Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,087

ТИТУЛЬНЫЕ ЛЕКСЕМЫ ХАН И ХАНУМ В КУМЫКСКОМ ЯЗЫКЕ

Лабазанова С.М. 1
1 Институт языка
Статья посвящена изучению семантической структуры титульных лексем хан «правитель» и ханум «госпожа» в кумыкском языке. Слово хан относится к общеалтайской лексике: оно представлено почти во всех тюркских, а также в монгольских и тунгусо-манчжурских языках. Слово ханум не имеет такого широкого распространения: сфера его распространения ограничивается тюркскими языками. Статья расширяет семантическую структуру лексемы ханум в кумыкском языке новыми значениями. Обе лексемы своеобразно представлены в кумыкской антропонимической системе в качестве антропоформантов. Фактический материал свидетельствует о том, что в сложных антропонимах в той или иной мере отразилось образное начало, которое отразило определенные отношения человека к действительности на различных этапах исторического развития общества. Через посредство кумыкского языка данные лексемы попали и в дагестанские языки, что говорит о давних культурно-исторических связях дагестанских народов.
кумыкский язык
тюркские языки
лексика
титульная лексика
семантика
личные имена
1. Алеева Г.У. Общественно-политическая лексика татарского языка: автореф. дис. .. .канд. филол. наук. – Казань, 2009. – 21 с.
2. Астемирова Ф.Б., Гаджиахмедов Н.Э. Школьный русско-кумыкский словарь. – Махачкала: Лотос, 2007. – 544 с.
3. Бамматов Б.Г., Гаджиахмедов Н.Э. Кумыкско-русский словарь. – Махачкала: ДНЦ РАН, 2013. – 523 с.
4. Баскаков Н.А. К проблеме китайских заимствований в тюркских языках // Советская тюркология. – Баку, 1987. – № 5. – С. 69–75.
5. Бегматов Э.А. Антропонимика узбекского языка: автореф. дис. ... канд. филол. наук. – Ташкент, 1965. – 20 с.
6. Вэлиди Э. Кыскача терек-татар тарихы. – Казан, 1992. – 280 б.
7. Гаджиахмедов Н.Э. Личные имена кумыков: традиции имянаречения, происхождение, семантика и грамматика. – Махачкала: Дагпресс Медиа, 2008. – 184 с.
8. Ганиев Ф.Э. Татар телендэ социаль-тарихый терминнар турында // Проблемы лексикологии и лексикографии татарского языка. – Вып. 2. – Казань, 1995. – С. 12–16.
9. Гафуров А. Имя и история. Словарь. – М., 1987. – 221 с.
10. Гумилев Л.М. Древние турки. – М.: Айрис-пресс, 2008. – 560 с.
11. Досанов Т. Тайна руники. – Алматы, 2009. – 296 с.
12. Древнетюркский словарь. – Л.: Наука, 1969. – 676 с.
13. Ельдесов Д. Тюркское происхождение Чингиз-кагана [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.altyn-orda.kz/dastan-eldesov-tyurkskoe-proisxozhdenie-chingiz-kagana.
14. Каримуллин А.Г. Прототюрки и индейцы Америки. По следам одной гипотезы. – М.: Инсан, 1995. – 34 с.
15. Махмутова Л.Т. Татарский язык в его отношении к древнеписьменному памятнику Codex Cumanicus по данным лексики (краткий анализ и приложение) // Исследования по исторической диалектологии татарского языка. – Казань, 1982. – С. 68–153.
16. Меняйлов А. Понтий Пилат. Психоанализ не того убийства. – М.: КУДИЦ-Образ, 2002. – 412 с.
17. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка: В 4-х т. – М.: Азбука-Терра, 1996. – Т. 4. – 864 с.
18. Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. – СПб.: Брокгауз-Ефрон 1890-1907.
19. Ramstedt D.J. Alte turkische und mongolische Titel. Journal de la Societe Finno-Ougrienne. Helsinki, 1951, Vol. 55.

В общественно-политической лексике кумыкского языка достаточно много титульных лексем, которые в современном языке относятся к историзмам. Такие слова ,как хан «правитель», бий «князь» и т.п., имеют место в большинстве алтайских языков и считаются самыми древними названиями титулов. Однако особенности их функционирования в современном кумыкском языке до сих пор не исследованы. В настоящей статье предпринята попытка определить семантическую структуру титульных названий хан «правитель» и ханум «госпожа» в кумыкском языке.

Научная новизна исследования заключается в том, что в нем впервые на материале кумыкского языка определяется семантическая структура титульных слов хан и ханум в кумыкском языке на фоне других тюркских и нетюркских языков.

Основной целью статьи является выявление семантического потенциала исследуемых лексем в кумыкском языке и уточнение выражаемых ими семем.

Материалом исследования послужили словари кумыкского языка, а также художественные произведения кумыкских авторов.

Основными методами исследования являются описательный и сравнительный методы, позволяющие обобщить и выявить семантические особенности изучаемых лексем.

Обсуждение результатов исследования

Общеалтайское слово хан означает титул правителя у тюркских и монгольских народов, а также лицо, носящее этот титул. Данное слово зафиксировано в древних памятниках тюркской письменности: в словарях М. Кашгарского (XI в.), Codex Cumanicus – han, chan «король, царь» [15, с. 143; 1, с. 61]. По Л.Н. Гумилеву, в раннетюркское время «хан был выборным племенным вождем» [10, с. 53]. По данным «Древнетюркского словаря» лексема хан имеет следующие значения: «хан», «правитель», «повелитель», «предводитель» [12, с. 41].

Слово хан встречается в следующих алтайских языках:

а) почти во всех тюркских: кумык. хан, ногай. хан, башкир. хан, карачаево-балкар. хан, азерб. кан, каракалпак. хан, узбек. хон, туркмен. хан, уйгур. хан, казах. хан, тувин. хаан, алтай. хан, киргиз. кан и хан, турец. han, хакас. хан, чуваш. хан и хун, якут. хан;

б) монгольских: бурят. хаан, калмыц. хан, монгол. хаан;

в) тунгусо-манчжурских: эвенк. каан, эвен. хан.

Сравнительный анализ говорит о том, что во всех алтайских языках данная лексема употребляется с незначительными фонетическими отклонениями. Произношение, более близкое к монгольским языкам, наблюдаем в тувинском языке.

По поводу происхождения слова хан существует несколько версий. По мнению Г.Й. Рамстедта, тюркский титул хан является заимствованием из китайского: ke «великий» + kuan «правитель» [19, с. 62]. Такого же мнения придерживаются М.Р. Фасмер [17] и Н.А. Баскаков [4].

Д. Ельдесов считает, что в основе титула цаган «верховный правитель» лежит слово цан «хан, правитель» от древнетюркского цан – «отец» [13]. Поскольку древнетюркские памятники [ДТС] не отразили слово цан в значении «отец», а в современных тюркских языках данная лексема в значении «отец» встречается исключительно редко, с данной версией трудно согласиться.

Трудно согласиться и с мнением О. Рерига, который связывает происхождение слов хан и каган со словом wakan из языка американских индейцев сиу [14, с. 7].

Есть и сторонники еврейского происхождения слова каган, которые связывают его с происхождением фамилий Каган, Каганович и возводят к древнееврейскому коэн  – «так назывались рядовые служители иерусалимского Храма, священники-левиты». Однако, как известно, «своих правителей евреи никогда (ни до, ни после Хазарии) каганами не называли» [16, с. 266]. Скорее всего, тюркское и еврейское каган это омонимы.

По мнению Т. Досанова, первая часть термина цаган (цац + цан) состоит из цац «точный, центральный», а вторая часть слова цан соответствует значению «хан». Ввиду того, что тюрки избегали удвоенных согласных, два звука [к] были превращены в [г]. То есть слово хакан, по мнению автора, означает «истинный хан» [11, с. 280–287].

Некоторые тюркологи считают, что слово хан произошло от укорачивания слова кахан. З. Валиди отвергает данное предположение на том основании, что в империи Чингизхана оба слова – кахан и хан – использовались самостоятельно [6, с. 92]. По этому поводу Г.У. Алеева пишет, что «слово хан по своему статусу было ниже, чем кахан, и, исходя от этого, ханлыц также обозначал лишь одну из частей каханства, и назывался улусом» [1, с. 65], затем ханства превратились в самостоятельные государственные образования [8, с. 12–13].

Кумыкские словари не отразили лексему хакан [2; 3], однако она встречается в художественных произведениях кумыкских авторов, например, у классика кумыкской литературы А.П. Салаватова: Мен гючлюмен кёп ханлардан, ясакъ алгъанман хаканлардан. «Я сильнее многих ханов, я дань брал у хаканов». Сравнительный анализ значений слов хан и хакан в приведенном примере говорит о том, что в кумыкском языке данные лексемы обнаруживают различную степень семантической близости: хан по статусу ниже хакана.

Однако лексема хакъанлыкъ «каганат», образованная аффиксальным способом от слова хакъан, в «Кумыкско-русском словаре» Б.Г. Бамматова и Н.Э. Гаджиахмедова [3] представлена. Данное слово вместе со словом ханлыкъ «княжество», образованным таким же способом, указывает на определенную степень семантической близости, что позволяет говорить о них как о синонимах, имеющих минимальную степень семантического расхождения между этимологическими дублетами.

Значение слова хан в кумыкском языке близко к значению таких слов как идарачы «руководитель», гьакимдар «правитель», которые встречаются в ряде тюркских языков, например, кумыкском, карачаево-балкарском и азербайджанском языках. Однако лексемы хан, идарачы и гьакимдар имеют функционально-стилистические различия.

В пословицах и поговорках кумыки выразили свое отрицательное отношение к хану и его семье: Хан сыдырса – къаза, халкъ сыдырса – жаза. «Если хан сдерет (ограбит), то это (просто) несчастный случай, если народ сдерет (ограбит), то жди наказания (жди осуждения)»; Хорасанда хан болгъунча ата юртунгда туварчы бол. «Довольствуйся малым у себя на родине, чем грезить о большем на чужбине»; Ханны къызыны къолу къашыкъ тутгъанда къабаргъан «У дочери хана рука покрывается мозолями даже от тяжести ложки».

Поговорка говорит о том, что у каждого хана свой период правления: Гьар ханны бир девюрю «У каждого властелина свой срок». О гордом, зазнавшемся и важном человеке кумыки говорят: Ол ханына салам бермей «Он не приветствует даже своего (хана) (букв. он очень горд, высокомерен, зазнался)».

Производная от слова хан лексема ханум в словарях кумыкского языка не отмечается. Однако мы обнаружили в кумыкском языке употребление данного слова в двух значениях:

1) «женщина, девушка»: Шо оюнлагъа къарайгъан ханумланы, къонакъ гёзеллени гёз алдында ол уланны англавсуз этип гёрсетмеге сюе (Б. Атаев). «Перед женщинами и красавицами-гостьями она хочет представить парня беспомощным»;

2) «госпожа; жена»: Лаура муну ханымыны алдында савут-саба жувагъан къыз (Б. Магомедов). «Лаура – девушка, которая моет посуду в его доме перед женой».

Из тюркских языков слово ханум в разных фонетических вариантах заимствовали многие дагестанские языки. В аварском языке это многозначное слово используется в качестве историзма в значении «ханша» и в переносном значении «жена, супруга». В лакском языке ханум выражает значение «госпожа; мадам, сударыня». В лезгинском языке имеет фонетическую форму халум и является также многозначным словом:

1) барыня, госпожа;

2) перен. белоручка; чистоплюйка.

Как видим, при заимствовании произошли некоторые изменения в семантике и фонетическом оформлении тюркского заимствования в дагестанских языках.

В современном кумыкском языке слово хан функционирует только в качестве историзма. У слова ханум, образованного от слова хан, развились другие семемы, которые используются в активном пласте кумыкской лексики.

Во многих тюркских и дагестанских языках лексемы хан и ханым активно используются в качестве антропокомпонентов в сложносоставных личных именах. Имя Хан чаще всего давалось ребёнку как второе имя. В связи с этим оно входит в состав большого количества мужских сложносоставных имён, имеющих мусульманское происхождение, придавая им значение «самый лучший, самый первый, самый главный». По А. Гафурову, слово хан «присоединялось к именам всех ближайших родственников главы племени. Компонент хан в данном случае должен был служить еще и знаком уважения к предку». Далее автор пишет, что «...титул в конце имени часто служит просто формой уважительности и никакого отношения к общественному положению носителя такого имени не имеет» [9, с. 18]. В узбекской антропонимии слово хан превратилось в аффиксоид с ласкательно-уменьшительным значением [5, с. 26].

Территориальное распределение личных имен с компонентом хан приходится на ряд тюркоязычных регионов: Центральная Азия и Казахстан (туркмен., каракалп., азерб., узбек., уйгур.), частично – Сибирь (хакас.), Поволжье и Приуралье (татар., башкир.), Кавказ (дагест., азерб., ногай.), Малая Азия (тур.). Личного имени Каган у кумыков нет.

Хан в кумыкских личных именах используется в качестве антропокомпонента как в препозиции, так и в постпозиции: Ханмирза, Адилхан, Хангерей и др. Антропоформант ханум используется в постпозиции сложных кумыкских имен: Илмуханум, Назлыханум, Гюлханум и т.д. Только в имени Ханумиздек данный антропокомпонент используется в препозиции.

Необходимо отметить, что у северных кумыков вместо антропокомпонента ханум используется его усеченный вариант хан, занимающий также постпозицию: Маккахан, Бадияхан, Рабияхан и т.п. Давая имя, родители обычно заботились о том, чтобы оно придавало ребенку высокое положение в обществе. Последнее обстоятельство и обусловливает множество кумыкских имен, включающих элементы хан и ханум. У кумыков часто встречаются семьи с одной антропонимической серией, т.е. семьи, у которых имена детей образуют только одну серию. По горизонтальной линии в семье рифмуются имена:

а) братьев: Арсланхан – Залимхан – Камилхан (с. Отемиш);

б) сестер: Мадияхан – Гьидияхан – Атияхан – Нюрьяхан – Женнетхан – Маккахан (с. Кёстек).

Рифмованные имена отражали родственные связи. И в настоящее время кумыки имена детей связывают с именами родителей или братьев и сестер внешним оформлением – рифмой [7, с. 124].

Хан как личное имя употребляется и с аффиксом множественности (Ханлар), а женское имя Ханум нет.

В азербайджанском языке лексема ханум используется и в качестве показателя уважительного отношения к старшему поколению женского пола. Компонент ханум присоединяется к личному имени при вежливом, почтительном обращении к женщине старше себя: Зарифа ханум, Ирада ханум, Лейла ханум, Наргиз ханум и др. В кумыкском языке это значение слова ханум не развилось. Зато в азербайджанском и турецком языках эта формула вежливости является этнокультурной нормой.

Так называемых «княжеских имен», которые встречаются у кавказских и азиатских народов, достаточно много, и они по происхождению являются социально-политическими терминами, уходящими в прошлое этих народов. Личные имена Хан и Ханум связаны с древними этническими традициями не только кумыков, но и других тюркских народов.

Заключение

Таким образом, слово хан и производное от него ханым в кумыкском языке относятся к титульной лексике. В современном кумыкском языке слово хан во всех своих значениях функционирует только в качестве историзма. Полисемант ханум в значении «госпожа» является историзмом, а в значении «женщина; жена» данное слово используется в активном пласте кумыкской лексики. Через посредство кумыкского языка данные лексемы попали и в дагестанские языки, что говорит о давних культурно-исторических связях дагестанских народов. Фактический материал свидетельствует о том, что в сложных антропонимах в той или иной мере отразилось образное начало, сохранившее в современном языке определенные отношения кумыков к действительности.

Рецензенты:

Багомедов М.Р., д.фил.н., профессор кафедры дагестанских языков, ФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный университет», г. Махачкала;

Хангереев М.Д., д.фил.н., профессор кафедры дагестанских языков, ФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный университет», г. Махачкала.

Работа поступила в редакцию 01.04.2014.


Библиографическая ссылка

Лабазанова С.М. ТИТУЛЬНЫЕ ЛЕКСЕМЫ ХАН И ХАНУМ В КУМЫКСКОМ ЯЗЫКЕ // Фундаментальные исследования. – 2014. – № 5-6. – С. 1348-1351;
URL: http://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=34097 (дата обращения: 13.08.2020).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074