Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,222

ОТДАЛЕННЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ЛЕЧЕНИЯ ПЛАЦЕНТАРНОЙ НЕДОСТАТОЧНОСТИ ЛАЗЕРНЫМ ИЗЛУЧЕНИЕМ У БЕРЕМЕННЫХ С АРТЕРИАЛЬНЫМИ ДИСТОНИЯМИ

Пешев Л.П. 1 Ляличкина Н.А. 1 Фоминова Г.В. 1
1 ФГБОУ ВПО «Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева»
Проанализированы исходы беременности для матери и плода у 80 пациенток с артериальной гипотонией (ГБ) и у 81 – с артериальной гипертензией (АГ), лечение плацентарной недостаточности (ПН) которым проводили низкоинтенсивным гелий-неоновым лазерным излучением (ГНЛИ). Группы сравнения составили по 60 беременных, получавших стандартную медикаментозную терапию ПН при артериальной гипертензии и артериальной гипотонии. В контрольную группу вошли 40 соматически здоровых женщин с физиологически развивающейся беременностью. Анализ отдаленных результатов лечения ПН показал более высокую эффективность лазерной рефлексотерапии, что подтверждалось снижением частоты дальнейшего развития плацентарной недостаточности у беременных с АГ в 3,4 раза, при ГБ – в 2,0 раза. Другие клинические данные также подтверждали эффективность лазерной терапии: после курса ЛРТ у беременных с артериальной гипертензией нормализовалось АД, улучшались гемодинамические показатели перфузии плаценты, по данным УЗИ отсутствовали признаки отставания в физическом развитии плода. У 136 пациенток этой группы беременность закончилась родами в срок, причем у 2 подгруппы (лечение лазером) роды в срок произошли в 100 %. По антропометрическим показателям, задержки развития и гипотрофии новорожденных у них не выявлено. У пациенток из ГБ срочные роды наступили в 92,4 %, причем в подгруппе беременных, которым проводилась ЛРТ, роды в срок произошли у 71 (в 97,2 %). Гипотрофии новорожденных в этой подгруппе не было, в первой подгруппе гипотрофия констатирована у 3 новорожденных (в 2,1 %).
беременность
артериальная гипертензия
гипотония беременных
плацентарная недостаточность
лазерное излучение
1. Баева И.Ю. К проблеме маловесных детей / И.Ю. Баева, Г.П. Черепова, Т.А. Кундик // Информац. арх. – 2009. – Т. 3. – № 4. – С. 27–30.
2. Басиев З.Г. Лазерная терапия – наука и предмет обучения врачей / З.Г. Басиев, О.З. Басиева, Н.А. Торчинов // Успехи современного естествознания. – 2007. – № 12. – С. 30–31.
3. Евстигнеев А.Р. Применение полупроводниковых лазеров и светодиодов в медицине (научно-метод. мат.). – Калуга: ЛАН РФ, 2000. – 57 с.
4. Евстигнеев А.Р. Клиническая лазерология: практическое руководство для врачей / А.Р. Евстигнеев, Л.П. Пе шев. – Саранск-Калуга, 2008. – 394 с.
5. Коколина В.Ф. Фетоплацентарная недостаточность (патогенез, диагностика, терапия, профилактика): руководство для врачей / В.Ф. Коколина, А.В. Картелишев, О.А. Васильева. – М.: ИД Медпрактика-М, 2006. – 224 с.
6. Малиновский Е.Л. Возможности прогнозирования индивидуальной реакции больных на курсовую низкоинтенсивную лазерную терапию / Е.Л. Малиновкий, А.В. Картелишев, А.Р. Евстигнеев // Современные возможности лазерной медицины и биологии. – Новгород-Калуга: АКФ Политоп, 2006. – С. 146–161.
7. Пешев Л.П. Синдром дизадаптации при угрожающем аборте: автореф. дис. … д-ра мед. наук. – 1998. – 34 с.
8. Пешев Л.П. Квантовая терапия в акушерско-гинекологической клинике / Л.П. Пешев, А.Р. Евстигнеев. – Саранск-Калуга: Изд-во Ковылк. тип, 2002. – 155 с.
9. Тришкин А.Г. Тактика ведения беременных с задержкой роста плода / А.Г. Тришкин, Н.В. Артымук, Е.С. Бикметова // Доктор.Ру. – 2012. – № 7 (75). – С. 69–73.
10. Alberry M. Management of fetal growth restriction / M. Alberry, P. Soothill // Arch. Dis. Child. Fetal. Neonatal. Ed. – 2007. – Vol. 92. – № 1. – P. F62–67.
11. Bamfo J.E. A.K. Diagnosis and management of fetal growth restriction / J.E. A.K. Bamfo, A.O. Odibо // J. Pregnancy. – 2011. – Vol. 2011. Article ID640715, 15 p.

Наиболее сложной проблемой в акушерской практике до настоящего времени остается проблема лечения плацентарной недостаточности [1, 10, 11, 12]. Многие авторы отмечают, что современные методы фармакотерапии плацентарной недостаточности недостаточно эффективны и сопряжены с реальной опасностью эмбриотоксического и тератогенных эффектов [5].

В то же время к концу XX ‒ началу XXI века разработаны и достаточно успешно апробированы альтернативные немедикаментозные методики лечения, основанные на стимуляции сформировавшихся в филогенезе адаптационно-защитных реакций организма матери: иглорефлексотерапия, радиоволновая терапия, магнитотерапия и др. Для акушеров наибольший интерес в этом аспекте должна представлять лазерная рефлексотерапия (ЛРТ). Преимущества ее перед другими способами рефлекторного воздействия заключаются в неинвазивности методики, а также в монохроматичности, когерентности излучения, позволяющих достичь желаемого терапевтического результата при минимальных дозах энергии.

Фундаментальные клинико-экспериментальные исследования, ретроспективный анализ результатов показали отсутствие эмбриотоксического и тератогенного эффектов лазерной рефлексотерапии на плод, что дополнительно подчеркивает преимущества ее перед другими методами физиотерапии [3, 7, 8]. Однако с сожалением приходиться констатировать весьма сдержанное отношение к лазеротерапии в акушерстве, что можно объяснить недостаточностью ее рекламы (сравните с агрессивной рекламой продукции фармацевтических компаний), а также отсутствием конкретных рекомендаций по использованию лазерного излучения в лечении осложнений беременности, в частности, у женщин с экстрагенитальной патологией, основанных на анализе отдаленных результатов.

Цель работы – исследовать эффективность лазерной рефлексотерапии в комплексном лечении плацентарной недостаточности (ПН) у беременных с артериальной гипертензией (АГ) и гипотонией беременных (ГБ).

Для реализации поставленной цели проанализированы дальнейшее течение и исходы для матери и плода у 140 пациенток с АГ и 141 – с ГБ, получавших в первой половине беременности комплексное лечение ПН. В том числе 80 пациенткам в первой группе (с АГ) и 81 – во второй (с ГБ) стандартную терапию (базисную) дополняли ЛРТ по описанной нами ранее методике [7].

Для оценки эффективности примененной терапии изучено дальнейшее течение беременности и родов у обследованных групп беременных.

Анализ проводили в сроки беременности 30–34 недели на основании третьего УЗ-скрининга, допплерографического исследования маточного, плодово-плацентарного кровотока и кардиотокографии плода.

Так, к указанным срокам обследования среди беременных, получавших базисную терапию, диагноз «хроническая плацентарная недостаточность» был выставлен 38 (63,3 %) беременным с АГ и 39 (65,0 %) – с артериальной гипотонией. В подгруппах пациенток, получивших превентивное лечение с включением ЛРТ, манифестация ПН наблюдалась у 15 (18,5 %) пациенток с АГ и у 25 (31,3 %) – с артериальной гипотонией.

Аномальное содержание околоплодных вод является одним из признаков патологического функционирования фето-плацентарного комплекса. При ультразвуковом исследовании во всех обследованных группах была отмечена невысокая частота патологического количества околоплодных вод. Этот показатель оказался лучше в подгруппах женщин, получавших превентивную терапию с использованием ГНЛИ. Так, многоводие было отмечено у 4 (6,6 %) пациенток с артериальной гипертензией из подгруппы сравнения и у 3 (3,7 %) женщин – из основной подгруппы. У беременных с артериальной гипотонией, получавших традиционное лечение, многоводие было диагностировано у 2 (3,3 %), в подгруппе, получавшей комбинированное лечение, случаев многоводия нами не зафиксировано.

При артериальной гипотонии маловодие встречалось в подгруппе со стандартной терапией у 3 (5,0 %) пациенток, а в подгруппе с ЛРТ – у 1 (1,3 %) женщины.

В группе с артериальной гипертензией маловодие имело место только у 4 (6,6 %) беременных, получавших в первой половине беременности базисное лечение.

Преждевременное созревание плаценты также чаще было диагностировано в группе женщин, получавших традиционное лечение: при АГ – у 24 (40,0 %); при артериальной гипотонии – у 21 (35,0 %). Лазерная терапия уменьшала частоту преждевременного созревания плаценты (по результатам УЗИ), при АГ в 4,6 раза (7 женщин (8,6 %)), а при ГБ в 2,2 раза (у 13 беременных (16,3 %)).

Задержка внутриутробного развития (ЗВУР) I степени развивалась во всех подгруппах, где проводилось стандартное лечение: у 6 (10,0 %) женщин в группе с артериальной гипертензией, у 5 (8,3 %) – при артериальной гипотонии. У беременных с артериальными дистониями, получавших лазерную рефлексотерапию, ЗВУР (по данным УЗИ) не выявлена.

По данным допплерографического исследования, нарушение маточно-плацентарно-плодового кровотока (МППК) имело место во всех обследованных группах. При артериальной гипертензии нарушение МППК I степени встречалось у 30 (50,0 %) беременных, получавших традиционное лечение. Стимуляция маточного кровотока в ранние сроки с использованием ЛРТ способствовала длительному улучшению маточного кровотока у беременных с АГ и приводила к уменьшению частоты гемодинамических нарушений в системе «мать-плацента-плод» в 5 раз. Аналогичная тенденция была отмечена и при артериальной гипотонии. Нарушение МППК I степени в III триместре выявлено у 31 (51,7 %) беременной, получавшей базисную терапию и у 7 (8,8 %) женщин после комплексного лечения с ГНЛИ. Нарушения кровотока II степени констатированы у пациенток обеих групп, которым проводилось стандартное лечение в первой половине беременности: при АГ – у 4 (6,6 %), при артериальной гипотонии – у 5 (8,3 %) беременных. Среди пациенток из группы с ЛРТ нарушение кровообращения II степени было зафиксировано только у 2 (2,5 %) женщин с артериальной гипертензией.

При кардиотокографии более высокий показатель состояния плода по Фишеру отмечен в подгруппах, получавших ЛРТ, что подтверждалось более высокой (на 5,1 %; P < 0,05) базальной частотой сердечных сокращений (БЧСС) плода до нормального уровня по сравнению с данным показателем у беременных подгруппы сравнения.

При ГБ достоверной разницы этого показателя между двумя подгруппами не было, при этом количество акцелераций после проведения ЛРТ стало выше на 38,7 % (P < 0,01).

Отмечено также, что число децелераций при стандартном лечении артериальной гипертензии и в обеих группах с артериальной гипотонией оказалось достоверно выше, чем в контрольной группе.

При анализе исходов беременности установлено, что из числа пациенток с артериальной гипертензией роды в срок произошли у 132 (94,3 %), при этом в подгруппе, получавшей стандартное лечение, родоразрешились в срок 54 (90,0 %), а в подгруппе с ЛРТ – 78 (96,3 %). Из них в первой подгруппе операцией кесарева сечения родоразрешены 12 (20,0 %) беременных, а во второй – 6 (7,5 %).

Показаниями для оперативного родоразрешения в первой подгруппе послужили: рубец на матке – 6 (10,0 %), дискоординированная родовая деятельность – у 2 (3,3 %), слабость родовой деятельности – 1 (1,7 %), дистресс плода – 2 (3,3 %).

Во второй подгруппе показаниями для операции кесарева сечения явились: рубец на матке – у 3 (3,7 %), клинически узкий таз – у 3 (3,7 %).

В группе беременных с ГБ роды в срок произошли у всех женщин (в 100 %). Из них операцией кесарева сечения родоразрешены 7 (5,0 %) пациенток. Показаниями к операции в подгруппе со стандартным лечением явились рубец на матке – 2 (3,3 %), слабость родовой деятельности – 1 (1,7 %). В основной подгруппе кесарево сечение проводилось у 2 (2,5 %) женщин по поводу рубца на матке и у 2 (2,5 %) – при клинически узком тазе.

У женщин с АГ средняя масса тела детей при рождении составила в группе сравнения 3115,37 ± 0,120 г, а в основной группе – 3318,58 ± 0,146 г. При оценке массы плодов также установлено, что в группе женщин с артериальной гипертензией, которые в ранние сроки получали стандартную терапию экстрагенитальной патологии, 10 % детей родились преждевременно, с массой тела до 2500,0 г. При оценке новорожденных по шкале Апгар гипоксия с оценкой 6 баллов на 1 минуте жизни отмечена только у 2 (3,3 %) пациенток с артериальной гипертензией из подгруппы сравнения. Достоверных отличий в оценке по шкале Апгар на 5 минуте жизни новорожденных в сравниваемых группах не было.

У пациенток с ГБ, получавших базисную терапию, масса плодов составила в среднем 3199,0 ± 0,172 г, а после комбинированного лечения –3400,27 ± 0,137 г. Причем только у одной женщины из подгруппы со стандартным лечением родился ребенок с оцекой по шкале Апгар на 1 минуте жизни 6 баллов. К 5 минуте ни у одного из родившихся детей не было выявлено признаков асфиксии.

Приведенные данные подтверждают эффективность превентивной терапии плацентарной недостаточности с использованием ГНЛИ в группах высокого риска у беременных с артериальными дистониями, о чем свидетельствует достоверное уменьшение у них осложнений беременности и родов.

По итогам масштабных экспериментальных и клинических исследований доказано, что НИЛИ обладает уникальным и универсальным многофакторным адаптогенным влиянием на измененные системы гомеостаза человека. При этом ведущими факторами позитивного действия НИЛИ являются наличие мощного мембрано-стабилизирующего и антиоксидантного эффектов [2, 3, 4, 6, 8].

Полученные результаты дают основание рекомендовать более широкое применение лазерной рефлексотерапии в лечении плацентарной недостаточности у беременных с артериальной гипертензией и гипотонией.

Рецензенты:

Зорькина А.В., д.м.н., профессор, заведующая кафедрой поликлинической терапии и функциональной диагностики, ФГБОУ ВПО «Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева», г. Саранск;

Лещанкина Н.Ю., д.м.н., профессор, заведующая кафедрой госпитальной терапии медицинского института, ФГБОУ ВПО «Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева», г. Саранск.

Работа поступила в редакцию 18.02.2014.


Библиографическая ссылка

Пешев Л.П., Ляличкина Н.А., Фоминова Г.В. ОТДАЛЕННЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ЛЕЧЕНИЯ ПЛАЦЕНТАРНОЙ НЕДОСТАТОЧНОСТИ ЛАЗЕРНЫМ ИЗЛУЧЕНИЕМ У БЕРЕМЕННЫХ С АРТЕРИАЛЬНЫМИ ДИСТОНИЯМИ // Фундаментальные исследования. – 2014. – № 4-1. – С. 149-152;
URL: http://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=33685 (дата обращения: 24.08.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252