Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,441

КЛИНИЧЕСКАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ СВОБОДНОРАДИКАЛЬНЫХ РЕАКЦИЙ НА ФОНЕ КОМБИНИРОВАННОГО ПРИМЕНЕНИЯ ЛАЗЕРОТЕРАПИИ И ЭЛЕКТРОФОРЕЗА ПАНТОВЕГИНА У БОЛЬНЫХ С ЗАМЕДЛЕНИЕМ РЕПАРАТИВНЫХ ПРОЦЕССОВ В ПОСЛЕОПЕРАЦИОННОЙ РАНЕ

Рузова Т.К. 1 Дугиева М.З. 1
1 ФГБУ «Государственный научный центр Российской Федерации – Федеральный медицинский биофизический центр имени А.И. Бурназяна ФМБА»
Проведен анализ показателей перекисного окисления липидов и антиоксидантной системы у пациенток с нарушением процессов заживления послеоперационной раны. В послеоперационном периоде у этой группы больных имеются более выраженные нарушения по сравнению с группой без осложнений. Применение комбинированной методики низкоинтенсивной инфракрасной лазеротерапии при воздействии на область тимуса и электрофореза пантовегина вызывает выраженное угнетение процессов перекисного окисления липидов в виде уменьшения концентрации первичных и вторичных показателей липопероксидации в 1,6 раза. Повышение потенциала антиоксидантной системы у пациенток с нарушенной тканевой репарацией достигается в большей степени за счет лазерных воздействий на область тимуса, что способствует более значительному противовоспалительному эффекту и подтверждается повышением уровня α-токоферола, супероксиддисмутазы, а также суммарной антиокислительной активности плазмы крови. Применение физиотерапии способствует активизации репарации послеоперационной раны. Перечисленные свойства комбинированного метода физиотерапевтического лечения позволяют рекомендовать его использование при нарушениях процессов репарации в послеоперацинной ране после гинекологических операций.
послеоперационная рана
пантовегин
лазеротерапия тимуса
липопероксидация
антиоксидантная система
1. Андреева Т.В. Физико-фармакологические методы применения природного биостимулятора Пантовегина для профилактики и лечения хронического сальпингоофорита: дис. ... канд. мед. наук. – М., 2008. – С. 123.
2. Бойченко А.Н. Физические факторы в комплексной восстановительной терапии больных хроническим простатитом: автореф. дис. ... канд. мед. наук. – Пятигорск, 2013.
3. Булынин В.И., Глухов А.А., Мошуров И.П. Лечение ран. – Воронеж Изд-во Воронежского гос. ун-та, 1998. – С. 248.
4. Долгов Г.В. Гнойно-воспалительные осложнения в оперативной гинекологии. – СПб.: Элби,2001. – С. 172.
5. Кончугова Т.В. Оптимизированные лазерные воздействия в повышении функциональных резервов организма при стрессогенной адаптации (экспериментально-клиническое исследование): автореф. дис. ... д-ра мед. наук. – М., 2007.
6. Котенко К.В., Корчажкина Н.Б., Борисов А.А., Петрова М.С. Немедикаментозные методы коррекции иммунных нарушений у больных после органосберегающих гинекологических операций // Клиническая больница. – 2013. – № 1 (04). – С. 79–80.
7. Краснопольский В.И., Буянова С.Н., Щукина Н.А., Попов А.А. Оперативная гинекология. – М.: МЕДпресс-информ, 2010. – С. 309–320.
8. Круглова Л.С. Лекарственный форез: научное обоснование и клиническое применение. Экспериментальная и клиническая дерматокосметология. – 2012. – № 2. – С. 43–48.
9. Стыгар А.М. Ультразвуковая диагностика осложнений после акушерско-гинекологических операций // В кн: Клиническое руководство по ультразвуковой диагностике / под ред. В.В. Митькова, М.В. Медведева.Т.3. – М.: Издательский дом Видар-М, 2003. – С. 227–242.
10. Шанин Ю.Н., Шанин В.Ю., Зиновьев Е.В. Антиоксидантная терапия в клинической практике (теоретическое обоснование и стратегия проведения). – СПб.: ЭЛБИ-СПб, 2003. –С. 128.
11. Bulger E.M., Maier R.V. Antioxidants in critical illness // Arch Surg. – 2001. – Vol. 136. – № 10. – Р. 1201–1207.
12. Novikov V.E., Klimkina E.I. Eksp Klin Effects of hypoxen on morphological and functional state of the liver under of exogenous intoxication conditions]. Farmakol. 2009 Sep-Oct;72(5): 43–45.
13. Korotkikh N.G., Toboev G.V.The experimental basing of the efficiency of the use of «Hypoxen» during the treatment of acute suppurative and inflammatory processes of soft tissues]. Patol Fiziol Eksp Ter. 2010 Jan-Mar;(1):18–20.

Свободно-радикальные процессы участвуют в патогенезе различных патологических состояний, затрагивая все без исключения органы и системы. Активация ПОЛ, наблюдаемая в зоне хирургической травмы, и связанное с ней увеличение образования свободных радикалов является важным метаболическим причинным фактором вторичных клеточных повреждений, вызывающих многочисленные системные нарушения при хирургическом стрессе [9, 10, 12, 13], что становится причиной осложненного течения послеоперационного периода [4, 6, 7, 8]. При этом с аномальной активностью ПОЛ также связывают усиление и длительное поддержание послоперационной боли, что, в свою очередь, сопровождается возрастанием вероятности системных осложнений, вызванных избыточной ноцицептивной импульсацией из области хирургической травмы [11]. Накапливающиеся при хирургическом стрессе продукты ПОЛ провоцируют отклонения метаболических процессов в самых разных органных системах, что нарушает их нормальное функционирование и становится причиной осложненного течения послеоперационного периода, в том числе нарушений в процессах тканевой репарации.

Это предопределяет целесообразность использования в послеоперационном периоде методов, обеспечивающих усиление периферических стресс-лимитирующих механизмов за счет увеличения потенциала антиоксидантной системы (АОС) [10].

Целью исследования явилась оценка влияния комбинированного применения низкоинтенсивной инфракрасной лазеротерапии при воздействии на область тимуса и электрофореза пантовегина на состояние антиоксидантной системы и перекисное окисление липидов и течение послеоперационного периода у пациенток с замедлением репаративных процессов в послеоперационной ране.

Материалы и методы исследования

В исследование были включены пациентки после гинекологических операций лапаратомным доступом, у 101 в послеоперационном периоде было диагностировано ЗРП. Диагноз устанавливался на основании ультразвуковых признаков течения раневого процесса на 7 сутки после операции. 89 (первая группа, без ЗРП) человек в послеоперационном периоде получали только традиционную терапию, 101 (вторая группа, с ЗРП) ‒ дополнительно физиотерапевтическое лечение. В зависимости от проводимого физиотерапевтического лечения внутри групп пациентки были распределены на 3 подгруппы, сопоставимые по основным морфо-функциональным параметрам:

● пациентки подгруппы А (34 пациентки) получали комбинированную терапию, включающую низкоинтенсивную инфракрасную лазеротерапию на область тимуса и электрофорез пантовегина;

● пациентки подгруппы В (33 пациентки) получали низкоинтенсивную инфракрасную лазеротерапию на тимус;

● пациентки подгруппы С (34 пациентки) получали электрофорез пантовегина.

Всем больным наряду с общеклиническим обследованием (анализы крови, мочи, биохимический анализ крови, ЭКГ, Rg легких) проводили специальные методы исследований:

УЗ-исследование области раны выполняли сканером «Megas» (Италия) в реальном масштабе времени с электронным датчиком 7,5 МГц;

– уровень ПОЛ оценивали путем определения в сыворотке крови диеновых коньюгатов (ДК) и малонового диальдегида (МДА), являющихся соответственно первичными и вторичными продуктами процесса липопероксидации. Об активности АОС судили по уровню в сыворотке крови липидорастворимого антиоксиданта α-токоферола (α-Тф), одного из ферментных ингибиторов ПОЛ – супероксиддисмутазы (СОД), а также суммарной антиокислительной активности (АОА) плазмы крови;

– содержание ДК определяли спектрофотометрически в соответствии с рекомендациями В.Е. Каган с соавт. (1986). МДА определяли спектрофлуориметрическим методом в модификации В.Б. Гаврилова с соавт. (1987). Содержание α-Тф определяли в гексановом экстракте, полученном для измерения содержания ДК. Активность СОД определяли с использованием модифицированного метода П.Г. Сторожук и А.П. Сторожук (1998). Определение АОА плазмы крови осуществлялось по методике Любицкого О.Б. (1999) с использованием хемолюминисцентной модельной системы свободнорадикального окисления люминола смесью гемоглобина и пероксида водорода;

– определение перечисленных параметров ПОЛ и АОС проводили перед операцией, на 1-3-и, 10 и 20 сутки после ее выполнения. На основании данных этих исследований оценивали связь параметров ПОЛ и АОС с выраженностью послеоперационного болевого синдрома.

Показанием к операции являлись следующие заболевания: миома матки, аденомиоз, опухолевые и опухолевидные образования яичников, воспалительные образования придатков матки, сочетанная патология матки и яичников.

В послеоперационном периоде использовали традиционную тактику ведения хирургических гинекологических больных.

Физиотерапевтическое лечение включало процедуры лазеротерапии (ИК НЛИ)[5] и электрофореза пантовегина [1, 2].

Процедуры лазеротерапии проводились с помощью аппарата «Азор-2К-02» (Россия), генерирующего импульсное лазерное излучение инфракрасного диапазона с длиной волны λ = 0,89 мкм, с частотой следования импульсов 1500 Гц, при импульсной мощности 4–6 Вт/имп. Процедуры проводились на область тимуса, контактно, стабильно, время воздействия – 10 минут, на курс 10 ежедневных процедур.

Процедуры электрофореза пантовегина проводились от аппарата «Поток-1» (Екатеринбург), сила тока определялась по ощущениям и составляла 10–15 мА, длительность процедуры 15 минут, расположение электродов (S = 150 см²) продольно-поперечное, индифферентный электрод (S = 200 см²) накладывался на область поясницы. В настоящем исследовании применяли субстанцию «пантогематоген сухой» (рег. уд. № 000051/01-2000 от 12.10.2000) «пантовегин». Пантовегин вводился с 2 раздвоенных электродов (анод), на которые наносилась разовая доза раствора. На курс 10 ежедневных процедур. Физиотерапия назначалась с 7 суток.

Статистический анализ клинических данных производился с использованием программного обеспечения для ПК Microsoft Excel и Statistica 6.0. Для представления итоговых данных использовали стандартные методы описательной статистики. Количественные показатели представлены в виде средних и стандартных квадратных отклонений, а качественные признаки сгруппированы в таблицы сопряжённости. Для сравнения групп использовались методы, основанные на дисперсионном анализе – F-критерий, t-критерий Стьюдента (для анализа нормально распределённых выборок); непараметрические критерии – критерий хи-квадрат, точный критерий Фишера (основанные на хи-квадрат-распределении), ранговые критерии: U-тест Манна‒Уитни (непараметрический критерий для сравнения данных по группам) и критерий Вилкоксона (для сравнения данных полученных до и после лечения). Для определения связи между параметрами использовали коэффициент корреляции Пирсона (для нормально распределенных совокупностей) и коэффициент ранговой корреляции Спирмена (непараметрический ранговый метод).

Результаты исследования и их обсуждение

До проведения физиотерапевтического лечения по данным УЗИ у пациенток с ЗРП отмечались признаки наличия гипер- и гипоэхогенных структур в области травмированных тканей. После применения комбинированной физиотерапевтической методики во 2А подгруппе по данным УЗИ у большинства пациенток (97,1 %) отмечалась нормализация эхоструктуры оперированных тканей в сроки до 3–4 недель, что соответствует нормальным репаративным процессам. Однонаправленные сдвиги наблюдались и у пациенток 2С подгруппы, так, у 85,3 % в сроки до 5 недель отмечались нормализация показателей УЗИ, что свидетельствует о выраженном положительном влиянии электрофореза пантовегина на трофику в тканях и обусловливает противовоспалительное и регенеративное действие данного метода. Во 2В подгруппе также наблюдалась нормализация эхоструктуры эпидермально-дермальных слоев, но в значительно более поздние сроки реабилитационного периода.

После оперативного вмешательства у пациенток с ЗРП отмечались нарушения в системе ПОЛ-АОС (таблица). Анализ полученных данных у больных с наличием и отсутствием ЗРП выявил аналогичную динамику изменений концентрации диеновых коньюгатов (ДК) и малонового диальдегида (МДА), однако отмечались различия между средними значениями ДК и МДА на одних и тех же сроках (р > 0,05). В сравнении с предоперационным периодом отмечалось достоверно значимое повышение с различием средних значений маркеров ПОЛ на 1–3 сутки после операции, при этом уровень ДК и МДА у пациентов с ЗРП был значительно выше. После проведения восстановительного лечения в указанных сроках во 2А, 2В и 2С подгруппах отмечалось снижение концентрации ДК и МДА, в большой степени выраженное после применения комбинированной методики (2А группа) (р > 0,05).

У пациенток без осложнений суммарная антиокислительная активность (АОА) плазмы крови в сравнении с предоперационным периодом характеризовалась достоверным (р < 0,05) возрастанием на 1–3-и сутки после операции. На 10-е сутки показатель АОА продолжал оставаться повышенным, но его отличие от значения до операции не было статистически значимым (р > 0,05). Аналогичная динамика изменений показателя АОА отмечалась и в группе с ЗРП, однако средние значения этого показателя были достоверно значимо ниже, чем в контрольной группе пациенток без осложнений. В особенности это было заметно на 3-и сутки после операции, когда средние значения АОА между группами с наличием и отсутствием ЗРП различались статистически достоверно значимо (р < 0,05). После восстановительного физиотерапевтического лечения, в большей степени комбинированной методики (10 сутки) у пациенток с ЗРП наблюдалось повышение активности антиоксидантной системы – средние значения АОА увеличились в 1,7 раза (р < 0,05), во 2В и в 2С группах показатель АОА увеличился 1,5 и 1,6 раза соответственно.

Активность супероксиддистмутазы (СОД) при сравнении с уровнем до операции была достоверно (р < 0,05) повышенной, однако 1–3 сутки после операции у пациенток с ЗРП отмечалось значительно меньшее увеличение СОД, чем у пациенток без осложнений. В дальнейшем (после применения физиотерапевтического лечения) наблюдалось увеличение активности СОД на всех сроках ее определения в послеоперационном периоде как у больных с наличием, так и с отсутствием ЗРП. Различия между группами по критерию средних значений СОД были достоверными, уровень данного маркера был наиболее высоким после применения комбинированной физиотерапевтической методики у лиц с дПБС.

Средний уровень токоферола (Тф) до и на 1–10 сутки после операции статистически значимо не различался (р > 0,05) ни в одной из сравниваемых групп. На 20 сутки у пациенток 2А подгруппы он достоверно был более высоким.

Таким образом, комбинированное применение лазеротерапии и электрофореза пантовегина в большей степени, чем составляющих методики у пациенток с ЗРП в послеоперационном периоде способствует повышению потенциала антиоксидантной системы, что обусловливает более эффективное подавление активированного (в результате хирургического стресса) процесса ПОЛ и лежит в основе повышения эффективности терапевтических мероприятий у данной категории больных.

Выводы

У пациенток с ЗРП в послеоперационном периоде имеются более выраженные изменения в ПОЛ и АОС. Разработанный метод комбинированного применения низкоинтенсивной инфракрасной лазеротерапии при воздействии на область тимуса и электрофореза пантовегина у пациенток с ЗРП после гинекологических операций вызывает выраженное угнетение процессов перекисного окисления липидов в виде уменьшения концентрации первичных и вторичных показателей липопероксидации в 1,6 раза.

При комбинированной методике отмечается повышение потенциала антиоксидантной системы у пациенток с ЗРП, в большей степени за счет лазерных воздействий на область тимуса, что способствует более значительному противовоспалительному эффекту и подтверждается повышением уровня α-токоферола, супероксиддисмутазы, а также суммарной антиокислительной активности плазмы крови. Применение физиотерапии способствует активизации репарации послеоперационной раны. Перечисленные свойства комбинированного метода физиотерапевтического лечения позволяют рекомендовать его использование при нарушениях процессов репарации в послеоперацинной ране после гинекологических операций.

Показатели ПОЛ и АОС в пред- и послеоперационном периодах у больных с отсутствием и наличием ЗРП после гинекологических операций

Определяемые показатели

Группы больных

Значения определяемых показателей

До операции

1–3 сутки после операции

10 сутки после операции

20 сутки после операции

Диеновые коньюгаты

(M ± m, D233/мл·мг)

Отсутствие ЗРП

1,41 ± 0,15

1,53 ± 0,12

1,57 ± 0,16

1,49 ± 0,14

2А группа

1,36 ± 0,15

1,92 ± 0,08

Р**

1,54 ± 0,12

р*

1,32 ± 0,08

р*

2В группа

1,87 ± 0,11

Р**

1,60 ± 0,11

р*

1,46 ± 0,11

р*

2С группа

1,86 ± 0,09

Р**

1,62 ± 0,12

р*

1,50 ± 0,09

р*

Малоновый диальдегид

(M ± m, нмоль/мл)

Отсутствие ЗРП

2,31 ± 0,22

2,62 ± 0,18

2,45 ± 0,13

2,34 ± 0,23

2А группа

2,28 ± 0,15

3,26 ± 0,12

р**

2,56 ± 0,10

р*

2,16 ± 0,14

р**

2В группа

3,22 ± 0,11

р**

2,75 ± 0,11

р*

2,45 ± 0,12

р**

2С группа

3,17 ± 0,10

Р**

2,70 ± 0,15

р*

2,44 ± 0,10

р**

Суммарная антиокислительная активность плазмы крови (M ± m, мМ аскор-батных ед.)

Отсутствие ЗРП

1,36 ± 0,19

1,84 ± 0,21

Р*

1,89 ± 0,16

р*

1,63 ± 0,17

2А группа

1,15 ± 0,12

1,46 ± 0,13*

Р**

1,95 ± 0,10

р*

1,97 ± 0,12

р*

2В группа

1,33 ± 0,12*

Р**

1,85 ± 0,11

р*

1,86 ± 0,10

р*

2С группа

1,35 ± 0,10*

Р**

1,83 ± 0,15

р*

1,69 ± 0,12

р*

Супероксиддисмутаза (M ± m, U/мг Hb)

Отсутствие ЗРП

8,58 ± 0,23

9,63 ± 0,19

Р*

9,96 ± 0,11

р*

10,14 ± 0,28

р*

1А группа

8,33 ± 0,25

8,81 ± 0,11

Р**

10,44 ± 0,12

р*, р**

11,06 ± 0,11

р*, р**

1В группа

8,45 ± 0,24

Р**

10,15 ± 0,10

р*, р**

10,04 ± 0,12

р*, р**

1С группа

8,57 ± 0,19

Р**

10,20 ± 0,14

р*, р**

9,56 ± 0,15

р*, р**

Токоферол (M ± m, мкг/мл·мг)

Отсутствие ЗРП

3,37 ± 0,19

3,31 ± 0,17

3,33 ± 0,15

3,32 ± 0,13

2А группа

3,05 ± 0,12

3,06 ± 0,11

3,55 ± 0,08

3,72 ± 0,11

р*, р**

2В группа

3,08 ± 0,12

3,42 ± 0,12

3,35 ± 0,12

2С группа

3,12 ± 0,10

3,21 ± 0,15

3,29 ± 0,10

Примечания:

* р < 0,05 сравнение с показателями до лечения (1 сутки);

** р < 0,05 сравнение с показателями в группе больных без дПБС.

Рецензенты:

Корчажкина Н.Б., д.м.н., профессор кафедры восстановительной медицины, спортивной медицины, курортологии и физиотерапии Института последипломного профессионального образования, ФГБУ «Государственный научный центр Российской Федерации – Федеральный медицинский биофизический центр имени А.И. Бурназяна», г. Москва;

Орехова Э.М., д.м.н., профессор кафедры восстановительной медицины, спортивной медицины, курортологии и физиотерапии Института последипломного профессионального образования, ФГБУ «Государственный научный центр Российской Федерации – Федеральный медицинский биофизический центр имени А.И. Бурназяна», г. Москва.

Работа поступила в редакцию 21.01.2014.


Библиографическая ссылка

Рузова Т.К., Дугиева М.З. КЛИНИЧЕСКАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ СВОБОДНОРАДИКАЛЬНЫХ РЕАКЦИЙ НА ФОНЕ КОМБИНИРОВАННОГО ПРИМЕНЕНИЯ ЛАЗЕРОТЕРАПИИ И ЭЛЕКТРОФОРЕЗА ПАНТОВЕГИНА У БОЛЬНЫХ С ЗАМЕДЛЕНИЕМ РЕПАРАТИВНЫХ ПРОЦЕССОВ В ПОСЛЕОПЕРАЦИОННОЙ РАНЕ // Фундаментальные исследования. – 2013. – № 12-3. – С. 534-538;
URL: http://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=33446 (дата обращения: 01.10.2020).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074