силы. В свою очередь, люди, объединённые сходными интересами, произвольно интерпретируют усвоенные ценности и идеи, вписывают их в собственный жизненный мир, наделяя прежде закрытые культурные сегменты новым смыслом, который со временем замещает как аутентичные, так и заданные идеологией значения.

Фолк-культура парадоксальным образом сочетает в себе элементы модернистской и постмодернистской эпохи. С одной стороны, очевидна декларируемая оппозиционность глобальному масскульту, пост-постмодернистские тенденции, стремление к реставрации консервативного сознания в молодёжной среде. Можно выделить ряд характеристик «фолк-движения», подтверждающих этот вывод:

  1. Стремление к идентичности, «оправданной Абсолютом» (выражение М.Эпштейна [5]) и тоска по метанарративу. Контркультурный взрыв, нигилизм и тотальная деконструкция авторитетов уже в прошлом, «общество потребления» в столице уже наскучило, а во многих провинциальных городах России – ещё не наступило. Вечные вопросы, смыслы, ценности вновь массово волнуют молодёжь. В частности, в рамках фолк-культуры одним из центральных становится дискурс «русской идеи», на сегодняшний день существующий в мифологической (неоязыческой), православно-имперской и ультраправой форме.
  2. Ориентация на лидера. Фолк-культуру нельзя назвать тяготеющей к индивидуализации, скорее наоборот – солидарность становится искомым состоянием. Для её представителей характерен поиск «героя», способного быть эталоном действия, что является характерной чертой мифологизированного сознания. Герой может быть различным – от славянского языческого божества до неонацистского идеолога.
  3. Оппозиция «транскультурному слою» (термин М. Эпштейна [5]). Транскультурный слой – понятие многозначное, включающее в себя как продвинутых интеллектуалов-космополитов, свободно экспериментирующих с собственной идентичностью, так и людей, с аналогичной целью готовых к деконструкции своих природных данных и предписанных статусов, таких как раса, нация, пол. Подобное мировоззрение и образ жизни прямо противоположны логике представителей фолк-движения, сознательно замыкающих идентичность в границы этнической культуры.
  4. Стремление к гегемонии в противовес идеям толерантности и мультикультурализма. В русле борьбы с глобализирующим влиянием Запада, фолк-движение настаивает на приоритете национального, понимаемого как этнически-славянское. Это даёт почву быстрому распространению ксенофобии и национализма в среде субкультур, в него включённых.

Несмотря на указанные тенденции, в данном социокультурном феномене прослеживается и множество типично постмодернистских черт:

  1. Самореферентность. Как уже было сказано, фолк-культура не является частью народной культуры, как не является и её «возрождением».
  2. Фолк-движение критично по отношению к современному мироустройству, но в нем нет ни упадничества, ни контркультурности. Напряжение, вызванное рассогласованием темпоральностей (фолк отсылает к прошлому, но люди, им увлеченные, живут в настоящем) снимается посредством игрового характера большинства присутствующих в нём практик. Открытый протест же выражается лишь тогда, когда переходит в политическое поле.
  3. Экономические аспекты существования фолк-движения полностью вписываются в постмодернистскую логику. По Д. Харви, сегодня с целью увеличения потребления экономические отношения проникают во множество досуговых сфер [11]. Несмотря на декларируемое стремление к солидарности на почве общей этнической принадлежности, представители сообщества активно используют маркетинговые возможности индивидуализированного рынка – изготовление костюмов на заказ, продвижение музыки через независимые лэйблы, заказ атрибутики через Интернет и т.д.
  4. Виртуализация. Информационные технологии (Интернет-сайты, страницы в социальных сетях, игры и т.д.) являются цементирующей силой фолк-движения.
  5. Театральность. Проникновение игровых практик во все сферы общественной жизни не может не отразиться на сознании и поведении молодёжи. Дионисийская эстетика фолка, будоражащая мелодика, разгульные пляски, народные костюмы, выполненные зачастую в современной китчевой или фрик-эстетике, позволяют считать это движение не просто игровым сообществом, но одной из форм современной «балаганной культуры».

Указанные противоречивые качества исследуемого движения делают его актуальным объектом не только теоретической рефлексии, но и эмпирических исследований, как в политическом поле – в его связи с тематикой молодёжного патриотизма и национализма, так и в контексте феноменологии культуры.

Рецензенты:

Беспалова Ю.М., д.ф.н., профессор кафедры общей и экономической социологии, Тюменский государственный университет, г. Тюмень;

Мехришвили Л.Л., д.соц.н., главный ученый секретарь, Тюменский государственный нефтегазовый университет, г. Тюмень.

Работа поступила в редакцию 15.07.2014.


Библиографическая ссылка

Гаврилюк Т.В. К ПОСТАНОВКЕ ПРОБЛЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ФОЛК-КУЛЬТУРЫ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ // Фундаментальные исследования. – 2014. – № 9-5. – С. 1122-1125;
URL: http://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=35028 (дата обращения: 22.01.2020).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074