Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,441

ВОВЛЕЧЕННОСТЬ ГЕНА МАТРИКСНОЙ МЕТАЛЛОПРОТЕИНАЗЫ-3 В РАЗВИТИЕ ПРЕЭКЛАМПСИИ

Овчарова В.С. 1
1 ФГАОУ ВПО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет»
Изучение факторов, предрасполагающих к развитию преэклампсии, продолжает оставаться наиболее актуальной задачей современного акушерства. В настоящее время преэклампсию рассматривают как генетически детерминированную недостаточность процессов адаптации материнского организма к новым условиям существования. Статья посвящена новым данным, касающимся распределения аллелей и генотипов локуса –1612 5А/6А ММР-3 у женщин с данной патологией беременности. Достоверной разницы в концентрации генотипов по данному локусу в группе женщин с преэклампсией и контрольной группе выявлено не было. Установлены различия в концентрации генотипов –1612 5А/6А и –1612 6А/6А среди беременных с преэклампсией легкой и средней степени тяжести и контрольной группой. В результате проведенного анализа частот аллелей и генотипов беременных с преэклампсией тяжелой степени тяжести и беременных без преэклампсии по данному локусу статистически достоверных отличий выявлено не было (р > 0,05).
матриксная металлопротеиназа
преэклампсия
генотип
аллель
1. Макаров О.В., Волкова Е.В., Пониманская М.А. Антигипертензивная терапия во время беременности: за и против // Акуш. и гинек. – 2009. – № 1. – С. 11–15.
2. Радзинский В.Е., Морозов С.Г., Чугунова Л.А. Иммунохимическая оценка перинатального риска. // Вест. Российского университета дружбы народов. – Сер. «Медицина». – М., 2010. – № 5. – С. 7–13.
3. Шалина, Р.И. Состояние здоровья женщин после перенесенного гестоза Текст. / Р.И. Шалина // Вопросы гинекологии, акушерства и перинатологии. – 2004. – № 5. – С. 59–63.
4. Шеманаева T.В. Прогностическая значимость молекул адгезии клеток сосудов в оценке степени тяжести гестоза // Акушерство и гинекология. – 2008. – № 2. – С. 16–19.
5. Bai Y. Detection of polymorphism in severe preeclampsia / Y. Bai, Y. Jiang, Y. Yang// International Journal of Gynecology & Obstetrics. – 2009, Oct. – P. 394.
6. Chappell S. Searching for genetic clues to the causes of pre-eclampsia / S. Chappell , L. Morgan // Clin Sci (Lond). – 2006, Apr. – P. 443–458.
7. Goddard K.A. Candidate-Gene association study of mothers with pre-eclampsia, and their infants, analyzing 775 SNPs in 190 genes / K.A. Goddard, G. Tromp, R. Romero// Human Hered. – 2007. – P. 1–16.
8. Lima T.H. Cytokine gene polymorphisms in preeclampsia and eclampsia / T.H. Lima, N. Sass, R. Mattar// Hypertens. Res. – 2009, Jul. – P. 565–569.
9. Roten L.T. Association between the candidate susceptibility gene ACVR2A on chromosome 2q22 and pre-eclampsia in a large Norwegian population-based study (the HUNT study) / L.T. Roten, M.P. Johnson, S. Forsmo// Eur. J. Hum. Genet. – 2009, February. – P. 250–257.

Преэклампсия относится к наиболее сложным проблемам современного акушерства. Отрицательное влияние преэклампсии на состояние здоровья беременной, перинатальную заболеваемость и смертность в настоящее время общепризнанно. Частота этого осложнения составляет, по данным разных авторов, 7–20 % [3, 4].

Изучение факторов, определяющих формирование ПЭ, продолжает оставаться в центре внимания отечественных и зарубежных ученых [1, 2, 5, 8]. В настоящее время ПЭ рассматривают как генетически детерминированную недостаточность процессов адаптации материнского организма к новым условиям существования, которые возникают с развитием беременности. Роль генетических факторов в развитии ПЭ составляет более 50 %, и вклад материнских генов в этот процесс превышает генетическую компоненту плода [7, 9]. На данный момент изучено более 50 генов, предположительно связанных с развитием преэклампсии [6], однако полностью определить спектр генов, ответственных за развитие ПЭ, еще не удалось.

Целью нашего исследования явилось изучение вовлеченности гена матриксной металлопротеиназы-3 (–1612 5А/6А ММР-3) в развитие преэклампсии.

Материалы и методы исследования

Выборка беременных с ПЭ (n = 431) формировалась на базе перинатального центра Белгородской клинической областной больницы Святителя Иосафа, в контрольную группу были включены 602 беременные женщины без преэклампсии. Средний возраст женщин основной группы составил 27,11 ± 6,42 лет (варьировался от 18 до 44 лет), в контрольной – 26,5 ± 6,36 лет (варьировался от 18 до 42 лет) (р > 0,05).

Материалом для исследования послужили образцы ДНК 301 пациентки с преэклампсией и 265 беременных без ПЭ, выделенные из венозной крови, взятой из локтевой вены пробанда в объеме 5 мл с последующей обработкой методом фенол-хлороформной экстракции. Исследование полиморфизма проводили с помощью методов полимеразной цепной реакции с использованием стандартных олигонуклеотидных праймеров с последующим анализом полиморфизма гена –1612 5A/6A MMP-3 методом TaqMan зондов с помощью real-time ПЦР.

При проведении ПЦР в амплификаторе с флюоресцентной детекцией (на амплификаторе IQ5) генотипирование осуществлялось методом Tag Man зондов по данным величин RFU (уровень относительной флуоресценции) каждого зонда, представленном на рисунке. Зонд с флуоресцентным красителем ROX соответствует аллелю 6А/6А, зонд с красителем FAM – аллелю 5А/5А.

Расчет фенотипических и генных частот проводили стандартными методами. Для сравнения частот аллелей и генотипов между различными группами использовали критерий χ2 с поправкой Йетса на непрерывность. Вычисления производили в таблицах сопряженности 2х2.

Результаты исследования и их обсуждение

Ген, кодирующий ММР-3, картирован на длинном плече хромосомы 11, в промоторной части которого в положении –1612 находится SNP полиморфизм. При анализе распределения частот аллелей и генотипов полиморфного маркера –1612 5A/6A MMP-3 среди беременных с ПЭ и в контрольной группе выявлено преобладание аллеля -1612 6A MMP-3 – 51,51 % (54,49 % контроль) и генотипа –1612 5А/6А – 45,01 % (43,19 % контроль). Достоверной разницы в концентрации генотипов по данному локусу в группе больных и контрольной группе выявлено не было (р > 0,05) (таблица).

Распределение генотипов, наблюдаемой и ожидаемой гетерозиготности, индекса фиксации гена матриксной металлопротеиназы-3 (–1612 5А/6А ММР-3) среди женщин с преэклампсией и у женщин с нормально протекающей беременностью

Локусы, показатели

Женщины с нормально протекающей беременностью

Женщины с преэклампсией

-1612 5A/6A MMP-3

ΣN

602

431

No

–1612 5А/5А

144

112

–1612 5А/6А

260

194

–1612 6А/6А

198

125

Ne

–1612 5А/5А

124,71

101,35

–1612 5А/6А

298,58

215,30

–1612 6А/6А

178,71

114,35

χ2(HWE)

10,05

4,22

p

< 0,01

< 0,05

Ho

0,43

0,45

He

0,50

0,50

D

–0,13

–0,10

t

3,15

2,06

Примечание: ΣN – объем выборки; N0 – наблюдаемое распределение фенотипов; NE – ожидаемое распределение фенотипов; χ2(HWE) – показатель соответствия наблюдаемого распределения ожидаемому, исходя из равновесия Харди‒Вайнберга; p – достигнутый уровень значимости для χ2(HWE); H0 – наблюдаемая гетерозиготность; HE – ожидаемая гетерозиготность; D – индекс фиксации Райта; t – критерий Стьюдента, характеризующий индекс фиксации.

Частота гомозигот –1612 5A/5A беременных с преэклампсией легкой степени тяжести составила 26,60 %, гетерозигот –1612 5A/6A – 46,81 %, гомозигот –1612 6A/6A – 26,59 %, частоты аллелей –1612 5A и –1612 6A равны 50,00 и 50,00 %. У женщин со средней степенью тяжести преэклампсии частота гомозигот –1612 5A составила 27,55 %, гетерозигот –1612 5A/6A – 54,08 %, гомозигот –1612 6A/6A – 18,37 %, частоты аллелей – –1612 5A и –1612 6A равны 54,59 % и 45,41 % соответственно. У беременных с тяжелой степенью тяжести преэклампсии частота гомозигот –1612 5A/5A составила 23,26 %, гетерозигот –1612 5A/6A – 34,88 %, гомозигот –1612 6A/6A – 41,86 %, частоты аллелей –1612 5A и –1612 6A равны 40,70 и 59,30 % соответственно. При сравнительном анализе частот аллелей и генотипов беременных с преэклампсией и беременных без преэклампсии были выявлены статистически достоверные отличия. Установлена достоверная разница в концентрации аллелей локуса –1612 5A/6A ММР-3 (x2 = 16,76; p = 0,0006) и в концентрации генотипов –1612 5А/6А (x2 = 12,39; p = 0,001) и –1612 6А/6А (x2 = 19,79; p = 0,0005) среди беременных с преэклампсией легкой степени тяжести и контрольной группы. Среди беременных с ПЭ средней степени тяжести и контрольной группой выявлена достоверная разница в концентрации генотипов –1612 5А/6А (x2 = 23,23; p = 0,0005) и –1612 6А/6А (x2 = 35,30; p = 0,0005). В результате проведенного анализа частот аллелей и генотипов беременных с преэклампсией тяжелой степени тяжести и беременных без преэклампсии статистически достоверных отличий выявлено не было (p > 0,05).

Таким образом, основываясь на предварительных данных, можно отметить, что генетический полиморфизм –1612 5А/6А MMP-3 ассоциирован с развитием преэклампсии легкой и средней степени тяжести.

Рецензенты:

Шапошников А.А., д.б.н., профессор, заведующий кафедрой биохимии и фармакологии, ФГАОУ ВПО «Белгородский национальный исследовательский университет», Медицинский институт, факультет лечебного дела и педиатрии, г. Белгород;

Сорокина И.Н., д.б.н., профессор кафедры медико-биологических дисциплин, ФГАОУ ВПО «Белгородский национальный исследовательский университет», Медицинский институт, факультет лечебного дела и педиатрии, г. Белгород.

Работа поступила в редакцию 15.01.2014.


Библиографическая ссылка

Овчарова В.С. ВОВЛЕЧЕННОСТЬ ГЕНА МАТРИКСНОЙ МЕТАЛЛОПРОТЕИНАЗЫ-3 В РАЗВИТИЕ ПРЕЭКЛАМПСИИ // Фундаментальные исследования. – 2013. – № 12-3. – С. 522-524;
URL: http://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=33443 (дата обращения: 01.10.2020).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074